Пащенко Денис Святославович, канд. техн. наук, независимый консультант в области разработки программного обеспечения, Москва Е-mail: denpasrambler.ru.


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.

Журнал издается при содействии:
Н. Н. Думная,
редактор,
д-р экон. наук,
профессор
кафедры
«Экономическая
Финансового
АКЦИОННыЙ СОВЕТ


ильвестров
— председатель совета, д-р экон.
наук, профессор, зав. кафедрой «Мировая экономика
и международный бизнес» Финуниверситета,
Заслуженный экономист РФ;
. Блинов,
д-р экон. наук, академик РАЕН,
руководитель секции «Экономика управления»
Дома ученых РАН, профессор кафедры
«Общий менеджмент» Финуниверситета;


ерасименко,
д-р экон. наук, профессор,
зав. кафедрой маркетинга МГУ
им. М. В. Ломоносова;
. Ю. 
рибов,
канд. экон. наук, председатель Совета
директоров КБ «Платина»;
. П. Журавлева,
д-р экон. наук, профессор,
руководитель научной школы «Экономическая
теория» РЭУ им. Г. В. Плеханова, Заслуженный деятель
науки РФ;
. М. 
ветной,
канд. экон. наук, член Совета
директоров КБ «Национальный стандарт»;
Я. М. Миркин,
д-р экон. наук,
профессор кафедры
«Финансовые рынки и финансовый инжиниринг
Финансового университета»;
. М. 
уреев,
д-р экон. наук, профессор,
руководитель Департамента экономической теории
Финуниверситета, зав. кафедрой «Экономическая
теория» Финуниверситета, Заслуженный работник
высшей школы РФ;

. Пороховский,
д-р экон. наук, профессор, зав.
кафедрой политической экономии экономического
факультета МГУ им. М. В. Ломоносова;
Д. 

орокин,
д-р экон. наук, профессор, член-
корреспондент РАН, проректор по научной работе
Финуниверситета;
.
. Холопов,
д-р экон. наук, профессор,
декан факультета Международных
экономических отношений МГИМО
(Университет МИД РФ).
ЖД
УНАРО
АТЕЛьСКИЙ СОВЕТ
Д. Диккинсон,
д-р, профессор, руководитель
Департамента экономики Бирмингемского
университета (Великобритания);
П. 
еочи,
д-р, профессор Университета Саленто
г. Лечче (Италия);
. Мазараки,
ректор Киевского национального
торгово-экономического университета (Украина);
. Павлов,
д-р экон. наук, профессор
Государственного университета национального
и международного хозяйства, зам. председателя
Экономического и социального совета Республики
Болгария, зам. председателя Союза экономистов
Болгарии (Болгария);

д-р, профессор, председатель правления
«Саймон, Кухер энд партнерс стрэтэджи энд
маркетинг консалтенс» в Бонне (Германия)
и Кембридже (США);
. Хаймер,
д-р, профессор Франкфуртской школы
финансов и менеджмента/Университет (Германия);
. Хан,
руководитель Департамента
экономики Блумбергского университета,
д-р, профессор (США);
Х. Хирш-
райсен,
д-р, профессор Дортмундского
технологического университета (Германия).
КОЛЛЕГИ
Главный редактор —

. Думная,
д-р экон. наук,
профессор кафедры «Экономическая теория»
Финуниверситета, Заслуженный работник высшей
школы РФ;
. Ю. Юданов,
заместитель главного редактора,
д-р экон. наук, профессор кафедры «Экономическая
теория» Финуниверситета;


енкин,
заместитель главного редактора,
д-р экон. наук, профессор, действительный член
РАЕН;


азанцев,
заместитель главного редактора,
д-р экон. наук, профессор, заместитель директора
Института экономики и организации промышленного
производства СО РАН, главный научный сотрудник
Финуниверситета;
.
рмаков,
канд. экон. наук, доцент кафедры
«Банковское право и финансово-правовые
дисциплины» Российской академии народного
хозяйства и государственной службы при
Президенте Российской Федерации
. М. 
уприянова,
канд. экон. наук, доцент
кафедры «Экономический анализ»
Финуниверситета, директор Инновационного
Центра прикладных научных исследований
«РИМ Университет»;
М. Б. Медведева,
канд. экон. наук, профессор
кафедры «Мировая экономика и международный
бизнес» Финуниверситета;

. Подвойский,
канд. экон. наук, советник
генерального директора Международного союза
экономистов, член-корреспондент Международной
академии менеджмента;
Б. Б. 
убцов,
д-р экон. наук, профессор, зав. кафедрой
«Финансовые рынки и финансовый инжиниринг»
Финуниверситета;


умароков
, д-р экон. наук, профессор, декан
факультета «Международные экономические
отношения» Финуниверситета.
ITORIAL COUNCIL
N

ilvestrov
Chairman of the Board, Doctor
of Economics, Professor, Head of the Department
of world economy and international business
of Finance University, Honored Economist of the
Russian Federation;
. Blinov,
Doctor of Economics, Professor of
Department of the general management of Financial
University under the Government of the Russian
Federation, academician of the RANS, Head of the
section “Managerial economics” of the House of the
scientists of the RAS;
V.
V. Gerasimenko,
Doctor of Economics, Professor, Head
of the Department of Marketing, Lomonosov Moscow
State University;
. Yu. Gribov,
PhD in Economics, Chairman
of Board of directors of the Commercial Bank
“Platina”;
P. Juravlyova,
Doctor of Economics, Professor,
Director of the science school “Economic theory”
of Plekhanov Russian University of Economics,
Honored Scientist of Russia;
M. Kvetnoy,
PhD in Economics, Board member
of the commercial bank “National Standard”;
Ya. M. Mirkin,
Doctor of Economics, Professor of
Chair of Financial markets and �nancial engineering
of Financial University;
M. 
ureev,
Doctor of Economics, Professor,
Head of Department of Economic Theory
of Financial University, Honoured University Worker
of Russia;
A
. Porokhovskiy,
Doctor of Economics, Professor,
Head of Department of Political Economy, Lomonosov
Moscow State University;
D.
E

orokin,
Doctor of Economics, Professor,
corresponding member of RAS, Pro-rector
of Scienti�c work;
V. Kholopov,
Doctor of Economics, Professor,
Dean of International Economic Relations Faculty
of MGIMO-University.
NTERNATIONAL
COUNCIL
D. Dickinson,
Doctor, Professor, Head of Economics
Department of University of Birmingham (Great
P. 
eoci,
Doctor, Professor of the Univercity of Salento,
Lecce (Italy);
. Mazaraki,
Rector of Kyiv National University of Trade
and Economics (Ukraine);
. Pavlov,
Doctor of Economics, Professor
of University of National and World Economy,
Deputy Chairman of Economic and Social Council
of Bulgaria Republic, Deputy Chairman of The Union
of Economists of Bulgaria (Bulgaria);
G. 
Doctor, Professor, President of “Simon,
Kucher & Partners Strategy & Marketing Consultancy”
in Bonn (Germany) and Cambridge (USA);

eimer,
Doctor, Professor of Frankfurt School
Of Finance & Management (Germany);

an,
Doctor, Professor, Head
of Economics Department of Bloomsburg
University (USA);

irsch-Kreisen,
Doctor, Professor of Dortmund
Technical University (Germany).
ITORIAL
OAR
Editor-in-chief —
N
. Dumnaya,
Doctor
of Economics, Professor of Economic Theory Chair
of Financial University, Honoured University Worker
of Russia;
. Yu. Yudanov,
Deputy editor-in-chief, Doctor
of Economics, Professor of Economic Theory Chair
of Financial University;
S
. Genkin,
Deputy editor-in-chief, Doctor
of Economics, Professor, full member of Russian
Academy of Natural Sciences;
V. Kazantsev,
Deputy editor-in-chief, Doctor
of Economics, Professor, Chief Researcher of Financial
University, Deputy Director of The Institute
of Economics and Industrial Engineering (Siberian
Branch of RAS);
L

rmakov,
PhD in Economics, Associate
Professor of Department “Banking law and �nancial
and legal disciplines” The Russian presidential
academy of national economy and public
M. Kupriyanova,
PhD in Economics, Associate
professor of Economic Analysis Chair
of Financial University, Director of Innovation
Center of Applied Science Researches
“RIM University”;
B. Medvedeva,
PhD in Economics, Professor
of The Chair of World Economy and International
business of Financial University;
L
. Podvoyskiy,
PhD in Economics, Deputy director
of the publishing house of Financial University,
Councilor of director general of International Union
of Economists, corresponding member of International
Academy of Management;
B. 
ubtsov,
Doctor of Economics, Professor, Head
of Chair “Financial Markets and Financial Engineering”
of Financial University;
V.
N

umarokov,
Doctor of Economics, Professor,
Dean of International Economic Relations Faculty
of Financial University.
НАВИГАТОР
«МИР НОВОЙ
ЭКОНОМИКИ».
Свидетельство
ПИ № ФС77-29915.
Издается с 2007 г.
Усл. печ. л. 12.
Тираж 125 экз.
Учредители: ФГОБУ ВПО
«Финансовый университет
при Правительстве
Российской Федерации»
и Н. Н. Думная
Н
. Думная
Заведующий редакцией
научных журналов
А
. Шадрин
Выпускающий редактор
Ю.
М.
нютина
Корректор
В
. Маурина
Переводчик
Н
.
Верстка
М.
Адрес редакции:
125993, ГСП-3, Москва,
Ленинградский пр., 51,
д. 3, к. 104.
Тел.: 8 (499) 943-93-30,
[email protected],
сайт: www.fa.ru.
Мнение редакции и членов
редколлегии может
не совпадать с мнением
авторов.
Перепечатка материалов
только с письменного
разрешения редакции.
Ссылка на журнал
обязательна.
Подписано в печать:
Формат 60
Заказ № 167 от 04.03.2015
в ОПП Издательства
Финансового университета
(Ленинградский пр-т, 49)
ЭКОНО
ИЧЕСКА
ОЛИТИКА
Клепач А.
Н. 
Международные санкции и ответные меры: возможен ли позитив
для российской экономики?
аседание диспут-клуба
ссоциации
независимых центров экономического анализа
Казанцев C.
В. 
нтироссийские санкции — монолог с позиции силы
. . . . . . . . . . . . . .
И. 
труктурный аспект новой модели
экономического роста российской экономики
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
ФИНАНСОВА
АНАЛИТИКА
Андрюшин С.
А. 
редитный потенциал банковского сектора
оссии: состояние
и перспективы роста
Кузнецова В.
В. 
урсовая политика Банка
оссии
и выбор режима обменного курса
ЭКС
ЕРТИЗА
Ю., Мелентьев Б.
В., Тарасова О.
В. 
ценка угроз сокращения экспортных поставок топливно-
энергетических ресурсов
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Куприянова Л.
М. 
Методика антикризисного анализа и пути ее совершенствования
. .
Пащенко Д.
С. 
ак инженеры софтверных компаний воспринимают
производственные изменения
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
ЭКОНО
ИЧЕСКОЕ НАСЛЕ
Мясоедов Б.
А.
лександр
асильевич
Бессмертные идеи великого ученого
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
АЦИОННОЕ
ОЛЕ
Ратников Г.
ироль — лауреат
обелевской премии
по экономике 2014 г.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
ATOR
CONO
IC POLIC
Klepach A.
N. 
nternational sanctions and retaliatory measures: is the positive result
possible for the
ussian economy?
ssociation of
conomic
hink
ARETT
Kazantsev S.
V. 
ussia as a Monologue from a Position of
. . . . .
Filatov V.
I. 
ew economic growth model of
ussian economy:
the structural aspect
FINANCIAL ANAL
Andryushin S.
A. 
ussia’s banking sector credit potential:
conditions, and growth prospects
Kuznetsova V.
V. 
Bank of
ussia’s exchange rate police and option of exchange rate
regime
ERTISE
Malov V. Yu., Melentiev B.
V., Tarasova O.
V. 
eduction of energy resources export deliveries: threat assessment
Kupriyanova L.
risis analysis and methodology the ways of its improvement
Paschenko D.
ow software company engineers perceive changes in production
. . . .
CONO
IC LE
AC
Myasoyedov B.
A.
lexander Vasilievich
hayanov.
mmortal
deas of a Great
ATION
Ratnikov G.
N. 
irole —
obel Prize in
conomics in 2014
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
© «WORLD OF NEW
ECONOMY» Journal
Certi�cate
ФС77–29915.
Issued since 2007
Relative printer’s sheet 12
Number of (printed) copies 125
University Under The
Government Of The
Russian Federation and
N. Dumnaya
Editor-in-chief
N
. Dumnaya
Science journal editorship
V.
A

Yu. M. 
V. Maurina
Translator
N

�mova
Makeup
M. Vetrov
Editorial of�ce address:
125993, Moscow,
Leningradskiy Prospect, 51
build 3, room 104.
Tel.: 8 (499) 943–95–78,
[email protected],
http://www.fa.ru.
Editorial board opinion may
differ from authors’ opinion.
To republish content explicit
written permission must be
obtained from the editorial
Link to the journal is
mandatory.
Signed off to printing:
Printed at:
OPP Publishing
house of Financial University
(Leningradskiy prospekt, 49)
ема санкций сейчас самая важная. Каковы
основные механизмы воздействия санк
ций на экономику России? Каковы раз
меры прямых и косвенных потерь российской
экономики от действующих санкций и контр
санкций в короткой и длинной перспективе?
Какие экономические агенты выигрывают, а ка
кие проигрывают в результате санкций? И какие
изменения в экономической политике необхо
димы для снижения потерь и максимизации вы
игрыша от санкций?
20 ноября 2014
г. в Ассоциации независимых
центров экономического анализа состоялось
заседание диспут-клуба «Узлы экономической
политики» на тему «Международные санк
ции и ответные меры: возможен ли позитив
для российской экономики?
, где заместитель
председателя «Внешэкономбанка», заведую
щий кафедрой макроэкономической политики
и стратегического управления экономического
факультета МГУ
Андрей Клепач
ответил на во
просы аудитории. Мы публикуем сокращенный
текст его выступления.
Я сразу дам ответ, а потом попытаюсь его
обосновать. Считаю, что в среднесрочном, а тем
более в долгосрочном плане санкции могут дать
позитив для российской экономики. Весь во
прос — как мы их возможности используем.
Если говорить об основных каналах воздей
ствия санкций, то первый канал — это сущест
венное ухудшение доступа к рынкам капитала,
что проявилось в резком росте чистого оттока
капитала и сужении возможностей для рефи
нансирования как для корпораций, так и в пер
вую очередь для банковского сектора, он еще
более чувствителен к этому.
Второй канал — это некоторое сдерживание
или ограничение для нашего экспорта. В явном
виде эти санкции пока не проявились, хотя об
суждались в виде возможной следующей волны.
Это определенные ограничения наших поста
вок на европейские рынки целого ряда товаров,
начиная от энергоносителей и заканчивая еще
достаточно значимыми группами. Иначе говоря,
у нас в Европу идет достаточно большой экспорт
металлов, и есть квоты, по которым мы их по
ставляем, экспорт удобрений и другой продук
ции химической промышленности.
Естественно, возможны санкции на икру,
водку в качестве экзотики, точнее, наиболее
чувствительного для европейцев и для нас това
ра, что, если кто помнит, вводилось и в 1983
г.,
УДК 338.1
Международные санкции и ответные
меры: возможен ли позитив
для российской экономики?
А. Н.
заместитель
председателя
«Внешэкономбанка».
заседании
диспут-клуба
Ассоциации
экономического
nternational sanctions and retaliatory measures:
is the positive result possible for the
ussian economy?
A. N.
Deputy
Vnesheconombank.
Association
of Russian
Economic
Tanks
(ARETT)
ЭКОНО
ИЧЕСКА
ОЛИТИКА
после того как наши ПВО сбили корейский «Бо
инг». Такого рода санкции еще не введены, тем
не менее, эта угроза существует.
Третий аспект, который здесь можно выде
лить (тоже на самом деле очень значимый),

это введение определенных ограничений на
расчеты. Они касаются списка ряда предпри
ятий оборонного комплекса, крупных банков;
тех лиц и компаний, которые они контролируют,
кто тоже попал в известный список. Хотя макро
экономический эффект этого оценить трудно
и он, в общем-то, вряд ли имеет сейчас большие
размеры, но транзакционные издержки и про
блемы для наших банков и компаний это созда
ет. Имеются в виду ограничения на расчеты за
поставляемую продукцию военно-технического
назначения, на переводы и расчеты в валюте.
Все эти расчеты идут через американские банки,
счета в них, соответственно идет отслеживание
и контроль: поступают ли платежи в те пред
приятия и банки, которые попали под санкции,
каковы сроки этих платежей.
Причем это затрагивает необязательно ка
кие-то операции за рубежом. Условно говоря,
любая валютная сделка между Сбербанком и его
«дочкой» на Украине или в Белоруссии, как
и сделка любого другого банка, попавшего под
санкции, в этом смысле проходит через корсче
та в США и подпадает под такого рода ограни
чения. Отсюда, в общем, это существенное ог
раничение для тех операций, которые проводят
наши банки и компании. По сути дела, вопрос
даже не в увеличении сроков, а в том, что от
ряда сделок, от ряда операций приходится от
казываться.
Угроза отключить Россию от
(что было
сделано в свое время для Ирана) пока не реа
лизована. Надеюсь, этого все-таки не будет. Но
надо понимать, что, конечно, это существенно
может выбросить нашу банковскую систему из
международной системы расчетов. Хотя, опять
же, платежи можно проводить, пользоваться те
лексом там, где он за рубежом остался, так или
иначе, возвращаться к более древним, архаич
ным формам расчетов.
Четвертый блок санкций — это технологиче
ские и секторальные ограничения, которые ве
дут не только к сворачиванию инвестиций, но
и к эскалации запретов на поставки нам совре
менной техники, те точечные секторальные за
преты, которые касались, естественно, проектов,
связанных с арктическим шельфом, вязки
ми нефтями. Причем грань здесь достаточно
условная, в том смысле, что фактически под эти
санкции может попадать оборудование, кото
рое используется для горизонтального бурения
на действующих месторождениях в Западной
Сибири, а не только месторождения, связанные
с вязкой нефтью, где мы пока и так особо ничего
не добываем.
Поэтому технологические проблемы и риски
здесь возникают. Степень технологической за
висимости у нас просто грандиозна. Причем она
намного больше, чем это следует из общих цифр,
что мы закупаем на 100 с лишним миллиардов
долларов в год машин и оборудования.
Например, наша нефтянка: хотя под санкци
ями находятся только, как я уже сказал, шель
фовые работы и работы на вязких нефтях, фак
тически можно распространить этот список
(вопрос имплементации и трактовки) даже на
все оборудование, связанное с горизонтальным
бурением. А это значительная часть даже место
рождений Западной Сибири, которые находятся
на падающей добыче.
Обслуживание месторождений.
У нас, за
исключением Сургутнефтегаза, практически все
обслуживание сосредоточено в американских
фирмах или ведется американскими фирмами,
но в значительной мере российским персона
лом. Поэтому часть специалистов должна была
уехать, свернуть свою работу здесь. Тем не ме
нее это создает серьезные риски для самой экс
плуатации уже действующего состава скважин
и проведения разведывательных работ. И ком
пании вынуждены форсированно предприни
мать меры для повышения своей самостоятель
ности.
Катализаторы.
Несмотря на то что у нас
были неплохие катализаторы в советское время,
да и сейчас еще осталась, практически 80% ката
лизаторов, которые стоят сегодня на нефтепере
рабатывающих предприятиях, и почти 100% на
автомобилях — это импорт. Так что если прекра
щается поставка запчастей, то в течение года
оборудование останавливается. Я здесь никого
не хочу пугать страшилками, но просто надо
понимать, что масштаб нашей технологической
зависимости очень большой.
Продовольствие.
С одной стороны, мы за эти
годы достигли очень приличного уровня само
обеспеченности. Например, по птице у нас (если
Международные санкции и ответные меры: возможен ли позитив для российской экономики?
я правильно помню) импорт сейчас меньше 20%.
А после того, как мы закрыли импорт из Евросо
юза и Соединенных Штатов, можем считать, что
это 10%. Тем не менее 80% племенного поголо
вья птицы — это импорт. И если он прекращает
ся, соответственно через год производство пти
цы обваливается до непонятно каких размеров,
потому что за один год это сложно возобновить.
То же самое относится к 80% племенного пого
ловья свиней и примерно 80% семян под сахар
ную свеклу, которую мы выращиваем.
В общем, и по многим другим позициям мы
очень сильно сидим именно на импортной за
висимости. Но это не означает, что кто-то нам
это враз прекратит, потому что себе дороже —
первых, а во
вторых,
— это прямая эконо
мическая война. Это вообще уже не вопрос
санкций, это вопрос другого режима и вопрос
экономической войны.
Но, по сути дела, санкции действительно при
вели в чувство не только многие государственные
структуры, но и сам бизнес, потому что он понял,
насколько плотно «сидит на игле», и что с этим
что-то надо делать. На мой взгляд, если не брать
выступления некоторых депутатов, про автаркию
никто не то что ничего не говорит, про это даже
и не думают. А вот осознание того, что надо по
высить свою технологическую самостоятельность
(хотя бы до каких-то минимальных пределов),
у всех, я так понимаю, засело достаточно прочно
в голове. Проблема только в том, что это процесс
длительный. Чтобы фактически сформировать
необходимое племенное поголовье той же птицы,
потребуется, как минимум, до 3 лет, в свиновод
стве — 5–7 лет. Это достаточно серьезный труд:
инвестиции и работа специалистов.
Если говорить о технологиях, есть разные
оценки. По многим критическим направлени
ям это все-таки 2–3 года. Опять же, если всерьез
этим всем начинать заниматься. Но определен
ные подвижки есть, и не только в части двойных
технологий. Я специально приводил примеры
из гражданских отраслей: нефтехимия, газодо
быча — здесь начинается определенное обсу
ждение и выстраивание планов. Надеюсь, что
и планы сформируются, и, главное, начнутся
конкретные действия.
Выделить эффект чисто санкций от всего
остального очень сложно, если это вообще имеет
смысл. Не только санкции, а сам геополитиче
ский конфликт оказал существенное и значимое
влияние на ситуацию. Потому что есть прямой
эффект санкций как некоторых организованных
действий, а есть еще не менее существенный
прямой эффект антисанкций. Тут есть разные
оценки. Но, на самом деле, исходная проблема
заключалась в том, что сам по себе геополити
ческий конфликт и тот кризис доверия, который
есть между нами, Украиной (где у нас сущест
вует взаимозависимость) и Западом начинали
оказывать негативное влияние еще до того, как
санкции приобрели значимое влияние.
Официальный прогноз по оттоку капитала на
г., если я правильно помню, был порядка
40–50 млрд. Причем он был занижен, т.
е. ре
ально мы считали, что он будет выше. По факту,
я думаю, мы получим, порядка 110, может быть,
120 млрд по этому году. Фактически, дельта
в 60–70 млрд только по линии оттока капитала —
это эффект как геополитического конфликта,
так и собственно санкций, которые потом были
Очевидно, что картина на последующие годы,
в том числе на 2015
г., тоже будет связана со
значительным оттоком капитала. Есть разные
оценки: от 70 до 100 млрд долл., хотя до этого
предполагалось, что при нормальных условиях
отток капитала может резко снизиться до 20–30
млрд т.
е., по сути, 50–70 млрд из экономики уй
дут. Помимо давления на курс рубля со всеми
вытекающими инфляционными и прочими по
следствиями, это, естественно, прямой вычет из
тех ресурсов, которые могли быть инвестирова
ны в экономику.
Следующий вопрос: а как на долго это все?
Базовый прогноз исходил из того, что все-таки
мы найдем какой-то компромисс, диалог вос
становится, и санкции к концу лета 2015
г. будут
отменены. Наряду с этим в официальных доку
ментах (это сентябрьский прогноз, корректи
ровка основных направлений денежно-кредит
ной политики, с которыми вышел Центральный
банк) рассматривается и вариант сохранения
санкций на более длительное время, т.
е. они
не отменяются. Правительство с официаль
ным прогнозом не выходило, хотя такого рода
прогнозы были сделаны, но, поскольку они не
публичные, я их комментировать не могу. Но
исхожу из того, что наиболее реалистичный
сценарий — это сохранение санкций либо даже
в большем формате, чем сейчас, либо примерно
в этом же формате, как минимум, до 2017
г.
ЭКОНО
ИЧЕСКА
ОЛИТИКА
Хотя, опять же, можно привыкнуть ко все
му и научиться жить с чем угодно. И даже те
1970–1980-е — это годы, когда советская эко
номика, вообще говоря, развивалась, особенно
если взять 80-е годы. Там было все: и умерен
ный рост, и стагнация, а в 1979–1980
гг., если
кто помнит, было даже ускорение. Но потом
в конце 1980-х было многообразное количест
во факторов, когда экономика начала буксовать
и опять вползла в стагнацию. Еще до проведе
ния всех известных реформ, ну, и развала госу
дарства.
Поэтому, так или иначе, при санкциях мо
жет быть все. Может быть стагнация, в которую
мы и так вползли сейчас, и она может продол
житься, если брать прогноз Центрального банка,
и в 2016
г. При том, как сейчас все складывается,
это наиболее вероятный сценарий: либо стаг
нация, либо, с большей вероятностью,
— паде
ние ВВП как в силу санкционных эффектов, так
и в силу снижения цен на нефть (хотя, я думаю,
они отскочат, весь вопрос, когда и на сколько).
Поэтому наиболее вероятным, я думаю, будет
снижение ВВП в 2015
г., не нулевая динамика.
Весь вопрос в том, будет это минус 0,2–0,3% или,
при определенных условиях, это может быть
и большее падение ВВП.
Но, тем не менее, окно возможностей, для
того чтобы расти в этих условиях, есть. И это
связано не только с вопросами импортозамеще
ния, но, на мой взгляд, с тем, что проводить ту
экономическую политику, которую мы проводи
ли все предыдущие годы и без санкций, в усло
виях санкций уже не получится.
Во-первых, наша экономическая модель раз
вития все-таки строилась на том, что мы имеем
достаточно благоприятную ситуацию с цена
ми на нефть. В принципе, цена на нефть 80–90
долларов за баррель — это нормально. Я думаю,
к 90–100 долларам она поднимется. Но важно
то, что она будет стабильна и не станет расти.
Все 2000-е гг., если не брать кризисный провал
на несколько месяцев, ну, на полгода, мы жили
в условиях растущих цен на нефть и растущих
объемов экспорта нефти и нефтепродуктов. Сей
час мы скорее придем к ситуации, когда после
всех пертурбаций цена на нефть будет более или
менее стабильна, и наращивать объемы экспор
та мы не сможем: ни нефти, ни нефтепродуктов,
ни, по-видимому, газа, с учетом размена между
Европой и Востоком.
Во-вторых, наша модель строилась на до
ступе к мировым финансовым рынкам. Так или
иначе, на ближайшие два, а то и три года он бу
дет либо закрыт для части банковской системы,
либо сильно ограничен. Потому что переориен
тироваться на азиатские рынки непросто, это
требует времени, собственных издержек. Хотя
частично, я думаю, это произойдет. Правда, там
тоже все боятся санкций, даже те страны, кото
рые не участвуют в санкциях против России.
И это не вопрос автаркии, я бы сказал иначе:
у нас есть неизбежность в том, что мы будем вы
нуждены формировать другую экономическую
политику. Вопрос в том, будет эта политика свя
зана с тем, что мы лежим и просто адаптируем
ся (со временем можно адаптироваться к чему
угодно), либо мы сможем создать такую модель
экономической политики, которая обеспечи
вает развитие. Это, помимо решения вопросов,
связанных с импортозамещением, причем осо
бенно технологичным импортозамещением, где
нужна серьезная организационная деятельность
государства и финансовая поддержка, и моби
лизация ресурсов компаний — той же Роснефти
и других.
Это вопрос перестройки бюджетной поли
тики, потому что вписаться в бюджетные пра
вила с нашими реформами и без санкций было
невозможно, а в условиях санкций — тем более.
Либо мы должны их остановить и переходить на
платную медицину и платное образование, либо
находить компромисс: все-таки идти на бюд
жетные дефициты и изыскивать ресурсы внутри
страны и за рубежом, для того чтобы финанси
ровать его.
То же самое касается валютной полити
ки. Было много споров, но, к сожалению, мы
не пошли на то, чтобы создать такой деваль
вационный запас или заниженный курс рубля,
который позволил бы нам амортизировать те
шоки, с которыми мы сейчас столкнулись. Я ду
маю, что из этого урока будут сделаны выводы,
хотя из предыдущего кризиса, я так понимаю,
мы никаких выводов не сделали. Мы перешли
к плавающему курсу, но «плавать» можно по-
разному. Вот как плавать — эту модель еще во
многом надо выработать.
Понятно, что все рассчитывают на то, что со
трудничество с западными компаниями, в том
числе и в технологической сфере, сохранит
ся. Оно и сейчас сохраняется по действующим
Международные санкции и ответные меры: возможен ли позитив для российской экономики?
проектам. Ищутся пути, как его продолжить там,
где сейчас это нормально делать нельзя.
Если говорить о сроках, опять же,
— они
очень разные. Я уже сказал, что по ряду направ
лений животноводства, на мой взгляд, это 5–6
лет. В нефтехимии, в ряде секторов, связанных
с электроникой, элементно-компонентной ба
зой, в течение трех лет можно действительно
целый ряд проблем решить. Хотя есть вопросы,
которые мы никогда не заместим, надо искать
другие пути решения. Но по многим позициям
в течение трех лет это возможно.
Мы продолжаем там, где с нами сотруднича
ют, работать и с европейскими, и с американ
скими партнерами. Надо искать новые ходы,
новые возможности, чтобы это сотрудничество
продолжать. Но есть другой вопрос — перео
риентация на партнеров в странах более ста
бильных с точки зрения партнерства и сотруд
ничества с нами. Отсюда идет поиск переноса
заказов, допустим, в той же электронике, в Ма
лайзию, в Китай, где и так много чего заказы
валось, даже для оборонки. Поэтому надо то,
что мы не можем сделать сами в таком качестве
и с такой ценой, делать там, а не в европейских
странах, которые прибегли к санкциям.
Все компании, которые я знаю, и все проекты
так или иначе завязаны на сохранение техноло
гического сотрудничества и, более того, завяза
ны, в том числе, на экспортные проекты и в Ев
ропе, и на азиатских рынках.
Мы можем, так или иначе, достаточно мно
гое. Поскольку у нашего государства долгие
годы не было приоритета какой-то технологи
ческой самостоятельности во многих секторах,
кроме оборонки, то никаких усилий со стороны
государства здесь не предпринималось. Ника
ких обязательств в отношении компаний, ни
когда они приватизировались, ни даже когда
они являлись государственными. По сути дела,
государство на их технологическую политику не
Определенный поворот начался где-то
с 2011
г., когда государство перед компания
ми, которые оно контролирует, такими как Газ
пром, Роснефть и т.
д., поставило задачу, что
они выработают так называемые программы
инновационного развития, где пропишут, ка
кие технологические проекты они развива
ют, сколько денег и в какой форме собирают
ся тратить на НИОКР, как будут сотрудничать
с университетами и даже привлекать малый
бизнес. Эти программы были разработаны, они
реализуются, мониторятся. Другое дело, что,
как и большинство наших программ, реализу
ются где-то по остаточному принципу. Серь
езной озабоченности и спроса на это не было,
хотя проводились совещания на достаточно вы
соком уровне, и было несколько попыток разра
ботать программы по развитию отечественного
оборудования для нефтегазовой отрасли, но их
даже не приняли.
Сейчас ситуация заключается не в том, что
нужно отказаться от услуг
Halliburton
или вооб
ще прекратить импорт. Он сохраняется, и со
трудничество сохраняется. Но это означает, что
нам надо по ряду направлений иметь свой соб
ственный технологический задел и поддержи
вать те работы, которые у нас когда-то велись,
чтобы не быть стопроцентно зависимыми. Тем
более что мы знаем много примеров, когда вво
дятся прямые запреты, прямые ограничения,
и это приводит к тому, что мы проекты должны
свернуть или остановить, отложить во времени,
в том числе и проекты, связанные с арктиче
ским шельфом. Есть масса вещей, более чувст
вительных для человека. Медицинское оборудо
вание нам поставляют, но если мы прекращаем
производство (а мы его почти прекратили) оте
чественных рентгеновских аппаратов, то в слу
чае необходимости мы останемся просто без об
следований и без всего этого.
Можно сколько угодно честить и вспоминать
наш авиапром, но у нас уже сейчас есть пре
цеденты, и все это может закончиться тем, что
нам просто перестанут поставлять запчасти (но,
надеюсь, до этого не дойдет). И тогда на чем мы
будем летать? Или, точнее, сколько лет еще мы
пролетаем, используя «беушные» запчасти и ту
технику, которая у нас сейчас есть? Потому что
у нас весь авиационный парк, за исключением
20 ТУ-204, примерно 15 «Суперджетов» и 148-х,
импортный. Поэтому, опять же, это не вопрос,
чтобы их заместить. Мы не могли до этого хоть
что-то свое продать и на нем летать в России, но
иметь хоть какую-то точку опоры — необходимо.
И, надеюсь, здесь определенный поворот проис
ходит или начался, во всяком случае, начнется
в ближайшее время.
Если говорить о каких-то антисанкциях, сей
час их нет. Оттого, что кто-то что-то не отменит
(по-моему, никто особо сейчас не ожидает, что
ЭКОНО
ИЧЕСКА
ОЛИТИКА
санкции отменят), не думаю, что мы будем вво
дить что-то свое.
Санкции и в том виде, как они введены, уже
нанесли и будут иметь существенный негатив
ный эффект для всей экономики в целом и для
всего общества. Собственно говоря, на это они
всегда и рассчитывались, с тем чтобы создать
в обществе недовольство и заставить либо
власть измениться, либо общество изменить
власть, вплоть до ее смены,
— никто секрета из
этого не делает. Поэтому, будут ли дополнитель
ные ответные меры с нашей стороны — будет
зависеть от того, будут ли дополнительные меры
с западной стороны. В случае их значимого вве
дения не исключаю, что какие-то меры последу
ют и с нашей стороны. Проще говоря, навредить
мы можем, но масштабно ответить вряд ли по
лучится.
Мне задали вопрос про ГЛОНАСС — заме
: как я оцениваю соотношение поло
жительного эффекта с расходами? Понимаете,
мы не можем наводить ракеты и самолеты по
. Тем более у нас есть прецеденты, когда
вводится искажающий параметр, в том числе
это происходило во время конфликта с Грузи
ей. Проблема в том, что степень покрытия или
использования отечественной навигационной
системы на порядок меньше, чем у 
. Хотя,
с точки зрения космических возможностей,
они сейчас применительно к России сопоста
вимы. У нас сильно отстают наземная база
и распространение самих приемных устройств
с опцией возможности работы с ГЛОНАСС, а не
только
. Но есть определенный набор требо
ваний государства к пассажирскому транспор
ту, к транспорту, перевозящему химические
грузы, есть еще целый ряд требований, кото
рый частично эту проблему решает. Поэтому
об отдаче сейчас говорить сложно. В целом на
ГЛОНАСС потратили, наверное, 100 с лишним
миллиардов, и еще потратим, если я правильно
помню, на второе поколение около 100. Но сей
час оценивать их эффект пока рано. Тем более
что трудно разделить военную и гражданскую
составляющие.
Есть более успешный пример — это те меры,
которые с 2003
г. предпринимались для стиму
лирования сельскохозяйственного производст
ва. Потому что их мы действительно провели
и создали современное индустриальное произ
водство птицы, кардинально изменив ситуацию
на рынке, так как раньше у нас половина при
ходилась на «ножки Буша» и импорт из Евро
пы. Мы очень сильно изменили ситуацию и по
свинине, но при этом не решили эту проблему
комплексно, потому что, как я уже сказал, пле
менное, маточное поголовье здесь импортное.
Если говорить о тех шагах, которые сейчас
предпринимаются, в части сельского хозяйства
добавлено 20 миллиардов к той первоначаль
ной программе, которая была утверждена Пра
вительством на этот год. И, я так понимаю, 20
миллиардов то ли добавили, то ли еще добавят
на следующий год. Часть из этих денег, поми
мо покрытия накопившихся долгов, пойдет как
раз именно на племенную работу, и в том чи
сле на меры, связанные с импортозамещением
по овощам закрытого грунта, где у нас импорт
40–50%, что, в том числе, дает очень большой
инфляционный эффект в условиях антисанкций
и падения курса рубля. Поэтому определенные
шаги здесь предпринимаются. Есть некоторые
меры и дополнительное финансирование под
двойные технологии и оборонку. Эти решения
Но масштабных финансовых вложений на
импортозамещение действительно нет. Пред
полагается, что это будет происходить за счет
внутренних ресурсов предприятий и кредитного
рычага, который сейчас, как вы знаете, по сто
имости идет 11–13%, даже для первоклассных
заемщиков. Поэтому проблема здесь есть. Но,
я еще раз говорю, имеется определенный на
бор мер, решений, подготовлен план по номен
клатуре примерно в 1000 позиций Минпромом,
который утвержден Правительством: как, когда
и чем определенные критические позиции для
оборонки будут замещаться. Поэтому идет пе
рераспределение средств внутри тех программ,
которые уже приняты.
Хотя, на мой взгляд, это потребует значи
тельно больших и массированных вложений. И,
в частности, это означает, что придется распе
чатывать Фонд национального благосостояния.
По сути дела, это уже сделано — первый шаг,
40%. Но я думаю, что будут тратить 70 или 80%,
и все. Но надо, чтобы они тратились не просто
на поддержку банков или на некоторые проекты,
которые будут развивать и спасать наш нефте
газовый комплекс, а чтобы они были действи
тельно реально привязаны к тем приоритетам,
которые завязаны на импортозамещение, на
Международные санкции и ответные меры: возможен ли позитив для российской экономики?
технологическое развитие, на решение вот этих
вопросов структурной уязвимости. Пока такого
решения не принято.
В этом смысле наша политика адаптивная,
и она достаточно последовательна. Неопреде
ленность возникает не в том, что наша политика
непоследовательна: мы как сказали, что будем
держаться бюджетного правила, так его и дер
жимся. А в том, что есть противоречия между
нашими обещаниями, планами, намерениями
и тем, что происходит в жизни. И это создает
неопределенность. А мы считаем, что мы как
выбрали свой курс, так его и будем реализовы
вать, ничего не меняя.
Меня спрашивали, насколько и в чем сотруд
ничество с Китаем может заместить сократив
шиеся связи с Западной Европой. Опять же с Ки
таем связано столько страхов, что это больше
напоминает страхи американцев, когда японцы
приходили на американский рынок, а сейчас
американские компании тесно кооперируются
с японцами. Значительная часть «Боинг-787»
изготавливается из комплектующих, которые
делает японская фирма «Скайтек».
Поэтому для нас вопрос Китая — это вопрос
диверсификации нашего экспорта, наших зави
симостей. И в этом смысле мы зависим от Ки
тая на порядок меньше, чем Европа, у которой
взаимосвязь торговли, технологических поста
вок с Китаем на порядок выше, чем у нас. Мы
предпоследние в этом списке. Поэтому, скорее,
у нас вопрос другой: а с чем мы готовы прийти
на китайский рынок? Мы можем там закрепить
ся, мы можем там инвестировать?
Когда-то, мало кто помнит, но мы были од
ним из крупнейших экспортеров автомобилей
в Китай. Мы там начинали сборку, и сейчас там
КамАЗы собираются. Но теперь китайский ры
нок занят не нами, там «Ниву» или «Жигули»
никто не собирает. Там собирают всю линейку
европейских, японских и американских машин.
И мы скоро здесь будем иметь как китайское
отечественное производство, так и поставки ки
тайской продукции.
Значительная часть нашего технологическо
го импорта, допустим, в металлургии, который
идет от австрийских, итальянских, немецких
— это все собирается и делается в Китае,
там только марка немецкая или австрийская.
Все последние станы, которые мы вводили,

это все оборудование, поставленное из Китая,
вместе с китайскими рабочими, но под нашим
российским руководством, ну, и с определен
ным участием.
Поэтому здесь скорее не вопрос, чего бояться,
а проблема — бояться того, что мы не сможем
на рынке Китая занять серьезные позиции, как,
кстати, и на рынке Индии, и тогда мы будем от
ставать. В долгосрочном плане мы не сможем
выиграть от набирающих силу гигантов миро
вой экономики.
То же самое касается технологических вещей.
Китайцы на самом деле развиваются техноло
гически очень быстро. Если у нас расходы на
НИОКР 1,1% ВВП, из них у частных компаний —
вообще 0,2%, то в Китае уже сейчас 1,78%. Так
что скоро мы оттуда не только ширпотреб и ме
таллургическое оборудование будем получать,
а в том числе и технологические наработки. И не
только в электронике, где мы и так сидим «по
Но я что хотел сказать: чем больше Россию
загоняют в какое-то безвыходное положение
и чем хуже становится, тем, в конечном счете,
Россия быстрее собирается и поднимается. Я ду
маю, что с санкциями (хотя это надолго) прои
зойдет то же самое. Можно сколько угодно го
ворить, что у нас того нет, специалистов нет. На
самом деле есть! Я достаточно много работаю
с предприятиями и в электронике, и в «авиони
ке», и в судостроении, и в авиации. Есть сейчас
хорошая молодая генерация специалистов —
и 20-, и 30-летних. Есть достаточно интересные
и серьезные идеи и заготовки. Поэтому есть воз
можность сделать рывок.
Вот сможем ли мы этим управлять? На
мой взгляд, главная проблема даже не в день
гах. У нас и деньги есть, если брать Фонд на
ционального благосостояния с Резервным
фондом — это 8% ВВП, это примерно почти 8
триллионов рублей. Там нельзя их все сразу
использовать, но, так или иначе, есть ресурс.
И никто закрытую экономику не собирается
делать — ищут возможности заимствований за
рубежом и на азиатских рынках, а это процесс
длительный, не такой быстрый. Но возможно
сти есть. Ключевой дефицит — и отсюда глав
ная проблема — как скоординировать это, как
управлять. Ну и надо, по-любому, в это верить.
Если мы изначально не верим, что мы можем
сделать хоть что-то, мы никогда точно ничего
не сделаем.
Международные санкции и ответные меры: возможен ли позитив для российской экономики?
УДК 338.1
нтироссийские санкции —
монолог с позиции силы
В
АД
ИМИРО
ИЧ,
д-р экон. наук, профессор, заместитель директора Института экономики и организации промышленного про
изводства СО РАН, г.
[email protected]
ннотация.
В марте 2014
г. США и ЕС объявили о начале введения санкций в отношении России. Санкции не
были утверждены или одобрены каким-либо полномочным международным органом, однако позднее к ним
присоединились некоторые другие страны, в основном члены НАТО и союзники США. Необходимость санкций
представляли как меру воздействия на Российскую Федерацию с целью заставить ее безоговорочно выполнять
требования Соединенных Штатов и ряда стран Запада в отношении занимаемой РФ позиции в вопросе об Ук
раине. По существу же они были направлены на международную изоляцию России, ослабление ее экономики,
дискредитацию российского Президента и формирование образа страны-изгоя.
Международная изоляция Российской Федерации организована в нескольких сферах деятельности: торговли,
инвестиций, экономического, научно-образовательного, техническо-технологического и военного сотрудни
чества. Есть основания ожидать, что ближайший среднесрочный период будет весьма трудным для россий
ской экономики в целом и для отечественной финансово-кредитной системы в частности. Непростые внешние
и внутриэкономические условия повлекут за собой нежелательные последствия: ухудшение ситуации в сфере
внешней торговли и финансов; ускорение оттока из страны капиталов, уменьшение объемов производства
и прибыли ряда товаропроизводителей, прежде всего работающих на экспорт; замедление темпов технологи
ческого перевооружения производства и т.
В этих условиях центр тяжести экономической политики отечественных хозяйствующих субъектов закономер
но переносится на использование внутренних источников финансирования, а государства — на содействие
социально-экономическому развитию Российской Федерации, стимулирование и поддержку перспективных
видов деятельности, инновационно-активных индивидов, секторов экономики и регионов страны.
лючевые слова
: международные санкции, экономические угрозы, субъекты Российской Федерации.
from a Position of
ANTSEV
H,
Doctor of Economics, Professor, Deputy Director of Institute of Economics and Industrial Engineering, Siberia Branch of
the Russian Academy of Sciences, Novosibirsk.
[email protected]
bstract
. In March 2014, the US and the EU announced sanctions against Russia. No one authoritative international
body approved or endorsed these sanctions, but by some other countries imposed them later too. Mostly they
were NATO members and allies of the USA. The sanctions were explained as measures that can forced the Russian
Federation to strictly follow the requirements of the United States and some other Western nations for Russian
position on the issue of Ukraine. Basically, sanctions were aimed at the international isolation of Russia, the
Статья подготовлена по плану НИР ИЭОПП СО РАН в рамках приоритетного направления
IX.87 (проект
IX.87.1.3).
ЭКОНО
ИЧЕСКА
ОЛИТИКА
Как только война становится ре
альностью, всякое мнение,
не берущее ее в расчет, начинает
звучать неверно
А. Камю (1913–1960),
французский писатель и философ
международном праве санкция — это «мера
воздействия (экономическая, военная, фи
нансовая), применяемая против государства,
нарушившего нормы международного права, свои
международные обязательства» [1].
Санкции — это силовое воздействие
. У них тем
больше шансов достичь поставленной цели, чем
больше мощь того, кто их применяет, над силой того,
к кому они применяются.
Чтобы воздействовать, надо быть сильнее того, на
кого воздействуешь. Обычно тот, против кого при
меняют санкции, в чем-то слабее их применяющего.
Типичными видами международных санкций вы
ступают торговые, финансовые, дипломатические,
процессуальные, спортивные, а также запрет на пе
редвижение физических лиц.
Санкции применяются государством или груп
пой государств. Поэтому противостоять им тоже
должно государство. Тщетно надеяться на то, что
рынок сам с ними справится, физические и юриди
ческие лица сами выстоят, и будет действовать тре
тий закон Ньютона — «действию всегда есть равное
и противоположное противодействие».
Санкции — это оружие
. Поэтому надо не только
от него защититься, но и лишить его применяю
щих возможности и желания сражаться. Для этого
следует, по крайней мере, защитить свои слабые ме
ста (еще лучше их не иметь) и нарастить собствен
Использование инструментария санкций имеет
давнюю историю. Правительство Соединенных Шта
тов Америки, например, прибегло к ним в 1807
г.,
приняв закон об эмбарго на торговлю сначала со
всей Европой, а потом только с Францией и Англией.
В последние 65 лет, похоже, санкции стали при
вычным для США видом воздействия (
табл. 1
).
В современном мире «все чаще звучит язык ульти
матумов и санкций. Само понятие государственно
го суверенитета размывается. Неугодные режимы,
страны, которые проводят независимую политику
или просто стоят на пути чьих-то интересов, деста
билизируются» [2].
Традиционно санкции включают запреты на
въезд в США и посещение попавшей под санкции
страны гражданами Соединенных Штатов, экспорт
и импорт, инвестирование, а также замораживание
активов, счетов и операций для установленного ряда
По ряду параметров Российская Федерация усту
пает США, ЕС и некоторым другим экономически
развитым странам
, и для ее ослабления также ис
пользуются международные санкции. В средне
срочной перспективе соотношение сил оста
нется не в пользу России, и можно ожидать, что
борьба против нее в экономической, политической,
«Несомненно и то, что нынешняя Россия по демографическо
му, экономическому, оборонно-мобилизационному потенциа
лу и кругу союзников гораздо слабее, чем в предыдущую эпоху
противостояния советского и западного блоков» [8].
weakening its economy, discrediting the President of the Russian Federation, and the formation of the image of
Russia as a rogue state.
International isolation of the Russian Federation is organized in several areas: in the areas of trade, investment,
economic, scienti�c, educational, technical-technological and military cooperation. There are reasons to expect
that the next medium-term period will be rather dif�cult for the Russia» economy in general and for the domestic
�nancial system. The challenging external and domestic economic conditions will entail undesirable consequences:
the deterioration a situation in external trade and in �nancial sphere, the acceleration of the capital out�ow,
the decrease in volumes of production and pro�ts of a number of producers, primarily working for export, the
slowdown in technological re-equipment of production, etc.
Under these conditions, the center of gravity of economic policy of domestic economic entities logically shifts from
external to internal sources of �nancing, and the state concentrates on promoting socio-economic development
of the Russian Federation, encouraging and supporting advanced and promising activities, innovative individuals,
sectors and regions of the country.
Keyword
s: the Russian Federation, international sanctions, economic threats, the Federal budget, the consolidated
budgets of subjects of Federation
С. В.
Казанцев
нтироссийские санкции — монолог с позиции силы
дипломатической, идеологической, военной, ин
формационной, научной, технико-технологиче
ской, культурной и других сферах продолжится.
Эта борьба началась не вчера, и, по крайней мере,
в вышеперечисленных сферах никогда не закон
чится. Международные санкции служат лишь одним
из методов ведения такой борьбы, и интенсивность
их применения против Российской Федерации
Таблица 1
против стран, их руководителей, представителей органов власти
и других лиц, введенные в 1950–2014
гг.
Год
Инициатор
Страна, против которой введены санкции
Корейская Народно-Демократическая Республика
Республика Куба
Южная Родезия (после 1980
г.
— Республика Зимбабве)
ЮАР, Республика Сьерра-Леоне
Исламская Республика Иран. В начале 2012
г. к американским экономическим санкциям в отношении Ирана
присоединились входящие в Европейский союз государства
Республика Ирак, Государство Кувейт
Республика Ирак
Федеративная Республика Югославия
Государство Ливия, Республика Либерия, Федеративная Республика Сомали
Республика Ангола, Республика Гаити
Республика Руанда
Союз Мьянма (Бирмы). В 2003
г. санкции ужесточены
Исламская Республика Афганистан
Федеративная Демократическая Республика Эфиопия, Эритрея
Республика Сербия, Черногория
Республика Зимбабве
Демократическая Республика Конго
Республика Судан, Республика Кот-д’Ивуар
Сирийская Арабская Республика
Ливийская Республика
Исламская Республика Иран, Корейская Народно-Демократическая Республика
Демократическая Республика Конго
Республика Судан
Федеративная Республика Сомали
Государство Ливия, Республика Беларусь, Республика Кот-д’Ивуар
Государство Ливан, Йеменская Республика
Украина при президенте В.
Ф. Януковиче, Республика Южный Судан, Российская Федерация.
Санкции против России поддержали Организация экономического сотрудничества и развития, Организация
североатлантического договора, часть стран «Большой восьмерки», Европейский союз
Источник
: [3, 4].
ЭКОНО
ИЧЕСКА
ОЛИТИКА
в последнее время нарастает. «Мы имеем дело с ни
чем не закамуфлированной агрессией в отношении
России с целью нанесения ей максимального эконо
мического ущерба» [5].
Согласно имеющимся данным [6, 7], действие
торговых и финансовых санкций в России распро
страняется на 119 физических и 23 юридических
лица. Географические санкции относятся к Кры
му. Это торговые, финансовые и дипломатические
санкции, запрет на передвижение физических
лиц. Секторальные санкции распространяются на
юридических лиц в основном из оборонного, то
пливно-энергетического и финансового секторов.
Под их действие попали такие компании, как «Газ
пром», «Роснефть», «Газпромнефть», «Транснефть»,
«ЛУКОЙЛ», «Сургутнефтегаз»,»Оборонпром», газо
вая компания «НОВАТЭК», Сбербанк, Банк Москвы,
Газпромбанк, Внешэкономбанк, Российский сель
скохозяйственный банк, ВТБ банк, Государственная
корпорация «Ростехнологии» и входящие в нее ком
Санкции обязаны соблюдать компании, заре
гистрированные в США или в ЕС, а также граждане
США и Евросоюза. В случае с американскими санк
циями им обязаны следовать еще и обладатели
«гринкард» [9], где бы эти люди ни находились. На
европейских «дочек» в России требования уже не
распространяются, но если эти фирмы возглавляют
граждане ЕС, то они несут персональную ответст
венность за нарушения. Что касается продуктового
эмбарго, введенного РФ, то в случае ввоза, допу
стим, польских яблок на нашу территорию карать
будут не производителя, а российское юридическое
лицо или иностранного представителя на террито
рии России, осуществившего внешнеэкономиче
… Наказание может настичь и спустя 5–7 лет с мо
мента совершения бизнес-операции, если поступит
сигнал и расследование подтвердит вину компании
на момент действия санкций.
Санкции — оружие обоюдоострое
, и Европейский
союз их тщательно взвесил: при выработке санкций
оценивал их эффективность, соотношение расходов
и преимуществ, баланс между секторами и государ
ствами-членами, обратимость и расширяемость,
правовую защищенность и легкость внедрения,
а также международную координацию
Для введения международных санкций исполь
зуются любые предлоги и поводы. Об этом в октя
бре 2014
г. писал секретарь Совета безопасности РФ
П. Патрушев:
«Действительно, если бы катастрофы на Украине
не произошло, нашелся бы другой повод для активи
зации политики «сдерживания» нашей страны. Этот
курс неукоснительно проводится многие десятки
лет, меняются лишь формы и тактика его реализа
ции» [11, с. 9].
Об этом говорил и Президент Российской Феде
рации В.
В. Путин в Послании Федеральному Собра
нию РФ 4 декабря 2014
г.:
«Кстати, о санкциях. Это не просто нервная ре
акция США или их союзников на нашу позицию
в связи с событиями и госпереворотом на Украине
и даже не в связи с так называемой «крымской вес
ной». Уверен, что если бы всего этого не было, … то
придумали бы какой-нибудь другой повод для того,
чтобы сдержать растущие возможности России, по
влиять на нее, а еще лучше — использовать в своих
интересах.
Политика сдерживания придумана не вчера. Она
проводится в отношении нашей страны многие-
многие годы — всегда, можно сказать, десятилети
ями, если не столетиями. Словом, всякий раз, когда
кто-то считает, что Россия стала слишком сильной,
самостоятельной, эти инструменты включаются не
медленно».
Политика подрыва экономической мощи, меж
дународного влияния и занимаемых в мире Рос
сийской империей, СССР и современной Россией
позиций придумана не вчера и не завтра закончит
ся. О ее продолжении открыто сказано в Заявлении
президента США Барака Обамы о новых санкциях
в отношении России 11 сентября 2014
г.: «Мы уси
лим и расширим санкции к российскому финан
совому, энергетическому и оборонному секторам.
Эти меры усилят политическую изоляцию России,
а также ее экономические издержки, особенно в об
ластях, важных для президента Путина и тех, кто
к нему близок» [12]
. В Указе президента от 19 дека
бря 2014
г. Обама подтвердил свою мысль: «Мы про
должим рассмотрение и калибровку наших санкций
в тесном сотрудничестве с нашими международны
ми партнерами» [13].
Обама не случайно говорит о международных
партнерах: из опыта военных действий США уясни
ли, что в войне надо иметь союзников и использо
вать их по максимуму. При этом потери союзников
Обратим внимание на то, что Заявление сделано в день 13-й
годовщины четырех скоординированных террористических ак
тов на территории США, жертвами которых стали 2977 человек.
В. Путин охарактеризовал события 11 сентября 2001
г. как
трагедию для всего мира.
С. В.
Казанцев
нтироссийские санкции — монолог с позиции силы
могут оказаться больше, чем у США. Этот принцип
они применяют на практике. К инициированным
и поддерживаемым Соединенными Штатами санк
циям против России [14] присоединились Австралия,
Албания, Великобритания, Германия, Исландия, Ка
нада, Латвия, Лихтенштейн, Молдавия, Новая Зелан
дия, Норвегия, Франция, Черногория, Швейцария,
Директор некоммерческой организации «Инсти
тут проблем глобализации» д-р экон. наук М.
Г. Де
лягин верно подметил, что «сила Запада — в стан
дартах. В использовании везде, где только возможно,
надежных, отработанных до автоматизма и прове
ренных временем эффективных схем» [15]. И в объ
явленных в отношении Российской Федерации санк
циях легко просматривается аналогия с секретным
планом президента Рональда Рейгана (1911–2004).
В то время, отмечает Н.
П. Патрушев, «главным
«уязвимым местом» нашей страны, как опреде
лило ЦРУ, была ее экономика. После детального
моделирования американские специалисты выя
вили ее самое «слабое звено», а именно — высо
чайшую зависимость бюджета СССР от экспорта
энергоресурсов. Была сформирована стратегия
провоцирования финансово-экономического
банкротства советского государства, предусма
тривающая две взаимосвязанные цели: органи
зацию резкого снижения доходов в бюджет СССР
от внешней торговли в сочетании с существенным
ростом расходов на разрешение организуемых
извне проблем.
В качестве основной меры сокращения доход
ной части бюджета рассматривалось снижение
мировых цен на нефть. Этого удалось добиться
Таблица 2
Меры по ослаблению экономики
СССР
г. (план

ейгана) и санкции против
Ф
гг.
Меры по ослаблению экономики СССР 1982
г.
и их последствия
Санкции против РФ 2013–2014
гг.
Предотвращение строительства второй ветки газопровода из Сибири в Западную
Европу. Пуск первой линии трубопровода был задержан усилиями Вашингтона на два
с половиной года
Задержка строительства газопровода «Южный поток»
Снижение цены на нефть.
Цены упали в четыре раза
Падение цен на нефть со 100 до 50 долл. за баррель
г.
Ограничение поставки советского газа в Европу.
Американцы путем шантажа и нажима заставили европейские компании вложить
средства в разработку норвежских месторождений природного газа. Норвежский
газ стоил дороже, но администрация Рейгана объявила, что повышение цен для
потребителей — это «надбавка за безопасность», а увеличение поставок советского газа
представляет «угрозу безопасности» Европы»
Предложение поставлять сланцевый газ из США
Прекращение предоставления займов Советскому Союзу и принуждение его к досрочной
выплате процентов по кредитам
Ограничение кредитования российских юридических
и физических лиц
Запрет на поставку технологий бурения вечной мерзлоты
Запрет на поставки ряда технологий, машин,
оборудования, приборов элементной базы в РФ:
- введен запрет на поставку оборудования для
глубинной добычи, бурения арктического шельфа
и сланцевых месторождений;
- торговлю оружием;
- передачу технологий двойного назначения
Гонка вооружений: не только резкий рост расходов на вооружения, но и технологический
Цель: вынудить Советский Союз увеличить расходы на оборону. Стратегическая
оборонная инициатива (СОИ)
Выход США в одностороннем порядке из
договора по противоракетной обороне (2002
г.),
приближение баз НАТО к границам РФ, отказ НАТО
от сотрудничества с РФ
Идеологическое воздействие.
Идеологическая, психологическая
и информационная война Запада против РФ
Одним из важнейших пунктов стратегии Рейгана было заставить европейцев следовать
своему плану
К санкциям присоединились ЕС, Канада, Австралия,
Япония и другие страны
Источник
: [11, 16, 17].
ЭКОНО
ИЧЕСКА
ОЛИТИКА
к середине 80-х годов, когда в результате сговора
США с правителями ряда нефтедобывающих стран
на рынке образовался искусственный излишек сы
рья, и цены на нефть упали почти в 4 раза» [11, с. 9].
Слабое для Советского Союза место осталось уяз
вимым и в современной России. Не удивительно по
этому, что развитие событий 2014
г. так походит на
случившееся в 1980-х (
табл. 2
Тогда Советский Союз прекратил свое сущест
вование не без помощи плана президента США Ро
нальда Рейгана. Сейчас Российская Федерация долж
на выстоять.
словия, в которых предстоит
хозяйствовать в 2015–2020
гг.
При невзгодах настоящего нужно
утешаться мыслью, что были
времена и более тяжкие, да и те
М. Карамзин,
историограф (1766–1826)
сть основания ожидать, что ближайший сред
несрочный период будет весьма трудным
и для российской экономики в целом, и для
отечественной финансово-кредитной системы. Про
тив страны развернута война на экономическое уду
шение. Основными направлениями ослабления и,
в конечном счете, уничтожения экономики Россий
ской Федерации на современном этапе выступают:
международная изоляция России, снижение цен на
основные товары российского экспорта, ограниче
ние возможностей поступления в страну иностран
ной валюты.
Журнал
писал, что «главная сила санкций
в том, что они служат своего рода меткой. Можно
назвать их финансовым эквивалентом проказы, ко
торая отбивает желание у финансовых учреждений
вести какие-либо дела с «помеченным» субъектом.
… Это не значит, впрочем, что санкции остановят
Путина, но результатом его действий станут вечно
растущие цены, что подорвет его и без того осла
бленный режим».
Международная изоляция Российской Федера
ции происходит в нескольких сферах деятельности.
Назовем основные из них, непосредственно влияю
щие на экономическое развитие.
1. В хозяйственной сфере изоляция, в частности,
осуществляется путем:
а) создания условий, затрудняющих и прекраща
ющих доступ российских хозяйствующих субъектов
к внешним источникам финансирования;
б) создания условий, препятствующих движению
финансовых средств российских хозяйствующих
субъектов за рубежом;
в) ограничения, вплоть до полного прекращения,
экспорта иностранных товаров в Россию;
г) препятствия экспорту российских товаров за
рубеж;
д) замещения на мировом рынке основных экс
портируемых из России товаров товарами других
стран;
е) формирования экономических, политиче
ских и военных союзов без участия Российской
Федерации.
2. В сфере высоких технологий изоляция осу
ществляет путем:
а) запрета на передачу в Россию высокотехноло
гичных изделий, материалов, технологий;
б) закрытия доступа к информации о передовых
и перспективных разработках;
в) запрета на приглашение российских исследо
вателей, инженеров и техников в зарубежные иссле
довательские центры, вузы и компании;
г) ограничения доступа представителей из Рос
сии на международные выставки, ярмарки и другие
мероприятия, на которых демонстрируются новые
научно-технические продукты и заключаются кон
тракты на их покупку.
3. В сфере науки и образования нашу страну ста
раются изолировать с помощью:
а) свертывания научно-технического сотрудни
чества;
б) запрета на приглашения российских ученых,
исследователей в зарубежные исследовательские
центры, вузы и компании;
в) сокращения обмена студентами, аспирантами
и соискателями ученых степеней;
г) сокращения обмена информацией и закрытия
доступа к источникам научной информации;
д) непринятия материалов российских авторов
к опубликованию в зарубежных научных журналах.
Значимость мировых рынков для отечественной
экономики проиллюстрируем на некоторых цифрах.
После применения к Российской Федерации так
называемых «секторальных санкций» возможности
получения займов за границей на срок больше 30
дней существенно сократились. Совокупный внеш
ний долг России составляет порядка 720 млрд долл.
Эта величина сопоставима со всей денежной массой
С. В.
Казанцев
нтироссийские санкции — монолог с позиции силы
в стране. 53% этого долга приходится на государст
во, государственные корпорации и банки. На обслу
живание взятых банками и корпорациями займов
в 2014–2015
гг. потребуется, по данным А.
Н. Клепа
, 160 млрд долл. [18]. Это существенно сокращает
возможности инвестирования в отечественную эко
номику.
При этом следует отметить, что доля кредитов
банков в основном капитале в России мала, а кре
дитов иностранных банков — еще меньше. В целом
по стране главными источниками инвестиций в ос
новной капитал выступают собственные средства
хозяйствующих субъектов и средства федерального
и регионального бюджетов.
Что касается иностранных инвестиций в эконо
мику России, то основная их масса направляется
в добычу полезных ископаемых, оптовую и рознич
ную торговлю и финансовую деятельность. Именно
эти отрасли и топливно-энергетический комплекс
могут пострадать от сокращения притока иностран
ных инвестиций в российскую экономику. В вы
сокотехнологичные виды деятельности иностран
цы инвестируют мало. В структуре накопленных
в 2010–2013
гг. инвестиций США в Россию, напри
мер, 44% занимают инвестиции в ТЭК, 28% — в не
производственную сферу и 23% — в обрабатываю
щие отрасли.
Зависимость российского рынка от импортных
продуктов существенна, в том числе и по наукоем
ким изделиям. Так, российские производители кос
мических аппаратов теперь не могут покупать про
изведенные в США электронные компоненты.
Как долго продлится экономическая война про
тив России, будет во многом зависеть от успехов
российской дипломатии, характера, уровня и темпов
развития хозяйства страны и ее оборонно-промыш
ленного комплекса.
Наряду с внешними угрозами есть и застарелые
внутренние: коррупция, нецелевое и нерациональ
ное использование ресурсов (прежде всего финан
совых), не отвечающие современным требованиям
и рождающимся потребностям система технологий,
инфраструктура и система управления, всепроника
ющая бюрократия, обескровленные и уничтожен
ные в 1990-е гг. производства, хозяйства и другие
виды деятельности.
В настоящее время заместитель председателя Банка развития
и внешнеэкономической деятельности, с февраля 2008
г. по
июль 2014
г. был заместителем министра экономического раз
вития и торговли РФ.
Последствия ожидаемых условий
хозяйствования
Не придавай важности
сегодняшним огорчениям.
Завтра у тебя будут новые.
Арнольд Шенберг,
композитор, педагог, музыковед,
дирижер, публицист (1874–1951)
еблагоприятная внутренняя обстановка
и враждебная внешняя среда неизбежно по
влекут за собой ряд негативных последствий.
Во-первых, поскольку доля доходов от внешне
экономической деятельности в доходах федераль
ного бюджета в последние годы близка к 40%, а в до
ходах консолидированного бюджета находится на
уровне 18–22%, то сокращение экспорта российских
товаров и услуг приведет к падению доходов феде
рального бюджета и экспортно ориентированных
хозяйствующих субъектов.
Во-вторых, свертывание объемов производст
ва работающих на экспорт товаропроизводителей
и их доходов вызовет сокращение занятости и, как
следствие, меньший объем налоговых поступлений
в бюджеты всех уровней. В доходах консолидирован
ного бюджета РФ только налоги на прибыль и дохо
ды физических лиц составляют порядка 20%, в кон
солидированных бюджетах субъектов Российской
Федерации — более 51%.
В-третьих, основными статьями российско
го импорта, на которые приходится более 80%
общего объема импорта РФ из стран дальнего
зарубежья, выступают машины, оборудование
и транспортные средства; продукция химической
промышленности; продовольственные товары
и сельскохозяйственное сырье. Сокращение объ
емов импорта, ограничения на экспорт в Россию
технологий может затормозить развитие ряда про
изводств, что также чревато уменьшением занято
сти, доходов населения и бюджетов всех уровней.
В свою очередь, неудовлетворенный спрос будет
стимулировать рост цен.
Следует также иметь в виду, что потерю внеш
них рынков, ниш в международной торговле вряд
ли удастся относительно быстро и без ощутимых
затрат восстановить в будущем. Меньшие объемы
импорта, как и экспорта, через уменьшение разме
ра таможенных пошлин неблагоприятно отразят
ся на доходах федерального бюджета: только налог
на добавленную стоимость на товары, ввозимые на
ЭКОНО
ИЧЕСКА
ОЛИТИКА
территорию Российской Федерации, в 2010–2013
гг.
у нас в среднем дает 13,5% доходов федерального
бюджета. Негативным будет и влияние на доход
ную часть бюджета свертывания объемов произ
водства, если оно повлечет за собой уменьшение
прибыли и соответственно величины налога на
В-четвертых, ограничение в 2014
г. возможно
стей получения зарубежных кредитов ухудшило
ситуацию на внутреннем финансовом рынке. Мно
гие хозяйствующие субъекты не смогли привлечь
необходимые им финансовые ресурсы
. Недоступ
ность внешних источников финансирования при
отсутствии их равноценной замены внутренними
источниками застопорит развитие производства,
станет препятствием на пути технологического
прогресса. Это приведет к уже описанным выше
последствиям и, кроме того,
— к углублению тех
нологического отставания от высокоразвитых
в научно-технологическом плане стран. Послед
нее к тому же углубит технологическую изоляцию
нашей страны.
Отметим также, что поддержание технологиче
ского, научного и военного паритетов потребуют
дополнительных сил и средств, что, с одной стороны,
поможет создать новые рабочие места, прежде все
го в перспективных секторах экономики, с другой —
повысит нагрузку на расходную часть бюджетов.
В-пятых, блокируется проведение финансо
вых операций, попавших под санкции физических
и юридических лиц через иностранные банки, они
не могут пользоваться услугами международной
финансовой системы. Как отмечает журнал
Forbes:
«Многие не осознают до конца, насколько вездесуща
финансовая система США. … Каждому финансовому
учреждению необходимо иметь связь с банком-кор
респондентом в США для того, чтобы вести бизнес.
Штраф за сотрудничество с субъектами, «помечен
ными» Министерством финансов США, может быть
огромным. Например, банк
был оштрафован
на 1,9 млрд долл. Поэтому, если банк хочет продол
жать вести бизнес в Соединенных Штатах, он под
чиняется. Если вы попадаете в список Минфина, вас
просто исключают из международной финансовой
системы».
По данным заместителя директора департамента финан
совой политики Министерства финансов РФ А.
Н. Воронцова,
«в структуре госдолга субъектов РФ 60–65% — это заимствова
ния путем привлечения средств финансового рынка».
елевая ориентация
бюджетов 2015–2017
гг.
Самая высокая степень
человеческой мудрости —
это умение приспособиться
к обстоятельствам и
сохранять спокойствие вопреки
Даниэль Дефо,
английский писатель и публицист (ок. 1660–1731)
словия, в которых предстоит работать
российским хозяйствующим субъектам,
как минимум, в среднесрочной перспек
тиве, и неизбежные (без принятия активных
мер) последствия этих условий предопределяют
основные цели необходимой стране бюджетной
политики.
Во-первых, главной целью бюджетной поли
тики и разрабатываемых в соответствии с ней
бюджетов следует принять содействие социально-
экономическому развитию Российской Федерации
при плохих исходных внутренних и враждебных
внешних условиях. Для этого надо иметь сред
несрочный план развития страны, составленный
с учетом финансово-кредитных возможностей,
целям выполнения которого и служит бюджетная
политика. Другими словами, высшая цель — раз
витие, а не обеспечение бездефицитности бюдже
та, ограничение объема денежной массы, борьба
с инфляцией и т.
Во-вторых, необходима комплексная система
мер нейтрализации угроз и последовательного
преодоления главных препятствий успешному
развитию экономики и общества — коррупции,
бегства капиталов, «утечки умов», отсутствия по
требности в результативных инновациях, теневой
и криминальной экономики, несовершенства за
конов, бюрократических препонов и т.
д. и ее без
условное выполнение. Важно, чтобы такая система
была основана на использовании стимулов, а не
только наказаний и запретов.
В-третьих, бюджетную политику следует на
целить на стимулирование и поддержку пер
спективных видов деятельности, активных ин
дивидов, секторов экономики и регионов страны.
В России уже более двух десятилетий идет про
грессирующее старение основных производст
венных фондов. Опережающими темпами их сле
дует обновлять в тех видах деятельности, которые
С. В.
Казанцев
нтироссийские санкции — монолог с позиции силы
позволят занять лидирующие позиции в совре
менном технологическом прогрессе.
В-четвертых, развитие основных производ
ственных фондов во многом зависит от очень
многих факторов, условий и обстоятельств. Важ
нейшими среди них являются: состояние науки,
качество человеческого капитала, профессиональ
ное управление и возможности инфраструктуры.
Поэтому в число приоритетов бюджетной поли
тики (причем не только в краткосрочном и сред
несрочном периодах) должно входить содейст
вие сохранению и преумножению человеческого
капитала. Это означает, что необходимо уделять
особое внимание образованию, здравоохранению,
культуре и науке.
Развитие России зависит не от отдельного зве
на, «ухватившись за которое, можно вытянуть всю
цепь», не от одного-двух видов экономической
деятельности, а от состояния всего хозяйственно
го комплекса страны и системы управления. По
этому при распределении средств для бюджетов
всех уровней бюджетной системы Российской Фе
дерации приходится учитывать не один-два-три,
а комплекс приоритетов.
Формально возможны три подхода к распреде
лению средств между заданным набором приори
тетов. При первом за основу принимаются налич
ные средства. Считают, что их объем фиксирован
и не может быть увеличен. При втором во главу
угла ставят приоритеты, цели и задачи, которые
должны быть выполнены, и изыскивают средства,
необходимые для их осуществления. Третий под
ход сочетает два предыдущих.
Все три подхода применяются на практике
и имеют, по крайней мере, две общие черты. Во-
первых, поскольку элементы любой хорошо и дли
тельно функционирующей системы объединены
комплексом взаимосвязей и соотношений, при
любом подходе к выделению средств необходимо
рассчитать наилучшие пропорции их распределе
ния. Во-вторых, поскольку потребности обычно
превышают возможности, на чем-то приходится
экономить, сокращать часть статей расходов бюд
жета.
По моим наблюдениям, в нашей стране со
времен Л.
И. Брежнева преобладает первый под
ход. А экономят большей частью на культуре,
образовании и науке. В последнее время — еще
и на медицине и здравоохранении. В нынешних
условиях экономического кризиса и введенных
по отношению к Российской Федерации санкций
более применим, как в условиях военного време
ни, второй подход. При этом не следует недофи
нансировать науку, образование и культуру — без
их высокого развития не выйти на мировой уро
вень технологического прогресса. А без этого —
не стать высокоразвитой страной и не победить
в экономическом и прочем противостоянии тех,
кто, обладая экономической мощью, задумал на
казывать неугодных путем, например, введения
При определении приоритетов, выборе на
правлений и областей финансирования из бюдже
та, выработке мер следует сочетать необходимую
реакцию на происходящее и долгосрочную страте
гию действий. Ведь в годы Великой Отечественной
войны ковали оружие для победы над фашизмом
и работали над атомным проектом, строили теа
тры и снимали художественные фильмы…
Кроме насыщения хозяйства деньгами, следует
осуществить трудновыполнимый комплекс мер по
обеспечению того, чтобы эти деньги действитель
но рационально использовались в отечественной
экономике, шли в первую очередь на развитие
прогрессивных технологий, секторов экономи
ки в разных регионах страны. Ведь финансовые
вливания могут, как не раз уже происходило, раз
воровываться, направляться на покупку валюты
и выводиться за границу. Они могут попасть «не
в те руки» (криминал, экстремисты), «уйти в тень»
и т.
д. Эта работа на много лет, но ее нельзя откла
дывать «на завтра». При этом не следует ждать
предельного обострения проблем, надо забла
говременно готовить их решение, действовать на
упреждение.
Обеспечивать социально-экономическое раз
витие — задача не только федерального центра,
но и субъектов Российской Федерации. Важно
правильно согласовать их цели, задачи и действия,
разумно распределить средства и полномочия, ра
ционально выстроить межбюджетные отношения.
И, как верно отметил А.
А. Нечаев
, «с точки зрения
социально-экономического развития нам нужно
кардинальным образом менять финансовую обес
печенность регионов и соотношение полномочий
и ресурсов именно в регионах» [18].
В настоящее время президент банка «Российская финансовая
корпорация», бывший министр экономики Российской Феде
рации в правительствах Б.
Н. Ельцина, Е.
Т. Гайдара и В.
С. Чер
номырдина.
ЭКОНО
ИЧЕСКА
ОЛИТИКА
адежен ли бюджетный щит?
Бережливость заключается не в том,
чтобы уменьшить ложку, а в том,
чтобы не пролить суп.
Леонид Лиходеев,
российский писатель, публицист (1921–1994)
писав возможные условия, в которых будет
находиться хозяйство Российской Федерации
в ближайшие годы, и отвечающие этим усло
виям приоритеты экономической политики, рассмо
трим через призму этих условий и приоритетов рос
сийский бюджет на 2015–2017
гг. Начнем с динамики
доходов и расходов.
Экономический спад и дополнительное осложне
ние финансового положения и перспектив внешней
торговли Российской Федерации из-за введенных
против нее внешних санкций закономерно ведут
к существенному снижению ожидаемых темпов ро
ста доходов бюджетной системы страны (
рис. 1
Снижение темпов роста доходов федерального
бюджета и консолидированных бюджетов субъектов
РФ говорит об ожидаемом замедлении экономиче
ского роста, ухудшении общей экономической ситу
ации, уменьшении возможностей исполнительных
органов власти всех уровней выполнять возложен
ные на них социально-экономические задачи. При
чины известны — внутренняя ситуация и внешняя
неблагоприятная среда.
При этом из
рис. 1
можно видеть, что предусма
тривается опережающий рост доходов консолидиро
ванных бюджетов субъектов Российской Федерации
по сравнению с доходами федерального бюджета.
Это указывает на то, что впервые за последние годы
предполагается существенное замедление тенден
ции сосредоточения бюджетных средств в феде
ральном «центре». Думается, это правильный курс.
Но как претворить его в жизнь?
Анализ материалов проекта федерального закона
«О федеральном бюджете на 2015 год и на плановый
период 2016 и 2017 годов», представленного к засе
данию Президиума фракции «Единая Россия» 22 сен
тября 2014
г. (далее — Проект) и взятого за основу
Федерального закона от 1 декабря 2014
г. №
384-ФЗ
«О федеральном бюджете на 2015 год и на плановый
период 2016 и 2017 годов», показывает: его разработ
чики полагают, что доходы консолидированных бюд
жетов субъектов РФ будут расти главным образом за
счет увеличения налоговых и неналоговых доходов
на 37,9%. В то время как межбюджетные трансферты
им из федерального бюджета станут больше всего на
табл. 3
Таким образом, основная ответственность за на
полнение доходной части консолидированных бюд
жетов субъектов Российской Федерации возложена
на самих субъектов. По существу, это верно. Но лишь
в том случае, когда условия (внутренние и внеш
ние, экономические и технологические, организа
ционные и институциональные) позволяют им это
Рис. 1
.
реднегодовые темпы роста доходов федерального бюджета и консолидированных бюджетов
субъектов
Ф в 2010–2017
гг., %
Рассчитано по
[19, 20].
С. В.
Казанцев
нтироссийские санкции — монолог с позиции силы
сделать. А в этом как раз есть большие сомнения. Да
и какими же в условиях экономического спада и по
следующей за ним стагнации внутри страны, между
народной ситуации на мировых финансовых и то
варных рынках должны быть темпы роста прибыли
и доходов населения, чтобы дать представленные
табл. 3
темпы прироста налога на прибыль и дохо
ды физических лиц?
Замедление скорости роста доходов бюджетов
неизбежно ведет к сокращению скорости наращива
ния бюджетных расходов (
рис. 2
). Содержательно это
означает, что государственные органы исполнитель
ной власти замедляют активность осуществляемой
ими бюджетной и кредитной политики.
Последнее неизбежно отражается на разных сфе
рах жизни общества: экономической, социальной,
военно-политической.
Сравнение приведенных на
рис. 1–
2 данных по
казывает, что уменьшение темпов роста доходов
влечет за собой сокращение скорости увеличения
расходов. Такая связь доходов с расходами, вооб
ще говоря, очевидна и закономерна, если власти
не идут на значительное увеличение дефицита
бюджета и существенно не повышают эффектив
ность использования бюджетных средств. Дума
ется, что нет достаточных оснований ожидать
последнего в среднесрочной перспективе. Для
этого просто нет предпосылок (кадровых, научных,
технологических, технических, экономических,
информационных, инфраструктурных, управлен
ческих, организационных).
Отметим другое. В проекте федерального закона
«О федеральном бюджете на 2015 год и на плановый
период 2016 и 2017 годов» намечалось, что наиболее
Рис. 2
.
реднегодовые темпы роста расходов федерального бюджета и консолидированных бюджетов
субъектов
Ф в 2010–2015
гг., %
Таблица 3
аложенные в проект федерального
закона «
 федеральном бюджете на
2015 год и на плановый период 2016
и 2017 годов» темпы прироста доходов
консолидированных бюджетов субъектов
Ф в 2015–2017
гг.
Вид дохода
Прирост, %
Доходы — всего
В том числе:
налоговые и неналоговые доходы
37,9
В том числе:
налог на прибыль
налог на доходы физических лиц
налог на имущество организаций
прочие налоговые и неналоговые доходы
Межбюджетные трансферты
ЭКОНО
ИЧЕСКА
ОЛИТИКА
сильное падение темпов роста как доходов, так
и расходов испытают бюджеты государственных вне
бюджетных фондов. А это прежде всего социальные

Пенсионный фонд РФ, Фонд социального
страхования РФ, Федеральный фонд обязательного
медицинского страхования. Следовательно, замедле
ние бюджетной активности исполнительных органов
государственной власти больше всего затронет соци
альную сферу жизни общества. Практика показывает,
что в современных высокоразвитых странах это одна
из главных сфер внимания государства.
В России многие области социальной сферы
(здравоохранение, образование, культура, физкуль
тура и спорт) отчасти деградировали после распада
СССР и находятся в удручающем состоянии. Вряд ли
на социальную сферу в России выделяется чрезмер
ный объем средств. Сомнительно, чтобы они массово
недоиспользовались. Поэтому экономия бюджетных
средств, выделяемых социальной сфере, представля
ется неоправданной, чреватой опасными для страны
социально-политическими и демографическими по
следствиями.
В связи с этим возникает предположение, что
составители проекта считают граждан России до
статочно состоятельными, чтобы не только платить
больше налогов в бюджетную систему страны, но
и взять на себя бремя социальных расходов. А может
быть, у нас достаточно состоятельных филантропов
и (или) предприниматели ориентированы на слу
жение обществу, а не на получение прибыли всеми
доступными им способами? Практический опыт,
социологические исследования и статистика свиде
тельствуют, что это далеко не так.
Прогнозируемое более сильное сокращение тем
пов роста расходов консолидированных бюджетов
субъектов Федерации, чем их доходов, представля
ется вполне логичным. Оно указывает на то, что взят
курс на отказ от сложившейся в последние годы пра
ктики передачи полномочий государства на уровень
субъектов РФ без выделения средств, необходимых
для их полного и качественного выполнения. Этот
курс объективно уже давно стал необходимым.
Несоответствие доходов расходам как бюдже
тов субъектов Российской Федерации, так и мест
ных бюджетов привело к их формированию таким
образом, что приходится ограничивать расходы
рамками доходов. В результате бюджетные сред
ства распределяются по минимуму на самые неот
ложные нужды, органы власти регионов и органы
местного самоуправления выборочно финансируют
свои обязательства, берут кредиты у банков, обслу
живать и возвращать которые им просто не из чего.
Государственный долг субъектов Федерации стреми
тельно растет. По информации министра финансов
33,5
27,2
23,9
19,3
20,0
17,2
17,9
2009201020132014201520162017
Рис. 3
. Доля межбюджетных трансфертов из федерального бюджета в доходах консолидированных
бюджетов субъектов
Ф в 2009–2017
гг., %
С. В.
Казанцев
нтироссийские санкции — монолог с позиции силы
России А.
Г. Силуанова, в 2013
г. в стране был «бес
прецедентный объем дисбаланса региональных
бюджетов — около 630 миллиардов рублей». По дан
ным Федерального казначейства РФ, с 2008 по 2013
г.
число субъектов РФ, исполнивших консолидирован
ный бюджет с профицитом, уменьшилось с 39 до 6,
а имевших дефицит — выросло с 45 до 77.
Намечены, как отмечено ранее, высокие темпы
роста собственных доходов консолидированных
бюджетов субъектов Федерации (налоговые и нена
логовые доходы в 2017
г. увеличиваются на 37,9% при
росте всех доходов на 31,2%). А вот объем межбюд
жетных трансфертов из федерального бюджета по
высится лишь на 3,4% (см.
табл. 3
). Результатом тако
го соотношения темпов роста собственных доходов
консолидированных бюджетов субъектов РФ и вы
деляемых им из федерального бюджета трансфертов
является существенное снижение доли последних
в доходах бюджетов субъектов Федерации (
рис. 3
Уменьшение зависимости региональных бюд
жетов от межбюджетных трансфертов из феде
рального бюджета — позитивный процесс, повы
шающий бюджетную самодостаточность регионов
и политическую самостоятельность их руководите
лей. Вопрос лишь в том, достаточно ли у субъектов
РФ средств для выполнения имеющихся у них обяза
тельств перед населением и федеральным центром?
Следующий аспект анализа среднесрочного бюд
жета — изучение заложенных в него приоритетов.
Доступная информация позволяет судить о них на
основе данных о расходах, расписанных по разделам
бюджетной классификации.
Основными приоритетами в расходах феде
рального бюджета являются социальная политика,
национальная оборона и национальная политика;
в расходах других бюджетов бюджетной системы
Российской Федерации — социальная политика, об
разование и здравоохранение (
табл. 4
С учетом создавшейся ситуации (большая за
долженность, возросший уровень внешних угроз)
наивысшими темпами предполагается наращивать
ассигнования из федерального бюджета на обслу
живание государственного и муниципального дол
га, национальную оборону и социальную политику.
Трудности с наполнением доходной части федераль
ного бюджета и проводимая государственными
Таблица 4
анжирование расходов федерального бюджета по разделам классификации
Раздел бюджетной классификации
Ранг
Измерение объема расходов
г. по сравнению
с 2014
г.
доля в структуре
расходов 2017
г.
темпы роста в 2015–
гг.
Общегосударственные вопросы
Рост
Рост
Национальная безопасность и правоохранительная
деятельность
Уменьшение
Национальная экономика
Рост
Жилищно-коммунальное хозяйство
Уменьшение
Охрана окружающей среды
Рост
Рост
Культура и кинематография
Уменьшение
Здравоохранение
Уменьшение
Социальная политика
Рост
Физическая культура и спорт
Рост
Средства массовой информации
Уменьшение
Обслуживание государственного и муниципального
Рост
Межбюджетные трансферты общего характера
Рост
ЭКОНО
ИЧЕСКА
ОЛИТИКА
органами власти политика в области жилищного хо
зяйства, здравоохранения и медицины обусловили
сокращение его расходов на ЖКХ, здравоохранение,
культуру и кинематографию, средства массовой ин
формации. Их финансовое обеспечение переклады
вается на другие бюджеты бюджетной системы РФ
и плечи населения (
табл. 5
Подводя итог, отметим, что в федеральном бюд
жете РФ на 2015–2017
гг. учтены ухудшившиеся вну
тренняя ситуация и внешняя обстановка по отно
шению к России. При этом, думается, что в условиях
финансово-экономического кризиса следовало бы
усилить роль государственного присутствия в на
циональном хозяйстве. Так обычно делают многие
государства, в том числе и с наиболее рыночной эко
номикой. К тому же санкции по отношению к нашей
стране осуществляют государства, а не рынок, не
частные предприниматели и отдельные физические
лица. И отвечать на них тоже следует на государст
венном уровне, а не уповать на так называемые ры
ночные силы.
Кроме того, частные интересы хозяйствующих
субъектов, как известно, могут не совпадать с ин
тересами государственными. В силу этого россий
ские предприниматели могут не помогать стране
преодолевать возникшие трудности, а использовать
последние для личного обогащения. Например, по
вышать цены на товары и услуги, выводить из стра
ны капитал, переносить деятельность и «центры
получения прибыли» за пределы России, содейство
вать проникновению на наш рынок товаров из стран,
к которым Российская Федерация применила ответ
ные санкции, и т.
п. Точно так же иностранные хозяй
ствующие субъекты, преследуя свои коммерческие
интересы, могут стараться обойти антироссийские
Стараться менять к лучшему сложившиеся небла
гоприятные условия следует с использованием воз
можностей государства регулировать хозяйственную
жизнь с помощью экономических, законодательных,
организационных и других инструментов и методов,
преодолевая объективные и субъективные барьеры
на пути социально-экономического развития. Ис
пользовать для этого и стимулы — помощь, задание
ближайших и долгосрочных ориентиров, и норма
тивы — запреты и наказания. В нахождении наилуч
шего для каждого отрезка времени и обстановки со
отношения таких инструментов, методов и приемов
регулирования и состоит искусство государственного
Таблица 5
анжирование расходов бюджетов бюджетной системы
Ф за вычетом расходов
федерального бюджета по разделам классификации расходов бюджетов
Раздел бюджетной классификации
Ранг
Измерение объема расходов
г. по сравнению
с 2014
г.
доля в структуре
расходов 2017
г.
темпы роста в 2015–
гг.
Общегосударственные вопросы
Рост
Национальная безопасность и правоохранительная
деятельность
Рост
Национальная экономика
Рост
Жилищно-коммунальное хозяйство
Рост
Охрана окружающей среды
Рост
Рост
Культура и кинематография
Рост
Здравоохранение
Рост
Социальная политика
Рост
Физическая культура и спорт
Рост
Средства массовой информации
Рост
Обслуживание государственного и муниципального долга
Не меняется
С. В.
Казанцев
нтироссийские санкции — монолог с позиции силы
сточники финансирования развития
российской экономики
Вы любую домохозяйку спросите,
что нужно сделать, чтобы
обеспечить рост, и она вам
скажет, как в своем семейном
бюджете: нужно больше
зарабатывать, меньше
Л. Николаева, первый зампред Комитета
Государственной Думы РФ
по жилищной политике и жилищно-коммунальному
хозяйству
ля любого развития нужны ресурсы. Финан
совые средства являются одним из важней
ших ресурсов социально-экономического
развития современного общества. Где их взять, те
оретически известно. Так, выступавшие на парла
ментских слушаниях Комитета Государственной
Думы по экономической политике, инновацион
ному развитию и предпринимательству на тему
«О предложениях по ускорению социально-эконо
мического развития России» (22 сентября 2014
г.)
назвали порядка 20 источников пополнения финан
совых средств (
табл. 6
По критерию «есть в наличии» высказываемые
предложения об источниках средств делятся на две
группы: предложения по использованию средств,
которые где-то уже имеются, и предложения по со
зданию новых источников средств.
Начинать, естественно, надо с экономного, бо
лее эффективного использования того, что уже
есть. Неслучайно поэтому в Президентском посла
нии 2014
г. первой названа именно эта мера. «Что
касается бюджетных расходов,
— сказал Президент
РФ,
— то ключевыми требованиями здесь должны
стать бережливость и максимальная отдача, пра
вильный выбор приоритетов, учет текущей эко
номической ситуации. На ближайшие три года мы
должны поставить задачу ежегодно снижать из
держки и неэффективные траты бюджета не менее
чем на пять процентов от общих расходов в реаль
ном выражении» [20].
Задачу, конечно, поставить можно, но для повы
шения эффективности и снижения издержек нужны,
как отмечено выше, соответствующие предпосылки
(наличие высококвалифицированных кадров, пе
редовых научных и технологических разработок,
современные технологии, управление и организа
ция, новейшее информационное обеспечение и т.
д.)
и условия (активное бизнес-сообщество, привлека
тельный деловой климат, развитая инфраструктура
и т.
п.). Создание всего этого требует дополнитель
ных средств и ориентирования на развитие соци
ально-экономической политики.
Так, на возможности сокращения величины рас
ходов финансовых средства влияют ценовая, на
логовая и амортизационная политики. Они же во
многом определяют бизнес-климат, влияют на ин
вестиционную активность.
Комплекс рачительного использования создан
ного включает и меры по ограничению вывоза за
границу золота, валюты, капитала, «утечки мозгов»,
по деофшоризации и возвращению в страну ранее
вывезенного.
Известно, что в стране уже не один год происхо
дит отток капитала. В первую очередь это связано
с различием условий приложения капитала в Рос
сии и за рубежом, которое, как известно, сложилось
не в пользу нашей страны. В какой-то мере утечка
капитала обусловлена его криминальным или полу
криминальным происхождением. Позже часть выве
зенного капитала возвращается в Россию под видом
иностранных инвестиций. «85% иностранных ин
вестиций, которые мы получаем,
— отмечает акаде
мик С.
Ю. Глазьев,
— это офшорные деньги, которые
наш бизнес возвращает из офшоров, предваритель
но отмыв их, уклонившись от налогообложения, от
правоохранительных органов, половину по дороге
потеряв, так сказать, ну, половину возвращают» [18].
Одним из важных ограничителей темпов эконо
мического развития страны является недомонети
зация российской экономики. Отношение объема
денежной массы к величине валового внутреннего
продукта и отношение к последнему объема пре
доставляемых в кредит средств в отечественной
экономике в разы меньше, чем в экономически раз
витых странах. В первые годы после распада СССР
нехватка денег породила бартер и неплатежи. Позже,
до 2014
г., она компенсировалась за счет иностран
ных кредитов.
Помочь преодолеть трудности с обслуживанием
и возвратом взятых государственными банками
и корпорациями займов могут золотовалютные ре
зервы. На сентябрь 2014
г. они составляли 465 млрд
долл., что больше той части внешнего долга, кото
рая приходится на государство. Часть из них могла
бы быть направлена на обслуживание и покрытие
внешнего долга.
ЭКОНО
ИЧЕСКА
ОЛИТИКА
Отметим, что свои валютные резервы Российская
Федерация хранит в основном в долларах и евро
главным образом в США и Европе (
табл. 7
Не только государство размещает свои резер
вы на счетах иностранных банков. Директор де
партамента международного бизнеса и финан
совых институтов БИНБАНКА Юрий Амвросиев
отмечает, что «все крупные коммерческие бан
ки держат валютные остатки на своих корсчетах
в иностранных банках для облегчения, удешевле
ния и ускорения расчетов, как собственных, так
и клиентских». Над находящимися в банках-не
резидентах средствами тоже висит угроза — они
могут быть заморожены.
Таблица 6
сточники и меры увеличения объема инвестиций в национальное хозяйство
Источник
Предлагающий
Предложения по использованию средств, которые уже есть в наличии
Более эффективное использование имеющихся ресурсов
Аганбегян А.Г., академик РАН,
Юдаева К.
В., первый заместитель председателя Центрального банка
Российской Федерации
Временное ограничение на вывоз валюты и золота из страны.
Жириновский В.В., руководитель фракции ЛДПР в Государственной
Думе
Уменьшение объемов вывоза капитала
Глазьев С.Ю., академик РАН
Деофшоризация
Глазьев С.Ю., академик РАН
Целевое использование средств амортизационного фонда
Глазьев С.Ю., академик РАН,
Коломейцев Н.
В., заместитель руководителя фракции КПРФ
Средства институтов финансовых рынков
Моисеев А.В., заместитель министра финансов РФ
Средства фонда национального благосостояния
Клепач А.Н., заместитель председателя Банка развития
и внешнеэкономической деятельности
Золотовалютные резервы Центрального банка РФ
Клепач А.Н., заместитель председателя Банка развития
и внешнеэкономической деятельности
Средства резервного фонда
Ивантер В.В., академик РАН
Предложения по созданию новых источников средств
Снижение ставки рефинансирования Центрального банка РФ
Жириновский В.В., руководитель фракции ЛДПР в Государственной Думе
Инвестиционный банковский кредит
Аганбегян А.Г., академик РАН
Регулирование цен на газ, тарифов на электроэнергию
Жириновский В.В., руководитель фракции ЛДПР в Государственной
Думе
Отступление от бюджетного правила — увеличить бюджетный дефицит
Аганбегян А.Г., академик РАН
Ведев А.
Л., заместитель министра экономики РФ
Увеличение темпа роста денежной массы до 20–30% в год.
Глазьев С.Ю., академик РАН
Кардинальное повышение качества управления в инновационной
сфере
Глазьев С.Ю., академик РАН
Введение прогрессивной шкалы подоходного налога
Глазьев С.Ю., академик РАН
Налоговое стимулирование инвестиций
Нечаев А.А., президент банка «Российская финансовая корпорация»
Стабильная, без метаний, налоговая, кредитная и экономическая
Нечаев А.А., президент банка «Российская финансовая корпорация»
Мораторий на все изменения, ухудшающие финансово-экономическое
положение предприятий
Николаева Е. Л., первый заместитель председателя Комитета
по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству
Государственной Думы РФ
Непротиворечивое законодательство, его стабильность
Гончарова Н.А., директор строительной компании
Источник
: таблица составлена по материалам [18].
С. В.
Казанцев
нтироссийские санкции — монолог с позиции силы
Ограничение денежной массы в стране и обра
щение отечественных хозяйствующих субъектов за
иностранными займами обусловливалось и прово
димой Банком России кредитной политикой. Доля
кредитов банков в общем объеме инвестиций в ос
новной капитал у нас менее 10%, в то время как
в экономически развитых странах превышает 25%.
Это закономерно, поскольку средняя ставка по ру
блевым корпоративным кредитам на срок свыше
года в России на 4–5 процентных пункта выше, чем
средняя рентабельность бизнеса.
Снижение ставки рефинансирования Централь
ного банка РФ также способствовало бы расшире
нию кредитования и, кроме того,
— повышению
конкурентоспособности отечественных производи
телей. Известно также, что низкая ставка рефинан
сирования служит действенной противокризисной
мерой. Поэтому ее существенно понизили в ряде
стран с высоким уровнем экономического развития,
например в США, Японии, установив ставку ниже
уровня инфляции и даже сделав ее нулевой. При
этом они объявили, что ставки будут действовать
продолжительный период времени
Для повышения кредитного потенциала банков
можно было бы также уменьшить установленный
Центральным банком РФ уровень обязательных
резервов при кредитовании новых компаний и ин
новационных проектов. По мнению А.
А. Нечаева,
в последнее время требования к резервированию
кредитов очень ужесточены Центральным банком.
Понятно, что, кроме наращивания кредитных
возможностей банков, снижения кредитных ставок,
Отметим, что применение низких ставок предоставления кре
дитов создает угрозу финансовой эффективности деятельности
банков.
необходимо соответствующее регулирование бан
ковской деятельности и надзор за ней.
Реализация каждого из этих предложений требу
ет осуществления множества мер, и даже при самом
благоприятном стечении обстоятельств и прило
жении максимума усилий не даст результатов в од
ночасье. Понятно также, что осуществление всех
предлагаемых мер закономерно потребует карди
нального улучшения управления всех хозяйствую
щих субъектов.
итература
Васюкова И.
А. Словарь иностранных слов.
М.: АСТ-Пресс, 1999.
2.
Стенограмма выступления Президента РФ
В. Путина на заседании Совета безопасности
г.
3.
URL: http://www.vesti�nance.ru/articles/42079.
4.
URL: http://www.profi-forex.org/wiki/
mezhdunarodnye-sankcii.html.
Шестаков Е. Обама пошел вразнос // Российская
газета. Федеральный выпуск. 2014. №
160. С. 5.
6.
URL: http://www.militarynews.ru/Story.
asp?rid 1&nid 351757.
URL: http://webground.su/tema/2014/09/17/
mashinostroiteljnyj_zavod.
8.
Зорькин В. Экономика и право: новый кон
текст // Российская газета. Федеральный вы
пуск. 2014. №
113. С.1, 13
Швабауэр Н
 Выводы делать рано // Россий
ская газета. Бизнес. 2014. №
39. С. 5.
10.
URL: http://www.unian.net/politics/959869-
rompey-i-barrozu-rasskazali-o-novyih-
sanktsiyah-protiv-rossii.html.
11.
Егоров И. Вторая «холодная» // Российская га
зета. Федеральный выпуск. 2014. №
235. С. 1, 9.
12.
URL: http://www.whitehouse.gov/the-press-
office/2014/09/11/statement-president-new-
sanctions-related-russia.
13.
URL: http://iipdigital.usembassy.gov/st/
english/texttrans/2014/12/20141219312311.
html#axzz3MiZApxRt.
14.
URL: http://www.whitehouse.gov/the-press-
office/2014/03/06/executive-order-blocking-
property-certain-persons-contributing-situation.
15.
Делягин М. Заговор против президента // За
втра. 2014. №
32. С. 4. (7 августа).
16.
Рейган против СССР, Обама против Рос
сии… Вероника Крашенинникова: План
тот же — а результат?… URL: http://ria.ru/
Таблица 7
ерриториальная структура валютных
оссии на начало 2014
г.
Страна, организация
Страна
Австралия
Германия
Великобритания
Межгосударственные
финансовые институты
Источник
ЭКОНО
ИЧЕСКА
ОЛИТИКА
17.
URL: http://ria.ru/cj_analytics/20140514/
18.
Стенограмма парламентских слушаний Ко
митета Государственной Думы по экономи
ческой политике, инновационному развитию
и предпринимательству на тему «О предло
жениях по ускорению социально-экономи
ческого развития России». 22 сентября 2014
г.
19.
Материалы проекта федерального закона
«О федеральном бюджете на 2015 год и на
плановый период 2016 и 2017 годов», пред
ставленных к заседанию Президиума фрак
ции «Единая Россия» 22 сентября 2014
г.
20.
Материалы проекта «Основные направления
бюджетной политики на 2015 год и на пла
новый период 2016 и 2017 годов». http://www.
budgetnik.ru/edoc?docId 420208946& modId 99.
21.
Николаев Я. Французская заначка // Российская
газета. Федеральный выпуск. 2014. №
112. С. 4.
eferences
Vasjukova I.
A. Foreign Words Dictionary. [
Slovar»
— M.: AST-PRESS, 1999.
2.
Transcript of the President of the Russian Fed
eration V.
V. Putin speech at the security Council
meeting in the Kremlin on June 22, 2014. [
gramma vystuplenija prezidenta RF V.
V. Putina na
zasedanii Soveta bezopasnosti v Kremle 22 ijunja
3.
URL: http://www.vesti�nance.ru/articles/42079.
4.
URL: http://www.pro�-forex.org/wiki/mezhdun
arodnye-sankcii.html.
Shestakov E. Obama Went on the Rampage.
Obama poshel vraznos
] // Rossijskaja gazeta.
Federal’nyj vypusk. 2014. №
160. P. 5.
6.
URL: http://www.militarynews.ru/Story.
asp?rid 1&nid 351757.
URL: http://webground.su/tema/2014/09/17/
mashinostroiteljnyj_zavod.
8.
Zor’kin V. Economy and Law: a New Context.
Ekonomika i pravo: novyj kontekst
] // Rossijskaja
gazeta. Federal’nyj vypusk. 2014. №
113. P. 1, 13.
Shvabaujer N. Too Early to Make Conclusions.
Vyvody delat» rano
] // Rossijskaja gazeta. Bi
— 2014.
— №
39. P. 5.
10.
URL: http://www.unian.net/politics/959869-
rompey-i-barrozu-rasskazali-o-novyih-sankt
siyah-protiv-rossii.html.
11.
Egorov I. The Second «Cold». [
Vtoraja «holod
] // Rossijskaja gazeta. Federal’nyj vypusk.
2014. №
235. P. 1, 9.
12.
URL: http://www.whitehouse.gov/the-press-of
�ce/2014/09/11/statement-president-new-sanc
13.
URL: http://iipdigital.usembassy.gov/st/eng
lish/texttrans/2014/12/20141219312311.
html#axzz3MiZApxRt.
14.
URL: http://www.whitehouse.gov/the-press-of
�ce/2014/03/06/executive-order-blocking-prop
erty-certain-persons-contributing-situation.
15.
Deljagin M. The Plot Against the President. [
Zago
vor protiv prezidenta
]. // Zavtra. 2014. №
32. P. 4.
16.
Reagan against the Soviet Union, Obama against
Russia … Veronika Krasheninnikova: The Plan
is the Same — What About the Result? … [
Rej
gan protiv SSSR, Obama protiv Rossii… Veronika
Krasheninnikova: Plan tot zhe — a rezul’tat?
] URL:
http://ria.ru/cj/20140813/1019820171.html.
17.
URL: http://ria.ru/cj_analytics/20140514/
18.
Transcript of Parliamentary Hearings of the
State Duma Committee on Economic Policy,
Innovative Development and Entrepreneur
ship on the theme «On Proposals for acceler
ating socio-economic development of Russia».
The Building Of The State Duma. September
22, 2014. [
Stenogramma parlamentskih slush
anij Komiteta Gosudarstvennoj Dumy po jeko
nomicheskoj politike, innovacionnomu razvitiju i
predprinimatel’stvu na temu: «O predlozhenijah
po uskoreniju social’no-jekonomicheskogo raz
vitija Rossii». Zdanie Gosudarstvennoj Dumy. 22
19.
The Materials of the Project of the Federal law
«On the Federal budget for 2015 and for the plan
ning period 2016 and 2017», presented to the
meeting of the Presidium of the faction «United
Russia» on September 22, 2014. [
Materialy proek
ta federal’nogo zakona «O federal’nom bjudzhete
na 2015 god i na planovyj period 2016 i 2017 go
dov», predstavlennyh k zasedaniju Prezidiuma
frakcii «Edinaja Rossija» 22 sentjabrja 2014 g.
20.
The Materials of the Project «The main di
rections of budgetary policy for 2015 and
the planning period of 2016 and 2017» [Os
novnye napravleniya byudzhetnoy poli
tiki na 2015 god i na planovyy period 2016 i
2017 godov] URL: http://www.budgetnik.ru/
21.
Nikolaev Ja. French Stash [
Francuzskaja zanach
] // Rossijskaja gazeta. Federal’nyj vypusk.
2014. №
112. P. 4.
С. В.
Казанцев
нтироссийские санкции — монолог с позиции силы
тоги 2012
г. обозначили тенденцию к за
медлению темпов экономической дина
мики в России, которая продолжилась
и в 2013
г. Объем ВВП страны за 2012
г. возрос
лишь на 3,4%, (против 4,4% в 2011
г.), при том что
масштабы промышленного производства увели
чились лишь на 2,6% (против 4,7% в предшеству
ющем году), а рост инвестиций в основной капи
тал сократился до 6,7% против 8,3% за 2011
г. По
результатам 2013
г. темпы прироста ВВП соста
вили только 1,3%, а промышленного производ
ства — лишь 0,4%. В 2014
г. прирост ВВП не пре
высил 0,5–0,8%. В результате, несмотря на то что
масштабы кризисной рецессии (2008–2009
гг.)
УДК 338.1
труктурный аспект новой модели
экономического роста российской
экономики
ТО
В
АД
ИВАН
ИЧ,
канд. экон. наук, ведущий научный сотрудник Центра инновационной экономики Института экономики РАН
vladimir_�[email protected]
ннотация.
Условием перехода от сложившегося в российской экономике стагнационного тренда к устойчиво
му экономическому росту является преодоление структурных проблем: деградации национального производ
ства инвестиционного оборудования и технологической зависимости экономики. Следствием этого является
зависимость экономического роста от внешних финансовых источников.
В статье исследуются возможности
преодоления структурных ограничений экономики посредством развития импортозамещения в производстве
инвестиционного оборудования для основных секторов национального хозяйства. Преодоление финансовых
ограничений предлагается осуществить путем проведения целевой кредитной эмиссии для финансирования
приоритетных инвестиционных проектов различных секторов национальной промышленности, сельского хо
зяйства и жилищного строительства.
лючевые слова:
экономический рост, импортозамещение, социально-экономическое развитие, инвестицион
ew economic growth model of
ussian economy:
the structural aspect
AT
V
R IVAN
H,
PhD in Economics, leading researcher of The Innovation Economy Centre of the Institute of Economy (RAS)
vladimir_�[email protected]
bstract.
The main condition to pass from the existing stagnation trend towards sustainable growth for the Russian
economy is solving of the existing structural problems such as a degradation of the national production of the
investment equipment and a technological dependency of the national economy that �nally results in a high
dependency of the economic growth of the external �nancing sources.
Opportunities for overcoming the structural
restrictions by the development of the import substitution in the production of investment equipment required in
the main segments of the national economy are considered in this report. The �nancing restrictions are supposed
to be negotiated by the means of the special purpose emission for prioritized investment projects in different
segments of the national production, agriculture and housing construction.
Keywords:
economic growth, import substitution, economic development, investment purpose.
ЭКОНО
ИЧЕСКА
ОЛИТИКА
российской экономики были преодолены, темпов
докризисной (2000–2008
гг.) динамики экономи
ческого роста (которая составляла 6,9% среднего
дового прироста ВВП) достичь не удалось и обо
значилась тенденция к ее замедлению.
По оценкам Минэкономразвития, заметного
ускорения экономической динамики не следу
ет ожидать и в будущем среднесрочном периоде
гг.), о чем свидетельствуют параме
тры разработанного прогноза, который должен
лечь в основу бюджета на 2015–2017
гг. (
табл. 1
Однако в силу формирования понижательно
го тренда цены на нефть и введения США и ЕС
экономических санкций против России речь идет
о глубине и продолжительности наступающей
рецессии. При этом и в более благоприятных
внешних условиях темпы экономического роста
на временном отрезке 2014–2017
гг. прогнози
ровались ниже среднемировых, что, естественно,
не будет способствовать сокращению разрыва
в уровне экономического развития с лидерами
мировой экономики. Преодоление такого дву-,
троекратного отставания по показателю ВВП
на душу населения требует вывода экономики
на 7%-ный среднегодовой прирост ВВП, что по
зволит обеспечивать удвоение его объема за это
время. И такие темпы необходимо поддерживать
в течение 15–20 лет.
Однако такой рост экономики не был достиг
нут даже в период 2000–2008
гг., когда, как уже
отмечалось, удалось преодолеть потери ВВП пе
риода трансформационного спада 1991–1998
гг.,
но так и не удалось восстановить производст
венно-технологический потенциал и технологи
ческую конкурентоспособность национального
хозяйства (см.
рисунок
При этом исторический разрыв по уровню
технологического развития России и ведущих за
падных держав продолжал нарастать.
Следует обратить внимание и на то об
стоятельство, что посткризисное восстанов
ление (2010–2012
гг.), как и восстановление
Таблица 1
сновные показатели прогноза социально-экономического
оссийской Федерации
Показатель
отчет
Цена на нефть марки Urals (мировая),
долл. США за баррель
1, 2
Валовой внутренний продукт, прирост, %
Промышленность, прирост, %
Инвестиции в основной капитал, прирост, %
7,2
Реальная заработная плата, прирост, %
Оборот розничной торговли, прирост, %
Экспорт — всего, млрд долл. США
Импорт — всего, млрд долл. США
В.
труктурный аспект новой модели экономического роста российской экономики
гг., проходило на фоне стабильного
роста экспортных цен на топливно-энергетиче
ские ресурсы, составляющие более половины сто
имости российского экспорта. Устойчивый рост
экспортных цен приводил к стабильно нараста
ющему потоку финансовых поступлений в рос
сийскую экономику, что стимулировало спрос,
который в значительной степени удовлетворял
ся за счет импорта, а не соответствующего роста
собственного производства.
Так, с 2009 по 2011
гг. средние экспортные
цены на российскую нефть поднялись с 407
долл. за тонну до 744 долл.; на нефтепродук
ты — с 387 до 727 долл. за тонну, на природный
газ — с 249 до 331 долл. за 1000 куб. м; на мине
ральные удобрения (смешанные) — с 291 до 456
долл. за тонну. Это в расчете на 2011
г. обеспе
чило 26,3% прибавки номинального ВВП России
относительно 2009
г.
. Кроме того, росли цены
и на другие товары российского сырьевого экс
порта. Так, цены за тонну на чугун возросли с 277
до 475 долл.; на медь — с 4894 до 8737 долл.; на
никель — с 14
548 до 20
963 долл., на алюминий
(необработанный) — с 1444 до 2036 долл. Наи
большего значения средние экспортные цены
достигли в 2012
г., обозначив тенденцию к сни
жению в 2013
г. [5].
Рассчитано по [4].
Оценивая внешние условия для экономиче
ского роста в среднесрочной и долгосрочной пер
спективе, нет оснований рассчитывать, что они
будут такими же благоприятными, как и в 2000–
гг. Прежде всего это связано с ценовой конъ
юнктурой на энергоносители.
Во-первых, энергосбережение провозглаше
но в качестве одного из основных структурных
приоритетов США и ЕС, которое активно поддер
живается внедрением новых энергосберегающих
технологий.
Во-вторых, «сланцевая революция» повыси
ла уровень энергетической самообеспеченности
США, что оказывает влияние и на общее состоя
ние мирового энергетического баланса в направ
лении сдерживания ценовой динамики. Наконец,
введенные против РФ экономические санкции
нацелены на ограничение внешних источни
ков экономического роста как за счет снижения
экспортных доходов, так и за счет ограничения
доступа к мировым финансовым рынкам для си
стемообразующих российских банков, оборонных
и нефтедобывающих компаний.
Даже компенсировав ценовую стагнацию
мировых цен на энергоресурсы соответствую
щим ростом объемов добычи и экспорта сырья
и топливно-энергетических ресурсов, Россия не
имеет возможностей экономического роста ни
с точки зрения производственных мощностей,
емпы роста российской и мировой экономики, %
ЭКОНО
ИЧЕСКА
ОЛИТИКА
ни с точки зрения возможных масштабов спроса.
Таким образом, ситуация в очередной раз под
тверждает ущербность для России сложившейся
модели экономического роста, основывающейся
на устойчивом возрастании экспортных цен на
энергетические и сырьевые ресурсы и активном
вытеснении национального производства им
портом.
Следует отметить, что задача перехода на но
вую модель экономического роста периодически
выдвигается российским руководством с середи
ны 2000-х. В развернутом концептуальном виде
такая задача нашла отражение в утвержденной
Правительством РФ в ноябре 2008
г. Концепции
долгосрочного социально-экономического раз
вития РФ на период до 2020
г. В развитие этой
стратегической установки бывшим в то время
Президентом РФ Д.
А. Медведевым была выдви
нута задача модернизации страны и сформули
рованы известные приоритеты технологической
модернизации российской экономики, которые
нашли отражение в целом ряде секторальных
программ технологического и отраслевого разви
тия. Наконец, основные цели и задачи, решение
которых необходимо для обеспечения успешно
го развития страны в среднесрочной перспекти
ве, были сформулированы в одиннадцати Указах
Президента РФ В.
В. Путина от 7 мая 2012
г. Среди
них определяющее значение, по нашему мнению,
имеет Указ №
569 «О долгосрочной государст
венной экономической политике», поскольку от
успешности ее реализации зависит формирова
ние ресурсной базы для достижения поставлен
ных целей не только в области роста благосо
стояния и социального развития широких слоев
российских граждан, но и оборонной, и внешне
политической политики.
Однако вывести российскую экономику на ди
намичные и устойчивые темпы экономического
роста так и не удалось, что дает основание ста
вить вопрос об адекватности применяемых ин
струментов экономической политики стоящим
задачам экономического развития.
Важно также отметить, что проблема ускоре
ния темпов экономической динамики является
комплексной и должна рассматриваться в раз
резе целого ряда аспектов: макроэкономическо
го, структурного, технологического, ресурсного,
внешнеэкономического, институционального.
Макроэкономический аспект анализирует влия
ние на динамику роста возможной комбинации
основных факторов общественного производства
в контексте изменения их роли (эффективности)
на достаточно долговременном (15–20 лет) трен
де. Собственно, смена модели экономического
роста и означает смену роли основных факторов,
которые должны определять его динамику на до
статочно продолжительном временном отрезке
(соотношение труда и капитала; распределение
ВВП на потребление, накопление и инвестиции;
источники трудовых ресурсов и инвестиций
и эффективность их использования). Структур
ный аспект формирует отраслевое (продуктовое)
наполнение экономического роста в контексте
обеспечения технологической, экономической
и геополитической конкурентоспособности на
ционального хозяйства. Ключевая проблема
рассматриваемого аспекта новой индустриали
зации — выбор приоритетов для формирования
перспективной промышленной структуры наци
онального хозяйства. Ресурсный аспект выявляет
потребности и возможности ресурсного обеспе
чения структурных приоритетов экономического
роста как с точки зрения финансовых, так и не
финансовых ресурсов — научно-технологиче
ского и производственного, а также кадрового
потенциала; формирует предложения по преодо
лению имеющихся ресурсных ограничений. Для
современной российской экономики в качестве
таких ограничений выступают трудовые ресурсы
и капитал, как овеществленный в современных
машинах и оборудовании, так и в финансовой
Наконец, институциональный аспект форми
рует правила и нормы (механизмы) функциони
рования и взаимодействия основных субъектов
экономической деятельности, оценивает эффек
тивность сложившихся норм и правил и выра
батывает предложения по повышению качества
(эффективности) институциональной среды для
инвестиционной и инновационной деятельности,
включая условия широкомасштабного освоения
нововведений в различных секторах националь
ного хозяйства. При всей значимости институ
тов для эффективности функционирования эко
номической системы сама институциональная
система должна ориентироваться на специфику
поставленных целей и задач, доступные методы
и ресурсные ограничения. Отмеченные аспек
ты экономического роста обладают внутренней
связью и взаимозависимостью, которые должны
учитываться при формировании практической
В.
труктурный аспект новой модели экономического роста российской экономики
политики. Вместе с тем, как представляется,
структурный аспект имеет первостепенное зна
чение, формируя отраслевое (продуктовое) на
полнение экономического роста в контексте
обеспечения технологической, экономической
и геополитической конкурентоспособности на
ционального хозяйства.
В свою очередь, исходные представления
о будущей материальной структуре экономики
формируют требования к количеству и качест
ву необходимых технологических и трудовых
ресурсов, инвестициям и их источникам, вос
производственной и институциональной среде
для их эффективного использования. Ключевая
проблема структурного аспекта экономического
роста — выбор приоритетов для формирования
перспективной отраслевой (производственной)
структуры национального хозяйства, формирую
щей ВВП страны. Выбор таких приоритетов дол
жен учитывать целый ряд факторов — емкость
перспективных товарных рынков для различных
секторов национального хозяйства; потенциал
роста конкурентоспособности различных секто
ров национального производства; необходимую
степень самообеспеченности по различным това
рам стратегического значения; социальную зна
чимость развития тех или иных секторов нацио
нального хозяйства и промышленности.
Выход на устойчивый и динамичный эконо
мический рост прежде всего предполагает мас
штабное расширение рынков для продукции
национальных производителей и нахождение
производственных, технологических и инвести
ционных возможностей для их освоения. Соб
ственно, определение перспективных рынков
с учетом национальных возможностей и кон
курентных преимуществ и должно составлять
основное содержание деятельности по опреде
лению долгосрочных структурных приоритетов
экономического роста. Если рассматривать об
щемировую тенденцию, то расширение спроса на
основе формирования новых продуктовых гло
бальных рынков и новых индустрий будет свя
зано с развитием прорывных технологий нового
технологического уклада, так называемых НБИК
(нано-био-информационно-когнитивных) техно
логий, промышленное освоение которых опреде
ляет наполнение «новой индустриализации» [6].
В таком контексте долгосрочные перспективы
роста конкурентоспособности российской эко
номики связаны с динамичным формированием
новых индустрий (ядра производства), которые,
в свою очередь, связаны с внедрением НБИК-
технологий и продвижением на внешние рын
ки прорывной инновационной продукции, что
должно способствовать диверсификации экс
портной базы национальных экономик. Реали
зация такой опережающей стратегии с опорой
на новую технологическую волну предполагает,
первых, концентрацию ресурсов на активиза
ции научно-технологической деятельности в от
меченных сферах, а во
вторых, масштабную ин
вестиционную поддержку проектов по освоению
выпуска наукоемкой инновационной продукции,
конкурентоспособной на внешних рынках.
Вместе с тем при всей важности наращивания
потенциала в отраслях перспективного техноло
гического уклада вряд ли стоит рассчитывать на
то, что рынки новой инновационной продукции
смогут обеспечить высокие темпы экономиче
ского роста. Во-первых, произошедшая в постсо
ветский период общая деградация машиностро
ительного потенциала накладывает серьезные
ограничения на возможности самостоятельной
(т.
е. без импорта технологического оборудова
ния) реализации технологических инноваций
в различных секторах российской экономики.
Во-вторых, как показывает опыт развитых эконо
мик, перешедших в 80-е годы прошлого столетия
на инновационную модель экономического роста,
она обеспечивала порядка 2–3% среднегодового
прироста ВВП, что недостаточно для решения за
дачи преодоления общеэкономического отстава
ния России от лидеров мировой экономики.
Для существенного ускорения темпов эконо
мической динамики для национальных произво
дителей необходим выход на новые масштабные
рынки. Такие рынки могут быть внешними или
внутренними. Выбор модели, по большому сче
ту, зависит от конкретных условий формирова
ния устойчивого воспроизводственного процес
са — имеющегося набора конкурентных ресурсов
и потенциальной емкости платежеспособных
рынков. Если рассматривать успешную так назы
ваемую восточную модель догоняющей модерни
зации (Япония, Республика Корея, Тайвань, КНР),
то формирование сильной экспортной ориента
ции экономик этих стран была связано с ресурс
ными ограничениями (энергия, сырье, капиталы)
и невозможностью их преодоления в рамках на
ционального рынка. Обеспечение экономическо
го роста сырьем и энергетическими ресурсами
ЭКОНО
ИЧЕСКА
ОЛИТИКА
за счет внешнего рынка, естественно, требовало
наращивания экспортных возможностей для по
лучения валютных ресурсов, а в качестве кон
курентного преимущества выступала дешевая
рабочая сила с достаточно высокими качествен
ными характеристиками (уровень образования,
трудовая этика). Важным элементом успешности
такой «догоняющей модернизации» стала транс
формация экспортных доходов в наращивание
собственного технологического и производствен
ного потенциала в широком спектре промыш
ленных отраслей.
Если рассматривать сценарий роста на основе
импортозамещения, то необходимо учитывать не
столько влияние, которое такой процесс может
оказывать на перспективное состояние платеж
ного баланса, сколько мультипликационный эф
фект на изменение потенциала экономического
роста и конкурентоспособности национального
хозяйства в целом. Рассматривая в таком кон
тексте ситуацию в России, следует отметить, что
основным ограничением развития для ускорения
экономического роста выступает фактор капита
ла (прежде всего в вещественной форме инвес
тиционного оборудования) при высоком уровне
обеспеченности энергетическими и сырьевыми
ресурсами и достаточно емком внутреннем рын
ке ЕАЭС и СНГ.
Если говорить о структурных изменениях
посткризисного восстановления,
то за четыре
года (с 2010 по 2013
г.) индекс производства ма
шин и оборудования вырос на 22,8%; производ
ство электрооборудования, электронного и опти
ческого оборудования — на 29%; транспортных
средств и оборудования — на 64,7%.
В результате объем выпуска продукции 2008
г.
был восстановлен и превышен лишь в произ
водстве транспортных средств и оборудования
и добыче топливно-энергетических полезных
ископаемых, а дореформенные (1991
г.) масшта
бы выпуска не были восстановлены как по об
рабатывающей промышленности в целом, так
и по видам деятельности, относящимся к сов
ременному машиностроению, формирующему
инвестиционный потенциал экономики (произ
водство машин и оборудования, электрообору
дования, электронного и оптического оборудо
вания, транспортных средств и оборудования).
По многим видам продукции инвестиционного
назначения объемы выпуска упали во много раз,
поставив отрасли на грань полного исчезнове
ния (станкостроение, тракторостроение, произ
водство текстильного и швейного оборудования)
табл. 2
Так, по оценкам Минпромторга РФ, в 2011
г.
доля российских производителей металлорежущих
Таблица 2
ндексы промышленного производства
по видам экономической деятельности* (1991 100)
Вид деятельности
Добыча полезных ископаемых
Добыча топливно-энергетических
полезных ископаемых
77,8
117,6
Добыча полезных ископаемых, кроме
топливно-энергетических
57,2
67,6
Обрабатывающие производства
47,5
Производство машин и оборудования
Производство электро-,
электронного и оптического оборудования
137,1
Производство транспортных средств и оборудования
* Рассчитано по [7].
В.
труктурный аспект новой модели экономического роста российской экономики
станков составляла на внутреннем рынке лишь
6%; кузнечно-прессовых машин — 6,7%; горного
оборудования — 30%; металлургического обору
дования — 25%; оборудования для добычи нефти
и газа — 30%; тракторов сельскохозяйственного
назначения — 18,9%; зерноуборочных и кормоубо
рочных комбайнов — 43,7%; экскаваторов — 15%;
бульдозеров — 30%
. Наращивание выпуска неко
торых видов потребительских товаров длитель
ного пользования, включая легковые автомобили,
происходит за счет «отверточной сборки» и не ве
дет к росту собственных национальных технологи
ческих компетенций и технологической конкурен
тоспособности национальной экономики. Другим
ограничением роста российской экономики вы
ступают трудовые ресурсы, как в отношении на
ращивания их численности, так и эффективности
использования.
В то же время важнейшим ресурсом повыше
ния производительности труда и преодоления
на этой основе ограничений трудового фактора
для экономического роста является технологи
ческая модернизация производства, в ходе ко
торой происходит замещение труда капиталом.
Таким образом, капитальные ресурсы становят
ся для России основным фактором изменения
сложившейся модели экономического роста
и преодоления на этой основе стагнационного
тренда. Преодоление ресурсных ограничений
капитала может осуществляться за счет им
порта машин и оборудования с внешнего рын
ка либо на основе наращивания собственных
возможностей его воспроизводства, поскольку,
в отличие от невоспроизводимых природных
факторов, капитал в вещественно-материаль
ной форме может начать воспроизводиться на
национальных рынках при соответствующей
структурной и технологической политике. Од
нако, как отмечалось выше, в России сложился
иной тип воспроизводства, при котором рост
ВВП (доходов граждан и государства) не осно
вывается на адекватном увеличении технологи
ческой и производственной конкурентоспособ
ности национальной экономики и не усиливает
внутренний потенциал развития, сохраняя его
зависимость от внешних конъюнктурных фак
торов. Таким образом, импортозамещение ка
питала становится важнейшим условием для
формирования новой модели устойчивого
Рассчитано по [7].
экономического роста перехода на инноваци
онный путь развития.
Отметим, что в принятой в 2012
г. государст
венной программе «Развитие промышленности
и повышение ее конкурентоспособности на пе
риод до 2020 года», ставилась задача: «создание
устойчивой, структурно сбалансированной про
мышленности, способной к эффективному са
моразвитию, на основе интеграции в мировую
технологическую среду и разработки передовых
промышленных технологий, нацеленных на фор
мирование новых рынков инновационной про
дукции, а также эффективно решающей задачи
обеспечения обороноспособности страны» [7].
В то же время намечаемая в госпрограмме
динамика роста промышленного производст
ва позволит поднять долю включенных в нее
отраслей гражданской промышленности лишь
с 5,5% ВВП до 5,7% в 2020
г., что вряд ли сможет
Таблица 3
ровень самообеспеченности
отечественного рынка отдельными видами
промышленной продукции*, %
Автомобили легковые, шт.
Автомобили грузовые, шт.
Автомобили легкие коммерческие, шт.
Автобусы, шт.
Трактора сельскохозяйственные, шт.
Комбайны зерно и кормоуборочные, шт.
Бульдозеры, шт.
Экскаваторы, шт.
Автогрейдеры, шт.
Погрузчики фронтальные, шт.
Станки металлорежущие, шт.
Кузнечно-прессовые машины, шт.
Горное оборудование, т
Металлургическое оборудование, т
Подъемно-транспортное оборудование, т
Оборудование для нефтегазодобычи, т
* Рассчитано по [5].
ЭКОНО
ИЧЕСКА
ОЛИТИКА
заметно изменить промышленный статус Рос
сии. Более того, реализация намеченных в гос
программе параметров промышленного разви
тия не позволит достичь необходимого уровня
самообеспеченности по важнейшим видам про
дукции инвестиционного назначения, сохранив
высокую импортную зависимость в таких важ
нейших для экономического роста и экспортно
го потенциала России секторах, как производст
во оборудования для нефтегазодобычи, горной
и металлургической промышленности, произ
водство строительной и сельскохозяйственной
техники (
табл. 3
Особую тревогу должна вызывать ситуация
в отечественном станкостроении, без восста
новления технологического и производствен
ного потенциала которого трудно рассчитывать
на преодоление технологического отставания
в машиностроительном комплексе в целом. Со
ответственно будет оставаться излишне высокая
зависимость от импорта важнейших секторов
национального хозяйства — оборонного, метал
лургического, энергетического, нефтегазодобычи,
которая подрывает собственные инвестиционные
возможности развития национальной экономики.
Санкции Запада достаточно убедительно иллю
стрируют такие угрозы.
В 2013
г., по данным Росстата, импорт в Рос
сию машин, оборудования и транспортных
средств из стран дальнего зарубежья составил
140 млрд долл. США или 50,8% от общего объема
импорта по данной группе стран, что на 2 млрд
долл. меньше, чем в предшествующем 2012
г.,
когда доля машин, оборудования и транспорт
ных средств составила 52,1% от объема импорта
из стран дальнего зарубежья. Другими важней
шими статьями импорта оставались продоволь
ственные товары и сельскохозяйственное сырье,
а также продукция химической промышленно
сти. Доля импорта этих товарных групп состави
ла в 2013
г. 13,4% (36,9 млрд долл. США) и 16,6%
(46 млрд долл. США) соответственно. Отметим,
что российский экспорт машин, оборудования
и транспортных средств в страны дальнего за
рубежья составил в 2013
г. лишь 16,4 млрд долл.
или 3,6% от общего объема российского экспор
та в отмеченную группу стран. Таким образом,
Россия остается чистым импортером машин
и оборудования различного назначения из стран
дальнего зарубежья с отрицательным сальдо
в размере порядка 125 млрд долл. [5].
Если сравнивать объемы импорта машин
и оборудования из стран дальнего зарубежья
с объемами национального производства ана
логичных видов продукции (машины и обору
дование; электрооборудование, электронное
и оптическое оборудование; транспортные сред
ства и оборудование), то по стоимости импорт
в 2013
г. составлял 79% от внутреннего производ
ства (объемы отгруженной продукции), а с уче
том импорта машин и оборудования из стран
СНГ — 87%
. Важно отметить, что не весь объем
импорта, отражаемый Росстатом в рассматри
ваемой товарной позиции (машины, оборудова
ние и транспортные средства), может относиться
к инвестиционным товарам. Анализ таможенной
статистики с определенной долей погрешности
позволяет определить масштабы неинвестици
онного импорта по рассматриваемой группе то
варов из стран дальнего зарубежья в объеме не
менее 40 млрд долл. в 2013
г. Это был импорт как
готовой продукции, так и узлов и деталей для ее
сборки внутри страны. Соответственно, порядка
100 млрд долл. составлял импорт из стран даль
него зарубежья продукции инвестиционного
назначения (включая узлы и запчасти для такой
продукции)
Следует учитывать, что в 2013
г. российская
экономика фактически находилась в стадии стаг
нации. Если рассматривать сценарий перехода на
устойчивый экономический рост, то он потребует
прежде всего роста инвестиционной активности
минимум до 30% ВВП, т.
е. увеличения объема ин
вестиций на 6,6 трлн руб. в год (в ценах 2013
г.),
из которых порядка 3 трлн руб. (или 94,3 млрд
долл.) должны составлять машины и оборудова
ние. Отметим, что при реализации такого сцена
рия экономического развития общая потребность
в машинах и оборудовании инвестиционного
назначения может быть оценена в 8,91 трлн руб.
(что в 3,9 раза превышает объем их националь
ного производства в 2013
г.), а потенциал импор
тозамещения по оборудованию инвестиционного
назначения — в 7,6 трлн руб. Кроме того, не менее
1,3 трлн руб. может составлять потенциал импор
тозамещения от локализации производства ком
плектации для автомобильной промышленности
и производства бытовой техники длительного
пользования.
Рассчитано по [5].
Рассчитано по [8].
В.
труктурный аспект новой модели экономического роста российской экономики
Таким образом, на основе импортозаме
щения инвестиционного оборудования может
быть сформирован достаточно емкий рынок
(спрос) на широкую номенклатуру промыш
ленной продукции, удовлетворение которого
должно способствовать росту экономической
динамики. Важно также иметь в виду, что им
портозамещение инвестиционного оборудова
ния вызовет масштабный мультипликацион
ный эффект в экономике, расширив внутренние
инвестиционные возможности для развития
основных отраслей национального хозяйства,
включая такие приоритетные для экономиче
ского роста отрасли, как сельское хозяйство
и строительство. Российский рубль получит до
полнительное товарное обеспечение в важней
шем для становления экономического роста
секторе экономики, что расширит его эмисси
онную базу, сократив зависимость динамики
развития от внешних источников финансиро
С учетом вышеизложенного, приоритетами
структурной модернизации российской эконо
мики, формирующими материальное наполне
ние экономического роста, должны стать как
новые индустрии перспективного технологиче
ского уклада (на основе НБИК-технологий), при
званные обеспечить технологическую конкурен
тоспособность и независимость на длительную
перспективу, так и широкомасштабная диверси
фикация и технологическая модернизация ос
новных секторов машиностроения, призванная
кардинально снизить зависимость важнейших
секторов национального хозяйства от машин
и оборудования. При этом если первое направ
ление должно основываться преимущественно
на собственных (с учетом потенциала Евразий
ского союза) инновациях, то второе, связанное
с технологическим обновлением основных отра
слевых сегментов реального сектора экономики,
может широко использовать трансферт передо
вых зарубежных технологий и их дальнейшее
совершенствование в воссоздающихся на этой
основе национальных центрах технологических
компетенций.
итература
URL://http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/
rosstat_main/rosstat/ru/statistics/accounts/.
2.
URL: http://economy.gov.ru/minec/activity/
sections/macro/prognoz/201409261.
3.
URL: http://www.vedomosti.ru/finance/
news/26448611/otstayuschee-razvitie#
ixzz31fE0wyoe.
4.
Россия в цифрах, 2013. Краткий статистиче
ский сборник. М.: Росстат, 2013.
Россия в цифрах, 2014. Краткий статистиче
ский сборник. М.: Росстат, 2014.
6.
Казанцев А.
К., Киселев В.
Н., Рубваль
тер Д.
А., Руденский О.
В. NBIC-технологии:
Инновационная цивилизация
XXI века. М.:
ИНФРА-М, 2012.
Госпрограмма РФ «Развитие промышлен
ности и повышение ее конкурентоспо
собности». URL: http://www.minpromtorg.
gov.ru/reposit/minprom/ministry/fcp/8/Gos._
programma_RF.pdf.
8.
Таможенная статистика внешней торговли
Российской Федерации, 2013 год. М.: ФТС,
2014. C. 276–313.
eferences
URL://http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/
rosstat_main/rosstat/ru/statistics/accounts/.
2.
URL: http://economy.gov.ru/minec/activity/
sections/macro/prognoz/201409261.
3.
URL: http://www.vedomosti.ru/finance/
news/26448611/otstayuschee-razvitie#
ixzz31fE0wyoe.
4.
Russia in figures, 2013. Short statistical
book. [Rossiya v tsifrakh, 2013. Kratkiy
statisticheskiy sbornik]. M., Rosstat. 2013.
Russia in figures, 2014. Short statistical
book. [Rossiya v tsifrakh, 2014. Kratkiy
statisticheskiy sbornik]. M., Rosstat. 2014.
6.
A.
K. Kazantsev, V.
N. Kisilev, D.
A. Rubval’ter,
O.
V. Rudenskiy. NBIC-technologies:
Innovation civilization of the XXI century.
[NBIC-tekhnologii: Innovatsionnaya
tsivilizatsiya XXI veka]. M., INFRA-M. 2012.
The state program of the Russian Federation
«Development of industry and increasing
its competitiveness». [Gosprogramma RF
«Razvitie promyshlennosti i povyshenie
ee konkurentosposobnosti»]. URL: http://
www.minpromtorg.gov.ru/reposit/minprom/
ministry/fcp/8/Gos._programma_RF.pdf.
8.
Customs statistics of foreign trade of the
Russian Federation, 2013. [Tamozhennaya
statistika vneshney torgovli Rossiyskoy
Federatsii 2013 god]. FTS, Moskva. 2014.
P. 276–313.
ЭКОНО
ИЧЕСКА
ОЛИТИКА
кономический рост в России, начиная со вто
рой половины 2012
г., существенно замедлил
ся, а после мая 2013
г. в связи с наметившим
ся трендом обесценения российской валюты эконо
мика России вошла в затяжную рецессию. Рост ВВП
в 2013
г. составил 1,3% (против 3,4% в 2012
г. и 4,3%
в 2011
г.), промышленное производство находилось
практически на нулевом уровне, а в структуре об
рабатывающих производств было отмечено даже
снижение выпуска на 1,2%.
Отрицательная динамика наблюдалась и в инве
стициях в основной капитал. В 2014
г. годовые тем
пы прироста ВВП, по всей видимости, не превысили
0,5%. На ужесточение негативной динамики сильно
повлияли низкие цены на нефть (падение в течение
года в 2,5 раза), секторные санкции со стороны за
падных юрисдикций (их компенсация требует, как
минимум, годового прироста ВВП в 5–7%), стреми
тельное замедление темпов роста реальных распо
лагаемых доходов населения (0,3% в 2014
г. против
3,2% в 2013
г.), резкая девальвация номинального
курса рубля (за год на 41% против американской
валюты и на 34% против единой европейской), от
ток капитала (свыше 150 млрд долл. США), наличие
структурных проблем, высокие административные
барьеры.
В таких условиях рассчитывать, что российской
экономике в среднесрочной перспективе удаст
ся достичь запланированный Правительством РФ
прирост инвестиций в основной капитал (2,4% —
в 2015
г., 1,6% — в 2016
г. и 4,7% — в 2017
г.), вряд ли
стоит. Причин несколько:
во
первых, резкое снижение инвестиций в си
стемообразующих российских компаниях (нефтега
зовых и инфраструктурных), являющихся основой
всей российской экономики. Так, в течение послед
них трех лет эти компании значительно сократили
капитальные вложения в добычу и транспортиров
ку, т.
е. в те виды деятельности, в которых до послед
него времени было сосредоточено около 40% всех
УДК 338.1
редитный потенциал банковского
сектора
оссии: состояние
и перспективы роста
АЛЕ
КСАНД
РО
д-р экон. наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института экономики РАН
[email protected]
ннотация.
В статье анализируются кредитный потенциал банковского сектора России и меры Центрального
банка РФ по обеспечению роста кредитования российской промышленности в среднесрочной перспективе.
лючевые слова:
Банк России, банковский сектор, денежно-кредитная политика, кредитный потенциал, эко
номический рост.
ussia’s banking sector credit potential: conditions,
and growth prospects
N
H,
Doctor of Economics, Professor, Lead researcher of the Institute of Economics RAS,
[email protected]
The paper analyses the Russia’s banking sector credit potential, and the Bank of Russia policies, aiming
to surge lending of industrial �rms in middle range period.
Keywords:
Bank of Russia, banking
sector, economic growth, �scal policy, credit potential, monetary policy.
ФИНАНСОВА
АНАЛИТИКА
инвестиций российской экономики в основной ка
вторых, стремительное снижение чистой
прибыли преобладающего числа российских ком
паний, что сдерживало рост собственных средств
предприятий. Так, в первой половине 2014
г. чи
стая прибыль российских компаний сократилась
на 31,5%. В настоящее время это стало характерно
почти для всех отраслей российской экономики [2].
Основной причиной снижения прибыли был рост
чистых убытков вследствие девальвации рубля
(рост валютной части долга предприятий в рубле
вом выражении и удорожание затрат на производ
ственный импорт). Особенно сильно девальвация
рубля затронула такие отрасли, как сельское хо
зяйство, машиностроение, химическая промыш
ленность и сфера услуг. В условиях значительного
снижения рентабельности, роста издержек и удо
рожания импорта российские предприятия отда
вали предпочтение стратегии повышения цен на
свою продукцию. Однако это приводило не к росту,
а к снижению конкурентоспособности российских
товаропроизводителей и ухудшению их инвестици
онного потенциала;
третьих, резкое снижение уровня бюд
жетной обеспеченности регионов собственными
доходами. В 2014
г. увеличились дотации из фе
дерального бюджета на выравнивание бюджет
ной обеспеченности (ее получили 72 региона из
83). Общий объем межбюджетных трансфертов
составил 893,7 млрд руб. (за аналогичный период
г.
— 780,4 млрд руб.). Кроме того, выросла го
сударственная поддержка регионов в виде бюджет
ных кредитов, объем которых на 1 августа 2014
г.
составил 529,0 млрд руб. (426,0 млрд руб.
— на 1 ян
варя 2013
г.). Это привело к тому, что совокупный
государственный долг всех субъектов Федерации на
1 октября 2014
г. превысил 2,1 трлн руб. (в котором
доля коммерческих кредитов банков составляла
38%, а бюджетных кредитов — 30%) [3];
четвертых, значительное увеличение в ру
блевом выражении расходов российских корпора
ций и банков, связанных с обслуживанием нако
пленного внешнего долга. Общая сумма внешнего
долга, которую российские банки и предприятия
нефинансового сектора должны были погасить за
IV
квартал 2014
г. и в течение 2015
г. (это примерно
26% всей совокупной задолженности), составляет
171,8 млрд долл., из них 55,9 млрд долл.
— задол
женность банков (в то время как банки могут по
гасить самостоятельно только 57%) и 116,0 млрд
долл.
— задолженность российских корпораций
(причем более 64,0% всего долга приходится на
компании нефтегазового сектора). При этом их
доля в платежах по обслуживанию совокупно
го внешнего долга корпораций и банков в 2016–
гг.
— 36% и после 2019
г.
— 38% [3]. Однако
в условиях форс-мажора (в случае неисполнения
финансовых обязательств) от российских корпора
ций и банков могут потребовать одноразового по
гашения всей суммы накопленной задолженности,
тогда им единовременно придется погасить внеш
ний долг в 485,9 млрд долл. США [4].
Российская экономика в настоящее время сто
ит перед непростым выбором: каким образом
решать наиболее острые проблемы стагфляции,
вызванные значительным сокращением внеш
него и внутреннего инвестиционного и потре
бительского спроса, резкой девальвацией и силь
ной волатильностью обменного курса рубля,
усилением геополитических и макроэкономиче
ских рисков (обусловленных, в том числе, дейст
вием структурных проблем и взаимных санкций)
и одновременно изыскать новые источники вну
треннего и внешнего фондирования экономиче
ского роста.
Оставаясь открытой для налаживания новых
и укрепления старых экономических отношений
со всеми странами и зарубежными компания
ми, российской экономике, по нашему мнению,
в ближайшие три года не следует рассчитывать на
приток значительных внешних инвестиций. Более
того, в этом сегменте российская экономика мо
жет столкнуться с новыми факторами системного
риска, исходящими от переориентации привле
чения внешнего фондирования с дешевых аме
риканских и европейских финансовых рынков на
более дорогое фондирование с финансовых рын
ков стран АТР. Например, 13 октября 2014
г. Банк
России заключил соглашение о валютном свопе на
три года (с возможной пролонгацией) с Народным
банком Китая на сумму 150 млрд юаней (24,5 млрд
долл.). В то же время такая смена вектора внеш
него фондирования, по нашему мнению, сопряже
на с новыми для российских компаний и банков
макроэкономическими и финансовыми рисками,
ростом затрат на добычу, геологоразведку
и поставку сырой нефти/природного газа и цвет
ных металлов как в Европу, так и в Китай;
закреплением сырьевой направленно
сти структуры российского экспорта в АТР
С. А.
редитный потенциал банковского сектора
оссии: состояние и перспективы роста
и стремительным снижением конкурентоспособно
сти продукции обрабатывающей промышленности
России;
ростом потребительского дешевого («серого»)
импорта из развивающихся стран (и в первую оче
редь из Китая);
дальнейшим возрастанием роли диктата Ки
тая в системе внешнеэкономических связей России
в АТР;
усилением китайского присутствия в регио
нальной экономике России, особенно в регионах
Сибири и Дальнего Востока.
В условиях неблагоприятных для России
внешнеэкономических сдвигов, ухудшения усло
вий торговли, наличия санкций и снижающих
ся нефтяных цен, ограничения и сворачивания
дешевого внешнего фондирования основными
источниками развития российской экономики
в ближайшей среднесрочной перспективе, как
отмечает президент «Меркурий-клуба» Е.
М. При
маков, должны быть только собственные средства,
резервы и возможности. Но для их эффективного
использования предстоит, по его мнению, сде
лать экономический маневр, направленный на
диверсификацию экономики, разворот ее струк
туры от сырьевой направленности к развитию
обрабатывающей наукоемкой промышленности,
способный вывести экономику России из тяжелой
экономической ситуации [5]. Но для этого необ
ходимо, чтобы бюджетная консолидация, кото
рую предстоит нашей стране реализовать в бли
жайшее время, не столько служила обеспечению
финансовой стабильности (что, безусловно, важ
но), но способствовала экономическому росту за
счет кредитной накачки предприятий реального
сектора экономики дешевыми и долгосрочными
ресурсами.
В этой связи возникают два вопроса:
1) не приведет ли наращивание кредитной экс
пансии к кредитному перегреву экономики, за ко
торым неизбежно последуют рост потребительских
цен (инфляция), дальнейшая девальвация курса ру
бля, чрезмерное обременение хозяйствующих субъ
ектов долгами, резкое обесценение национальных
активов, рост государственного и корпоративного
долга;
2) имеют ли российские банки недоиспользо
ванные внутренние резервы, которые могут быть
предоставлены предприятиям нефинансового сек
тора и населению для экономического маневра,
необходимого для модернизации промышленного
производства без какой-либо дополнительной на
качки экономики деньгами.
редитный перегрев и факторы
его формирования
Кредитный перегрев — следствие продолжитель
ного кредитного бума. Его факторами могут быть
процикличность денежно-кредитной политики
Центрального банка, расширительная фискальная
политика (например, стремительный рост госу
дарственных расходов) и/или стремительный рост
частных инвестиций в реальную экономику, фи
нансируемую за счет банковского кредита, внешних
и внутренних облигационных займов.
На фазе экономического подъема финансовые
посредники увеличивают предложение кредита,
снижают требования к качеству потенциальных за
емщиков и залоговых обеспечений. С одной сторо
ны, это увеличивает предложение кредита, делает
его более доступным, позволяя заемщикам больше
инвестировать и потреблять. Но, с другой стороны,
если совокупный кредит начинает расти слишком
быстро (например, ежегодный темп прироста изме
ряется двузначными числами), возникает кредит
ный бум. Он сопровождается ростом финансового
левериджа хозяйствующих субъектов, цен на фи
нансовые и реальные активы и усилением кредит
ных рисков.
До глобального финансового кризиса в эконо
мических дискуссиях и на практике считалось, что
центральные банки не должны сдерживать разви
тие кредитных бумов. Причин несколько.
Во-первых, в связи с переходом ведущих стран
к режиму таргетирования инфляции центральные
банки больше внимания при проведении денежно-
кредитной политики концентрировали на регулиро
вании процентных ставок. При этом темп прироста
денежных агрегатов многие центральные банки
развитых стран перестали таргетировать, исключив
тем самым из сферы своего внимания и мониторинг
динамики темпов прироста совокупного кредита.
Во-вторых, доминировавшее в период до гло
бального финансового кризиса микропруденци
альное регулирование, делающее упор на надзор
за деятельностью отдельных финансовых институ
тов, было не приспособлено для решения проблем,
порождаемых ростом агрегированного кредита.
К тому же микропруденциальное регулирование не
учитывало перекрестные взаимосвязи финансовых
посредников и их влияние на стабильность банков
ского сектора в целом.
ФИНАНСОВА
АНАЛИТИКА
В-третьих, среди специалистов преобладала точ
ка зрения, что центральному банку не следует пы
таться предотвращать кредитный бум в силу слож
ности идентификации начала бума, но он должен
уметь разрешать последствия взрыва пузырей цен
на активы [6].
В настоящее время среди экспертов и практиков
достигнут консенсус в том, что кредитные бумы
в лучшем случае опасны, а в худшем — предвестни
ки финансовой катастрофы [7]. Но пока специали
сты не пришли к согласию о том, с помощью каких
мер центральный банк может предотвратить транс
формацию кредитного бума в кредитный перегрев
и сползание экономики в затяжную рецессию.
Кредитный перегрев могут вызвать внешние
и внутренние макроэкономические и финансовые
факторы, идентификация которых позволяет вы
явить подверженность экономики страны кредит
ным бумам. В экономической литературе выделяют
три основных фактора, ведущих к развитию опас
ного кредитного перегрева:
мягкая нетрадиционная монетарная политика
ведущих центральных банков, удерживающая про
центные ставки на близком к нулевому значению
уровне и сопровождающаяся резким увеличением
монетарных агрегатов;
либерализация операций по финансовому
(по старой методике МВФ — капитальному) счету
платежного баланса и управление волатильностью
обменного курса, значительно увеличивающие до
ступное для банков фондирование;
кредитная активность национальных банков,
вызванная мягкими ограничениями фискальной
политики, расширительной денежно-кредитной
политикой и неэффективным банковским регули
ак формировался кредитный
перегрев в российской экономике
Кредитный перегрев [8] может быть спровоциро
ван притоками капитала, привлекаемого из разных
источников. В их основе, как правило, находится
банковский кредит. Во-первых, на долю банковско
го кредита приходится большая часть совокупного
кредита страны, а в странах с формирующимися
рынками — преобладающая часть. Во-вторых, ста
тистика по банковскому кредитованию более до
ступна и лучше проработана. Это позволяет прово
Таблица 1
остояние кредитного перегрева экономики
оссии, 2008–2014
гг., млрд руб.
Статьи баланса
Кредитный портфель*
Прирост кредитного портфеля
Обязательства внутренние
Прирост обязательств
внутренних (располагаемых)
– 584
– 289
Кредитный перегрев
(фактический) ***, %
– 4,3
– 1,4
- 5,3
Кредитный перегрев
(потенциальный) ****, %
— 5,7
- 6,0

* Кредитный портфель Требования к другим нефинансовым организациям + Требования к населению + Требования к кредитным

** Обязательства внутренние (располагаемые) Обязательства (всего) — Чистые иностранные активы — Чистые требования к централь
ному банку — Чистые требования к органам государственного управления — Требования к другим финансовым организациям — Требо
вания к нефинансовым государственным организациям.
*** Кредитный перегрев (фактический) Годовой прирост кредитного портфеля / ВВП базового года — 0,1.
**** Кредитный перегрев (потенциальный) Годовой прирост кредитного портфеля + годовой прирост обязательств внутренних распола
гаемых / ВВП базового года — 0,1.
Источник
.cbr.ru
; расчеты автора.
С. А.
редитный потенциал банковского сектора
оссии: состояние и перспективы роста
дить более точный анализ последствий чрезмерно
быстрого роста банковского кредита и снижения
стандартов кредитного андеррайтинга.
Результаты эмпирического анализа развития
российского банковского сектора за 2008–2014
гг.
(см.
табл. 1
) показали, что фактически кредитный
перегрев в российской экономике наблюдался:
• в 2007
г.
— за счет притока иностранного капи
• 2008
г.
— за счет антикризисных мер правитель
ства и Центрального банка;
• 2011
г.
— за счет роста кредитной эмиссии, уве
личившей кредитование нефинансовых организа
ций на 26,0% и на 35,9% — физических лиц. С уче
том средств, выведенных из кредитного оборота
реального сектора, кредитный перегрев (потенци
альный) мог бы наблюдаться в 2007, 2008, 2011, 2012,
гг.
Задолго до развертывания кризиса второй по
ловины 2014
г. ряд российских экономистов ак
тивно доказывали необходимость дальнейшего
наращивания кредитования, указывая, что по срав
нению с другими экономиками в нашей стране не
достаточный уровень монетизации. Так, академик
С. Глазьев предлагает нарастить кредитный пор
тфель банков до 100% ВВП и выше [9]. Реализация
подобных предложений приведет (в текущих це
нах) к сильному кредитному перегреву российской
экономики (ситуации, когда годовой темп приро
ста совокупного кредита превысит 30%). В резуль
тате вместо ускорения темпов экономического
роста кредитный перегрев негативно скажется на
всех макроэкономических показателях (обменном
курсе рубля, инфляции, финансовом леверидже,
ценах на активы, государственном долге и просро
ченной ссудной задолженности физических и юри
дических лиц).
В условиях, когда российская экономика нахо
дится в структурном кризисе, первое, что прихо
дит в голову, это стремительная накачка ресурсами
банков с тем, чтобы они направляли эти средства
в виде кредитов в реальный сектор экономики.
Но никто почему-то не осознает, а как использу
ется банками уже имеющийся у них ресурсный
потенциал? Не приведет ли дополнительное мо
нетарное стимулирование банков к кредитному
перегреву экономики и стагфляции, т.
е. инфляции
без ускорения экономического роста? Без ответа
на эти вопросы не следует делать громких заяв
лений и отсылать к «мировому опыту успешного
перехода национальных экономик из отстающих
в передовые», а надо провести тщательный анализ
ресурсной базы банковского сектора и его исполь
зования в интересах реальной экономики.
Важно отойти от стремления залить кредитом
все и вся и спокойно подсчитать, во
первых, су
ществующие потенциальные резервы банковско
го сектора, которые могут быть задействованы
в кредитовании реального сектора и населения, и,
вторых, определить действительные потребно
сти предприятий реального сектора и населения
в дополнительных кредитных ресурсах, если име
ющегося у банков резерва окажется недостаточно.
При этом общая сумма, вводимая в кредитный
оборот за счет существующих резервов и допол
нительной кредитной эмиссии, не должна превы
шать 10% ВВП в год. В противном случае россий
ская экономика войдет в состояние кредитного
Анализ кредитного потенциала российского
банковского сектора показывает, что на 1 ноября
г. банковский сектор недоиспользовал свой
ресурсный потенциал в виде обязательств вне
банков на сумму 12,4 трлн руб. (на 1 июня — 7,0
трлн и на 1 августа — 9,4 трлн руб.). Во многом это
средства резидентов (юридических и физических
лиц), не включенные в широкую денежную массу,
поскольку были вложены в иностранную валю
ту, облигации, депозитные сертификаты, векселя,
банковские акцепты, обращающиеся вне банков
ской системы. Об этом красноречиво свидетельст
вует увеличивающая разница (особенно в 2014
г.)
между M2x_SA и М2
, которая по объему сопоста
вима с размером внутреннего резерва банковско
го сектора. При этом данный резерв превышает
сумму дополнительного кредита, который может
быть предоставлен предприятиям нефинансового
сектора и населению без появления кредитного
перегрева. Как видно из
табл. 2
, внутренние ре
зервы, отражающие сумму реализованных обя
зательств российских банков в виде внутреннего
и внешнего оттока капитала, активно формиро
вались до и в период финансового кризиса. За
тем в течение 2009–2010
гг. внутренний резерв
у банков отсутствовал. Появился он вновь в конце
г. и с каждым годом размер его увеличивался,
а потребителями его в настоящее время выступа
ют, как правило, госбанки, офшоры, спекулянты,
затем Минфин и население.
M2x_SA — широкая денежная масса (M2x), сезонно скоррек
ФИНАНСОВА
АНАЛИТИКА
Таким образом, деньги для кредитования
в стране есть, и поэтому норму накопления
для
модернизации российской экономики необходи
мо повышать не за счет новой
кредитной эмис
сии, а за счет лучшего использования имеющегося
в банковском
секторе внутреннего резерва. При
этом объемы и динамика внутреннего резерва
прямую зависят от регулирования масштабного
притока и оттока частного капитала.
Это отличи
тельная черта стран с формирующимися рынками
(таких как Россия),
экономика которых подвер
жена сильному воздействию притоков и оттоков
частного (иностранного
и национального) капита
ла. И чем быстрее мы осознаем необходимость эф
фективного
управления операциями с капиталом,
тем стабильней будут наша внутренняя денежно-
кредитная
политика и предложение внутреннего
кредита.
Политика управления
финансовым счетом
В современных условиях центральным банкам
(особенно в странах с формирующимся рынком)
становится все труднее проводить независимую
денежно-кредитную политику без изменения
режима управления финансовым счетом платеж
ного баланса
. А так как управление финансовым
счетом напрямую связано с обеспечением усло
вий для роста банковского кредитования, то по
вышение его эффективности становится важным
направлением деятельности центрального банка.
Общепризнано, что в определенных условиях
приток частного иностранного капитала в страну
способствует экономическому росту. Но ни в од
ном эмпирическом исследовании до сих пор не
доказано, что стабильное экономическое развитие
возможно только при наличии открытого финансо
вого счета [10]. Все существующие эконометриче
ские модели допускают (принимая как данность),
что открытость финансового счета способствует
развитию финансового сектора, низкой волатиль
ности валютного курса и макроэкономической
Финансовый счет показывает баланс между чистыми покуп
ками и продажами финансовых активов и чистыми обязатель
ствами, принятыми резидентами и нерезидентами. Данные,
учитываемые в финансовом счете, классифицируются по двум
критериям: по функциональному назначению сделок [пря
мые и портфельные инвестиции, финансовые деривативы
(за исключением резервов), опционы на покупку акций пер
соналом, прочие инвестиции и резервные активы] и по фи
нансовым инструментам (монетарное золото и СДР, денежные
средства и депозиты, долговые ценные бумаги и займы, акции
уставного капитала)
Таблица 2
редитный потенциал банковского сектора
оссии, 2008–2014
гг., млрд руб.
Статьи баланса
Обязательства
Обязательства
внутренние
(располагаемые) *
Кредитный портфель**
Внутренние резервы***
– 584
– 289
M2x_SA — M2
* Обязательства внутренние (располагаемые) Обязательства (всего) — Чистые иностранные активы — Чистые требования к централь
ному банку — Чистые требования к органам государственного управления — Требования к другим финансовым организациям — Требо
вания к нефинансовым государственным организациям.
** Кредитный портфель Требования к другим нефинансовым организациям + Требования к населению + Требования к кредитным
*** Внутренние резервы Обязательства внутренние (располагаемые) — Кредитный портфель.
Источник
www.cbr.ru
; расчеты автора.
С. А.
редитный потенциал банковского сектора
оссии: состояние и перспективы роста
стабильности [11]. Подобное допущение расходится
с реальностью, затушевывая причинную связь меж
ду этими макроэкономическими явлениями. Дей
ствительно открытие финансового счета выступает
предпосылкой ускорения темпов экономического
роста или сначала каждая страна должна развить
внутренний финансовый рынок, а затем проводить
постепенную либерализацию своего финансового
счета для внешних инвесторов?
Страны с формирующимся рынком, сохраняю
щие ограничения на приток капитала (особенно на
рынке долговых обязательств), лучше развивались
в период до глобального финансового кризиса.
Наличие валютных ограничений позволяло цент
ральным банкам проводить более независимую от
внешних факторов денежно-кредитную политику
и направлять привлекаемые в страну капиталы на
инвестиции в долгосрочные проекты [12]. В ряде
эмпирических исследований показано, что для
экономик стран с формирующимся рынком неже
лательна чрезмерная мобильность капитала [13].
Некоторые исследования выявили, что контроль
за оттоком капитала в таких странах просто не
обходим, даже когда монетарные власти прово
дят политику гибкого обменного курса. Например,
в Малайзии после введения жестких валютных ог
раничений (закрытия всех легальных каналов оф
шорной торговли национальной валютой) в сентя
бре 1998
г. (т.
е. в разгар азиатского финансового
кризиса) отток капитала приостановился. Это по
зволило центральному банку быстро восстановить
официальные валютные резервы, стабилизировать
обменный курс и снизить процентные ставки [14].
Поэтому, как утверждают эксперты, странам
с формирующимся рынком целесообразно рассма
тривать формы контроля за потоками капитала как
субсидии на его приток или налоги на его отток, ко
торые позволяют выравнивать масштабные пото
ки капитала в своих экономиках с учетом текущей
фазы делового цикла [15].
В середине 2006
г. в России произошла либера
лизация финансового счета: контроль за притоком
и оттоком капитала с 2007
г. был отменен (хотя за
рубежная практика свидетельствует о том, что ли
берализация капитальных операций финансового
счета всегда начинается после перехода к свободно
плавающему режиму обменного курса). Повышен
ные процентные ставки на российском финан
совом рынке способствовали большему притоку
капитала, главным образом спекулятивного, в рос
сийскую экономику в докризисный (2006–2008
гг.)
и посткризисный (2010 — середина 2013
г.) периоды,
приводя к значительному укреплению реального
обменного курса рубля, кредитному буму, росту де
нежных агрегатов и цен на активы. В период кри
зиса, наоборот, отсутствие контроля за потоками
капитала усиливало его отток, в результате чистая
международная инвестиционная позиция (ЧИП)
банковского сектора России стала стремительно
сокращаться, чему в значительной степени способ
ствовала ошибочная валютная политика Банка Рос
сии, нацеленная на быстрый переход к плавающе
му обменному курсу рубля, носившая реактивный
характер.
До глобального финансового кризиса, на 1 июля
г., ЧИП составляла –3048 млрд руб., а на 1 октя
бря 2009
г. (в период завершения финансового кри
зиса) — только –42,1 млрд руб. В 2010 и 2011
гг. ЧИП
банковского сектора вновь стала расти (но не так
быстро, как до кризиса): максимальное значение
(на 1 января 2011
г.) составило –1049 млрд руб. Весь
2012
г. и с июня 2013
г. по настоящее время значе
ния ЧИП банковского сектора были то отрицатель
ными, то положительными. Например, на 1 января
г. она была –25,7 млрд руб., а на 1 июля 2013
г.
составила +3,3 млрд руб.
Начиная с января 2014
г. капитал из российских
банков стал активно вывозиться. Так, если на 1 ян
варя 2014
г. ЧИП банковского сектора составляла
–11,1 млрд долл., то на 1 июля 2014
г.
— уже +39,1
млрд руб., т.
е. вывоз капитала за полгода превы
сил 50,2 млрд долл. Это вынудило Банк России
осуществлять значительные интервенции на ва
лютном рынке, но их методика лишь обесценивала
рубль и усиливала стремление российских банков
и корпораций погашать свою внешнюю задолжен
ность за счет денежных средств Банка России и Фе
дерального казначейства (внутреннего фондиро
вания), а не размещения своих долговых бумаг на
внешнем рынке (как было до середины 2013
г.). Так,
если на 25 марта 2014
г., по данным Банка России,
лимит на дополнительную ликвидность, сформи
рованный за счет операций «необеспеченных кре
дитов» (1555 млрд руб.) и «операций РЕПО на аук
ционной основе» (2560 млрд руб.), составлял 4115
млрд руб., то на 20 января 2015
г.
— 4435 млрд; 2475
млрд; 6910 млрд руб. соответственно, т.
е. прирост
дополнительной ликвидности за 9 месяцев только
по этим двум позициям вырос более чем в полтора
Все это свидетельствует о необходимости посто
янного контроля за притоком и оттоком частного
ФИНАНСОВА
АНАЛИТИКА
капитала в таких странах, как Россия, особенно
когда Центральный банк намерен придерживаться
политики гибкого обменного курса. Контроль регу
лятора нужен в периоды, когда замедление темпов
роста ВВП (вследствие циклического или структур
ного разрыва) связано с чрезмерными колебаниями
рублевой стоимости бивалютной корзины на ва
лютном рынке, вне зависимости от того, обуслов
лены они катастрофическим обвалом рубля или же
недопустимым сжатием рынка денег на валютном
и/или межбанковском сегментах.
Конъюнктурные факторы могут расширить или
сузить циклический разрыв выпуска, но структур
ный разрыв выпуска (вызванный замедлением
роста), вероятно, сохранится. Соответственно по
требуются продолжительные меры управления
финансовым счетом, особенно на облигационном
рынке, при этом показатели экономического ро
ста, инфляции и различия в процентных ставках
могут долго сохраняться неизменными. Поэтому
утверждения, что меры управления финансовым
счетом должны быть только временными или ис
пользоваться в качестве вынужденного варианта,
как утверждают эксперты МВФ [16], представляются
Более того, использование рекомендаций тра
диционной денежно-кредитной политики может
усилить напряженность фискальной политики
в качестве реакции на приток капитала. Помимо
законодательных и других юридических актов, фи
скальный ответ, связанный с управлением потока
ми капитала, имеет сильные распределительные
эффекты: напряженная фискальная политика мо
жет подразумевать сокращение социальных рас
ходов, чтобы позволить потокам капитала «по
работать» на более обеспеченные слои общества.
Одновременно такая политика может привести
к сокращению внутренних государственных инве
стиций, что неблагоприятно скажется на перспек
тивах долгосрочного экономического роста. Чтобы
это предотвратить, необходим постоянный конт
роль за притоком и оттоком частного и обществен
ного капитала.
Меры контроля за притоком
и оттоком капитала
Меры контроля за масштабным притоком или от
током капитала позволяют ограничить выход ре
зидентов и/или нерезидентов на рынок междуна
родного капитала, перечень сделок, которые они
могут заключать, а также тип и/или объем разре
шенных трансграничных платежей и трансфертов
(общественных и частных). В общем плане к мерам
контроля за потоками капитала относятся любые
(пруденциальные, монетарные, налоговые или ад
министративные) инструменты, воздействующие
на его трансграничное движение. Эти меры могут
распространяться либо на всех хозяйствующих
субъектов, либо только на институты финансового
сектора, либо на предприятия стратегически важ
ных отраслей.
К типичным инструментам контроля за потока
ми капитала относятся: налоги на финансовые по
токи нерезидентов; невознаграждаемые повышен
ные резервные требования на валютные пассивы;
специальные лицензионные требования, ограничи
вающие доступ на внутренний финансовый рынок
или выход на внешние рынки; прямые лимиты и/
или запреты на те или иные операции, связанные
с движением капитала. Инструменты могут приме
няться унифицированно ко всем трансграничным
потокам или дифференцированно по их типам
(общественный и частный капитал, прямые и пор
тфельные инвестиции, краткосрочный и долгосроч
ный потоки).
В настоящее время для снижения излишней
волатильности на внутреннем финансовом рынке
Банку России целесообразно использовать следую
щие инструменты контроля за движением транс
граничного капитала:
повышенные резервные требования на бан
ковские пассивы в иностранной валюте, дифферен
цированные по критерию валюты номинала;
налог на оптовые валютные пассивы и невоз
награждаемые резервные требования банков или
норматив максимальной доли таких пассивов в со
вокупных пассивах кредитных организаций;
нормативы — сумма кредита/стоимость обес
печения (LTV) и сумма долга/доход заемщика (DTI),
корректируемые в зависимости от используемых
валют и отраслевой принадлежности заемщика;
лимиты курсовых разрывов в валютах и ва
лютных разрывов по срочности (например, норма
тив инвалютной ликвидности);
максимальные лимиты на инвалютные креди
ты в совокупном кредитном портфеле кредитных
лимиты на кредиты или темпы роста кредитов
по видам деятельности заемщиков;
лимиты чистой открытой валютной позиции
или инвалютных разрывов для всех финансовых
посредников;
С. А.
редитный потенциал банковского сектора
оссии: состояние и перспективы роста
налог на волатильное (спекулятивное) фонди
Некоторые из перечисленных инструментов
Банк России активно применял в период финан
сового кризиса 2008
г., чтобы остановить мас
штабный отток капитала из страны. В частности,
в условиях затруднения привлечения средств
на рынке межбанковских кредитов (в том числе
формирования цепочек неплатежей по операци
ям междилерского РЕПО) в совокупности с кри
тическим ухудшением ситуации на рынке цен
ных бумаг (резкое снижение котировок акций
и облигаций российских эмитентов и основных
фондовых индексов, приостановка торгов на рос
сийских биржах) Банк России осуществил ряд мер,
направленных на дестимулирование оттока капи
тала: на 2 п.
п. были повышены процентные став
ки по сделкам «валютный своп» (рублевая часть)
сроком на 1 день — до 10% годовых; на 0,5 п.

по депозитным операциям Банка России на стан
дартных условиях «том-некст», «спот-некст», «до
востребования» (до 4,25% годовых), на стандарт
ных условиях «1 неделя», «спот-неделя» (до 4,75%
годовых).
В настоящее время для Банка России лучше
оставаться в рамках «мягкой» привязки рубля
к бивалютной корзине, периодически сопрово
ждая данный режим такими мерами, например,
как запрет торгов инструментом ВКТRUB_TOM;
предоставление кредитов в иностранной валюте,
обеспеченных залогом права требования по кре
дитным договорам в иностранной валюте (для
поддержки российских экспортеров); установ
ление лимита по предоставлению рублевой лик
видности по операциям «валютный своп»; вве
дение сделок РЕПО в иностранной валюте (на 1
день, 28 дней и 12 месяцев), ставки по которым
должны быть существенно ниже ставок по сдел
кам РЕПО в национальной валюте. Все эти меры
должны способствовать снижению спекулятив
ного давления на обменный курс рубля, обуслов
ленный стремительным ростом потребности
участников рынка в дополнительной инвалютной
ликвидности.
Анализ кредитного потенциала банковского сек
тора России показывает, что у российских банков
есть недоиспользованный внутренний резерв, ко
торый может быть предоставлен в форме кредита
предприятиям нефинансового сектора и населению
для развития и модернизации. Вовлечение данных
средств в хозяйственный оборот не потребует до
полнительной денежной эмиссии, а следовательно,
не будут формироваться инфляционные ожидания
в экономике.
Модернизацию российской экономики мож
но профинансировать не за счет роста кредитной
эмиссии Центрального банка (например, программ
рефинансирования под нерыночные активы), а за
счет регулирования масштабного притока и оттока
в экономику России частного (иностранного и оте
чественного) капитала через изменения в политике
управления финансовым счетом платежного балан
са страны.
Банку России для снижения излишней волатиль
ности на внутреннем финансовом рынке целесо
образно использовать инструменты капитального
контроля (прямые и косвенные), воздействующие
на трансграничное движение капитала и ограничи
вающие притоки/оттоки спекулятивного капитала
в экономике России.
итература
Замараев Б., Назарова А., Суханов Е. Финан
совые ограничения вслед за инвестиционной
паузой // Вопросы экономики. 2014. С. 4–43.
2.
URL: www.baltpp.ru/a/2014/04/24/Pribil_
rossijskih_kompan/
3.
Обзор финансовой стабильности. М.: Цент
ральный банк Российской Федерации (Банк
России), 2014 (октябрь). С. 31–32.
4.
Андрюшин С.
А. Денежно-кредитная полити
ка Банка России и экономический рост // Бан
ковское дело. 2014. №
6. С. 22–23.
URL: http://politobzor.net/show-41711-pri
makov-edinstvennaya-alternativa-dlya-rossii-
opora-na-vnutrennie-rezervy-i-vozmozhnosti.
6.
Plosser Ch. I. The Scope and Responsibilities of
Monetary Policy // GIC 2011 Global Conference
Series: Monetary Policy and Central Banking in
the Post-Crisis Environment, The Central Bank
of Chile, Santiago, Chile, January 17, 2011.
Borio C., McCauley R., McGuire P. Global Credit
and Domestic Credit Booms // BIS Quarterly
Review, 2011, September, P. 43–57; Magud N.
E.,
Reinhart C.
M., Vesperoni E.
R. Capital Inflows,
Exchange Rate Flexibility, and Credit Booms //
IMF Working Paper, 2012, No. 41.
8.
Dell’Ariccia G., Igan D., Laeven L., Hui Tong,
Bakker B., Vandenbussche J. Policies for Mac
ФИНАНСОВА
АНАЛИТИКА
rofinancial Stability: How to Deal with Credit
Booms // IMF Staff discussion note, 2012, N 6.
Глазьев С. Санкции США и политика Банка
России: двойной удар по национальной
экономике // Вопросы экономики. 2014. №
9.
С. 13–29.
10.
Rey H. Dilemma not Trilemma: The Global Fi
nancial Cycle and Monetary Policy Independ
ence // Paper presented at the Federal Reserve
Bank of Kansas City Economic Policy Sympo
sium. Jackson Hole, Wyoming, 2013.
11.
Al-Sadig Ali J. Outward Foreign Direct Invest
ment and Domestic Investment: The Case of De
veloping Countries // IMF Working Paper, 2013,
12.
Ostry J.
D., Ghosh A.
R., Habermeier K., Cha
mon M., Qureshi M.
S., Laeven L., Koke
nyne A. Managing Capital In�ows: What Tools
to Use? // IMF Staff Discussion Note, 2011, No 6.
13.
Korinek A. The New Economics of Prudential
Capital Controls // IMF Economic Review, 2011,
Vol. 59, No 3. Р. 523–561.
14.
Sharma S.
D. The Malaysian Capital Control
Кegime of 1998: Implementation, Effectiveness,
and Lessons // Asian Perspective, 2003, Vol. 27б,
No 1. Р. 77–108.
15.
Farhi E., Werning I. Dilemma not Trilemma?
Capital Controls and Exchange Rates with Vola
tile Capital Flows // Paper presented at the 14th
Jacques Polak Annual Research Conference host
ed by the International Monetary Fund, 2013.
16.
Saborowski C., Sanya S., Weisfeld H., Yepez J. Ef
fectiveness of Capital Outflow Restrictions //
IMF Working Paper, 2014, No 8.
eferences
Zamaraev B., Nazarova A., Sukhanov E. Financial
constraints following the investment pause. [Fi
nansovye ogranicheniya vsled za investitsionnoy
pauzoy // Voprosy ekonomiki], 2014, P. 4–43.
2.
www.baltpp.ru/a/2014/04/24/Pribil_rossijskih_
kompan/
3.
Financial Stability Review. [Obzor finansovoy
stabil’nosti]. Bank Rossii, 2014, Oktyabr», P. 31–
4.
Andryushin S.
A. Monetary policy of the Bank
of Russia and economic growth. [Denezhno-
kreditnaya politika Banka Rossii i ekonomiches
kiy rost] //Bankovskoe delo, 2014, №
6, P. 22–23.
URL: http://politobzor.net/show-41711-pri
makov-edinstvennaya-alternativa-dlya-rossii-
opora-na-vnutrennie-rezervy-i-vozmozhnosti.
6.
Plosser Ch. I. The Scope and Responsibilities
of Monetary Policy // GIC 2011 Global Con
ference Series: Monetary Policy and Central
Banking in the Post-Crisis Environment, The
Central Bank of Chile, Santiago, Chile, January
17, 2011.
Borio C., McCauley R., McGuire P. Global Credit
and Domestic Credit Booms // BIS Quarterly
Review, 2011, September, P. 43–57; Magud N.
E.,
Reinhart C.
M., Vesperoni E.
R. Capital Inflows,
Exchange Rate Flexibility, and Credit Booms //
IMF Working Paper, 2012, No. 41.
8.
Dell’Ariccia G., Igan D., Laeven L., Hui Tong,
Bakker B., Vandenbussche J. Policies for Mac
rofinancial Stability: How to Deal with Credit
Booms // IMF Staff discussion note, 2012, N 6.
Glaz’ev S. US sanctions and the policy of the
Bank of Russia: a double blow to the national
economy [Sanktsii SShA i politika Banka Rossii:
dvoynoy udar po natsional’noy ekonomike //Vo
prosy ekonomiki], 2014, №
9, P. 13–29.
10.
Rey H. Dilemma not Trilemma: The Global Fi
nancial Cycle and Monetary Policy Independ
ence // Paper presented at the Federal Reserve
Bank of Kansas City Economic Policy Sympo
sium. Jackson Hole, Wyoming, 2013.
11.
Al-Sadig Ali J. Outward Foreign Direct Invest
ment and Domestic Investment: The Case of De
veloping Countries // IMF Working Paper, 2013,
12.
Ostry J.
D., Ghosh A.
R., Habermeier K., Cha
mon M., Qureshi M.
S., Laeven L., Koke
nyne A. Managing Capital In�ows: What Tools
to Use? // IMF Staff Discussion Note, 2011, No 6.
13.
Korinek A. The New Economics of Prudential
Capital Controls // IMF Economic Review, 2011,
Vol. 59, No 3. Р. 523–561.
14.
Sharma S.
D. The Malaysian Capital Control
Кegime of 1998: Implementation, Effectiveness,
and Lessons // Asian Perspective, 2003, Vol. 27б,
No 1. Р. 77–108.
15.
Farhi E., Werning I. Dilemma not Trilemma?
Capital Controls and Exchange Rates with Vola
tile Capital Flows // Paper presented at the 14th
Jacques Polak Annual Research Conference host
ed by the International Monetary Fund, 2013.
16.
Saborowski C., Sanya S., Weisfeld H., Yepez J. Ef
fectiveness of Capital Outflow Restrictions //
IMF Working Paper, 2014, No 8.
С. А.
редитный потенциал банковского сектора
оссии: состояние и перспективы роста
а последние почти четверть века в нашей
стране несколько раз менялась курсовая по
литика. Национальная экономика пережила
применение почти всего спектра возможных ре
жимов обменного курса [1]. В 1990-х годах выбор
«оптимального» режима номинального обменно
го курса реализовывался методом проб и ошибок.
После использования режима жесткой привязки
к единственной иностранной валюте-якорю (дол
лару США) и системы множественности курсов
(в зависимости от целей спроса на иностранную
валюту) был период управления обменным кур
сом рубля в рамках нисходящего коридора. В тот
период каждый новый вариант курсовой полити
ки завершался крахом, переходящим в разные по
масштабам и глубине кризисы.
После системного кризиса 1998–1999
гг., от
носительно непродолжительного периода уже
сточения валютного регулирования и усиления
валютных ограничений в начале 2000-х годов
был принят курс на постепенную либерализацию
валютной политики. Обменный (эффективный)
курс рубля стал устанавливаться по отношению
к бивалютной корзине, веса валют в которой со
временем сложились как 55% для доллара США
и 45% — для евро. После переходного периода
гг.) были устранены административ
ные валютные ограничения, а капитальные ва
лютные операции либерализованы. По степени
зарегулированности валютных операций наша
страна совершила быстрый переход от разре
шительного порядка трансграничных операций
УДК 338.1
урсовая политика
оссии и выбор режима
обменного курса
КУЗ
ЕЦО
ВА
НА
канд. истор. наук, доцент, Московский государственный университет им. М.
В. Ломоносова
E-mail: [email protected]
ннотация.
В статье анализируются современная курсовая политика Банка России, факторы, влияющие на
выбор режима обменного курса, валютные интервенции и их эффективность, а также меры, способствующие
снижению излишней волатильности обменного курса рубля. Автор полагает, что российская валютная политика
нуждается в радикальных изменениях.
лючевые слова:
Банк России, политика обменного курса, режимы обменного курса, валютные интервенции,
валютные резервы, волатильность обменного курса.
Bank of
ussia’s exchange rate police and option
of exchange rate regime
VA
NA
VIL’
PhD in History, Lecturer, M.
V. Lomonosov Moscow State University
The article devotes to such issues as the Russian current exchange rate police, the affected to exchange
rate regime option factors, currency interventions, and aiming to smoothing extreme exchange rate volatility
measures. The author supposes that the Russian exchange rate police needs to be radically changed.
Keywords:
Bank of Russia, exchange rate police, exchange rate regimes, foreign exchange market intervention,
exchange rate volatility, of�cial foreign currency reserves.
ФИНАНСОВА
АНАЛИТИКА
к свободному трансграничному перемещению ка
питалов. Но при этом обменный курс рубля оста
вался регулируемым.
Формально Банк России продолжал таргети
ровать эффективный курс рубля, устанавливая
его желательные значения в положении о единой
государственной денежно-кредитной политике.
Но направление, в котором Банк России намерен
направлять движение обменного курса в средне
срочной перспективе, хозяйствующие субъек
ты не могли заранее спрогнозировать. Периоды,
когда Банк России сдерживал слишком быстрое
укрепление национальной валюты, сменялись
периодами противодействия нежелательной де
вальвации. В результате формально провозгла
шаемая политика обменного курса не совпадала
с фактически осуществляемой, которая могла рез
ко и значительно меняться в течение года.
Непрогнозируемость направления, в котором
Банк России на практике намерен регулировать
обменный курс рубля, имела и наблюдаемые не
гативные последствия для экономической актив
ности, так как политика ценообразования хозяй
ствующих субъектов учитывала подобный риск.
Это, в свою очередь, не позволяло Банку России
ни выйти на запланированный уровень темпов
инфляции, ни преодолеть долларизацию эконо
мики, т.
е. стабилизировать ценовые и валютные
ожидания частного сектора. Но, несмотря на то
что в стране не были сформированы обязатель
ные предварительные условия, 10 ноября 2014
г.
Банк России объявил о переходе на режим гибко
плавающего обменного курса.
еоретические основы курсовой
ентрального банка
Отказ Банка России от управления номиналь
ным обменным курсом рубля, видимо, опи
рается на превалирующий в современной мо
нетарной теории подход. Это так называемое
«биполярное предписание», сформулированное
Стенли Фишером. Согласно этому подходу, для
всех стран при выборе режима обменного курса
предпочтительно придерживаться либо плава
ющего режима, либо режима жесткой привязки
(валютного союза, валютного совета или жест
кой привязки к валюте-якорю либо корзине ва
лют) и избегать, по возможности, применения
промежуточных режимов, так как они усилива
ют восприимчивость национальных экономик
В соответствии с данным подходом Банк
России, вероятно, полагал, что плавающий ре
жим обменного курса будет функционировать
как «встроенный стабилизатор», автоматически
устраняя негативные внешние шоки. Действи
тельно, как показывают эмпирические иссле
дования, в период до глобального финансового
кризиса на протяжении 2000-х годов в мире росло
число стран, переходивших на режим плавающе
го валютного курса. Их пик пришелся на 2007
г.
Но в наибольшей мере это было характерно для
развитых экономик. В последующий период, на
оборот, стало расти число стран, использующих
именно промежуточные режимы обменного кур
са, при одновременном сокращении числа стран,
следующих режимам жесткой привязки. Более
того, в посткризисный период даже ряд разви
тых экономик стал активно управлять обменным
курсом национальных валют, так как плавающий
режим не позволяет минимизировать потери
национальной экономики от падения платеже
способного спроса в условиях экономической ре
цессии. Экономические решения, эффективные
в развитых экономиках, далеко не всегда пригод
ны для стран с формирующимися рынками. Это
му есть несколько объяснений, поскольку плава
ющий обменный курс эффективен, только если
сложилось несколько важных условий:
в экономике сформировался глубокий и до
статочно конкурентный внутренний финансовый
рынок, особенно облигационный;
для хозяйствующих субъектов доступны раз
личные инструменты хеджирования валютных,
кредитных и процентных рисков;
степень переноса изменений в обменном
курсе на внутренние потребительские цены не
значительна или снижается.
Более того, как показывает зарубежный опыт,
для ограничения возможных негативных по
следствий начального этапа перехода к плаваю
щему режиму обменного курса его следует начи
нать
не после, а
либерализации капитальных
В силу вышесказанного страны с формирую
щимися рынками (именно к этой группе стран
относится Россия) отдают предпочтение проме
жуточным режимам, рассматривая желательный
для экономики уровень валютного курса в качест
ве важного фактора стимулирования экономиче
ского роста и поддержания финансовой стабиль
ности [2].
В. В.
Кузнецова
урсовая политика Банка
оссии и выбор режима обменного курса
Так, до финансового кризиса 2007–2009
гг.
страны с формирующимися рынками (товарные
экспортеры), как правило, сдерживали укрепле
ние курсов своих валют с целью стимулировать
экспорт, развивать замещение импорта, инфра
структурное строительство или добиваться ре
шения иных задач. И хотя на протяжении 2000-х
годов общемировым трендом была постепенная
либерализация режимов валютного курса, цент
ральные банки стран с формирующимися рын
ками даже при быстро растущих экономиках
не переходили на плавающий режим. Во время
глобального финансового кризиса в силу резко
усилившегося оттока частного иностранного
и национального капитала валютные интервен
ции в этих странах были направлены на сдержи
вание темпа обесценения национальных валют.
В посткризисный период страны с формирую
щимися рынками в основном перешли к менее
гибким режимам обменного курса (32% — управ
ляемое плавание, 20% — жесткая привязка, 17% —
ползучая привязка, 14% — привязка к корзине
валют и т.
д., и только 10% — свободное плава
Наверное, Банку России в выборе режима об
менного курса следует перестать ориентировать
ся на опыт валютной политики развитых стран
и внимательно изучить практику валютного ре
гулирования в странах с формирующимися рын
ками, больше подходящую к существующим реа
лиям российской экономики.
Факторы, влияющие на выбор
режима обменного курса
В настоящее время для стран с формирующими
ся рынками проблема выбора режима обменно
го курса национальной валюты, в наибольшей
степени соответствующего потребностям наци
ональной экономики, обретает особое значение.
Применяемый режим обменного курса должен
одновременно способствовать достижению це
лей национального развития, предохранять эко
номику страны от внешних негативных шоков
и позволять эффективно воздействовать на ма
кроэкономические показатели — инфляцию, эко
номический рост и занятость. Но практический
выбор режима обменного курса — сложная задача,
поскольку у каждого режима есть свои преимуще
ства, ограничения и недостатки.
Последние исследования международ
ных экспертов показали, что режимы жесткой
привязки обменного курса (например, режим
валютного совета) позволяют странам с форми
рующимися рынками в краткосрочном перио
де стабилизировать положение на внутреннем
финансовом рынке. Но уже в среднесрочной
перспективе данный режим не позволяет цент
ральному банку эффективно воздействовать на
темпы инфляции, экономический рост и уровень
занятости. Для экономик, практикующих подоб
ные режимы, характерны периодические резкие
корректировки обменного курса, более продол
жительные валютные или финансовые кризисы
и затяжные процессы посткризисного восста
Учитывая потенциальные негативные послед
ствия режимов жесткой привязки, международ
ные эксперты рекомендовали странам с форми
рующимися рынками применять режим свободно
плавающего обменного курса. Но на практике
немногие центральные банки стран с формирую
щимися рынками следовали данной рекоменда
. Можно выделить несколько основных при
чин этого.
В условиях неэффективного или узкого вну
треннего финансового рынка режим свободно
го плавания не позволяет центральным банкам
стран с формирующимися рынками управлять
валютными рисками и сглаживать воздействие
внешних шоков на национальную экономику
и благосостояние. При усилении девальваци
онного давления данный режим увеличивает
вероятность импорта инфляции, ухудшения со
стояния счетов платежного баланса, негативных
изменений в финансовом положении заемщи
ков, привлекших финансирование в иностран
ной валюте, а также ведет к удорожанию обслу
живания внешнего долга страны и осложнению
ситуации в бюджетной сфере. Наоборот, при
укреплении национальной валюты снижается
конкурентоспособность национального экспор
та, ухудшается сальдо внешнеторгового баланса,
растет приток в страну иностранного капитала
и повышается инвалютная долговая нагрузка
корпоративного сектора. В условиях узкого и/
или неэффективного внутреннего финансового
рынка либо ограниченности имеющихся в рас
поряжении центрального банка монетарных
В научной литературе даже стало использоваться понятие
«боязнь свободного плавания» для обозначения подобной пра
ктики.
ФИНАНСОВА
АНАЛИТИКА
инструментов ему сложно противостоять подоб
ным негативным тенденциям
Ретроспективный эмпирический анализ пред
почтений стран при выборе режима обменного
курса показал, что вне зависимости от уровня со
циально-экономического развития страны стара
ются избегать резких колебаний обменных курсов
национальных валют. Наоборот, они поддержива
ют относительно фиксированный обменный курс
национальной валюты по отношению к валютам
стран, с которыми сложились наиболее тесные
экономические связи, в том числе внешнеторго
Динамика инфляции
. Эмпирические данные
показывают, что среди стран с формирующимися
рынками наилучшие (относительно низкие и ме
нее изменчивые) показатели темпов инфляции
характерны для экономик с режимами фикси
рованной привязки обменного курса. Но данное
преимущество перевешивает тот факт, что дан
ные режимы не позволяют противостоять росту
предложения национальных денег, возникаю
щему в силу растущего профицита по текущим
операциям платежного баланса, если курс наци
ональной валюты недооценен. В таких условиях
центральный банк вынужден наращивать офи
циальные валютные резервы, увеличивая пред
ложение национальных денег. Поэтому в стране
периодически ускоряются темпы инфляции, что
вынуждает центральный банк проводить резкие
и неожиданные урегулирования номинального
обменного курса.
Основные преимущества различных режимов
привязки обменного курса можно свести к тому,
что они позволяют центральному банку воздей
ствовать на ожидания хозяйствующих субъектов.
Если последние доверяют его формальному обя
зательству поддерживать прогнозируемое буду
щее значение обменного курса национальной
валюты, то тем самым центральный банк может
сдерживать и темпы будущей инфляции. В прош
лом, как правило, когда центральный банк делал
Например, в условиях финансового кризиса Банк России про
водил политику постепенной девальвации рубля за счет: а)
включения в расчет открытой валютной позиции забалансо
вых операций; б) разрешения экспортерам не репатриировать
валютную выручку, а напрямую направлять ее на погашение
внешних обязательств; в) оказания поддержки валютной лик
видностью как системно важным банкам, так и через ВЭБ круп
нейшим предприятиям, столкнувшимся с проблемами в обслу
живании внешней задолженности.
формальное заявление о поддержании обменно
го курса национальной валюты на уровне, при
вязанном к определенному целевому значению,
он фактически ему следовал. Политика формаль
но объявляемого и практически реализуемого
обменного курса совпадала. Но на протяжении
2000-х годов стало увеличиваться расхождение
между формально провозглашаемым и фактиче
ским режимами обменного курса.
Одновременно исследования показали, что
если при фактическом режиме привязки обмен
ного курса центральный банк не брал на себя
твердых формальных обязательств, а лишь сле
довал им на практике, то ему не удавалось сдер
живать девальвационные и инфляционные ожи
дания хозяйствующих субъектов. Фактическая
привязка обменного курса без формальных обя
зательств центрального банка оказывалась неэф
фективной.
Воздействие на экономический рост
. Ретро
спективный анализ показал, что темпы экономи
ческого роста были выше в странах, применяв
ших промежуточные режимы обменного курса,
главным образом в странах, где центральный
банк поддерживал относительно стабильный
номинальный курс национальной валюты, фор
мально не привязывая его к единственной валю
те-якорю. Более того, если перед страной стоит
задача экономической реструктуризации, уско
рения выхода из кризисной ситуации или по
вышения благосостояния, то предпочтительны
именно промежуточные режимы обменного кур
са. Практика центральных банков стран с форми
рующимися рынками свидетельствует, что про
межуточные режимы обменного курса позволяют
достигать лучшего баланса между внутренним
и внешним развитием, способствуют более вы
соким темпам роста среднедушевого выпуска по
сравнению с другими режимами. Но данный вы
вод международных экспертов справедлив толь
ко в отношении стран, не завышавших реальный
обменный курс. В противном случае, если об
менный курс национальной валюты при режиме
жесткой или мягкой привязки завышен, это будет
снижать конкурентоспособность национальной
продукции, а тем самым тормозить экономиче
ское развитие.
Внешнеторговые связи
. Установлено, что меж
ду странами — членами валютного союза скла
дываются тесные внешнеторговые связи. Но по
следние межстрановые исследования показали,
В. В.
Кузнецова
урсовая политика Банка
оссии и выбор режима обменного курса
что сходным образом развивается торговая
интеграция, если страны — торговые партне
ры привязывают свои валюты к одной якорной
валюте. Поэтому для развития торговой интег
рации странам менее выгодны промежуточные
режимы обменного курса. Одновременно было
также обнаружено, что в странах с формирую
щимися рынками (исключая периоды кризисов
и стрессов) потоки капиталов при привязанных
и промежуточных режимах обменного курса
в большей мере способствуют росту потребления,
чем потоки капиталов при режимах плавающе
го курса. Одно из возможных объяснений этой
особенности состоит в следующем. При более
жестких режимах волатильность реального об
менного курса меньше, что способствует более
«стабильным» формам потоков капитала (таким
как прямые иностранные инвестиции). Тогда как
при режимах плавающего обменного курса мо
гут доминировать «горячие деньги» портфельных
инвестиций, оказывающие негативное воздейст
вие на внутреннее потребление.
В целом, как показывают результаты масштаб
ных исследований международных экспертов (187
стран — членов МВФ), режимы с различными фор
мами привязки обменного курса национальной
валюты на долгосрочном временном интервале
позволяют странам с формирующимися рынками
добиваться более низких темпов инфляции, более
низкой волатильности номинального и реального
обменного курса, большей торговой открытости [5].
Все это вместе позволяет поддерживать им более
высокие темпы экономического роста, чем в стра
нах, следующих иным режимам обменного курса.
В то же время, учитывая возрастающую роль и ди
намику международных финансовых притоков/
оттоков капитала (прямых и портфельных инвес
тиций, международных кредитов и трансфертов),
большинство центральных банков стран с фор
мирующимися рынками столкнулись в последнее
время с проблемой сильной волатильности своих
обменных курсов. Это побудило центральные бан
ки данной группы стран пересмотреть свои страте
гии инвалютных интервенций.
алютные интервенции
и их частота
Практически все национальные центральные
банки проводят валютные интервенции, пресле
дуя различные цели, среди которых принято вы
делять интервенции для:
сглаживания краткосрочных колебаний об
менного курса, оцениваемых монетарными вла
стями как «неверные» или нежелательные;
аккумулирования валютных резервов в объ
емах, обеспечивающих национальной экономике
нужный запас прочности;
повышения международной конкурентоспо
собности национальных предприятий [6];
насыщения рынков валютной и националь
ной ликвидностью;
достижения целей монетарной политики
при таргетировании инфляции.
Перечисленные цели валютных интервенций
не являются взаимно исключающимися. В каж
дый данный момент времени национальный
центральный банк может стараться одновремен
но решить несколько задач. Например, централь
ный банк может проводить интервенции с целью
наращивания валютных резервов, которые потом
предполагает использовать и для формирования
подушки безопасности, и для повышения конку
рентоспособности отечественных товаропроиз
водителей. Но вне зависимости от преследуемых
целей при проведении валютных интервенций
центральные банки учитывают каналы их воздей
ствия на участников финансового рынка и реаль
ный сектор экономики, а также степень воздейст
вия, подбирая тактику и методы вмешательства.
Результаты эмпирических исследований пока
зывают, что:
процесс формирования нужных централь
ному банку ожиданий носит нелинейный харак
тер, а их усиленное формирование может давать
обратный результат;
стерилизованные валютные интервенции
не направляют ближайшие ожидания участников
в планируемом центральным банком направлении;
первоначально валютные интервенции ока
зывают воздействие на краткосрочные прогнозы
динамики обменного курса;
помимо валютных интервенций, для форми
рования нужных центральному банку ожиданий
следует учитывать процентный дифференциал по
отношению к базовой ставке в США и величину
суверенной рисковой премии;
для успешности валютных интервенций не
обходимо как можно большее ограничение спеку
лятивных сделок на внутреннем валютном рынке
и применение стратегий типа
carry trade
Указанные моменты Банк России не учитывал
при определении своей тактики и инструментов
ФИНАНСОВА
АНАЛИТИКА
валютных интервенций до 10 ноября 2014
г. Бо
лее того, реализованная Банком России тактика
валютных интервенций на протяжении большей
части 2014
г. не формировала у участников рынка
нужные центральному банку ожидания. По сути,
она указывала на возможность получения ком
мерческими банками быстрых дополнительных
доходов в условиях сужения процентной маржи
и нарастания числа убыточных кредитов.
В ноябре 2014
г. Банк России вместо измене
ния тактики валютных интервенций объявил
о переходе на плавающий обменный курс, хотя
условия для этого не были сформированы. Это
спровоцировало паническое бегство от рубля не
только резидентов, но и стран — членов Тамо
женного союза. В результате Банк России был вы
нужден проводить валютные интервенции не для
«ограничения чрезмерных колебаний рублевой
стоимости бивалютной корзины на внутреннем
рынке», а для предотвращения катастрофическо
го обвала рубля, недопустимого сжатия рублевого
рынка денег и восстановления относительного
доверия на межбанковских рынках. После 10 но
ября 2014
г. и количество валютных интервенций,
и их масштабы стали возрастать и сильно зави
сеть от поведения участников финансового рын
ка. В резко ухудшившихся условиях «пожарная»
стабилизация ситуации стала основным приори
тетом монетарной политики Банка России, в том
числе и за счет средств налогоплательщиков.
Международный опыт стран с формирую
щимися рынками показывает, что до 80% всех
центральных банков этой группы стран счита
ют важным приоритетом монетарной политики
сдерживание спекулятивного давления на обмен
ный курс нацио
нальной валюты. Причем многие
центральные банки (за счет использования ва
лютных резервов страны) проводят интервенции
с целью уменьшения резкой волатильности при
токов/оттоков капитала, тем самым корректируя
чрезмерное укрепление (обесценение) нацио
нальной валюты [7].
Выбор частоты и объемов интервенций Банка
России на внутреннем валютном рынке должен
не подрывать, а способствовать снижению валют
ных рисков для макроэкономической и финансо
вой стабильности. Во-первых, валютные интер
венции могут ограничивать текущее воздействие
на номинальный обменный курс притоков/отто
ков капитала, но только если они носят спекуля
тивный или циклический характер (в отличие от
фундаментальных или структурных факторов).
Во-вторых, частота и размер интервенций за
висят от типа притока/оттока капитала (прямые
или портфельные иностранные инвестиции, кре
диты или трансферты). Установлено, что боль
шинство центральных банков считают, что если
притоки капитала в основном являются прямы
ми иностранными инвестициями, следует позво
лить обменному курсу найти новый равновесный
уровень. В то же время портфельные инвестиции
(особенно краткосрочные) следует рассматривать
как потенциальный источник излишней вола
тильности обменного курса и/или совокупного
валютного риска для национальной экономики.
Порождаемые ими проблемы во многом зави
сят от того, привлечены они фундаментальными
факторами экономики или циклическими и спе
кулятивными мотивами. В последнем случае, если
центральный банк не ограничивает изменчивость
притоков/оттоков портфельных инвестиций, то,
по сути, его бездействие в перспективе будет уси
ливать излишнюю волатильность обменного кур
са национальной валюты, стимулировать уско
рение будущих темпов инфляции и сдерживать
экономический рост.
урсовая политика Банка
оссии
гг.
В период с 2010
г. по первую половину 2013
г. укре
пление реального эффективного курса рубля по
отношению к основным иностранным валютам
(доллару США и евро) способствовало притоку
иностранного капитала в российскую экономику.
Об этом свидетельствует, в частности, рост отри
цательной величины чистой международной ин
вестиционной позиции банковского сектора РФ
в указанный период. После мая 2013
г. ситуация
кардинально изменилась: начался тренд обесце
нения российской валюты. Тенденция к обесцене
нию рубля наряду с усилением в 2014
г. волатиль
ности обменного курса спровоцировала ускорение
оттока капитала из страны (и иностранного, и на
ционального) и резкий рост спроса хозяйствую
щих субъектов на иностранную валюту.
Первоначально смену тренда динамики об
менного курса рубля в 2013
г. большинство экс
пертов объясняли изменениями в отношении
международных инвесторов к валютам всех
стран с формирующимися рынками и начав
шейся в этой группе экономик нисходящей фазы
кредитного цикла [8]. В 2014
г. понижательное
В. В.
Кузнецова
урсовая политика Банка
оссии и выбор режима обменного курса
давление на обменный курс рубля стали оказы
вать не только общие для стран с формирующи
мися рынками, но и чисто специфические, харак
терные лишь для России факторы. Тем не менее
Банк России, реализуя ранее установленные зада
чи монетарной политики на 2014
г., следовал кур
су на переход от управляемого режима обменного
курса рубля на режим гибкого плавания [9].
Исходя из стандартного теоретического подхо
да (так называемое «биполярное предписание»
),
Банк России полагал, что переход к гибко плава
ющему режиму обменного курса рубля позволит
эффективнее абсорбировать негативные внешние
шоки и будет способствовать поддержанию ма
кроэкономической и финансовой стабильности
в российской экономике.
10 ноября 2014
г. Банк России объявил об от
казе от прежней курсовой политики (де-юре от
носившейся к управляемым режимам) [10], отме
нив интервал допустимых значений стоимости
бивалютной корзины, на границах и за предела
ми которого он совершал регулярные валютные
интервенции. Однако смена режима обменного
курса не привела к ожидавшейся Банком России
финансовой стабилизации, а наоборот — спрово
цировала панику на финансовых рынках. Более
того, если исходить из наиболее часто использу
емого в теоретической литературе определения
различных финансовых кризисов, то смена режи
ма обменного курса в нашей стране стала тригге
ром серьезного валютного кризиса, угрожающего
перерасти в полномасштабный системный бан
ковский кризис [11].
гг. Банк России ставил задачу под
готовить условия для перехода к режиму гибкого
обменного курса рубля, определяемого фунда
ментальными макроэкономическими фактора
ми. Но фактически вместо «сокращения прямого
вмешательства в механизм курсообразования»
он продолжал таргетировать эффективный курс
рубля, постоянно проводил масштабные пря
мые или косвенные (через операции Сбербанка
В 1999
г. МВФ рекомендовал странам-членам выбирать либо
режим фиксированной привязки, включая валютный совет,
либо режим гибкого плавания, поскольку, как показывали ре
зультаты эконометрического анализа, промежуточные режимы
обменного курса делали национальные экономики более уяз
вимыми перед внешними шоками. На практике лишь в отдель
ных странах с формирующимися рынками была реализована
данная рекомендация, а среди большинства распространилась
так называемая «боязнь свободного плавания».
и других государственных банков) валютные (ру
блевые) интервенции. Публично раскрываемые
Банком России данные не позволяют точно оце
нить степень административного воздействия
таких операций на текущий номинальный курс
рубля.
На протяжении всего рассматриваемого пери
ода фактически валютная политика Банка России
носила реактивный характер, следуя за колеба
ниями спроса и предложения на внутреннем ва
лютном рынке. Масштабы и регулярность валют
ных интервенций, по сути, означали признание
Банком России, что он не в состоянии достичь
поставленной цели — стабилизировать валют
ные ожидания (поставить на «якорь»), т.
е. создать
условия для перехода к плавающему обменному
курсу рубля.
Тем не менее Банк России принимает реше
ние о переходе к режиму плавающего валютного
курса в неблагоприятных для экономики России
внешних и внутренних условиях:
секторальных внешних санкций;
замедления темпов экономического роста
(фактически начавшейся экономической рецес
ускорения темпов инфляции;
усиления напряженности в бюджетной си
стеме страны (рост дефицитов региональных
и местных бюджетов);
развертывания валютной паники среди на
селения и хозяйствующих субъектов;
погашения значительной внешней задол
женности российских корпораций и банков.
Подобное сочетание условий уже само по себе
указывало на плохой выбор времени смены режи
ма обменного курса. При этом Банк России оста
вил за собой возможность проведения операций
на внутреннем валютном рынке по сглаживанию
чрезмерных колебаний рублевой стоимости бива
лютной корзины, не разъяснив, какие колебания
номинального обменного курса, по его мнению,
являются «чрезмерными».
В результате за два последующих месяца,
с 10 ноября 2014
г. по 13 января 2015
г., Банк Рос
сии для предотвращения краха банковской си
стемы был вынужден провести 15 валютных ин
тервенций на сумму более 13,1 млрд долл., резко
увеличить программы рублевого и инвалютного
рефинансирования банков. Более того, для отно
сительной нормализации ситуации на националь
ных финансовых рынках Банку России пришлось
ФИНАНСОВА
АНАЛИТИКА
привлекать и ресурсы Министерства финансов РФ,
а Правительству призвать крупнейших экспорте
ров продавать свои инвалютные запасы.
Комплекс мер, на которые был вынужден пой
ти Банк России для относительной стабилизации
ситуации после объявления о переходе на гибко
плавающий обменный курс, не соответствует ти
пичным мерам, предпринимаемым централь
ными банками для сглаживания излишней вола
тильности обменного курса национальной валюты.
Предпринятые меры свидетельствуют о реализа
ции ошибочного управленческого решения о сме
не режима обменного курса.
Как показывают многочисленные эмпири
ческие исследования, волатильность обменного
курса национальной валюты определяется как
интенсивностью трансграничных потоков капи
тала, так и возможными изменениями в пове
дении участников (резидентов и нерезидентов)
финансовых рынков. Интенсивность трансгра
ничных потоков капитала показывает, что, на
чиная со второй половины 2013
г., наша страна,
как и другие страны с формирующимися рынка
ми, столкнулась со значительным оттоком ино
странного капитала. В отличие от ряда других
стран с формирующимися рынками, в России этот
процесс был усугублен неэффективной курсовой
политикой Банка России. В результате номиналь
ный и реальный курсы рубля обесценились по
отношению к основным иностранным валютам
(доллару США и евро) в существенно большей
степени, чем валюты других стран с формирую
табл. 1
Что же касается поведения хозяйствующих
субъектов, то ошибочные действия Банка России
спровоцировали широкое распространение ожи
даний дальнейшей девальвации российского ру
бля, стремительное возрождение долларизации
экономики и усиление валютных рисков.
оссии и волатильность
обменного курса рубля
Меры, принятые Банком России 17 декабря 2014
г.
по поддержанию устойчивости российского фи
нансового сектора, не решают фундаментальные
проблемы, связанные с дальнейшим обесценени
ем рубля и сильной волатильностью обменного
курса. Их условно можно определить как очеред
ное «латание дыр» перекредитованного финансо
вого (банковского) рынка, а именно:
введение временного моратория на призна
ние отрицательной переоценки по портфелям
ценных бумаг банков и некредитных финансовых
предоставление банкам временного права
использовать при расчете пруденциальных требо
ваний по операциям в иностранной валюте сред
ний курс, рассчитанный за предыдущий квартал;
предоставление банкам инвалютных
средств в рамках механизмов валютного РЕПО
Таблица 1
Динамика обменного курса рубля в 2010–2014
гг.
Показатель
Номинальный курс доллара США к рублю на конец
периода, руб. за 1 долл. США
Номинальный курс евро к рублю на конец периода,
руб. за 1 евро)
Индекс номинального курса рубля к доллару США, %
прироста к декабрю предыдущего года
Индекс номинального курса рубля к евро, % прироста
к декабрю предыдущего года
7,4
Индекс реального курса рубля к доллару США, %
прироста к декабрю предыдущего года
7,2
Индекс реального курса рубля к евро, % прироста
к декабрю предыдущего года
7,2
Индекс реального эффективного курса рубля
к иностранным валютам, % прироста к декабрю
предыдущего года
м27,2
Источник
: http://www.cbr.ru/statistics/print.
В. В.
Кузнецова
урсовая политика Банка
оссии и выбор режима обменного курса
и предоставления кредитов, обеспеченных неры
ночными активами;
отсутствие ограничений значения полной
стоимости потребительского кредита (займа) при
заключении банками и ломбардами договоров по
требительского кредита (займа);
увеличение диапазона стандартного рыноч
ного отклонения процентных ставок по вкладам
населения в банках от расчетной средней рыноч
ной максимальной процентной ставки до 3,5 п.
п.
(вместо предыдущего значения в 2 п.
п.);
предоставление банкам возможности не
ухудшать оценку качества обслуживания долга
вне зависимости от оценки финансового положе
ния заемщика по ссудам, реструктурированным,
например, в случае изменения валюты долга, вне
зависимости от изменения срока погашения ссуды
(основного долга и/или процентов), размера про
центной ставки;
предоставление банкам возможности при
нимать решение о неухудшении оценки финан
сового положения заемщика для целей форми
рования резервов под потери, если изменения
финансового положения обусловлены действием
введенных отдельными зарубежными государст
вами ограничительных экономических и/или по
увеличение срока, в течение которого банк
вправе не увеличивать размер фактически сфор
мированного резерва по ссудам заемщикам, фи
нансовое положение и/или качество обслуживания
долга, и/или качество обеспечения по ссудам кото
рых ухудшилось вследствие возникновения чрез
вычайной ситуации с 1 года до 2 лет;
увеличение срока, в течение которого банк
может не формировать резерв на возможные
потери по кредитам на реализацию инвестици
онных проектов, сохранив при этом иные суще
ствующие минимальные требования к размеру
резерва, установленные в зависимости от коли
чества лет, отсутствия платежей по инвестицион
ным кредитам либо поступающих в незначитель
отмена повышенного коэффициента риска
в отношении ссуд, предоставленных лизинговым
и факторинговым компаниям — участникам бан
ковской группы, в состав которой входит банк-
кредитор;
введение пониженного коэффициента взве
шивания по риску для номинированных в рублях
кредитов российским экспортерам при наличии
договора страхования ЭКСАР (Экспортное страхо
вое агентство России) [12].
В ближайшей перспективе все эти меры при
ведут к росту «плохих долгов» финансового (бан
ковского) сектора, росту процентного, кредитно
го, рыночного и валютного рисков, что негативно
скажется на обменном курсе рубля, его дальней
шей девальвации и повышенной волатильности.
В этом случае потребность в валютных интер
венциях будет возрастать, но вести они будут не
к установлению «упорядоченных рыночных усло
вий», а к реактивному дискретному («ручному»)
вмешательству в функционирование националь
ного рынка денег и его валютного сегмента.
Представляется, что в нынешних условиях
Банку России предпочтительнее признать оче
видное: его формальная попытка перейти на
плавающий режим обменного курса рубля была
несвоевременной (или провальной) и поэтому
следует вернуться к прежней практике режима
управляемого плавания. Это позволит частично
преодолеть проблему несовпадения юридически
установленного и фактически применяемого ре
жимов обменного курса рубля, а тем самым хотя
бы частично восстановить доверие к валютной
политике центрального банка.
Эффективность управления обменным курсом
рубля в новых макроэкономических условиях во
многом будет определяться тем, на какие допол
нительные меры готов пойти Банк России. Опыт
центральных банков стран с формирующимися
рынками демонстрирует, что возможно исполь
зование широкого спектра дополнительных мер,
как фискальных, так и пруденциальных. Так, в ка
честве примера можно отметить несколько таких
дополняющих мер, как:
ограничение на передачу банками стерили
зующих облигаций нефинансовому сектору;
выплата повышенных процентов по инва
лютным депозитам, хранимым коммерческими
банками в центральном банке;
повышенные резервные требования по де
позитам в местной валюте, хранимые нерезиден
сочетание макропруденциальных мер и мер
по управлению финансовым счетом платежного
сочетание мер управления волатильностью
потоков капитала и обменного курса;
запрет на выделение инвалютных кредитов
заемщикам, не получающим инвалютные доходы;
ФИНАНСОВА
АНАЛИТИКА
введение нормативов инвалютной ликвид
ности;
установление максимального лимита доли
инвалютных пассивов в совокупных пассивах фи
нансовых посредников;
ограничение доли инвалютных кредитов
в совокупном кредитном портфеле финансовых
посредников и/или максимальной доли инвалют
ного кредитования по кредитным продуктам.
Практика центральных банков стран с формирую
щимися рынками свидетельствует, что промежуточ
ные режимы обменного курса позволяют достигать
лучшего баланса между внутренним и внешним раз
витием и способствуют более высоким темпам роста
среднедушевого выпуска по сравнению с другими
режимами. Особенно они эффективны в периоды
стрессовых и кризисных событий. Опыт этой группы
стран показывает, что режим обменного курса следу
ет рассматривать как инструмент достижения более
общих целей национального развития и снижения
рисков финансово-экономической стабильности.
На протяжении 2010–2014
гг. валютная поли
тика Банка России носила реактивный характер,
что не позволило ему стабилизировать валютные
ожидания (поставить на «якорь») и создать усло
вия для перехода к плавающему обменному курсу
рубля. Формальный переход Банка России на гиб
ко плавающий обменный курс в условиях, когда
экономика уже вошла в фазу затяжной рецессии
и усиления неопределенностей, спровоцировал
рост ожиданий дальнейшей девальвации рубля,
стремительное возрождение долларизации эко
номики и усиление валютных рисков.
С учетом относительной неразвитости россий
ского финансового рынка и нехватки инструмен
тов хеджирования рисков Банку России следует
отойти от заимствования опыта валютной полити
ки развитых стран и перейти к мерам макропру
денциального валютного регулирования, харак
терным для стран с формирующимися рынками.
итература
Habermeier K., Kokenyne A., Veyrune R., An
derson H. Revised System for the Classi�cation
of Exchange Rate Arrangements // IMF working
paper, 2009, N 211.
2.
Андрюшин С. Перспективы режима тарге
тирования инфляции в России // Вопросы
экономики. 2014. №
11. С. 115–116.
Andryushin S. Prospects forinflation target
ingin Russia.[Perspektivy rezhimatargetiro
vaniyain�yatsii v Rossii // Voprosyekonomiki].
2014. № 11. S. 115–116.
3.
Market Volatility and Foreign Exchange Interven
tion in EMEs: What Has Changed? // Bank for In
ternational Settlements, BIS Papers, 2013, №
4.
Combes J.-L., Kinda T., Plane P. Capital Flows, Ex
change Rate Flexibility, and the Real Exchange
Rate //Working paper, IMF, Wash., 2011, N 9;
Ghosh A.
R., Ostry J.
D. Choosing an Exchange
Rate Regime: A new look at an old question:
Should countries �x, �oat, or choose something
in between? //Finance & Development, 2009,
December, Р.38–40; Tsangarides Ch. Crisis and
Recovery: Role of the Exchange Rate Regime in
Emerging Market Countries //IMF working paper,
2010, N 242.
Андрюшин С., Кузнецова В. Курсовая полити
ка центральных банков стран с формирую
щимся рынком // Вопросы экономики. 2011.
12. С. 24–27.
Andryushin S., Kuznetsova V. Exchange rate poli
cy of the central banks of emerging market coun
tries [Kursovaya politika tsentral’nykh bankov
stran s formiruyushchimsya rynkom] // Voprosy
ekonomiki. 2011. №
12. S. 24–27.
6.
Malloy M. Factors In�uencing Emerging Market
Central Banks’ Decision to Intervene in Foreign
Exchange Markets // IMF Working Paper, 2013,
Mohanty M.
S. Market volatility and foreign ex
change intervention in EMEs: what has changed?
An overview.
— Market volatility and foreign ex
change intervention in EMEs: what has changed?
// BIS Papers, 2013, №
8.
Global Financial Stability Report Moving from
Liquidity- to Growth-Driven Markets, IMF, April,
2014, Р.23.
Oсновные направления единой государствен
ной денежно-кредитной политики на 2014 год
и период 2015 и 2016 годов // www.cbr.ru.
10.
Ghosh A.
R., Qureshi M.
S., Tsangarides C.
G.
Friedman Redux: External Adjustment and Ex
change Rate Flexibility // IMF Working Paper,
2014, №
11.
Laeven L., Valencia F. Systemic Banking Crises
Database: An Update // IMF Working Paper, 2012,
12.
http://www.cbr.ru/press/pr.aspx?�le 17122014_1
В. В.
Кузнецова
урсовая политика Банка
оссии и выбор режима обменного курса
УДК 338.1
ценка угроз сокращения
экспортных поставок топливно-
энергетических ресурсов
В
АД
ИЧ,
д-р экон. наук, профессор Новосибирского государственного университета, заведующий сектором Института
экономики и организации промышленного производства СО РАН
[email protected]
В
С
ТОРО
ИЧ,
д-р экон. наук,
ведущий научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства
СО РАН
ТА
АС
ВА О
А
АД
канд. экон. наук,
научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства СО РАН
[email protected]
ннотация.
Статья посвящена исследованию подходов к оценке экономической безопасности экспортных по
ставок топливно-энергетических ресурсов в условиях возможного противодействия мирового рынка. Осуществ
лен анализ возможных компенсационных мероприятий, важнейшим из которых представляется переориен
тация направлений использования углеводородных ресурсов на преимущественно внутреннее потребление.
Перспективной представляется и организация в прибрежных северных районах России заводов по сжижению
газа с возможными поставками на мировой рынок морским путем, что позволяет снять некоторые угрозы от
неопределенности спроса на этот продукт. В статье анализируются направления взаимодействия разных видов
транспорта при освоении новых месторождений Арктической зоны страны. В качестве инструментария коли
чественных оценок используется оптимизационная межотраслевая межрегиональная модель с детализирован
ным блоком транспортных отраслей.
лючевые слова:
безопасность экспортных поставок, народнохозяйственный эффект, Северный морской путь,
Северосибирская магистраль, акватерриториально-производственные комплексы.
eduction of energy resources export deliveries:
LO
V
R Y
H,
Doctor of Economics, Professor of Novosibirsk State University, Head of sector of Institute of Economics and Organization
of Industry SB RAS
[email protected]
EV
S
CT
H,
Doctor of Economics, leading researcher of the Institute of Economics and Industrial Engineering SD RAS
[email protected]
Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ, грант 13–02–00413а.
ЭКС
ЕРТИЗА
же давно проводятся интенсивные исследо
вания в области альтернативных источников
энергии. Кроме традиционных ветроустано
вок, солнечных батарей и атомных станций, сегодня
можно назвать биотопливо, водородную энергетику
и др. Нельзя сбрасывать со счетов и угольную состав
ляющую топливно-энергетического баланса. Зада
ча резкого улучшения экологических параметров
углеэнергетики также не остается без пристального
внимания ученых разных стран, а запасы угля, как
известно, во много раз превосходят запасы жидких
и газообразных углеводородов. Наконец, не будет
откровением сказать, что одной из стратегических
целей западноевропейских потребителей являет
ся диверсификация источников газоснабжения: не
только из России, но и из Африки, с Ближнего Вос
тока, из стран Центральной Азии (проект «Набукко»).
Создаются и мощные станции по регазификации
сжиженного природного газа (СПГ) у берегов Запад
ной Европы, что позволяет расширить зоны влияния
морского транспорта газа. Поэтому прогнозирование
на перспективу 15–20 лет обязано учитывать вероят
ности снижения уровня потребностей в российском
газе и на западном направлении. Тем более что пер
спективы поставок сжиженного газа из США (как
следствие интенсификации разработок месторожде
ний сланцевого газа) пока не сняты с повестки дня [1].
Не случайно уже сегодня и компании, и многие
региональные администрации нефтегазодобываю
щих регионов озабочены созданием «вторых этажей»
переработки углеводородного сырья в целях получе
ния продукции с большей долей добавленной стои
мости [2]. Например, правительство Югры нацелено
на разработку целевой программы развития газохи
мии на перспективу до 2030
г. Цель — организация
глубокой переработки нефтяного попутного газа на
малых газоперерабатывающих и газохимических
установках, причем желательно в Тюменской обла
сти [3, 4].
Масштабы газовых проектов полуострова Ямал
существенно больше, чем указанные выше, в Югре.
Тем важнее предусмотреть «подстроечные меро
приятия», позволяющие минимизировать возмож
ные угрозы со стороны рынков Западной Европы
в случае резкого сокращения спроса на российский
газ. Одним из возможных вариантов является созда
ние на территории России заводов по сжижению газа,
что позволяет существенно расширить возможные
рынки сбыта. Например, задействовать растущие
возможности Северного морского пути для пере
возок сжиженного природного газа (СПГ) в страны
Юго-Восточной Азии, Индию, западное побережье
США и Канады или в ту же Западную Европу. Другие
варианты — существенное расширение газоперера
батывающей промышленности в самой России, ор
ганизация газохимических производств, частичное
импортозамещение продукции химико-органиче
ского синтеза и организация экспорта этой продук
В первом варианте («СПГ») предполагаются не
значительные изменения пропорций экспортно-
импортных операций, связанных с экспортом газа
(или природного, или сжиженного) и импортом
продукции легкой промышленности. Для исходно
го варианта принималось, что на 1 руб. вывозимой
Масштабная «обратная» замена угля на газ в энергетике не
рассматривается, поскольку мировая тенденция однозначно
указывает на растущий интерес к разработке технологий «чи
стой» угольной энергетики.
ARAS
VA O
LG
A
AV
PhD in Economics, researcher of the Institute of Economics and Industrial Engineering SD RAS
[email protected]
The article investigates the approaches to assessing the economic security of export deliveries of fuel
and energy resources in the face of a possible counteraction of the global market. The authors give an analysis of
possible compensatory measures, the most important of which is the reorientation of uses of hydrocarbon resources
towards the predominantly domestic consumption. It appears promising to organize gas liquefaction plants in the
coastal areas of the northern Russia with potential sea deliveries to the world market, thus decreasing some of the
threats of the uncertainty of demand for this product. The article analyzes the areas of interaction of different types
of transport in the development of new gas �elds in the Arctic zone of the country. As a tool of quantitative estimates
the authors use an intersectional interregional model of optimization with transport sector detailed in the block.
Keywords:
safety of exports, economic effect, the Northern Sea Route, Northern Siberia highway, industrial
complexes of aqua territories.
В. Ю.
Б. В.
елентьев,
О
. В.
Т
арасова
ценка угроз сокращения экспортных поставок…
продукции (газ) обратно в Россию ввозится также
на 1 руб. продукции легкой промышленности. Для
случая СПГ вводится предположение, что мировой
рынок, так же как и в исходном варианте, потре
бляет весь предлагаемый Россией газ (уже частично
в виде СПГ), но соотношение изменилось: на 1 руб.
вывозимой продукции (СПГ) в Россию ввозится на
1,5–2 руб. продукции легкой или пищевой промыш
ленности. Это изменение имитирует переход на бо
лее качественную экспортируемую из России про
дукцию (в данном случае — СПГ вместо природного
газа) и отражает соотношение внутрироссийских цен
с ценами мирового рынка. При этом в самой России
вводятся способы, отражающие строительство заво
дов по сжижению газа. Регионами такого возможно
го нового строительства могут стать:
собственно Ямало-Ненецкий автономный округ
(ЯНАО, где уже строятся завод и морской порт);
Ненецкий автономный округ (район поселка
Архангельская область;
Мурманская область (поселок Териберка);
регионы Дальнего Востока (прибрежные райо
ны Хабаровского или Приморского края), куда от ме
сторождений Якутии, Западной Сибири и Восточной
Сибири могут быть сооружены газопроводы.
Понятно, что СПГ как более дорогой продукт об
ходится дороже и российской экономике: требуются
и дополнительный квалифицированный труд, и ка
питальные вложения, и материальные затраты на
функционирование новых элементов хозяйства.
Результаты расчетов с помощью оптимизаци
онной межрегиональной межотраслевой модели
показали, что в случае резкого (на 100 млрд куб. м)
сокращения спроса на наш газ и уже реализованно
го проекта освоения Ямала совокупные потери по
сравнению с исходным вариантом
составят около
860 млрд руб. ВВП ежегодно.
Вариант с освоением газовых месторождений
полуострова Ямал и резким ограничением экспорта
обеспечит сокращение потерь в размере около 720
млрд руб. ВВП, т.
е. «чистые» потери от исходного ва
рианта составят только 140 млрд руб. Потребность
в новых рабочих местах возрастет на 27 тыс. человек,
в основном в Северо-Западном федеральном окру
ге. Увеличится объем работы морского транспорта
(на 24 млрд руб.) и погрузочно-разгрузочных работ
Исходный вариант предполагает стабильность внешнего рын
ка, т.
е. экспорт газа гарантирует соответствующий импорт про
дукции легкой промышленности.
(на 18 млрд руб.). Если основным направлением экс
портных поставок СПГ станет Юго-Восточная Азия,
то равноэффективным вариантом (наряду с вариан
том сжижения газа в Северо-Западном федеральном
округе и транспортировкой по Северному морскому
пути) будет создание газопровода Восточная Сибирь–
Дальний Восток со строительством на востоке стра
ны новых заводов СПГ со специальными портовыми
сооружениями для отгрузки сжиженного газа.
Вариант «Газохим» предусматривает возможность
создания на территории России (как варианты — Тю
менская область, Поволжье и регионы Восточной
Сибири) производств по глубокой переработке газа
с последующей отправкой значительной части этой
продукции на экспорт. При этом сокращение на 1 руб.
экспорта непереработанного газа компенсируется
таким же объемом экспорта продукции «Газохим»-
комплекса, но возвращаются уже 2–3 руб. импорта
продукции машиностроения и легкой промыш
ленности. В результате реализации этого варианта
можно ожидать сокращение «чистых» потерь от ис
ходного варианта до 70 млрд руб., т.
е. еще более за
метное «снятие» угрозы сжатия рынка газа
. Конеч
но, при этом подразумевается, что мировой рынок
продукции химико-органического синтеза способен
дополнительно принять продукцию российских
предприятий. Численность занятых в экономике
страны возрастает на 58 тыс. человек. Объем работы
морского транспорта растет незначительно — всего
на 6 млрд руб., но на 14 млрд руб. возрастают объемы
работ железнодорожного транспорта, а автомобиль
ного — еще на 12 млрд руб.
Поскольку предложение труда во всей экономике
страны считается величиной постоянной (от вари
анта к варианту), рост потребностей в трудовых ре
сурсах на предприятиях газохимического комплекса
ведет к потере рабочих мест (т.
е. не будут создавать
ся новые) в отраслях, производивших по исходному
варианту импортируемую продукцию (машиностро
ение и легкая промышленность). Причем сокраще
ние происходит в регионах Урала и Центральной
России. Следовательно, вариант «Газохим» требует
дополнительных обоснований по направлениям
трансформации пространственной структуры хо
зяйства и согласования интересов корпораций и ре
гионов. Так, например, планы правительства Югры
создать газохимический комплекс непременно на
своей территории объективно упираются в проблему
Об угрозах России со стороны спроса на энергоресурсы см.,
например, [5].
ЭКС
ЕРТИЗА
конкурентоспособности новых объектов по сравне
нию с существующими в Тобольске, т.
е. в соседнем
регионе той же Западной Сибири. Понимая всю
сложность обоснования своего «родного» варианта,
правительство акцентирует внимание на значитель
ных дополнительных доходах в местный бюджет.
При этом, естественно, умалчивается, что доходы
в бюджеты всех уровней могли бы быть значительно
больше в случае размещения такого объекта в юж
ных районах Тюменской области в силу существенно
лучших условий и строительства, и функционирова
ния, и, конечно, условий жизни населения.
Таким образом, предпочтительными подстро
ечными вариантами следует считать те, которые
ориентированы на расширение внутреннего рынка
страны, на создание в России комплекса глубокой
переработки газа и выпуска продукции с большей
долей добавленной стоимости. Эти варианты наи
лучшим образом позволяют минимизировать «сбои»
в потребностях мирового рынка при возможной пе
реориентации части западноевропейских потреби
телей либо на другие источники газа, либо на другие
энергоносители. Неизбежные потери объясняются
тем, что трудоемкость «газового экспорта» меньше,
чем у «СПГ» или «Газохим». Иначе говоря, при рав
ных объемах экспорта (пусть и разных видов продук
тов) и равном количестве трудовых ресурсов послед
ние, казалось бы, могут быть использованы более
рационально, но при этом существенно возрастает
риск потерь в случаях колебаний спроса на мировых
рынках. Поскольку вариант «Газохим» требует дли
тельного периода реализации, то, вероятно, в пери
од 2010–2020
гг. следует ориентироваться на вариант
«СПГ», считая его «промежуточным» по времени, т.
е.
на период, пока не будет создан более емкий вну
В этой связи крайне примечателен факт акти
визации в настоящее время деятельности газовых
компаний на Ямале в части проектов создания там
завода по сжижению газа и дальнейшей его тран
спортировке по СМП. Ключевым элементом этого
проекта является строительство порта Сабетта на
восточном побережье полуострова Ямал. Этот порт
действительно может считаться уникальным местом
для базы по переработке газа (в СПГ) и его отправке
на экспорт, причем как на Восток, так и на Запад.
Строящийся завод по сжижению газа расположен
в непосредственной близости от месторождений,
промышленные ресурсы которых исчисляются трил
лионами кубометров. Поэтому срок его функциони
рования составит много десятилетий. Это означает,
что гарантирован груз для газовозов большой вме
стимости, что резко поднимет эффективность тран
спортировок. Кроме того, здесь же возможны (также
на основе местных ресурсов) добыча и переработка
конденсата для получения разнообразных нефтепро
дуктов. Объемы этой продукции оцениваются в 3–5
млн т в год. Часть из них может быть направлена на
экспорт, а часть в виде горюче-смазочных материа
лов сможет удовлетворить значительную долю по
требности приарктических территорий, в основном
в восточном крыле СМП. Это позволит отказаться от
дорогостоящего и не всегда гарантированного север
ного завоза из южных регионов. В сумме объем ра
боты порта Сабетта может быть оценен в 18–20 млн
т (на перспективу 2030
г.).
Заметим, что даже 10 млн т способны сделать
СМП экономически рентабельным. Следователь
но, обоснование целесообразности порта Сабет
та как одного из важнейших на СМП доказывается
уже только одной углеводородной составляющей
грузовой работы. Подчеркнем, что эффективность
работы порта и всего СМП существенно повышает
ся, если порт будет ориентирован не только на СПГ,
но и на другие виды экспортных товаров. Важно от
метить и то, что функционирование порта Сабетта
возможно и без строительства железнодорожной
ветки от Бованенково: подвоз строительных мате
риалов и модулей возможен с моря (Обской губы).
В любом случае порт Сабетта может считаться ре
альным примером и «импульсом» для нового этапа
развития Северного морского пути, возрождения как
старых портов на СМП (Амдерма, Дудинка, Диксон,
Хатанга, Тикси, Певек), так и создания новых пунктов
прибрежной инфраструктуры в ресурсных регионах
Арктической зоны России. Например, порто-пункта
в устье реки Анабар (северо-запад Якутии) для ос
воения Томторского уникального месторождения
редкоземельных элементов и Попигайского место
рождения импактных технических алмазов [6].
Превращение порта Сабетта в многофункцио
нальный, т.
е. обслуживающий и угольные, и лесные,
и контейнерные грузы, сегодня не является одноз
начно определенным. Возможно, варианты новых
портов на Белом и Баренцевом морях для этих видов
грузов будут предпочтительнее, хотя пока в них еще
нет непосредственной заинтересованности реаль
ных инвесторов. Здесь предстоит еще большая рабо
та по исследованию потенциальных грузополучате
лей в странах Европы и Юго-Восточной Азии, а также
оценка тарифов на использование мощностей раз
ных портов.
В. Ю.
Б. В.
елентьев,
О
. В.
Т
арасова
ценка угроз сокращения экспортных поставок…
Кроме того, в контексте описанного выше СПГ-
сценария развития экономики России конкуренция
портов за грузы очень близка с задачей выбора пло
щадки для СПГ-заводов. Так, с целью снижения по
терь при реализации угроз сокращения экспортных
поставок природного газа с месторождения Бованен
ково часть добываемого газа может быть направлена
по трубопроводу на завод по сжижению в районе по
селка Индига или же на строящийся завод в районе
поселка Сабетта. Наличие в этих пунктах морских
портов в любом из вариантов будет служить дивер
сификации возможностей экспорта.
В первом случае стоит задача поиска взаимодей
ствия компаний — двух основных лидеров газовой
отрасли России: ОАО «Газпром» и ОАО «НОВАТЭК».
Локализация эффектов от всего комплекса взаи
мосвязанных проектов «месторождение–трубопро
вод–газопереработка–порт» происходит на терри
тории ЯНАО, с учетом существующей «прописки»
компаний. Во втором случае требуется согласование
интересов соседних субъектов Федерации — ЯНАО
и Ненецкого АО (в составе Архангельской области).
Следует добавить, что развитие порта Индига, с од
ной стороны, как элемента СМП, с другой — как ко
нечного пункта прогнозируемого железнодорожного
пути (СевСиб), может иметь стратегическое преиму
щество.
В целом многие из портов на СМП будут иметь
(и уже имеют) двойное назначение: и хозяйствен
ное, и оборонное. Хозяйственное освоение регионов
Севера и Арктической зоны логично сочетается с ре
шением проблемы национальной (стратегической)
и транспортной безопасности РФ [7]. Это связано
прежде всего с тем, что транспортные магистрали,
тем более такого масштаба, как СМП, могут однов
ременно служить и как хозяйственные, и как стра
тегические коммуникации. Сегодня, как и в 1930-е
годы, арктическое направление геополитических
интересов России становится крайне актуальным.
И вновь приходится с благодарностью вспоминать
тех политических деятелей прошлого, кто вопреки
коммерческим интересам не считал издержки по
освоению Севера СССР бросовыми, экономически не
оправданными. Деятельность СМП выходила далеко
за рамки просто хозяйственной артерии. Это был вы
ход СССР в мировой океан, а с развитием авиации —
и в мировую аэроторию, причем (на что указывали
еще основатели геополитики
XIX в.) это была «экс
клюзивная возможность только СССР».
На этом направлении наша страна не знала кон
курентов, и оно являлось неподконтрольным ни
одному другому государству. Следовательно, служило
гарантией безопасности и стратегической, и транс
портной [8]. В настоящее время в Арктической зоне
России известны источники ресурсов, которые уже
определяют технический прогресс
XXI в. и которым
нет аналогов в нашей стране. СМП — ближайший
путь к этим ресурсам, и надо только найти наилуч
ший вариант консолидации интересов всех сторон
в освоении северных регионов: государства, регио
нов, бизнеса, населения.
Предложение организовать сеть территорий опе
режающего развития (ТОР
) как особую форму тер
риториальной организации производительных сил,
в том числе в зоне влияния СМП, можно только при
ветствовать. Однако не лишне вспомнить, что ТОР —
это один из вариантов ранее предлагаемых терри
ториально-производственных комплексов (ТПК),
которым присущи свойство реализации опреде
ленной цели государственного уровня значимости;
особые институциональные условия формирования
и функционирования; наличие программы разви
тия, сбалансированной по ресурсам и выстроенной
Для арктических условий, в которых именно мор
ской транспорт является определяющим, предлага
ется такая форма организации территориального
развития, как акватерриториально-производствен
ные комплексы (АТПК) [9]. Причем важно подчерк
нуть, что АТПК возможен и как межрегиональное
образование, в котором разные его части (и соот
ветственно проекты) находятся в разных субъектах
Федерации [10]. Последнее затрудняет взаимодейст
вие региональных властей и бизнеса. Поэтому только
наличие государственной политической воли может
решить эту проблему с минимальными трансакци
онными и временными издержками.
Формирование транспортной сети должно соот
ветствовать тенденциям развития территориально-
отраслевой структуры хозяйства. Перспективные
ресурсные и обрабатывающие проекты высокой
народнохозяйственной значимости, обсуждаемые
выше, могут существенно изменить потребности
в инфраструктурном обустройстве в первую очередь
территорий и акваторий Арктической зоны Рос
сии. При этом экономика арктических регионов не
должна и не может быть автономной, самодостаточ
ной. Хозяйственные связи с остальными регионами
России и другими странами являются необходимым
В соответствии с Посланием Президента РФ Федеральному
Собранию от 12.12.2013.
ЭКС
ЕРТИЗА
условием повышения экономической эффективно
сти капиталоемких северных проектов. В данном
контексте декларируемая в последнее время Пра
вительством РФ ориентация экономики на укрепле
ние экономического потенциала Сибири и Дальнего
Востока, на интенсификацию внешнеэкономических
связей со странами Азиатско-Тихоокеанского реги
она делает вопрос о комплексной оценке взаимос
вязанных крупных ресурсных и инфраструктурных
проектов более актуальным.
Если СМП представляет собой самый короткий
морской коридор на линии Европа–Азия, то сухопут
ный коридор мог бы быть сформирован на основе
Транссибирской магистрали, как это неоднократно
предлагалось в периоды «потепления» международ
ных отношений на протяжении последних 100 лет.
Правда, сейчас, как и 100 лет тому назад, оказыва
ется, что провозные способности Транссиба не идут
ни в какое сравнение с возможностями транзита по
В пользу транссибирского варианта мог бы «го
лосовать» фактор скорости доставки контейнеров,
но и этот фактор на наших дорогах сегодня не рабо
тает: скорости передвижения по дорогам сравнимы
и временами даже ниже, чем по морю (даже с учетом
ограниченности Суэцкого канала).
Нельзя забывать и о потребностях в осуществле
нии бесперебойных внутрироссийских перевозок,
сокращение которых, по причине приоритетов по
пропускам международного транзита, крайне неже
лательно для функционирования реального секто
ра отечественной экономики (особенно Сибирской
и Дальневосточной). Байкало-Амурская магистраль
дублирует Транссиб только на участке от Тайшета
до Тихого океана и пока еще не отвечает критери
ям действительно международной магистрали. На
Запад от Тайшета, кроме Транссиба, может быть за
действован Южсиб (Тайшет–Абакан–Новокузнецк)
и далее Средсиб с необходимостью либо «упереть
ся» в Омск, либо выйти на территорию Казахстана.
И здесь необходимо еще раз вспомнить опыт исто
рии 1930-х гг., когда обсуждался вопрос о строитель
стве Великого Северного железнодорожного пути,
соединяющего современный БАМ с портами на Бе
лом и Баренцевом морях.
Переключение грузов, для которых скорости до
ставки не являются определяющими, на новую се
верную магистраль позволило бы сделать Транссиб
действительно скоростным международным транс
портным коридором без угроз сдерживания эконо
мического развития грузоемких отраслей Дальнего
Востока, Сибири и Урала. По нашим оценкам, при
гипотезе о минимальном (2%) ежегодном приросте
экономики РФ, в 2030
г. при существующих терри
ториально-отраслевых пропорциях экономики воз
можен дефицит провозных способностей железных
дорог без учета перспектив дополнительного потока
международных контейнеров (
таблица).
озможный дефицит провозных способностей
Маршрут
Дефицит, млн т
Восток –Восточная Сибирь
Восточная Сибирь–Западная Сибирь
Западная Сибирь–Урал
Другими словами, это тот минимум требуемых
дополнительных провозных способностей желез
ных дорог на территории Азиатской части России,
без которых развитие реального сектора экономи
ки этой части страны будет не более 2%, т.
е. факти
чески страна будет обречена на стагнирующий путь
развития. Это особенно опасно на фоне продолжа
ющегося интенсивного роста экономики нашего
восточного соседа — Китая. Мы предлагаем считать
это минимальными требованиями к формирова
нию опорной транспортной сети Азиатской части
России в целях сохранения ее экономической без
опасности.
Таким образом, развитие промышленности
Дальнего Востока и Сибири увязывается с освоени
ем крупных газовых месторождений в Арктической
зоне и развитием транспортной инфраструктуры.
Выявлено, что развитие инфраструктуры СМП — не
обходимое, но не достаточное условие для дости
жения оптимальной территориально-отраслевой
структуры экономики при ориентации на создание
перерабатывающих производств и развитие тран
зитных перевозок по территории России. Показано,
что в недалеком будущем узким местом будет яв
ляться железнодорожный транспорт. При обосно
вании строительства Северо-Сибирской железной
дороги, для выхода грузов, формирующихся на Даль
нем Востоке и в Сибири, а также транзитных грузов
на Запад, оценивается прогнозируемый дефицит
провозных способностей существующих железных
дорог. Чтобы отвечать целям экономической без
опасности России, снятию угроз, связанных с резки
ми изменениями внешнеэкономической политики,
В. Ю.
Б. В.
елентьев,
О
. В.
Т
арасова
ценка угроз сокращения экспортных поставок…
ее опорный транспортный каркас должен быть гиб
ким, а маршруты транспортировки многовариант
Магистральной линией развития опорной транс
портной сети России в ее Азиатской части должно
стать:
1) сочетание развития сухопутных транспортных
магистралей с развитием портовых сооружений на
северном и восточном направлениях;
2) сочетание задач формирования новых маршру
тов международного транзита с задействованием
и территории, и акватории РФ.
Это обязательно принесет дивиденды как для
экономической сферы деятельности, так и для укре
пления геополитической позиции России.
итература
Матвеев И.
Е. О производстве сланцевого газа
в мире // БИКИ. №
1–2 (993–994). С. 17–19.
2.
Крюков В.
А., Токарев А.
Н. Нефтегазовые ре
сурсы в трансформируемой экономике: о со
отношении реализованной и потенциальной
общественной ценности недр (теория, пра
ктика, анализ и оценки). Новосибирск: Наука-
Центр, 2007. 588 С.
3.
Антипинский НПЗ. URL: http://www.annpz.ru/
compane.html.
4.
Химический гигантизм: СИБУР заявил о пла
нах строительства в Тобольске второго завода
полимеров. URL: http://expert.ru/2012/01/24/
Казанцев С.
В. Современные угрозы экономике
России (часть 2) // Мир новой экономики. 2013.
3–4. С.11–21.
6.
Похиленко Н.
П., Толстов А.
В. Перспективы
освоения Томторского месторождения ком
плексных ниобий-редкоземельных руд // ЭКО.
2012. №
11. С. 17–27.
Додин Д.
А. Устойчивое развитие Арктики:
проблемы и перспективы. М.: Наука, 2005.
8.
Могилевкин И.
М. Транспорт и коммуникации.
Прошлое. Настоящее. Будущее. М.: Наука, 2005.
Азиатская часть России: моделирование эко
номического развития в контексте опыта
истории / отв. ред. В.
А. Ламин, В.
Ю. Малов. Но
восибирск: Изд-во СО РАН, 2012.
10.
Малов В.
Ю., Тарасова О.
В. Транспорт Аркти
ческой зоны России как сфера сопряжения
интересов государства и корпораций // Регион:
экономика и социология. 2013. №
3. С. 3–20.
eferences
Matveev I.
E. ON the production of shale gas
worldwide. BIKI. [O proizvodstve slantsevogo gaza
v mire. BIKI], Moscow, N1–2 (993–994), P. 17–19.
2.
Krjukov V.
A., A.
N. Tokarev. Oil and gas resourc
es in transitional economy: the ratio of realized
and potential social values of the subsoil (theory,
practice, analysis and assessment). [Neftegazovie
resyrsi v transformiruemoi economiki: o soot
noshenii realizovannoi b potencialnoi obshest
vennoi tsennosti nedr (teoria I praktika, otsenka I
analiz], Novosibirsk, nauka-tsentr, 2007.
3.
[Antipinski NPZ URL], URL: http://www.annpz.ru/
compane.html.
4.
Chemical gigantism: SIBUR announced plans
of construction in Tobolsk second plant poly
mers. [Khimicheskiy gigantizm: SIBUR zayavil o
planakh stroitel’stva v Tobol’ske vtorogo zavoda
polimerov], URL: http://expert.ru/2012/01/24/
Kazantsev S.
V. Modern Threats to Russia’s Econ
omy (part 2). The World of New Economy. [Sovre
mennie ugrozi economike rossii (chast 2). Mir no
voi economiki], Moscow, 2013 N3–4, P.11–21.
6.
Pohilenco I.
E., Tolstov AV. Prospects of devel
opment of Tomtor field of complex niobium-
rare earth ore. [Perspektivy osvoeniya Tomtor
skogo mestorogdeniya kompleksnih niobiy-red
kozemelnih rud. EKO], Novosibirsk, 2012, N11.
P.17–27.
Dodin D.
A. Sustainable development in the Arc
tic: problems and prospects. [Ustoichivoe razvitie
Arktiti: problemy I perspektivy, Nauka], Moscow,
8.
Mogilevkin I.
M. Transport and communications.
Past. Present. Future. [Transport I kommuni
katsii. Proshloe, nastoyashee, budushee. Nauka],
Moskow. 2005.
The Asian part of Russia: modeling of economic
development in the context of the experience of
history. /resp. editors Lamin V.
A., Malov V.
Y. [Azi
atskaya chast Rossii: modelirovanie ekonomich
eskogo razvitiya v kontekste opyta istorii. SORAN],
Novosibirsk, 2012.
10.
Malov V.Y, Tarasova O.
V. Transport of the Arctic
zone of Russia as a sphere of harmonization of
interests of the state and corporations. [Transport
Arkticheskoi zony Rossii kak sfera sopryageni
ya interesov gosudarstva I korporatsii. Region:
economika I sotsiologiya], Novosibirsk, 2013, N 3.
P. 3–20.
В. Ю.
Б. В.
елентьев,
О
. В.
Т
арасова
ценка угроз сокращения экспортных поставок…
УДК 336.67
Методика
антикризисного анализа
и пути ее совершенствования
КУПРИЯ
ВА ЛЮД
А М
канд. экон. наук, доцент кафедры «Экономический анализ» Финансового университета при Правительстве Рос
сийской Федерации
[email protected]
ннотация.
Статья посвящена проблемам
антикризисного управления, связанным с возникновением и раз
витием кризисных явлений. Анализ трудов ученых позволил установить подходы, связанные с ресурсной
теорией и концепцией динамических способностей применительно к российским организациям, требующие
дополнительных исследований.
Стратегия антикризисного управления выполняет важную функцию по ста
билизации финансово-экономического состояния организации в условиях кризиса, поэтому должна подвер
гаться постоянному совершенствованию, учитывать влияние внешних и внутренних факторов на развитие
бизнеса, быть ориентирована на реализацию мероприятий по предупреждению и преодолению кризисов,
ликвидации их последствий и недопущению кризисов в планируемой перспективе. Рекомендуется исполь
зовать возможности профессиональных компетенций антикризисного директора организации при принятии
антикризисных решений.
лючевые слова
: ожидаемый доход, вероятность риска, уровень риска, кризис, финансовый кризис, антикри
зисное управление, стратегия антикризисного управления, последствия кризиса, мониторинг кризисных ситу
аций, антикризисный консультант, антикризисный директор.
nalysis and Methodology
the Ways of its
mprovement
VA L
A M
YLO
PhD in Economics, Associate Professor of Department of economic analysis the Finance University under the Government
of the Russian Federation
[email protected]
bstract
. The article is devoted to the problems of crisis management, related to the emergence and development
of the crisis. Analysis of the works of scientists revealed approaches associated with resource theory and the
concept of dynamic abilities in relation to Russian organizations that require additional research. Crisis
management strategy has an important role to stabilize the �nancial and economic state of the Organization in
crisis, therefore, must be subject to continuous improvement, take into account the impact of external and internal
factors on the development of business should focus on the implementation of measures to prevent and overcome
crises and prevent crises in the future. It is recommended that you use the professional competencies of the anti-
crisis Director for anti-crisis solutions.
Keywords
: the expected income, risk, risk, crisis, �nancial crisis, crisis management, crisis management strategies,
monitoring the effects of the crisis, crisis, crisis, crisis consultant Director.
овременная экономическая ситуация в Рос
сии ухудшается — цены на нефть падают,
курс рубля снижается. Аналитики прогнози
руют влияние затяжной рецессии на экономиче
ский спад в 2015
г. Динамика основных социально-
экономических показателей—индикаторов России
(инфляция, реструктуризация банковского сектора
и др.) указывает на наличие скрытых признаков
предстоящего финансового кризиса. Неготовность
российских предприятий противостоять возможно
му финансовому кризису приведет к тому, что мно
гие из них могут оказаться в тяжелом финансовом
положении (рост неплатежеспособности, снижение
финансовой независимости, банкротство). Возни
кает обоснованная необходимость в принятии сво
евременных управленческих антикризисных реше
ний, ориентированных на обеспечение финансовой
устойчивости, повышение конкурентоспособности
и снижение негативных последствий возможного
финансово-экономического кризиса [1].
Стратегия антикризисного управления
, выпол
няющая важную функцию по стабилизации фи
нансово-экономического состояния организации
в условиях кризиса, должна подвергаться постоян
ному совершенствованию, поскольку под влиянием
факторов может происходить изменение экономи
ческой системы и ее взаимосвязей.
Недостаточная теоретическая обоснованность
методик антикризисного анализа и слабая прора
ботанность многих вопросов, связанных с их со
вершенствованием применительно к российской
специфике, определяют актуальность исследования.
Проблемы теории и практики антикризисно
го управления представлены в трудах российских
ученых: С.
Г. Беляева, В.
А. Баринова, А.
П. Градо
ва, А.
Г. Грязновой, И.
Б. Гуськова, В.
М. Давыдова,
Э.
А. Уткина, В.
И. Кошкина, В.
К. Потемкина, а так
же отражены в работах известных зарубежных ис
следователей: Норберта Тома, Сиббилы Загс и Йо
ханнеса Рюэгг-Штюрма. Это позволило обобщить,
систематизировать, логически увязать концепту
альные и теоретические подходы авторов к иссле
дуемой проблеме. Анализ трудов ученых позволил
установить подходы, связанные с ресурсной теори
ей и концепцией динамических способностей при
менительно к российским организациям, требую
щим дополнительных исследований.
Кризисная ситуация как переломный момент
в функционировании любой системы, в про
цессе которого она подвергается воздействию
извне и изнутри, требует качественно нового
реагирования со стороны самой системы. Воз
можность возникновения кризиса определяется
рисковым развитием. В условиях развития рыноч
ной экономики перед организациями возникает
проблема, связанная с преодолением кризисных
ситуаций и способностью своевременно урегули
ровать неэффективные решения или устранять
негативные последствия во избежание банкрот
ства. Специфика кризисов такова, что они как
регулярные, закономерно повторяющиеся этапы
циклического развития любой системы требуют
антикризисного управления для стабильного раз
вития экономического объекта (организации, ре
гиона, страны) [2, 3].
Антикризисное управление
как постоянно осу
ществляемый комплекс мероприятий по анализу
и оценке потенциальных кризисов, разработке пла
нов антикризисных действий, выявлению призна
ков кризисов, реализации планов мероприятий по
их предупреждению и преодолению, ликвидации
последствий и недопущению в планируемой пер
спективе [4, 5] решает следующие задачи [6].
По стадии развития кризиса
(распознавание
кризисной ситуации, предотвращение кризиса,
обеспечение непрерывной деятельности, выход из
кризиса, устранение последствий).
По направлениям применяемых антикризис
ных мер
(организационные, методологические, со
циально-психологические, конфликтологические,
По технологиям управления
(создание инфор
мационной базы, выработка стратегии организа
ции, детальный анализ кризиса, разработка анти
По применяемому инструментарию
(маркетинг,
санация или реструктуризация, инвестиционная/
антикризисная политика, селекция кадров, управ
ление конфликтными ситуациями).
При антикризисном управлении необходимо
быстро реагировать на возникающие проблемы
и активно действовать по преодолению кризисного
состояния, а также, и это важно,
— прогнозировать
наступление кризисных моментов [7].
В зависимости от ситуации, в которой находится
организация, процесс антикризисного управления
в общей системе управления изменяется, вектор
управления ориентирован на выполнение функций,
отвечающих на вопрос: что необходимо сделать,
чтобы успешно управлять в процессе кризиса и при
наличии его последствий? Выделяются основные
шесть функций:
.
Куприянова
Методика антикризисного анализа и пути ее совершенствования
предкризисное управление;
управление в условиях кризиса;
управление процессами выхода из кризиса;
стабилизация неустойчивых ситуаций;
минимизация потерь и упущенных возмож
ностей;
регулирование времени принятия и исполне
Значительным фактором эффективности анти
кризисного управления является система монито
ринга кризисных ситуаций. Это специально орга
низованные действия по определению вероятности
и реальности наступления кризиса, которые позво
ляют своевременно обнаружить и распознать кри
зисную ситуацию.
При неустойчивом состоянии применяются
меры по противодействию развитию кризисной
ситуации — антикризисное регулирование. Даль
нейшее развитие организации может происходить
в двух направлениях:
выход из кризиса и стабильное развитие;
возрастание уровня кризисных явлений.
При этом доля антикризисных процессов со
ставляет примерно 50%.
В случае кризисной ситуации антикризисное
управление ориентировано на обеспечение не
прерывной деятельности организации, смягчение
или устранение негативных последствий. На такой
стадии доля антикризисного управления возрастет
практически до 100%.
Антикризисное управление может быть опере
жающим (стремление в предотвращении надвига
ющегося кризиса) и реактивным (устранение нега
тивных последствий кризисной ситуации).
Основная задача опережающего антикризисного
заключается в 
мониторинге изменения
факторов внешней и внутренней среды
, оценке их
влияния на состояние организации и своевремен
ной диагностике предкризисных ситуаций органи
зации [1, 2].
Диагностика становится процедурой, состоящей
из нескольких этапов, предусматривающей приня
тие промежуточных решений и связанной с такими
понятиями, как «прибыль», «анализ», «прогнозиро
вание», «принятие решений».
В теории и практике исследований сформирова
лось множество методов диагностики кризисного
состояния и вероятностей банкротства. Все методы
различают по области применения, составу пока
зателей, точности диагностирования и т.
д. Методы
диагностики кризисного состояния можно класси
фицировать по определенным принципам, напри
по степени формализации подходов (количе
ственные, качественные и комбинированные мето
по характеру зависимости результативного
показателя и факторных признаков (детерминиро
ванные и стохастические);
по составу критериев (одно- и многокритери
по степени участия судебных органов;
выбору приемов и технологии антикризисно
го управления и составлению программ выхода из
реализации комплекса мер, направленных на
вывод организации из кризисного положения.
Антикризисное управление имеет специфиче
ские особенности, характеризующиеся основными
параметрами управления стабильными и кризис
ными системами (см.
таблицу
Антикризисное управление как целостная сис
тема основана на характерных базовых принципах
равнение основных параметров антикризисного управления
и управления стабильными системами
Стабильные системы
Кризисные системы
Цели управления
Повышение эффективности деятельности
Минимизация отрицательных последствий кризиса
Ресурсные (мягкий)
Временные (жесткий)
Внешняя среда
Благоприятная
Неблагоприятная
Внутренняя среда
Стабильная
Множество острых конфликтов
Планируемый результат
Возрастание эффективности
Переход в стабильное состояние
постоянной готовности реагирования
(посто
янная готовность к потенциально возможным кри
зисным ситуациям);
превентивности действий
(диагностика кри
зисных процессов организации на ранней стадии
«слабых сигналов»);
срочности реагирования
(минимизация време
ни реагирования для предотвращения кризисных
явлений или устранения их последствий);
адекватности реагирования
(сопоставление
уровня затрат по нейтрализации угрозы с уровнем
комплексности принимаемых решений
(ком
плексная природа антикризисных мероприятий);
альтернативности действий
(эффективность
управленческого решения, направленного на пре
одоление кризисного процесса, возрастает, если
выбор осуществляется из максимально возможной
совокупности альтернативных решений);
адаптивности управления
(гибкость процесса
антикризисного управления);
приоритетности использования внутренних
ресурсов
(использование внутренних финансовых
ресурсов организации для преодоления кризиса);
оптимальности внешней санации
(выбор опти
мальной структуры внешней санации).
Представленные принципы дают эффективные
результаты труда в рамках реализации антикризис
ной стабилизационной программы, которая вклю
чает в себя комплекс мероприятий, направленных
на
восстановление платежеспособности
органи
зации и ее
финансовой устойчивости,
а также на
обеспечение финансового равновесия
в длительном
периоде.
Современное состояние направления в теории
устойчивости ориентировано на исследование ка
чественных свойств и устойчивости динамических
моделей с распространенными параметрами (ме
тод Ляпунова), основанных на локализации пре
дельных множеств с помощью вспомогательных
обобщенных функций и обобщенных функциона
Условия, при которых система будет обеспечи
вать устойчивое финансовое положение и отражать
эффективность антикризисной стабилизационной
программы, характеризуются функцией состояния
организации




, где
 — параметры
системы, отражающие отдельные факторы кризиса.
Эффективность реализации комплекса мероприя
тий можно охарактеризовать изменениями пара
метров системы
. Тогда изменение состояния
организации
будет выражаться через приращение
функции











где



SF






 — состоя
ние организации до и после принятия антикризис
Учитывая, что при принятии управленческих ре
шений важную роль играет временная составляю
щая, уравнение (1) разделим на изменение времени

и представим следующим образом:

.
Вычисляя полную производную
, получим:

















Основываясь на разработанном методе функций
, который применяется для исследования
устойчивости различных систем, выражение (3)
можно переписать в виде скалярного произведения
двух векторов [8]:
dt
grad
S
dF
dt




где
S
S
F
S
F
S
F







(,
,,
)
 — функция, по
казывающая степень зависимости состояния орга
низации от факторов кризиса;
















 — скорость измене
ния отдельного фактора.
Функция Ляпунова представляет собой скалярную функцию,
заданную на фазовом пространстве системы, с помощью кото
рой можно доказать устойчивость положения равновесия. Ме
тод функций Ляпунова применяется для исследования устой
чивости различных дифференциальных уравнений и систем.
.
Куприянова
Методика антикризисного анализа и пути ее совершенствования
Полученные выражения позволяют выделять ос
новные факторы, существенно воздействующие на
кризисную систему, и их динамику.
Для перехода кризисной системы необходимо
выполнение следующих условий:


††
Этому выражению будут удовлетворять два ус
1) снижение значения
, т.
е. снижение су
щественности кризисных факторов на состояние


 — затухающий характер влияния кри
зисных факторов.
В случае двухфакторной модели переход органи
к устойчивому состоянию можно изобразить
фазовой кривой (см.
рисунок
Для определения
эффективности антикри
зисной программы
, обозначенной
, необходимо
иметь информацию о суммарных ресурсах

, ко
торые будут затрачены для перехода организации
из первоначального в конечное состояние. Таким
образом, эффективность антикризисной програм
мы будет выражаться в виде:





Если суммарные затраченные ресурсы будут
выражаться в виде израсходованных денежных
средств, то эффективность антикризисной про
граммы будет выражаться в полезном эффекте,
приходящемся на 1 рубль затраченных средств [10,
Размер потерь организации в условиях неопре
деленности представляет собой цену риска. Вели
чина успеха (дополнительная прибыль) представля
ет собой плату за риск. Риск проявляется в процессе
реализации продукции (работ, услуг) и выступает
одним из конечных результатов бизнеса.
Практика менеджмента использует характери
стики риска по следующим параметрам:
по размеру ущерба или ожидаемого дополни
тельного дохода
в риск-ситуации;
по степени вероятности или свершения риск-
события
, оцениваемого в пределах значения от 0
до 1 границы вероятности;
по уровню
риска
, определяя отношение вели
чины ущерба к затратам по реализацию риск-реше
ний по значению от 0 до 1, выше которого риск не
по
степени риска
, характеризуя величины ри
ска и его вероятность (высокая, средняя, низкая, ну
левая степень);
по приемлемости риска
, оценивая вероятность
потерь и то, что потери не превысят определенный
уровень; это характеризуется вероятностью риска,
находящегося в пределах нормативного уровня
(стандарта) в той сфере деятельности, в которой не
допустимы превышения без правовых нарушений.
Результаты деятельности организации, выводы
об уровне экономической эффективности отража
ют компетентность руководства и качество управ
ленческих решений [12, 13]. Значительную помощь
в реализации антикризисной стратегии могут ока
зать специалисты-менеджеры со стороны, внешние
консультанты. Этому может поспособствовать за
мена руководителей организации или привлечение
новых управляющих, ранее работавших в других
организациях, деятельность которых не ассоции
руется с прошлой стратегией. Механизм антикри
зисного управления может быть эффективен толь
ко в том случае, если он базируется на объективных
закономерностях организации, которые проявля
ются во взаимодействии с элементами производ
ственного процесса, с внешней средой в производ
ственно-хозяйственной и социальной среде.
Фазовая кривая для двух факторов (
) — переход
организации в устойчивое состояние (в точке
 организация более устойчива, чем в точке
Источник
Анализируя причины, вызвавшие кризис орга
низации, менеджеры изучают все результаты состо
яния организации на момент кризиса, определяют
вектор внимания — на чем следует сосредоточить
ся. Оценивая конкурентные позиции, они проводят
анализ качества товара, финансового положения,
оценивают технические возможности, продолжи
тельность товарного цикла. Самый удобный способ
оценки стратегического положения организации —
анализ ее сильных и слабых сторон, возможностей
и угроз, своевременные выводы о целесообразно
сти стратегических изменений.
Эффективность текущей стратегии должна быть
ориентирована на определение места организации
среди конкурентов, границы конкуренции, группы
реальных и потенциальных потребителей продук
ции, а также функциональные стратегии в производ
стве, маркетинге, финансах и кадрах. Ответствен
ность за эффективность антикризисной программы
возлагается на руководителя организации.
Руководство организацией разрабатывает
и принимает антикризисные решения, исполь
зует возможности антикризисного консалтинга,
предоставляемого экспертами. Используется воз
можность привлечения антикризисного директо
ра на время кризиса — стороннего менеджера [14].
Основываясь на профессиональных компетенциях
и основных качествах антикризисного директора
(решительность, оперативность, целеустремлен
ность), его наделяют полномочиями руководства
Возможности антикризисного управления
под контролем кредиторов обычно используются
коммерческими банками. Такое антикризисное
управление основано на возникновении реальной
угрозы невыплаты задолженности по своим обя
зательствам и банкротства организации. При этом
организация может обладать потенциалом восста
новления платежеспособности при предоставлении
отсрочки платежа со стороны банка, и кредитор
заинтересован в привлечении стороннего анти
кризисного консультанта. В коммерческих банках
могут действовать собственные подразделения,
осуществляющие антикризисное управление.
Политика по предотвращению кризисов, бази
рующаяся на рыночной дисциплине и усиленном
контроле за банками, безусловно, уменьшит риски.
Такой подход будет способствовать идентификации
растущих проблем и своевременному применению
корректирующих мер. Профессиональная компе
тентность и информированность, более сильные
институты и более эффективные инструменты по
литики способствуют урегулированию кризисов.
Важно подчеркнуть, что антикризисное управ
ление может и должно быть эффективным. Для
этого необходимо управлять активами и пассивами
организации, этапами бизнес-процесса (сбыт, про
изводство, снабжение, учет), программами защиты
имущества и безопасности бизнеса, формировани
ем кадровой политики, решением социальных во
просов, программами информационной поддержки
бизнеса. От менеджмента требуются знания в обла
сти диагностики банкротства, оценки финансово
го положения организации и перспектив ее функ
ционирования. Такое антикризисное управление,
совмещающее финансовую и социальную функции,
должно быть ориентировано на инновации на уров
не отдельно взятой организации (новые виды про
дуктов); на процессные инновации, охватывающие
новые технологии, новые материалы и компонен
ты, применяемые в технологическом процессе; на
институциональные инновации как новые формы
организации и управления в производстве и сбыте.
Истинная роль антикризисного управления долж
на проявляться в реализации коммерчески перспек
тивных инвестиционных проектов на основе име
ющихся конкурентных преимуществ организации
и получение прибыли в кратчайшие сроки. Поэто
му антикризисный управляющий должен грамотно
оценить экономическую эффективность начатых
инвестиционных проектов, которые еще можно ре
ализовать; продумать схемы финансирования этих
проектов. Такой человек должен быть специали
стом по инвестиционному анализу и финансирова
нию или суметь создать команду таких специа
листов.
итература
Куприянова Л.
М. Экономическое развитие
России: роль несырьевого сектора // Иннова
ционное развитие экономики. 2014. №
4 (21).
С. 68–69.
2.
Антикризисное управление. Теория и пра
ктика / под ред. В.
Я. Захарова. М.: ЮНИТИ-
Дана, 2009.
3.
Сычева Н.
В. Диагностика кризисного состо
яния предприятия как оценка масштабности
кризиса // Молодой ученый. 2011. №
9. С. 108–
4.
Бланк И.
А. Антикризисное финансовое
управление предприятием. М.: Эльга, 2006.
Куприянова Л.
М., Петрусевич Т.
В. Анализ де
нежных потоков и их влияние на результа
.
Куприянова
Методика антикризисного анализа и пути ее совершенствования
ты деятельности организации // Экономика.
Бизнес. Банки. 2014. Т. 3. С. 112–128.
6.
Кован С.
Е., Мокрова Л.
П., Ряховская А.
Н. Те
ория антикризисного управления предприя
тием: учеб. пособие. М.: КНОРУС, 2009.
Бухгалтерский учет в условиях антикризис
ного управления: учеб. пособие / под ред.
Э. Керимова. М.: Дашков и К, 2013.
8.
Шестаков А.
А. Обобщенный прямой метод
Ляпунова для систем с распределенными па
раметрами. М.: УРСС, 2007.
URL: http://www.math24.ru/method-of-
lyapunov-functions.html.
10.
Марчева И.
А. Антикризисное управление:
учебно-методическое пособие. Нижний Нов
город: Изд-во ННГУ. 2012.
11.
Егорычев И.
Г., Крюков А.
Ф. Анализ методик
прогнозирования кризисной ситуации ком
мерческих организаций с использованием
финансовых индикаторов // Менеджмент
в России и за рубежом. 2001.
12.
2. URL: http://dis.ru/library/detail.php?
13.
Куприянова Л.
М., Болдырев А.
Н. Модели
построения отчета о финансовых резуль
татах в России и международной практи
ке // Экономика. Бизнес. Банки. 2014. Т. 3.
С. 177–195.
14.
Куприянова Л.
М., Осипова И.
В. Общеметодо
логические основы формирования и анализа
бухгалтерского баланса // Актуальные про
блемы гуманитарных и естественных наук.
2014. №
8 (67). С. 59–63.
15.
Brown D.
R., Harvey D. An experimental
approach to organization development. Pearson
Prentice Hall. 2006.
eferences
Kupriyanova L.
M. Economic development of
Russia role of non-primary sector. [Ekonomich
eskoe razvitie Rossii: rol» nesyr’evogo sektora] //
An innovative development of the economy.
2014. №
4 (21). P. 68–69.
2.
Crisis management. Theory and practice. [An
tikrizisnoe upravlenie. Teoriya i praktika] / ed.
V. Zakharova. M.: UNITI-Dana, 2009
3.
Sychova N.
V. Diagnostics of enterprise crisis as
the magnitude of the crisis [Diagnostika krizis
nogo sostoyaniya predpriyatiya kak otsenka
masshtabnosti krizisa] // Young scientist. 2011.
9. pp. 108–111.
4.
Blank I.
A. Crisis �nancial management business.
M.: ELGA, 2006. 364p.
Kupriyanova L.
M., Petrusevich T.
V. Analysis of
cash �ows and their impact on the performance
of the organization. [Antikrizisnoe �nansovoe
upravlenie predpriyatiem] // Economy. Business.
Banks. 2014. T. 3. S. 112–128.
6.
Cowan S.
E., Mokrova L.
P., Ryakhovskaya A.
N.
Theory of crisis management in the enterprise:
a training manual. [Teoriya antikrizisnogo up
ravleniya predpriyatiem: uchebnoe posobie]. М:
KNORUS. 2009. P.160.
Accounting in the context of crisis manage
ment: study guide. [Bukhgalterskiy uchet v us
loviyakh antikrizisnogo upravleniya: uchebnoe
posobie] / ed. Kerimova V.
M. Dashkov and K
2013. P.234.
8.
Shestakov A.
A. Generalized direct Lyapunov
method for systems with distributed parameters.
[Obobshchennyy pryamoy metod Lyapunova
dlya sistem s raspredelennymi parametrami]. M.:
URSS. 2007.
URL: http://www.math24.ru/method-of-lyapu
nov-functions.html.
10.
Marceva I.
A. Crisis management: training man
ual. [Antikrizisnoe upravlenie: uchebno-metod
icheskoe posobie]. NNGU. 2012. P.134.
11.
Egorychev I.
G., Kryukov A.
F. Analysis tech
niques to predict the crisis, businesses using
�nancial indicators. [Analiz metodik prognozi
rovaniya krizisnoy situatsii kommercheskikh
organizatsiy s ispol’zovaniem finansovykh in
dikatorov] // Management in Russia and abroad.
2001. №
12.
URL: http://dis.ru/library/detail.php? ID 22789.
13.
Kupriyanova L.
M., Boldyrev A.
N. Build a report
Model on the performance of Russian and inter
national practice. [Modeli postroeniya otcheta
o �nansovykh rezul’tatakh v Rossii i mezhdun
arodnoy praktike] // Economy. Business. Banks.
2014. T. 3. p. 177–195.
14.
Kupriyanova L.
M., Osipova I.
V. General meth
odological bases of formation and analysis of
balance sheet. [Obshchemetodologicheskie os
novy formirovaniya i analiza bukhgalterskogo
balansa. Aktual’nye problemy gumanitarnykh i
estestvennykh nauk] // Actual problems of Arts
and Sciences. 2014. №
8 (67). P. 59–63.
15.
Brown D.
R., Harvey D. An experimental ap
proach to organization development. Pearson
Prentice Hall. 2006.
правление изменениями в производст
ве — это известный управленческий во
прос, которому посвящено множество
исследований. Однако в силу специфических
ментальных и трудовых факторов управление
изменениями в IT-компаниях обладает рядом
особенностей, и существенная разница в вос
приятии этих особенностей менеджерами и ин
женерами софтверных компаний представляет
большой интерес.
Внедрение изменений в производство IT-
компании — это набор этапов от планирования
УДК 338.364.4
ак инженеры софтверных
компаний воспринимают
производственные изменения
С
ЯТО
ИЧ,
канд. техн. наук, независимый консультант в области разработки программного обеспечения, Москва
[email protected]
ннотация.
В статье описываются результаты исследования, посвященного изучению восприятия инженерами
проектных команд производственных изменений в процессных моделях создания программного обеспече
ния (ПО). Все выводы и рекомендации основаны на авторском исследовании, проведенном с апреля по июль
2014
г. по методу дельфийской панели в софтверных компаниях из 11 стран Центральной и Восточной Европы.
Выбор данных стран обусловлен схожестью развития производственных процессных моделей в IT-секторе на
протяжении последних 15 лет. Основное внимание в исследовании уделено проблеме организационного со
противления, успешным практикам управления изменениями, типичным рискам преобразований в софтверном
производстве и эффективным методам уменьшения влияния данных рисков. Также в статье приведены основ
ные рекомендации по оптимизации внутренних проектов внедрения изменений и управлению выявленными
специфическими рисками.
лючевые слова:
управление изменениями, разработка ПО, организационное сопротивление в софтверной
компании, вовлечение сотрудников в управление изменениями.
ow software company engineers
perceive changes in production
S
AT
AV
H,
PhD in technical sciences, an independent consultant in the �eld of software development, Moscow.
[email protected]
bstract.
This article is dedicated to describing the results of Delphi Study, organized by the author from April
to July of 2014 in 11 countries of Central and Western Europe, including Russia. Those countries have a similar
history of software development process maturity in last 15 years. Study was focused on engineer’s perception and
experience in change implementation in software development processes. The main problems, de�ned in study and
this article, are organizational resistance, change management, typical risks in change implementation in software
domain and measurements of risk’s effect reducing. Also there are major recommendation for process management
optimization and speci�c risk management in IT domain.
Keywords:
changes implementation management, software production improvement, organizational resistance in
software company, teammates involvement in change management.
до закрепления результатов, и на каждом этапе
внутренний проект сопряжен с набором общих
и специфических рисков. Актуальность данной
темы исследования подтверждается растущими
требованиями к параметрам программного обес
печения, достижение которых сопряжено с посто
янным совершенствованием производственных
процессов.
В данном исследовании анализируется мнение
о реальном опыте участия во внедрении производ
ственных изменений 78 IT-инженеров из 11 стран
Центральной и Восточной Европы, включая Рос
сию, Украину и Беларусь. Несмотря на значитель
ные различия характера экономического развития
Восточной и Центральной Европы (в частности,
экономическую интеграцию стран Центральной
Европы с ЕС), в целом уровень процессного раз
вития софтверных компаний, подтвержденный
сертификатами CMMI
, в обеих группах стран оди
наков [1].
Исследование проводилось с апреля по июль
г. по методу дельфийской панели и состоит
из нескольких раундов. В первом раунде прово
дится сбор мнений экспертов и определение до
минирующего мнения по каждому вопросу ис
следования.
В следующем раунде каждый эксперт сравнива
ет свое мнение с доминирующим и имеет возмож
ность либо изменить свой ответ, либо прокоммен
тировать расхождения с мнением панели. В итоге
результирующие мнения оказываются максималь
но согласованными в рамках панели экспертов. Ге
ография представленного опыта и мнений пред
ставлена на
Планирование и подготовка
к внедрению изменений
В данной секции эксперты оценили основные
действия, необходимые для подготовки к вне
дрению изменений, исходя из опыта и практики
своих компаний. Важными факторами являются
планирование изменений и вовлечение в дан
ный процесс сотрудников и менеджмента ком
Процессы внедрения изменений в производ
ственные процессы в софтверных компаниях рас
тянуты во времени и, раньше или позже, требуют
Capability Maturity Model Integration (CMMI) 
— набор моделей
(методологий) совершенствования процессов в организациях
разных размеров и видов деятельности.
вовлечения инженеров. Эксперты определили не
обходимость прозрачности данного процесса для
разработчиков с самых ранних этапов. С другой
стороны, вовлечение большого количества специ
алистов (особенно с низкой мотивацией и квали
фикацией), наоборот, затрудняет внедрение изме
нений и увеличивает сроки и издержки внедрения
Таким образом, инженеры считают необходи
мым раннее информирование команд о будущих
Рис. 1.
еография экспертов:
46% экспертов из
оссии и Беларуси;

26% экспертов из Балканского субрегиона (
ербия,
Босния, Болгария, Молдова);

15% экспертов из
ехия,
ловакия,
13% экспертов из Польши и 
Рис. 2.
Должен ли процесс подготовки и внедрения
значительных изменений в производство П
быть
прозрачным для команд разработки (мнения
экспертов):
1 — да, с начала, с этапа планирования;
2 — да, позже, с этапа непосредственного внедрения;
3 — нет, это неважно; 4 — затрудняюсь ответить
Д. С.
ащенко
ак инженеры софтверных компаний воспринимают производственные изменения
процессных изменениях, однако уровень детали
зации такого информирования зависит от осо
бенностей каждого коллектива и масштаба изме
Эксперты согласились, что руководитель про
екта является ключевой фигурой в инициирова
нии производственных изменений, хотя присут
ствуют и некоторые ограничения: в проектных
командах, работающих по гибким методологиям,
роль руководителя не очень выражена, поэтому
любой член проектной команды может являться
инициатором изменений в производственных
процессах. Кроме того, в компаниях с развитым
процессным управлением в составе дирекции
качества могут быть руководители проектов, ча
стично вовлеченные в деятельность такой струк
туры (
Данные результаты еще более подчеркива
ют, что в большой части софтверных компаний
вертикальные коммуникационные линии от ди
ректоров к инженерам, относящиеся к развитию
производственных процессов, проходят мимо
соответствующих формальных корпоративных
структур. В восприятии инженеров руководите
ли проектов являются основными инициатора
ми изменений. С одной стороны, это означает,
что бизнес-цели проектов и цели изменений
могут быть сопряжены лучше, так как пересе
каются в одном инициативном лице, с другой
стороны — поддержка изменений руководи
телем проекта становится одним из ключевых
факторов.
Эксперты отметили, что, по их опыту, обычно
члены проектных команд не имеют достаточно
времени для подготовки к значительным изме
нениям в производственных процессах. При этом
по опыту почти половины экспертов проектные
команды получают информацию о предстоящих
изменениях только в начале их реализации. Такая
ситуация демонстрирует недостаточность уси
лий по раннему информированию сотрудников
со стороны менеджмента, а также подчеркивает
Рис. 3
.
то, по мнению инженеров, обычно инициирует внедрение изменений в производственные процессы
разработки П
(мнения экспертов):
1 — руководитель проекта; 2 — дирекция качества/ процессного
развития; 3 — члены проектных команд; 4 — первое лицо компании / дирекции разработки
Рис. 4.
огда о внедрении изменений в производственные процессы разработки П
обычно становится
известно членам проектных команд (мнения экспертов):
1 — за месяцы до начала внедрения; 2 — за
недели до начала внедрения; 3 — в начале внедрения изменений; 4 — уже после официальной даты запуска
внедрения изменений.
осознанную необходимость инженеров в получе
нии информации о предстоящих изменениях за
Примерно 70% экспертов отметили «инфор
мирование сотрудников» как популярный метод
их подготовки к внедрению изменений. Еще один
действенный прием в управлении изменениями
на ранних этапах, по мнению 65% экспертов,

привлечение инженеров и аналитиков к планиро
При этом следует учесть разную степень собст
венной готовности специалистов к данной актив
ности: привлечение инженеров к планированию
изменений требует взвешенного анализа персо
нально-профессиональных качеств вовлекаемо
го в планирование сотрудника и оценки влияния
такого вовлечения на производственные проекты
компании.
Эксперты оценили необходимые параметры
буферного срока подготовки команд разработ
ки к внедрению изменений в производственных
процессах. Более половины экспертов (55%) из
своего опыта оценили, что такой период зани
мает несколько недель, и только 25% встречали
случаи внедрения изменений, когда командам
разработки давали менее недели на подготовку.
При этом некоторые эксперты отметили необхо
димость для каждой отдельной проектной коман
ды составлять свой план внедрения изменений,
даже если изменения внедряются на уровне всей
компании. Безусловно, речь идет о значительных
изменениях, как, например, внедрение управле
ния требованиями или спринт-релизов в гибкой
разработке.
Целесообразным представляется в течение дан
ного буферного срока осуществлять процедуры по
подготовке коллектива к изменениям. Среди таких
мер одной из наиболее естественных и простых
является информирование сотрудников о пред
стоящих изменениях [2].
Экспертная панель определила наиболее попу
лярные типы такого информирования:
линейные и проектные руководители про
водят встречи и разъяснения (встретилось в пра
ктике 99% экспертов);
изменения анонсируются первым лицом
компании (дирекции) (встретилось в практике
30% экспертов).
Причинно-следственная связь крайне важ
на в формировании отношения каждого инже
нера к изменениям [3], и исследование показало
наиболее распространенные причины внесения
изменений в производственные процессы:
объективная необходимость изменений
(встретилось в практике 64% экспертов);
следование требованиям заказчика, аудито
ров, ожиданиям рынка (встретилось в практике
62% экспертов).
Таким образом, именно экономические мотивы
являются наиболее распространенными в воспри
ятии инженеров с точки зрения объяснения вне
дряемых изменений в производстве. Из этого сле
дует, что при обосновании для проектных команд
необходимости внедрения изменений инициа
тивной группой должны использоваться экономи
ческие факторы и выгоды успешного внедрения
Несмотря на различия в иерархии в коман
дах, работающих по классическим итерационным
и гибким методологиям, руководитель проекта, по
мнению панели экспертов, несет максимальную
личную ответственность за успех внедрения из
менений в процессы разработки ПО (
Это еще раз подчеркивает важную роль ру
ководителей проектов, являющихся ключевы
ми фигурами, как с точки зрения решения биз
нес-задач в производственных проектах, так
и с точки зрения управления изменениями. По
лученный результат исследования может быть
использован в качестве аргумента при вовлече
нии руководителей проектов в управление про
изводственными изменениями на корпоратив
недрение изменений
в процессы разработки П
В данной секции эксперты выделили основные
проблемы, связанные с непосредственным вне
дрением в практику запланированных изменений,
а также типичные риски и необходимый выбор
приоритетов в данном процессе.
Эксперты выделили наиболее востребованные
организационные мероприятия при внедрении
изменений в процессы производства ПО:
устные распоряжения и контроль со стороны
проектного менеджера (встретилось в практике
59% экспертов);
издание приказов, распоряжений, изменений
бизнес-процессов (встретилось в практике 57%
экспертов).
Таким образом, исполнение устных распо
ряжений проектного менеджера, вовлеченного
Д. С.
ащенко
ак инженеры софтверных компаний воспринимают производственные изменения
в управление изменениями, должно быть под
держано с помощью централизованных и форма
лизованных письменных приказов и изменений
в бизнес-процессах. Тем более что такие измене
ния бизнес-процессов могут быть поддержаны
автоматизацией и настройкой соответствующих
систем и инструментов.
Безусловно, автоматизация технологических
операций при разработке ПО — один из дейст
венных методов внедрения обязательного испол
нения измененных процессов. Панель экспертов,
исходя из своего текущего опыта, подтвердила
данное утверждение (
Эксперты определили список существенных
проблем, являющихся типичными при управле
нии изменениями и стандартизации производ
ства IT-компании. Прежде всего это «формальное
внедрение без результатов и понимания целей»
(встретилось в практике 77% экспертов) и «кон
фликты между целями проекта и целями вне
дрения изменений» (встретилось в практике 54%
экспертов). Также эксперты отметили, что самым
существенным риском, сопровождающим внедре
ние изменений в производство в большинстве IT-
компаний, является «резкое падение качества ПО
и сроков поставки релизов».
Данные проблемы в восприятии и инженеров,
и IT-менеджеров являются одинаково актуальны
ми, что подтверждается более ранним авторским
исследованием [2]. Безусловно, каждая такая суще
ственная проблема и риск требуют учета, анализа
Эксперты рассмотрели набор организационных
мер, направленных на работу со специфическими
рисками управления изменениями в IT-отрасли.
Так, эксперты выделили несколько эффективных
мер для преодоления организационного сопро
разъяснительная работа с элементами по
давления (встретилось в практике 61% экспер
тов);
и менее популярные:
вовлечение сопротивляющихся во внедре
положительная мотивация к принятию из
Мотивация команд разработки — ключевой
фактор в управлении изменениями, поэтому
эксперты определили наиболее востребованные
методы мотивации для поддержки внедрения
изменений в производственные процессы созда
воодушевление и поощрение использования
новых практик (встретилось в практике 82% экс
пертов);
общественное порицание за уклонение от
следования внедренным стандартам (встретилось
в практике 31% экспертов).
Денежные штрафы и поощрения оказались
куда менее популярными методами мотивации
сотрудников; это означает, что в восприятии ин
женеров данные методы не приведут к следова
нию измененным бизнес-процессам и поддержке
Рис. 5
то несет наибольшую персональную ответственность за успех внедрения изменений в процессы
производства П
(мнения экспертов):
1 — каждый руководитель проекта производства ПО; 2 — только
руководитель всего производства в компании; 3 — все члены проектных команд; 4 — инициатор изменений
вне зависимости от его должности
В теории управления изменениями известен
интересный конфликт целей между основным
бизнес-процессом и частной целью внедрения
изменений в данный бизнес-процесс. Панель экс
пертов не сочла распространенным случай, когда
цели изменений могут быть приоритетнее, чем
текущая деятельность по производству продукта
проекта (
Однако некоторые эксперты выделили исклю
чительные случаи, когда прямые распоряжения
топ-менеджмента делали изменения в процессах
более приоритетными, чем основные цели проек
тов, где внедрялись изменения.
Также эксперты определили наиболее типич
ные издержки, которые несет проект в течение
времени внедрения изменений в производствен
ные процессы:
издержки по качеству и/или срокам постав
ки продукта (встретилось в практике 85% экспер
тов);
ухудшение внутреннего климата в команде
проекта (встретилось в практике 31% экспертов);
уход части специалистов из компании/про
екта (встретилось в практике 27% экспертов).
При этом в подавляющем большинстве про
ектов отношения с заказчиком не претерпевали
ухудшений при изменении внутренних производ
ственных процессов.
Приведенный список издержек имеет прямое
влияние на экономическую составляющую про
изводственных проектов, такие издержки должны
быть учтены в плане рисков и рабочем плане, сле
дует разработать соответствующие предупрежда
ющие и корректирующие воздействия. Очевидно,
Рис. 6
.
ак внедрение изменений в производственные процессы подкрепляется автоматизацией
технологических процессов разработки (мнения экспертов):
1 — никак не связаны между собой;
2 — автоматизация технологических процессов позволяет игнорировать изменения; 3 — автоматизация
технологических процессов заставляет следовать изменениям; 4 — автоматизацию технологических
процессов можно умышленно обойти
Рис. 7.
асколько часто цели внедрения изменений могут быть приоритетнее, чем текущая деятельность по
производству продукта проекта (мнения экспертов):
1 — очень часто; 2 — часто; 3 — редко; 4 — никогда
Д. С.
ащенко
ак инженеры софтверных компаний воспринимают производственные изменения
что реализация данных рисков — длительный про
цесс, который следует учитывать еще на этапе пла
нирования внедряемых изменений.
и анализ результатов
Внедрение изменений в производственные про
цессы требует значительных усилий на всех уров
нях компании. В данной секции эксперты подели
лись своим мнением и опытом в области эффек
тивности применяемых мер закрепления измене
ний в производственной практике.
Эксперты выделили типичные организа
ционные меры для закрепления результатов
внедренных изменений в производстве на уровне
проекта:
аудит и внимание со стороны руководителя
проекта (встретилось в практике 69% экспертов);
автоматизация внедренных изменений
(встретилось в практике 56% экспертов);
закрепление в документах проекта (встре
тилось в практике 49% экспертов);
поощрение использования новой практики
(встретилось в практике 37% экспертов).
Это вновь иллюстрирует важность роли ру
ководителя проекта в управлении изменения
ми, хотя в производственных проектах он обла
дает набором других важных обязанностей,
Рис. 8.
асколько успешно обычно достигаются цели внедрения изменений в производстве П
экспертов):
1 — почти все цели утрачиваются; 2 — часть целей утрачивается, детали меняются; 3 —
достигается большая часть целей; 4 — цели достигаются, результаты превосходят ожидания
Рис. 9.
Является ли потенциально более успешной каждая следующая попытка внедрения изменений
в производстве П
в рамках одного коллектива (мнения экспертов):
1 — каждая следующая попытка имеет
меньше шансов, чем предыдущая; 2 — количество попыток внедрения изменений не имеет значения; 3 —
каждая следующая попытка имеет больше шансов, чем предыдущая; 4 — затрудняюсь ответить
направленных на решение основных бизнес-за
дач проекта.
Новые практики в производстве требуют ре
гулярного контроля исполнимости. Эксперты
определили востребованность ряда мер контроля
исполнения командами разработки новых стан
дартов производства ПО:
аудиты со стороны руководителя проекта
(встретилось в практике 60% экспертов);
разбор инцидентов после сбоев в качестве
продукта проекта (встретилось в практике 55%
экспертов).
Между тем для некоторых экспертов идея
аудита со стороны руководителя проекта кажется
странной. Более логичным представляется разде
ление ответственности за контроль исполнения
новых производственных практик между руково
дителем и лидером команды проекта.
Также эксперты в соответствии со своим опы
том и опытом своих компаний в управлении из
менениями оценили результаты производствен
ных преобразований. В целом этот опыт отвечает
другим исследованиям автора и экспертным мне
ниям в отрасли. При этом инженеры воспринима
ют полученные результаты преобразований более
оптимистично, чем IT-менеджеры (
рис. 8
Также панель экспертов высказала свое мне
ние о зависимости между количеством попыток
Рис. 10.
огда проводится анализ завершенного внедрения изменений в производстве П
экспертов):
1 — сроки могут быть любыми; 2 — анализ проводится спустя несколько месяцев после
внедрения; 3 — анализ проводится перед планированием следующих изменений; 4 — никто не проводит
никакого анализа
акой период времени считается комфортным между двумя идущими подряд внедрениями
значительных изменений в процессы разработки П
(мнения экспертов):
1 — в рамках одного проекта этого
следует избегать; 2 — несколько месяцев; 3 — несколько недель; 4 — затрудняюсь ответить
Д. С.
ащенко
ак инженеры софтверных компаний воспринимают производственные изменения
внедрения изменений и их конечной успешно
стью. Данное мнение подчеркивает, что в воспри
ятии инженеров (
спиралевидный подход к внедрению изме
нений более логичен и востребован;
при стабильности коллектива каждую следу
ющую попытку процессных изменений в произ
водстве инженеры оценивают более благоприятно.
Конечно, некоторые эксперты отметили, что
качество предпринятых ранее попыток изменения
процессов более важно, чем их общее количество.
Анализ результатов внедрения изменений
в производство ПО очень важен, однако не менее
важно организовать его своевременно. Панель экс
пертов, исходя из опыта своих компаний, отмети
ла, что в основном анализ результатов внедрения
изменений проводится спустя значительное время
после их завершения (
рис. 10
Внедрение изменений в производственную де
ятельность должно быть удобным для сотрудников,
являющихся основным активом IT-компании, при
этом негативное влияние изменений на текущие
производственные показатели должно быть мини
мизировано. Эксперты согласовали свое видение
возможной регулярности внедрения значительных
изменений в производственную модель, указав,
что в рамках одного проекта (или итерации про
екта) внедрения двух значительных изменений
в производственные процессы следует избегать.
Из комментариев экспертов следует пояснить, что
подразумевались проекты (итерации проектов)
длительностью 4–6 месяцев (
Данный результат в совокупности с ожидани
ями по успешности идущих подряд попыток пре
образований и сроков подведения итогов может
стать некоторой основой расписания регулярного
внедрения изменений в производство, осуществля
емого централизованно. Суммируя все временные
промежутки на планирование, внедрение и под
ведение итогов, можно примерно оценить мини
мально комфортную для инженеров периодичность
внедрения значительных изменений в производст
во в 7–8 месяцев. Синхронизация таких итераций
с производственными итерациями в проектной де
ятельности является отдельным вопросом, требую
щим дополнительных исследований.
Резюмируя результаты исследования, следует от
метить, что инженеры в недостаточной степени
вовлечены в управление производственными из
менениями и связывают основные активности
в данном направлении с руководителями своих
проектов. Деятельность формальных структур
IT-компаний (таких как SEPG, Офис процессного
развития, Дирекция качества) для инженеров но
сит неясный и не совсем открытый характер. При
этом в восприятии инженеров общее централи
зованное управление изменениями должно быть
более прозрачным для команд разработки, а вне
дрение изменений следует проводить формали
зованно, структурированно и плавно. В любом
случае управление изменениями должно носить
системный характер: на каждом этапе внедрения
изменений весомые усилия необходимо направ
лять на соответствующие риски, следует разрабо
тать меры по закреплению изменений в практике
и проводить своевременный анализ полученных
результатов.
итература
Published CMMI Appraisal Results.
URL:
https://sas.cmmiinstitute.com/pars/.
2.
Пащенко Д.
С. Исследование актуальных
практик внедрения изменений в производ
ственные процессы разработки ПО и их вли
яния на проектную деятельность // Управле
ние проектами и программами. 2014. №
4.
3.
Королев В.
А., Стариков Н.
П. Основы систем
но-процессной теории устройства и жизне
деятельности организаций //
Менеджмент
и менеджер. 2007. №
eferences
Published CMMI Appraisal Results.
URL: htt
ps://sas.cmmiinstitute.com/pars/.
2.
Pashchenko D.
S. The study of current prac
tices in the implementation of changes in in
dustrial software development processes and
their impact on project activities. [Issledovanie
aktual’nykh praktik vnedreniya izmeneniy v
proizvodstvennye protsessy razrabotki PO i ikh
vliyaniya na proektnuyu deyatel’nost’] // Up
ravlenie proektami i programmami №
4, 2014.
3.
Korolev V.
A., Starikov N.
P. Based on system-
process theory device and functioning of or
ganizations. [Osnovy sistemno-protsessnoy
teorii ustroystva i zhiznedeyatel’nosti organi
zatsiy] // Menedzhment i menedzher №
11–12,
2007.
Д. С.
ащенко
ак инженеры софтверных компаний воспринимают производственные изменения
УДК 330.8
лександр
асильевич
аянов.
Бессмертные идеи великого ученого
В
С
АЛЕ
КС
ИЧ,
канд. экон. наук, директор издательства «Русская энциклопедия»
[email protected]
ннотация.
Продолжая традицию, в очередном жизнеописании автор рассказывает еще об одном великом
ученом — Александре Васильевиче Чаянове.
Сложная судьба была уготована ученому
интеллигенту — он пережил несколько арестов и ссылок, во время
которых продолжал работать.
Являясь основоположником российской и советской кооперации, Чаянов создал множество работ по теории
развития кооперативного движения в сельском хозяйстве. Автор подчеркивает, что идеи великого ученого
очень актуальны и в наше время.
Отдельные главы посвящены отношениям А.
В. Чаянова с другими знаменитыми учеными: М.
И. Туган-Баранов
ским, С.
А. Первушиным, Н.
Д. Кондратьевым, а также с В.
И. Лениным, И.
В. Сталиным и Н.
И. Бухариным.
К сожалению, труды ученого не получили в свое время объективной оценки, а для воссоздания исто
рической кар
тины развития нашей страны в переходный период и нашей экономической науки такая
оценка необходима. Сейчас наступил момент, когда реабилитация ученого подкреп
ляется публикацией
его наследия.
лючевые слова:
Чаянов, кооперация, сельское хозяйство, НЭП.
lexander Vasilievich
hayanov.
mmortal
deas of a Great
OY
V
S
H,
PhD in Economics, Director of «Russian Encyclopedia» Publishing house
[email protected]
Continuing the tradition, in the next life story the author tells about another great scientist — Alexander
Vasilevich Chayanov.
Complex fate awaited this scientist intellectual — he survived several arrests and deportations during which he
continued to work.
As the founder of the Russian and Soviet cooperation, Chayanov created many works on the theory of the
cooperative movement in agriculture. The author emphasizes that the ideas of a great scientist are still very
relevant in our time.
Certain chapters are devoted to A.
V. Chayanov’s relations with other famous scientists, M.
I. Tugan-Baranovsky,
A. Pervushin, N.
D. Kondratyev, as well as the V.
I. Lenin, I.
V. Stalin and N.
I. Bukharin.
Unfortunately, the works of the scientist had not received an objective assessment in due time, and to recreate
the historical image of our country development during the transition period and our economic science such an
assessment is very necessary. Now is the time when rehabilitation of the scientist is supported by the publication
of his heritage.
Keywords:
Chayanov, cooperation, agriculture, NEP.
ЭКОНО
ИЧЕСКОЕ НАСЛЕ
то такой
В

Однажды в конце 40-х годов, когда еще только
собирался по
ступать на экономический факуль
тет МГУ, я спросил профессора С.
А. Первушина,
широко известного по выступлениям в эконо
мической печати 1920-х годов:
Сергей Алексеевич, кто такие Чаянов и Кон
Как сейчас вижу ужас на лице 60-летнего эко
номиста, от
бывшего в первой половине 30-х годов
пятилетний срок в Риддере (теперь Лениногорск),
а затем работавшего в Институте цвет
ных ме
таллов и золота.
Чаянов? Александр Васильевич? — переспро
стно замолчал.
После
XX съезда партии я вновь попытался
расспросить его о Чаянове и Кондратьеве и на
этот раз услышал:
С тем же вопросом я обратился к нему и по
сле
XXII съезда КПСС. Тогда он сказал:
Нужно еще четверть века, чтобы стало воз
можным говорить о них. И добавил:
Слово свое о себе они скажут своими труда
ми. Но это бу
дет, к сожалению, не скоро.
Александр Васильевич Чаянов родился 17 (29)
января 1888
г. в Москве. Его отец, крестьянин по
происхождению, мальчиком пошел работать на
ткацкую фабрику, со временем стал компаньо
ном хозяина, а затем открыл собственное дело
и стал купцом. Мать Чаянова происходила из
культурной образованной семьи, была в числе
первых выпускниц Петровской земледельческой
и лесной академии
В этой же академии в 1906–1910
гг. учил
ся Чаянов. Его учителями были специалисты-
аграрники профессора Д.
Н. Прянишников,
Ф. Фортунатов, Н.
Н. Худяков.
Во время обучения жизненной страстью мо
лодого Чаянова становится наука. Но, человек
в высшей степени общественный, он занимается
ею как делом, преображающим жизнь людей. Та
кое понимание общественной роли науки прои
стекало у него из представлений, почерпнутых
прежде всего в студенческо-преподавательской
среде.
Ныне Российский государственный аграрный университет —
МСХА имени К.
А. Тимирязева.
Двадцатилетним студентом 3-го курса Чая
нов пишет первую работу. Его интересует коопе
рация в сельском хозяйстве Италии. Он говорит
об экономическом возрождении Италии и свя
зывает его прежде всего с кооперированием
сельского хозяйства, когда тысячи бедных ма
леньких хозяйств сливались в различные союзы
и на началах самодеятельности создали мощную
экономическую организацию кредита, закупок,
сбыта, организовали производственную коопе
рацию, поддержали дело агрономической помо
щи крестьянам.
Вскоре появилась и вторая работа Чаянова
«Общественные мероприятия по скотоводству
в Бельгии», написанная после того, как он, сту
дент выпускного курса, в течение двух месяцев
работал в этой стране. В ней он снова поставил
вопросы, тесно связанные с отечественной пра
ктикой, в частности — о сохранении лучших по
род животных.
В 1910
г. молодой ученый был оставлен для
подготовки к преподавательской работе при
кафедре сельскохозяйственной экономии. Он
занимался исследованиями по аграрной эко
номике и преподавал в высших учебных за
ведениях Москвы, много публиковался: регу
лярно выходили его научные труды по теории
крестьянского хозяйства и кооперации. В 1912
г.
Чаянов был направлен в научную командиров
ку, он посетил Англию, Францию, Германию,
Швейцарию, Италию. В том же году при под
держке В.
К. Дмитриева и В.
О. Борткевича издал
«Очерки по теории трудового хозяйства» в двух
томах [2].
Общественно-политическая и научная де
ятельность Чаянова связана с кооперативным
движением. С 1915
г. он непременный участник
высших органов российской кооперации. Чая
нов и его единомышленники в революционный
период пытались превратить кооперативные
организации не только в экономическую, но
и социально-политическую самостоятельную
силу. Кооперативное движение выдвигает его
в последнем составе Временного правительства
на пост товарища (заместителя) министра зем
леделия.
В. Чаянов — активный участник событий
Февральской революции 1917
г. Оказывая реши
тельную поддержку Временному правительству,
он считал необходимой консолидацию общест
венных сил, чтобы справиться с усугублявшимся
Б. А.
ясоедов
лександр
асильевич
аянов. Бессмертные идеи великого ученого
разорением страны. Преодолению продовольст
венного кризиса Чаянов посвятил лекции и ста
тьи в прессе [3].
Ученый поддерживал создание системы про
довольственных комитетов: губернских, уезд
ных и волостных, избираемых демократиче
ским путем и подотчетных народу
[4], стремился
способствовать радикальным преобразованиям
в сельском хозяйстве. На Всероссийском коопе
ративном съезде (25–27 марта 1917
г.) Чаянов
был избран членом Совета Всероссийских ко
оперативных съездов — высшего органа управ
ления кооперативным движением.
После октябрьского переворота А.
В. Чаянов
преподает в Петровской академии и в Коммуни
стическом университете им. Я.
М. Свердлова, со
здает самостоятельный Научно-исследователь
ский институт сельскохозяйственной экономии
и возглавляет его. Он занимает руководящие
посты в российской кооперации — в Центросою
зе, является членом коллегии Наркомата земле
делия, представителем его в Госплане. В 1919
г.
ученый издает «Основные идеи и формы орга
низации крестьянской кооперации». С 1919
г.
в Народном комиссариате земледелия готовит
план восстановления сельского хозяйства, воз
главляет научный семинарий по сельскохозяй
ственной экономии и политике. В 1921–1923
гг.
Чаянов — член коллегии Наркомзема РСФСР.
В 1922
г. на базе семинария в Петровской ака
демии организуется крупный научно-исследо
вательский институт, руководство которым по
ручается А.
В. Чаянову.
На 1920-е гг. приходится расцвет научной де
ятельности ученого. В 1922–1923
гг. он соверша
ет полуторагодичную зарубежную командиров
ку: посещает США, Германию, лично знакомится
с ведущими зарубежными учеными-аграрни
ками, издает в Берлине свой главный научный
труд «
Учение о крестьянском хозяйстве»
По возвращении из командировки Чаянов
продолжает работу в Наркомземе, много сил
отдает преподавательской работе, руководит
институтом сельскохозяйственной экономии.
Период 1923–1927
гг.
— наиболее плодотвор
ный в жизни ученого, именно тогда вышли его
основные обобщающие труды «Организация
крестьянского хозяйства» (1925), «Краткий курс
кооперации» (1925), «Основные идеи и формы
организации сельскохозяйственной коопера
Для выяснения экономических отношений
в деревне летом 1925
г. НИИ сельскохозяйст
венной экономии, возглавляемый А.
В. Чая
новым, проводит ряд экспедиций. Результаты
экспеди
ций позволяют ученому установить
шесть основных социальных типов крестьян
ских хозяйств. Главное, к чему всегда стремился
— получить «массовые данные» об экономи
ческих явлениях, пробах и тенденциях. Такой
подход выработался у молодого уче
ного, когда
В. Чаянов проводил в 1910–1912
гг. исследова
ния денежных бюджетов крестьянских хозяйств
и издал работу «Опыт анкетного исследования
денежных элементов крестьянского хозяйства».
Уже в советское время эти исследования он про
должил с целью выяснить условия успеха коопе
рирования крестьянских хозяйств.
В. Чаянов активно участвовал в экономиче
ской деятельности большевистского государства.
Он входил в руководство ряда кооперативных
и государственных учреждений Советской Рос
сии. Специалисты его научно-исследовательско
го института в двадцатые годы разрабатывали
пакет краткосрочных и долгосрочных проектов,
прогнозов государственной экономической по
литики. С 1918 по 1930
г. Чаянов опубликовал
более двух десятков статей по теории и практике
советской государственной экономики.
В связи с начавшейся политикой свертыва
ния НЭПа после дискуссии о дифференциации
крестьянства (1927
г.) на Чаянова обрушива
ются несправедливые гонения. Он обвиняется
в стремлении увековечить неэффективное мел
кое крестьянское хозяйство, позднее его назо
вут «неонародником» и идеологом кулачества.
В 1928
г. ученый покидает пост директора ин
ститута.
1 июля 1930
г. Чаянов был арестован — осуж
ден по сфабрикованному делу о вымышленной
Трудовой крестьянской партии. Открытого суда
над ним не было, он был приговорен к пяти го
дам тюремного заключения.
Сначала Чаянов некоторое время сидел в Бу
тырской тюрьме, где работал над двумя книга
ми. У его сына Василия Александровича Чаяно
ва сохранилась тетрадь в простом коленкоровом
переплете. Ее пожелтевшие страницы исписа
ны жидкими, выцветшими фиолетовыми чер
нилами. С одного конца тетради — заметки по
истории западноевропейской гравюры, с дру
гого — наброски статьи «Внутрихозяйственный
ЭКОНО
ИЧЕСКОЕ НАСЛЕ
транспорт. Материалы к пятилетке 1933–37
года». Тетрадь эта заполнялась в камере тюрь
мы. Видимо, А.
В. Чаянов искал в работе хоть ка
кое-то отвлечение от кошмарных реалий, может
быть, надеялся, что записи пригодятся в буду
щем. Не пригодились.
Затем ученый был сослан в Казахстан. Чаянов
приехал в Алма-Ату в первой половине 1932
г.,
а в 1933–1935
гг. работал в Казахском сельско
хозяйственном институте им. Л.
И. Мирзояна.
Как и в Москве, он не только преподавал, но
и занимался приобщением студентов к искус
ству. Поставил на сцене институтского клуба 11
пьес и организовал издание «Ежегодника СХИ».
Кроме занятий в институте, Чаянов работал
старшим экономистом-аналитиком Наркомата
земледелия в балансовой группе планово-фи
нансового отдела, в 1935–1936
гг.
— в выставко
ме по подготовке к Всесоюзной сельскохозяйст
венной выставке.
Постановлением Особого совещания при
НКВД СССР от 28 июня 1935
г. срок ссылки Ча
янова был продлен на три года. В конце 1936
г.
он был арестован еще раз, но вскоре выпу
щен. Е.
Д. Эйгинсон, бывший студент Казахско
го сельскохозяйственного института, случайно
встретил Александра Васильевича неподалеку
от тюрьмы. Он оброс бородой, был одет в рва
ную телогрейку, подошвы его ботинок обмотаны
проволокой.
В марте 1937
г. А.
В. Чаянова вновь аресто
вывают и 3 октября приговаривают к расстрелу.
В тот же день он был расстрелян. Чаянов погиб
в возрасте 49 лет.
* * *
Труды А.
В. Чаянова не получили в свое время
объективной оценки. Между тем для воссозда
ния исторической кар
тины развития нашей
страны в переходный период и нашей экономи
ческой науки такая оценка необходима.
Правда об А.В. Чаянове и аграрниках 1920–
гг. позво
лит стереть белые пятна в исто
рии нашего сельского хозяйства, ибо эти ученые
с необычайной научной добросовестностью ис
следовали состояние русской деревни кануна
коллективизации.
А.
В. Чаянова можно назвать певцом кре
стьянской коопера
ции. Он научно обосновы
вал направление «путем кооперации». Уче
ный писал, что «в отношении земледелия идея
кооперации имела не меньшее значение, чем
все крупнейшие технические за
В. Чаянов задумывался о будущем. Руко
водимый им инсти
тут разрабатывал модель
«местных комбинатов», включающих заводы
по переработке сельскохозяйственной продук
ции, склады, элеваторы, холодильники, ремонт
ные мастерские и зерноочисти
тельные пункты,
сеть дорог и средства обслуживания транспорта,
а также электрификацию, тракторизацию и обо
рудование тепло
выми двигателями.
Мы должны сегодня ясно представлять себе,
что концепции А.
В. Чаянова несут печать из
вестной отвлеченности от общей атмосферы, со
здавшейся в стране в те годы, но это не ли
шает
конкретные наблюдения ученого их научного
значения. И издание трудов Чаянова опреде
ляется не только потребно
стями восстановить
историческую истину.
Оценивая исследования А.
В. Чаянова, прези
дент ВАСХНИЛ академик А.
А. Никонов выделяет
в них самое ценное для нас:
«Труды выдающего
ся русского и советского экономиста про
фессора
Александра Васильевича Чаянова
,
посвященные
зации крестьянского хозяйства
формам
сельскохозяйственной кооперации, оценке земель
ных и других ресурсов
подъему Нечер
ноземья
ропромышленной интеграции
,
созданию крупных
хо
не утратили своего значения и в наши
дни. Особенную актуальность приобретают идеи
Чаянова в период перестрой
ки народного хозяйст
Речь идет об аграрно-экономических работах,
написанных А.
В. Чаяновым в разные годы и по
священных проблемам разви
тия крестьянского
хозяйства и интенсификации сельского хозяй
ства, практическим вопросам кооперативного
строительства, фи
нансированию кооперации,
кредиту, прогнозу развития отрасли, простран
ственному размещению предприятий, органи
зации и планированию сельскохозяйственных
работ.
Зарубежными предшественниками Чаянова
принято считать немецких экономистов Т. Голь
ца, Ф. Эребо и швейцарского аграрника Э. Лаура.
Их теории, в которых сформулированы принци
пы эффективного хозяйствования на крупных
капиталистических фермах, Чаянов творчески
переработал для условий семейно-трудовых
хозяйств в России. Большое влияние на взгля
ды Чаянова оказали также работы немецких
Б. А.
ясоедов
лександр
асильевич
аянов. Бессмертные идеи великого ученого
экономистов И. Тюнена и А. Вебера по рацио
нальному размещению производительных сил
в масштабе региона и народного хозяйства в це
НЭП — самое интересное явление в стра
не, в политике большевиков, в деятельности
интеллигентов-экономистов, стоящих не на
большевистской платформе. Во времена НЭПа
Чаяновым были созданы труды по теории семей
но-трудового крестьянского хозяйства и коопе
рации, по практическому применению теоре
тических знаний и рекомендаций, проводились
обследования крестьянских хозяйств в различ
ных районах страны.
В конце 1980-х годов СМИ сотрясали сен
сации: НЭП изобретен вовсе не В.
И. Лени
ным, а Н.
И. Буха
риным, или Ю. Лариным, или
Д. Троцким. Политическая атмосфера НЭПа
определялась большевиками Л.
Д. Троцким,
И. Буха
риным, Г.
Я. Сокольниковым, Н. Осин
ским… Однако истоки
ской политики
следует искать и во влиянии небольшевистской
среды и обязательно учитывать роль А.
В. Чаяно
Д. Кондратьева.
Исходя из здравого смысла, после перио
да военного коммунизма в стране не случайно
ввели НЭП. Период 1920-х годов, период НЭПа
именуют «золотым веком» экономической мыс
ли в СССР. Господство марксизма (В.
И. Ленин,
И. Бухарин, Г.
М. Кржижановский, Е.
А. Пре
ображенский, Г.
Я. Сокольников) не исключа
ло альтернативных течений. В науке трудились
экономисты, считавшие себя марксистами, но
не входившие в коммунистическую партию,

А. Базаров, А.
А. Богданов. Существовали на
правления немарксистской мысли, чьи пред
ставители (Н.
Д. Кондратьев, С.
А. Первушин,
Н. Литошенко, А.
В. Чаянов, Л.
Н. Юровский
и др.) добивались результатов в развитии как
экономической теории, так и новой хозяйствен
ной практики. К числу последних направлений
относится организационно-производственная
школа (Н.
П. Макаров, А.
Н. Минин, А.
А. Рыбни
ков, А.
В. Чаянов, А.
Н. Челинцев и др.). Школа
возникла в дореволюционный период в связи
с быстрым ростом крестьянских кооперативов,
но пик ее практической и творческой деятель
ности приходится на период НЭПа. Признанным
лидером организационно-производственной
школы, автором ее основополагающих идей стал
В. Чаянов.
Чаянов не собирался ограничиваться русским
крестьянством, которое обходилось без наемно
го труда, но распространял свои идеи на Индию,
Китай, а также на большинство европейских
и неевропейских стран: Бразилию, Мексику,
Турцию, Нигерию, Индию и Индонезию. Его те
орией зарубежные ученые пользуются и сегодня
в теоретических, эмпирических и практических
целях, поскольку она наилучшим образом — сре
ди существующих в мире моделей — описывает
развитие третьего мира.
В

И

Двое ученых навеки связали свои имена с ко
операцией. Среди первых работ, которые были
выпущены в серии «Экономическое наследие»
издательством «Экономика» в 1989
г., идут кни
ги М.
И. Туган-Барановского «Социальные осно
вы кооперации» и А.
В. Чаянова «Крестьянское
хозяйство».
На их трудах основаны базовые принципы,
устремления кооперации. Эта информация по
зволяет кооперативному движению развиваться
с большей доходностью.
Центр кооперативной деятельности зарожда
ется в Москве в Университете имени А.
Л. Ша
нявского. Здесь в июле 1915
г. организуется
Всероссийский центральный кооперативный
комитет, сформировавшийся в 1917
г. во Всерос
сийский Совет кооперативных съездов. В 1917
г.
этот Совет выдвигает кооперацию в качестве са
мостоятельной общественной организации на
политическом поприще
[5]. Здесь сосредоточи
лись лучшие кооперативные силы экономиче
ской науки и практики.
Чаянов прочно утвердился в этой среде
в качестве секретаря кооперативного отде
ла. В 1919
г. вышла его книга «Основные идеи
и формы ор
ганизации сельскохозяйственной
кооперации». В том же году в Университете
имени А.
Л. Шанявского третьим, дополненным
изданием вышла книга М.
И. Туган-Барановско
го «Социальные основы кооперации» [6]. Стран
ным кажется то, что у Туган-Барановского в ра
боте нет ссылок на труды Чаянова
, но еще более
При комментировании книги М.
И. Туган-Барановского изда
тельство сослалось на работу А.
В. Чаянова 1919 года, подчерк
нув общее во взглядах авторов.
ЭКОНО
ИЧЕСКОЕ НАСЛЕ
странным можно считать, что и Чаянов в своей
книге не сослался на Туган-Барановского. Мож
но высказать предположение, что Туган-Бара
новский не увидел у молодого автора сильных
сторон теории, а вот А.
В. Чаянов… Вопрос оста
ется открытым и любопытным.
Также открытым остается вопрос: как идеи
кооперации двух ученых рассматривать в связи
со столыпинской реформой, с НЭПом, со сталин
ской коллективизацией?
В

аянов
А
. Первушин
В ранний период научной деятельности
А. Первушин занимался проблемами кре
стьянского хозяйства и методологией бюд
жетных исследований семейных предприятий
в деревне. Важно отметить, что А.
В. Чаянов,
А. Первушин, Н.
П. Макаров и А.
А. Рыбни
ков разработали приходно-расходную книжку,
учитывающую не только денежный, но и нату
ральный оборот ценностей в крестьянском хо
зяйстве.
В своей работе «Из области методологии бюд
жетных исследований» [7] С.
А. Первушин пишет
о главных типических затруднениях, встреча
ющихся при бюджетном исследовании, и ссы
лается на А.
В. Чаянова: «Регистратор, опраши
вавший уже несколько хозяйств, бывает часто
повинен в невольном прямом подсказе цифр»
[8]. Здесь А.
В. Чаянов видит отрицательное вли
яние опрашивающего статистика.
В 1910–1917
гг. в «Трудах статистико-экономи
ческого отдела Московского земства» и отдельны
ми изда
ниями были опубликованы работы Сергея
Алексеевича по вопросам статистики бюдже
тов
и постановки бюджетных исследований, а в 1917
г.

работа «Влияние дорого
визны и подъема цен на
народное потребление в военные годы 1914–1916».
В этот период С.
А. Первушин вел научную поле
мику с А.
В. Чаяновым по проблемам бюджетных
исследований в работах «К вопросу о постановке
бюджетных исследований: Две приходно-расход
ные записи крестьян Московского уезда», «Из об
ласти методологии бюджетных исследований».
В. Чаянов ответил на выдвигаемые
А. Первушиным положения в статьях «Из об
ласти методологии бюджетных исследований
(по поводу критических работ Первушина С.
А.)»
[9] и «Мера точности бюджетных данных (От
вет С.
А. Первушину)».
В

аянов
Д. 
ондратьев
Д. Кондратьев и А.
В. Чаянов активно сотруд
ничали, хотя и расходились во взглядах на пути
преобразования сельского хозяйства. В 1917
г.
участвовали в разработке эсеровской програм
мы и аграрной реформы в Главном земельном
комитете. В последнем составе Временного пра
вительства Кондратьев — товарищ (заместитель)
министра продовольствия, Чаянов — товарищ
министра земледелия.
После октябрьского переворота профессора
Петровской сельскохозяйственной академии
А.
В. Чаянов и Н.
Д. Кондратьев организуют на
учные институты: Кондратьев — Конъюнктур
ный, Чаянов — Институт сельскохозяйственной
экономии. Об огромной роли, которую играл
В. Чаянов в деятельности Наркомзема, гово
рит тот факт, что в ноябре 1921
г. он выступал
перед президиумом Госплана с докладом «Ге
неральный план Наркомзема на 1921–1922
гг.».
Под руководством Н.
Д. Кондратьева разработан
план развития сельского и лесного хозяйства
(пятилетка Кондратьева): 1923–1928
гг.
В. Чаянов и Н.
Д. Кондратьев навеки свя
заны общей судьбой — трагедией дважды
несправедливо осужденных и дважды реа
билитированных ученых-энциклопедистов, бес
компромиссно преданных научной истине, вер
нувшихся в ореол мирового признания.
В

И

В теме «В.И. Ленин и экономисты — его совре
менники» отношения В.
И. Ленина и А.
В. Чая
нова занимают особое место. В кооперативном
движении Чаянов был сторонником компро
мисса между Советской властью и кооперацией,
провозглашая возможность их сотрудничества
при сохранении кооперацией самостоятель
ности в своей хозяйственной деятельности.
А.
В. Чаянов — член кооперативной делегации
18 ноября 1918
г., ведущей переговоры с В.
И. Ле
ниным о судьбе Московского народного банка,
принадлежавшего кооперации. Двое ученых,
П. Макаров и А.
Н. Челинцев, эмигрировали,
обидевшись на национализацию большевиками
Московского народного (кооперативного) бан
ка — глав
ного кредитного центра кооперации,
но Чаянов уговорил их и других кооперато
ров —
разработчиков семейно-трудовой теории вер
нуться на родину.
Б. А.
ясоедов
лександр
асильевич
аянов. Бессмертные идеи великого ученого
Во многом благодаря усилиям А.
В. Чаянова
был восстановлен мир между крестьянством
и властью. В этой связи интересны подробности
снятия коллективизатора С.
П. Середы с поста
народного комиссара земледелия. На девятом
съезде РКП (б) (29 марта — 5 апреля 1920
г.) была
принята военно-коммунистическая по духу ре
золюция «Об от
ношении к кооперации». Имея
целью «превращение старой мелкобуржу
азной
кооперации в кооперацию, руководимую проле
тариями и полу
пролетариями», РКП (б) логич
но отняла у Центросоюза, губсоюзов и местных
потребительских обществ сельскохозяйствен
ные, лесные, промышленные и прочие отделы
и передала их ВСНХ, Наркомпроду, Наркомзему
и другим советским органам. Следствием стало
то, что в указанных органах появились здраво
мыслящие люди. В декабре 1920
г. Наркомпрод
предложил премировать «старательных хозяев».
П. Середа выступил против: «Неверно ставить
ставку на старатель
ного хозяина, а надо поста
вить ставку … на коллективность». И сразу же
лишился поста наркома. С.
П. Середа не знал, что
предложение Наркомпрода было поддержано
И. Лениным.
Почему В.
И. Ленин внезапно выступил в под
держку кулака? Очевидно, он раньше других
увидел, что аграрная политика грозит катастро
фой, и стал искать альтернативу. Именно в это
время В.
И. Ленин знакомится с трудами А.
В. Ча
янова. Обычно непримиримый к любой точке
зрения, отличной от его собственной, В.
И. Ле
нин высоко оценивал идеи ученого и встречался
с ним. Работая над статьей «О кооперации», Ле
нин держал на письменном столе первое изда
ние книги Чаянова «Основные идеи и формы ор
ганизации сельскохозяйственной кооперации»
. В рабочей библиотеке В.
И. Ленина нахо
дились 6 его работ, которые вождь использовал
при написании статьи «О кооперации».
Чаянов высоко оценил ленинскую статью,
он считал, что «кооперация делается одной из
основ нашей экономической политики» [10].
Статья сразу же после опубликования заставила
читателей взглянуть по-новому на кооперацию
как на метод организации нового общества.
В 1920
г. Чаянов написал утопическую повесть «
Путешествие
моего брата Алексея в страну крестьянской утопии»
подписавшись псевдонимом Ив. Кремнев. Повесть была
напечатана по личному распоряжению Ленина.
В феврале 1921
г. В.
И. Ленин предложил вве
сти Чаянова в состав руководства главной эко
номической цитадели большевиков — только что
образованного Госплана. А.
В. Чаянов не принял
этот пост, ибо в том же феврале стал полноправ
ным членом Коллегии Наркомзема и должен был
представлять Наркомзем в Госплане. Кроме того,
Чаянова включают в состав комиссии по прод
налогу, разработавшей и принявшей «Основные
принципы построения продналога», с введения
которого начался НЭП.
В период НЭПа Ленин написал две статьи,
посвященные кооперации. После этого слово
«кооперация» стало самым популярным в стра
не. Для Чаянова, у которого кооперативное дви
жение было главной научной и практической
задачей, такое внимание страны к кооперации
стало серьезной проблемой. В связи с ленин
скими статьями Чаянов в переизданной работе
«Краткий курс кооперации» замечает: «Когда
в наши дни говорят о будущем деревни, то чаще
всего возлагают свои надежды на кооперацию…
Однако это вовсе не означает, что многие от
четливо понимают сущность кооперации, ее
основные идеи и организационные принципы».
Ученый разъясняет свою мысль на конкретных
примерах и говорит о том, что будущее сель
ского хозяйства за кооперацией: «Это будущее
заставляет нас видеть в нашей работе… буду
щий грандиозный социально-экономический
переворот, превращающий распыленное сти
хийное крестьянское хозяйство в стройное хо
зяйственное целое, в новую систему организа
ции земледелия, и вполне согласиться с мыслью
предсмертной статьи Ленина о том, что разви
тие кооперации совпадает с развитием социа
Теория чаяновской кооперативной кол
лективизации опиралась на реальные про
цессы развития кооперации в деревне 20-х
годов и не противоречила ленинскому ко
оперативному плану. Но если у В.
И. Ленина
на переднем плане был социально-политиче
ский аспект преобразования производствен
ных отношений, то у А.
В. Чаянова — скорее
технологический. В отношении срока перехо
да «к крупному производству на началах до
бровольного объединения» В.
И. Ленин писал,
что таковое на основе кооперативной полити
ки может произойти «в неопределенный срок»
[11], и Чаянов стоял на таких же позициях.
ЭКОНО
ИЧЕСКОЕ НАСЛЕ
Ленин в статье «О кооперации» выдвинул об
щую идею о возможно более плавном и безбо
лезненном продвижении крестьянского хозяй
ства к социализму через использование выгод
кооперации, но не уточнил, какие именно виды
кооперативов он имел в виду. Скорее всего,
предполагалось использовать все формы ко
операции, включая производственную. В этом
смысле чаяновская концепция вертикальной
кооперации отличалась от ленинской.
В. Чаянов неоднократно подчеркивал свою
солидарность с высказываниями Ленина о со
циализме как строе «цивилизованных коопе
раторов». Близость их позиций, конечно же, не
следует преувеличивать. Но многие положения
Чаянова — о самостоятельности кооперативов,
их связи с рынком, добровольности и постепен
ности процессов кооперирования — вполне со
звучны НЭПовским выводам Ленина.
Взгляды А.
В. Чаянова на кооперацию не были
неизменными. Социально-экономические сдви
ги, происходившие в стране, ленинские оцен
ки сущности кооперации при социализме, ес
тественно, вносили уточнения в его позиции.
В. Чаянов писал: «Процесс перерождения
внутреннего социально-экономического содер
жания кооперативного движения, при замене
политического господства капитализма властью
трудящихся масс, с особенной ясностью был ос
вещен в предсмертных статьях В.
И. Ленина о ко
Жизнь приблизила сроки, возможности и не
обходимость социалистического переустрой
ства деревни. Отсюда возникает чаяновский
план «кооперативной коллективизации». Суть
его — придание сравнительно медленному эво
люционному процессу постепенного коопериро
вания несколько большего акцента на создании
производственных форм. «Единственно возмож
ный в наших условиях путь внесения в крестьян
ское хозяйство элементов крупного хозяйства,
индустриализации и государственного плана,

писал А.
В. Чаянов,
— это путь кооперативной
коллективизации, постепенного и последова
тельного отщепления отдельных отраслей от
индивидуальных хозяйств и организации их
в высших формах крупных общественных пред
Ленинские идеи о кооперировании крестьян
ства легли в основу резолюции
XIII съезда РКП
(б) «О кооперации» и «О работе в деревне».
В

И
. Бухарин
После смерти Ленина Н.
И. Бухарин оставался
толкователем ленинизма и охранителем НЭПа.
Он отказывался от укоренившихся большевист
ских представлений: «Коллективные хозяйства —
это не главная магистраль, не столбовая дорога,
не главный путь, по которому крестьянство пой
дет к социализму… Столбовая дорога пойдет по
кооперативной линии»
«Взгляды Бухарина (имелась в виду его те
ория врастания кулака в социализм.
Б.М.)
в значительной степени сходятся со взглядами
народников типа Чаянова…» [13].
В 1930
г. большинство участников
I Всесо
юзной конференции аграрников-марксистов
переходили от политико-научных оценок к по
литическим обвинениям, напрямую связывая
«чаяновщину» с правым уклоном в ВКП (б), с Бу
хариным. Начиная борьбу с Н.
Д. Кондратьевым
и А.
В. Чаяновым, Сталин готовился к уничтоже
нию ленинской гвардии, они явились предтечей
уничтожения правой оппозиции в партии и «лю
бимца партии и Ленина» — Бухарина. Большин
ство большевиков, с которыми работали Кондра
тьев и Чаянов, оказались в ГУЛАГе.
Есть версия о том, что Чаянова судили как ак
тивного борца с коллективизацией и идеологи
ческого защитника семейно-трудовых хозяйств,
объединяющих нежелающих вступать в колхозы.
Вполне очевидно, что здесь А.
В. Чаянов прохо
дил как единомышленник Н.
И. Бухарина — по
литического противника Сталина в деле коллек
тивизации и индустриализации страны.
В

В

Интересно проследить, как идеи кооперации Ча
янова соотносились с политическими курсами
Ленина и Сталина.
Если взгляды А.
В. Чаянова на кооперацию
не противоречили ленинскому кооперативно
му плану, то они встали поперек той политики
в деревне, которая стала проводиться Сталиным
через три года спустя смерти Ленина, после
XV
съезда партии (1927
г.). Практические момен
ты концепции Сталина о переходе деревни
Подчеркивая важность своей аргументации, Бухарин повто
ряет это заявление на четырех официальных собраниях в марте
и апреле 1925
г., в том числе и на Первой конференции колхоз
ников.
Б. А.
ясоедов
лександр
асильевич
аянов. Бессмертные идеи великого ученого
к социализму были во всем противоположны
убеждению Ленина.
Чем дальше, тем больше кооперативная кол
лективизация не вписывалась во все ускоряю
щийся темп преобразования деревни. А самого
В. Чаянова все чаще называют буржуазным
или мелкобуржуазным профессором. Его взгля
ды квалифицируются как «неонароднические»,
далекие от понимания задач сталинского соци
алистического строительства.
Роковую роль для А.
В. Чаянова и его сорат
ников сыграла дискуссия 1927
г. о дифференци
ации крестьянства. Назрел вопрос о расслоении
класса крестьян: куда он идет? Интенсивно ли
происходит расслоение? Происходит ли вымы
вание середняка? Представляет ли опасность
кулачество? Все эти вопросы имели важное пра
ктическое значение и для судеб крестьянства,
и для страны в целом.
Однако объективная научная полемика была
подменена избиением не согласных с точкой
зрения так называемых аграрников-марксистов.
Сталин и его ближайшее окружение, противо
реча здравому смыслу в реализации коопера
тивного плана, руководствовались иными иде
ями и методами, способствуя закату НЭПа. Для
них одной из целей при проведении сплошной
коллективизации (начиная с 1929
г.) оказалась
максимально возможная перекачка средств из
аграрного сектора в индустриальный, выкола
чивание максимальной «дани» с крестьянства.
Естественно, концепция А.
В. Чаянова шла
вразрез и с подобной целью, и со средствами
ее обеспечения (административное объедине
ние крестьян в колхозах, жестокое подавление
всякого сопротивления «сплошной коллекти
визации», массовая высылка не только кулаков,
но и части зажиточных середняков, установле
ние закупочных цен на колхозную продукцию
на уровне, который был ниже действительной
стоимости в 10–12 раз). Не случайно в речи на
Конференции аграрников-марксистов 27 декаб
ря 1929
г. Сталин произнес: «Непонятно только,
почему антинаучные теории «советских» эконо
мистов типа Чаяновых должны иметь свободное
хождение в нашей печати…» [14]. На Конферен
ции на ученого набросился Л.
Д. Троцкий, по
том — Г.
Е. Зиновьев, а затем — и все участники
конференции. Взгляды Чаянова и представите
лей его школы были объявлены антимарксист
скими; в вину ученому вменялись желание
сохранения индивидуального крестьянского хо
зяйства, недооценка роли пролетариата, защита
интересов кулачества. Чаянова стали незаслу
женно числить идеологом кулачества, «ярым
противником» социализма и марксизма.
Проведение курса, намеченного И.
В. Стали
ным, а главное, форсирование темпов рекон
струкции требовало не столько доб
росовестного
изучения положения дел в деревне, сколько
устра
нения инакомыслящих. «Сталин, ото
ждествляя себя с государством, не проводил
различия между политической оппозицией
и государственной изменой» [15]. Политическая
дискредитация, сопро
вождавшаяся, как правило,
репрессивными мерами, была самым действен
ным способом решения вопроса.
Так был создан миф о Трудовой крестьянской
партии, так возникло «Дело ТКП». Родились
термины «чаяновщина» и «кондратьевщина»
как синонимы антинародного и антинаучно
го под
хода к развитию сельского хозяйства. На
десятилетия в могильниках спецхрана исчезли
книги иссле
дователей, полные размышлений
и поисков. Вместе с тем практика коллективи
зации показала, что утверждение моно
полии
на истину в оценке тенденций экономического
развития явилось серьезной помехой в развитии
аграрного сектора стра
Кооперация оказалась в тисках сталинского
социализма. Идеи Чаянова разошлись со сталин
ским курсом, и это стало причиной репрессий
против самого Чаянова и его сторонников.
аяновская доктрина кооперации
С возвращением имени и идей Чаянова встал
вопрос о пересмотре истории кооперации. Ко
операция выдвигалась во главу сельского хозяй
ства, ибо у нее складывался свой путь, в годы
сталинизма нарушенный колхозным строем. За
минувшие семь десятилетий советской власти
подросло несколько поколений сельских жите
лей, которым подлинные идеи кооперации не
известны и чужды. Именно поэтому сегодня сто
ит вопрос о возрождении сельскохозяйственной
кооперации. За последние годы было несколько
попыток совершенствования аграрных отноше
ний: в начале 1950-х, в середине 1960-х, в начале
1980-х в связи с принятием Продовольственной
программы СССР и, наконец, на начальном эта
пе современной реформы. В разной мере все эти
попытки были направлены главным образом на
ЭКОНО
ИЧЕСКОЕ НАСЛЕ
внедрение в сельское хозяйство рыночных отно
шений, хозяйственного расчета; на повышение
хозяйственной самостоятельности производст
венных единиц. Решалась судьба земли, колхо
зов, совхозов, а с 1990-х гг.
— фермеров.
В наши дни, когда возрождающееся коопе
ративное движение делает новые шаги, очень
важно с самого начала правильно понимать
сущность, задачи, принципы сельскохозяйствен
ной кооперации, видеть объективные условия
и перспективы ее роста, представлять все мно
гообразие форм и их взаимодействие. В сель
ском хозяйстве предстоит переводить вектор на
кооперацию.
Если взглянуть на публикации о чаяновской
кооперации последних 25 лет, прошедших после
реабилитации трудов ученого, можно увидеть,
с каким трудом кооперация пробивает свой путь,
который оказался сродни малому бизнесу.
Чаяновская кооперация как общественное
движение — на той стороне истории, где про
гресс. Чаянов построил универсальную систему
кооперативных форм. Классификация и систе
матизация — обязательные элементы научно
го познания наблюдаемых явлений и объектов.
Чаянов видел основу классификации в самом
производственном процессе. Он сам сравнивает
свою классификационную систему с периоди
ческой системой элементов Менделеева в том
смысле, что она оставляет пустые места там, где
возможна некая новая кооперативная форма.
Ученый рассматривает диалектику коопера
тивных форм, их взаимную обусловленность,
организующее воздействие на все сельское хо
зяйство. Вначале возникают наиболее простые
формы кооперации — потребительские и за
купочные товарищества. Они подготавливают
почву для организации сбытовых кооперати
вов. Последние реформируют сельское хозяй
ство в сторону его наибольшего соответствия
рыночной конъюнктуре. Тогда и создаются
кооперативы по переработке сельскохозяйст
венного сырья. Наконец, на основе созданной
высокоорганизованной системы сельскохозяй
ственной кооперации появляются производст
венные формы — машинные, мелиоративные
и водные товарищества, племенные союзы
и т.
д. В завершение «вся система качественно
перерождается из системы крестьянских хо
зяйств, кооперирующих некоторые отрасли
своего хозяйства, в систему общественного
кооперативного хозяйства, построенную на
базе обобществления капитала, оставляющую
техническое выполнение некоторых процессов
в частных хозяйствах своих членов почти что на
началах технического поручения».
В своих поздних работах конца 1920-х гг. Чая
нов несколько изменил мнение о коллективном
земледелии. Возможно, это произошло в силу
нарастающего колхозного движения в стране,
и честный ученый не мог не считаться с эконо
мической реальностью, вероятно, это было след
ствием общественно-политической ситуации
в СССР.
Таковы общие черты кооперативной теории
Чаянова. Развитие кооперации в годы НЭПа,
мировой опыт подтверждают ее правильность.
К сожалению, в нашей стране кооперативное
движение волевым усилием государственного
аппарата сталинского режима было направлено
по другому, далекому от здравомыслия, не маги
стральному руслу. Но насильственное сведение
всех кооперативных форм к колхозу привело
в конце концов к потере им своей кооператив
ной сути.
Теория А.
В. Чаянова явилась вершиной раз
вития теоретических воззрений на сельскохо
зяйственную кооперацию в России. Приведем
важнейшие положения А.
В. Чаянова о коопера
«Крестьянское хозяйство противостоит во
всей своей ничтожности и слабости ожесточен
ному напору мощных капиталистических пред
приятий, получающих свои прибыли за счет
недоплаты за продукты крестьянского труда
и переплаты за покупаемые крестьянами това
ры. Перед нами обычная картина глубочайшего
захвата крестьянских масс торговым капиталом
и подлинный боевой социально-экономический
фронт борьбы за уровень оплаты крестьянско
го труда… Поэтому для крестьянских хозяйств
приобретает исключительное значение единст
венно надежный выход из положения — возмож
ность путем кооперирования многих тысяч хо
зяйств создать свои крестьянские специальные
могущественные организации, организующих
денежный бюджет крестьянства при помощи со
здания своих — крестьянством обслуживающих
и крестьянством управляемых крупнейших тор
говых аппаратов» [16].
Чаянов писал: «Для нас возможен единст
венный верный путь спасения, неизвестный
Б. А.
ясоедов
лександр
асильевич
аянов. Бессмертные идеи великого ученого
и закрытый капиталистическим организациям,

путь этот: переложить тяжесть удара на плечи…
русского крестьянского хозяйства. Нужна коопе
ративная общественная жизнь, кооперативное
общественное мнение, массовый захват кре
стьянских масс в нашу работу».
В настоящее время сделанные Чаяновым вы
воды полностью подтверждаются на практике.
Исходя из необходимости учета соотношения
размеров территории хозяйств и размещаемых
на ней производственных факторов, аграрное
законодательство современных развитых стран
Европы и Америки воздействует на формирова
ние оптимального размера сельхозпредприятий,
устанавливая зачастую принудительность такого
формирования и неблагоприятные последствия
для предприятий, выходящих за рамки признан
ных государством оптимальных размеров.
Земельное законодательство стран СНГ не
учло разработок Чаянова и пошло по другому
пути — ограничению права частной собственно
сти на землю и права пользования ею. Подобные
ограничения, препятствующие формированию
оптимальных размеров хозяйствующих на зем
ле субъектов, могут иметь самые отрицательные
последствия.
В настоящее же время, когда для России нет,
по крайней мере, сиюминутной угрозы ее су
ществованию, как никогда необходим возврат
к идеям А.
В. Чаянова с учетом сложившихся
в стране реалий: поддержке трудовых крестьян
ских хозяйств, включая кооперативы — колхозы,
и развитие кооперативных форм сельскохозяй
ственных товаропроизводителей, обеспечиваю
щих предоставление им всего комплекса услуг,
включая переработку и сбыт их продукции.
Руководитель кооперации в стране должен
иметь статус члена правительства. Тогда коо
перация «выстроится» и проявится как система
обеспечения уверенности в завтрашнем дне.
озвращение трудов ученого
Труды А.
В. Чаянова не получили в свое время
объективной оценки, но сейчас наступил мо
мент, когда реабилитация ученого подкреп
ляется публикацией его наследия. В издатель
стве «Экономика» готовятся к выходу его из
бранные экономические произведения. Мне как
издателю ясно, что прорыв на фронте экономи
ческой науки невозможен без пополнения ин
теллектуального «рациона» экономистов. Думаю,
что такому пополнению «рациона» будут способ
ствовать труды, исследования А.
В. Чаянова.
Возвратить труды А.
В. Чаянова читателю,
и притом не только читателю-специалисту, но
и широкому читателю, важно еще по одной
причине. В пылу идеологических схваток 1920–
1930-х гг. было рождено и еще недавно имело
широкое хождение представление об идейно-
нравственной неустойчивости, харак
терной
для настроения и поведения интеллигенции
того времени. Возникновению этой версии
способствовала и выпускаемая тогда литера
тура. Созданные ею персонажи-интеллигенты
если не со
вершали диверсий, то, во всяком слу
чае, нуждались в серьезной «перековке», что
бы стать Гражданами. Издание трудов А В Чая
нова, как и издание работ близких ему по духу
ученых 20-х го
дов, позволяет нам представить
подлинный, а не выдуманный духовный облик
народного интеллигента, бескомпромиссно пре
данного научной истине, которая неотрывна для
него от судьбы «нашей демократической госу
дарственности».
Но Чаянов был не только глубоким эконо
мистом, но и ода
ренным писателем, серьезным
следователем русского искусства и знатоком
истории Москвы. Он со
бирал книги о Москве,
произведения живописи и графики. В 20-е годы
под псевдонимом Ботаник
X он опубликовал
в московских издательствах пять маленьких по
вестей, стилизованных под рус
скую прозу нача
XIX века: «История парикмахерской куклы,
или Последняя любовь московского архитектора
М», «Венедик
тов, или Достопамятные события
жизни моей», «Венецианское зеркало, или Уди
вительные похождения стеклянного человека»,
«Необычайные, но истинные приключения гра
фа Федора Ми
хайловича Бутурлина, описанные
московским Ботаником
X и иллюстрированные
фитопатологом У. М.», «Юлия, или Встречи под
Новодевичьем».
Доктор филологических наук М. Чудакова
пишет о чаяновской гофманиаде, предвосхи
тившей булгаковскую. Кстати, М.
А. Булгаков
был знаком с творчеством А.
В. Чаянова. Ху
дожница Н.
А. Ушакова, иллюстрировавшая по
весть «Венедиктов, или Достопамятные собы
тия жизни моей», подарила книгу автору еще
ненаписанного романа «Мастер и Маргарита».
А. Булга
ков был потрясен совпадением сво
ей фамилии с фамилией героя-повествователя
ЭКОНО
ИЧЕСКОЕ НАСЛЕ
в книге Чаянова (повесть издана в 1922
г.). А нас
сегодня не менее потрясают слова, произнесен
ные сатаной в по
вести А.
В. Чаянова:
дельна власть моя
Булгаков
и бес
предельна то
ска моя; чем больше власти
тем больше тоски…»
Возможно, что в творческой биографии
А. Булгакова по
вести А.
В. Чаянова сыграли
роль своего рода мощного импульса. Но повести
экономиста-аграрника предвосхитили не толь
ко булгаковскую гофманиаду, но и гофманиаду,
ставшую реальностью в научной жизни 1930-х
годов. От нас зависит, чтобы гофманиада тако
го рода впредь оставалась только достоянием
художествен
ной литературы.
Как незаконно репрессированный Чаянов был
реабилитирован в 1956
г.. Обвинения по делу
«Трудовой крестьянской партии» «за отсутст
вием события или состава преступления» были
сняты с него постановлением Верховного Суда
СССР 16 июля 1987
г. по протесту Генерального
прокурора СССР А.
М. Рекункова, Верховный Суд
страны прекратил уголовное дело за отсутстви
ем состава преступления.
28 сентября 1987
г. в конференц-зале ВАС
ХНИЛ (Всесоюзной академии сельскохозяйст
венных наук имени Ленина) английский про
фессор Теодор Шанин выступил с лекцией «А.В.
Чаянов в мировой экономической науке». Мно
гие из собравшихся впервые услышали имя Чая
нова, за полтора месяца до этого прочитав в га
зете «Московские новости» материалы «круглого
стола», собранного журналистом Львом Воскре
сенским с участием докторов наук Н.
К. Фигу
ровской, В.
Л. Данилова и М.
О. Чудаковой, где
рассказывалось о реабилитации 15 ученых-аг
рарников, репрессированных в самом начале
тридцатых годов по обвинению в подготовке ан
тисоветских заговоров и кулацких мятежей. По
именам двух главных обвиняемых «преступная
организация» получила тогда название «кулац
ко-эсеровской группы Кондратьева–Чаянова».
В докладе на конференции, посвященной
100-летию А.
В. Чаянова, академик А.
А. Никонов
сказал: «… Не пепел смерти этих выдающихся
людей сегодня нас должен занимать, а здоровое
дерево жизни, их богатое научное наследие, на
учные выводы, выдержавшие исторические ис
пытания и сохранившие свою актуальность до
наших дней».
27 ноября 2013
г. Межвузовскую студенческую
конференцию в МГУ «А.В.Чаянов — мыслитель,
ученый, гражданин» профессор А.
Г. Худокормов
открыл такими словами: «Александр Василье
вич Чаянов принадлежал к той плеяде русских
ученых, которые упорно искали пути развития
страны, ее обновления, разрабатывая общие за
кономерности, глубоко проникая в специфику
сельского хозяйства. Чаянову был присущ глу
бочайший патриотизм. Его научные концепции
вытекали из жизни и были направлены на по
иск путей органичного развития хозяйственных
форм и социальных процессов».
В настоящее же время, когда для России нет,
по крайней мере, сиюминутной угрозы ее су
ществованию, как никогда необходим возврат
к идеям А.
В. Чаянова с учетом сложившихся
в стране реалий. А именно: поддержка трудовых
крестьянских хозяйств, включая кооперати
вы — колхозы, и развитие кооперативных форм
сельскохозяйственных товаропроизводителей,
обеспечивающих предоставление им всего ком
плекса услуг, в том числе переработку и сбыт их
продукции.
Использование экономического наследия
В. Чаянова — длительный и неторопливый
процесс, в котором его произведения, публи
кации о нем, создание именных институтов,
центров и фондов, проведение научных кон
ференций — необходимые условия воплощения
идей ученого о кооперации. В этом отношении
Д. Кондратьеву повезло больше.
* * *
А.
В. Чаянов, Н.
Д. Кондратьев, Н И Вавилов. Они
щаются к нам в ореоле мирового призна
ния. Свидетельства тому — издание восьмитом
ного собрания сочинений А.В Чаянова во Фран
ции, широкая известность его трудов в Венгрии,
Польше, Англии, Японии. Индии. США, в странах
Латинской Америки. Работая в чрезвычайно не
благоприятных для науки условиях, А.
В. Чаянов
создал труды, которые давно признаны за рубе
жом и являются гордостью русской науки.
итература
Книжное обозрение. 1988. №
2.
Кондратьев Н.
Д. Суздальские письма.
М., 2004. С. 100
3.
Власть Народа // Русские Ведомости. 1917.
Б. А.
ясоедов
лександр
асильевич
аянов. Бессмертные идеи великого ученого
4.
Чаянов А.
В. Продовольственный вопрос.
Лекции, читанные на курсах по подготовке
работников по культурно-просветительной
деятельности при Советах студенческих
депутатов в апреле 1917
г. М., 1917. С. 33.
Чаянов А.
В. Крестьянское хозяйство.
М., 1989.
6.
Туган-Барановский М.
И. Социальные
основы кооперации. М., 1989. С. 41.
Первушин С.
А. Из области методологии
бюджетных исследований. СПб., 1912.
С. 16–23.
8.
Чаянов А.
В. Лен и другие культуры в орга
низационном плане крестьянского хозяй
ства Нечерноземной России. М., 1912.
Вестник сельского хозяйства. 1912. №
48.
C. 3–6.
10.
Чаянов А.
В. Основные идеи и формы ор
ганизации сельскохозяйственной коопера
ции. М., 1927. С. 25.
11.
Ленин В.
И. Полное собрание сочинений.
М.: Политиздат, 1967. Т. 43. С. 227.
12.
Чаянов А.
В. Основные идеи и формы ор
ганизации сельскохозяйственной коопера
ции. М., 1927.
13.
Итоги объединенного Плену
ма ЦК и ЦКК
ВКП (б) 17–21 декабря 1930
г.
14.
Труды 1-й Всероссийской конференции аг
рарников-марксистов. Т. 1. М., 1930.
15.
Бернал Дж. Наука в истории общества.
М., 1958. С. 628.
16.
Чаянов А.
В. Основные идеи и формы сель
скохозяйственной кооперации М.: Наука,
1991. С. 36.
eferens
Book Review. Knizhnoe obozrenie. 1988 №
2.
Kondrat’ev N.
D. Suzdal letters. [Suzdal’skie
pis’ma]. M., 2004.
3.
People power. [Vlast» Naroda] // Rus. Vedo
mosti. 1917, №
4.
Chayanov A.
V. Food question. Lectures
given in courses to prepare workers for
cultural and educational activities at the
Council of Students’ Deputies in April 1917.
[Prodovol’stvennyy vopros. Lektsii, chitan
nye na kursakh po podgotovke rabotnikov po
kul’turno-prosvetitel’noy deyatel’nosti pri
Sovetakh studencheskikh deputatov v aprele
1917 g.]. M., 1917. P. 33.
Chayanov A.
V. Farm household. [Krest’yans
koe khozyaystvo]. M., 1989.
6.
Tugan-Baranovskiy M.
I. Social foundations
of cooperation. [Sotsial’nye osnovy kooper
atsii]. M., 1989. P. 41.
Pervushin S.
A. From the methodology for fis
cal studies. [Iz oblasti metodologii byudzhet
nykh issledovaniy]. Peterburg 1912. P. 16–23.
8.
Chayanov A.
V. Flax and other crops in terms
of organization of peasant farming. [Len i
drugie kul’tury v organizatsionnom plane
krest’yanskogo khozyaystva]. Mosk. Gub. M.
Gazette of Agriculture. [Vestnik sel’skogo
khozyaystva]. M. 1912. №
48. P. 3–6.
10.
Chayanov A.
V. The basic ideas and forms
of organization of agricultural coopera
tion. [Osnovnye idei i formy organizat
sii sel’skokhozyaystvennoy kooperatsii].
M., 1927. P. 25.
11.
Lenin V.
I. Сomplete set of works. [Polnoe so
branie sochineniy]. T. 43. P. 227.
12.
Chayanov A.
V. The basic ideas and forms
of organization of agricultural cooperation.
[Osnovnye idei i formy organizatsii sel’sko-
khozyaystvennoy kooperatsii]. M.: 1927.
13.
The results of the joint plenum of the Central
Committee and the Central Control Commis
sion of the CPSU (b) 17–21 December 1930.
[Itogi ob»edinennogo Plenuma TsK i TsKK
VKP (b) 17–21 dekabrya1930 g].
14.
Proceedings of the 1st National Conference
of Marxist Agrarians. [Trudy 1-y Vserossi
yskoy konferentsii agrarnikov-marksistov»,
t. 1, M., 1930].
15.
Bernal Dzh. Science in the history of soci
ety. [Nauka v istorii obshchestva]. M., 1958.
P. 628.
16.
Chayanov A.
V. The basic ideas and forms of
agricultural cooperation. [Osnovnye idei i
formy sel’skokhozyaystvennoy kooperatsii]
M.: Nauka, 1991. P. 36.
ЭКОНО
ИЧЕСКОЕ НАСЛЕ
г. Нобелевская премия по экономике
была присуждена французскому экономи
сту Жану Тиролю за работу «Анализ ры
ночной власти и регулирования».
Члены Нобелевского комитета ставят Тиролю
в заслугу то, что он «превосходно показал, как
экономическая теория может приобретать огром
ную практическую значимость».
Жан Тироль опубликовал более 100 научных
работ по экономике и финансам, он автор ше
сти книг. Тироль внес вклад во многие области
микроэкономического анализа. Одна из самых
известных его работ — теории коллективных ре
путаций — развитие концепции модели Акерло
фа о рынках с асимметричной информацией. Эта
теория формализует и описывает в виде матема
тической модели такие понятия, как репутация,
качество (товара, услуги), честное поведение. На
концепции, предложенной Тиролем, базируются
многие новые работы других авторов по близким
темам, в частности по коррупции в обществе.
До изысканий нобелевского лауреата иссле
дователи и чиновники пытались применять
антимонопольные меры, общие для всех сфер
экономики, например ограничивали цены или
запрещали сотрудничество между крупными кон
курентами. Тироль же пришел к выводу, что та
кие меры не всегда действенны, а иногда просто
вредны, и предложил подходить индивидуально
к каждой отрасли. Разработанные им методы по
зволяют монополиям работать более эффективно
и при этом не ограничивать конкуренцию.
Тироль писал о теории отраслевых рын
ков, игр, стимулов в поставках и регулирова
нии; о пруденциальном регулировании банков,
конкуренции в телекоммуникациях и теории
финансов. В 1999
г. Жан Тироль в соавторстве
с экономистом Матиасом Деватрипоном опубли
ковал классическую статью «Адвокаты» (Mathias
Dewatripont M., Tirole J. Advocates). В ней ученые
убедительно показали, что отход от состязатель
ности в суде в пользу установления объективной
истины неизбежно приводит к выборочному рас
смотрению доказательств. Сравнивая процесс,
где доказательства «за» и «против» собирает бес
пристрастный участник, с процессом, где есть
прокурор и адвокат, ищущие противоположные
доказательства, ученые установили, что в моде
ли, где получение доказательств затратно и их не
cфальсифицировать, нельзя построить такую сис
тему стимулов, чтобы заставить беспристрастно
го участника найти объективную истину. Только
в процессе с конфликтующими сторонами воз
можно обнаружить полный набор доказательств
«за» и «против».
Про освоение новых технологий Жан Ти
роль говорит в третьей части своей книги «Рын
ки и рыночная власть: теория организации
УДК 330.8
ироль — лауреат
обелевской
премии по экономике 2014
г.
РА
В Г
АН
ОЛ
ИЧ,
студент 2-го курса финансово-экономического факультета Финансового университета при Правительстве
Российской Федерации
[email protected]
irole —
obel Prize in
conomics in 2014
ATN
V GER
AN
H,
Second-year student of the faculty �nance & economics of Finance University under the Government of the Russian
[email protected]
АЦИОННОЕ
ОЛЕ
промышленности», там, где анализирует по
ведение фирм в условиях олигополий и увели
чивающейся вследствие этого цены выхода на
рынок. А вот первые две части книги посвяще
ны различным подходам к максимизации при
были и возникающему в результате феномену
монопольного поведения. Причем во всех его
проявлениях — от проблем качества продуктов
и их рекламы, дискриминации поставщиков
и до статистического исследования динами
ческой ценовой конкуренции. «Отсутствие ре
гулирования на таких рынках часто приводит
к социально нежелательным результатам — не
мотивированному росту цен или сохранению на
рынке компаний, которые выживают, блокируя
выход на рынок более эффективных конкурен
тов. Меры регулирования или конкурентной по
литики должны быть тщательно адаптированы
к условиям каждой конкретной отрасли»,
— пи
шет ученый [1].
Основной труд ученого — «
Рынки и рыночная
власть: теория организации промышленности»
The theory of industrial organization
). В ней Тироль
в первую очередь концентрируется на стимулах
и целях деятельности организации, а именно:
придерживается гипотезы максимизации при
были (основная цель фирмы — получение мак
симально возможной прибыли; при наличии
альтернатив выбирается тот проект, который
принесет большую прибыль). Однако стимулы
организации могут быть различными и вступать
в противоречие с полным страхованием. Ж. Ти
роль рассматривает более подробно модель с дву
мя сторонами при наличии риска и дохода (неко
его пирога).
Сторона, не склонная к риску, должна полу
чить полную страховку (т.
е. должна иметь по
стоянный доход при любых условиях). Сторона,
не склонная к риску, предпринимает какое-то
ненаблюдаемое действие, которое влияет на раз
мер делимого пирога (в стохастическом смысле),
и это действие ей дорого обходится. Нейтраль
ная к риску сторона замечает только реализацию
пирога (уровень прибыли). Не склонная к риску
сторона при данном доходе (который не зависит
от этой реализации) не имеет стимулов для на
пряжения сил, потому что усилия не повлияют на
ее доход. В этом состоит конфликт полного стра
хования и стимулов. В действительности выбор
между целями страхования и стимулирования
в общем приводит к тому, что стороны имеют
и субоптимальное страхование, и субоптималь
Существует один случай, когда конфликт не
возникает. Обе стороны являются нейтраль
ными к риску, так что сторона, которая осу
ществляет ненаблюдаемое действие (агент),
не нуждается в страховании. Другая сторона
(принципал) может гарантировать, что агент
примет совместно оптимальное решение путем
продажи ему пирога, т.
е. принципал получа
ет трансфертную цену независимо от размера
пирога, а агент становится претендентом на
остаток (
residual claimant
). Так как ожидаемый
доход агента равен ожидаемому размеру пиро
га, он имеет стимул для выбора оптимального
действия, т.
е. действия, которое максимизиру
ет ожидаемый размер пирога, очищенный от
затрат на самоосуществление действия. При
этом агент принимает на себя весь риск, но это
не имеет значения, поскольку он нейтрален
к риску. Остаточные претензии к стороне, ко
торая осуществляет ненаблюдаемое действие,
предлагают довольно общее решение проблемы
стимулов. Для агента, не склонного рисковать,
претензии на остаток находятся в противоречии
с задачей страхования [2, c. 56]. Нахождение схе
мы оптимального стимулирования, когда агент
не склонен к риску, является сложной задачей,
по мнению Ж. Тироля.
Помимо стимулов, Тироль подробно рассма
тривал конкуренцию на рынке (причем не только
непосредственно конкуренцию, но и различные
ситуации, складывающиеся на рынке: монопо
лии, олигополии и т.
п.; особенно подробно из
учал монополии).
В качестве примера рассмотрим конкуренцию
на продуктовом рынке и принятие неэффектив
ных решений. Конкурирующая фирма, которая
принимает неэффективные решения (например,
по поводу технических приемов), несет убытки,
потому что она не может просто переложить свои
дополнительные затраты на покупателя (рыноч
ная цена принимается как данная). Фирма поэто
му вынуждена искать новые и лучшие решения,
чтобы выжить. Следовательно, фирмы в условиях
конкуренции в большей степени вынуждены со
кращать затраты и нацелены на то, чтобы быть
более эффективными. Почему же зачастую вы
бираются неэффективные технические приемы?
Возможно, ответ нужно искать в проблемах деле
гирования и контроля [2, c.74].
. Н.
атников
ироль — лауреат
обелевской премии по экономике 2014
г.
Ученый считает возможным существование
эталонной конкуренции. Из возможности суще
ствования такого типа конкуренции вытекает
один очевидный эффект. Акционеры конкурент
ной фирмы могут связать вознаграждения ме
неджеров с прибылями конкурентов или с ры
ночной ценой, которая была бы невозможной,
если бы фирма была монополией.
Очевидно, когда предельные затраты про
изводства (которые абсолютно коррелируют
у фирм) низки, предпринимательские фирмы
расширяют свой выпуск. Менеджеры управлен
ческих фирм, если они не очень реагируют на
денежные стимулы, пользуются любой возмож
ностью, чтобы выполнять свою работу некаче
ственно. Если доля предпринимательских фирм
увеличивается, выпуск тем самым становится
более чувствительным к снижению затрат. В хо
рошие времена это снижает рыночную цену,
ослабляя таким образом влияние низких затрат
на прибыль. В частности, прибыли управленче
ских фирм становятся менее чувствительными
к внешней неопределенности, когда доля пред
принимателей увеличивается. Это облегчает
контроль со стороны акционеров, что имеет ре
зультатом меньшую степень отлынивания от ра
боты. В той степени, в какой предприниматели
выступают как символ конкуренции, большая
конкуренция на рынке продукта приводит к уве
личению эффективности работы в управленче
К несчастью, этот результат чувствителен
к виду функции полезности менеджера. Если
менеджеры существенно реагируют на денеж
ные стимулы, большая доля предпринимателей
увеличивает расхлябанность в управленческих
формах. В своем учебнике «Рынки и рыночная
власть: теория организации промышленности»
Тироль приводит более подробные примеры с ма
тематическими моделями [2, c. 74].
Также ученый описывает так называемые
«захваты» — получение одной компанией конт
роля над другой без желания последней. Захва
ты, однако, имеют свои пределы. Необходимо
собрать дорогостоящую информацию неэффек
тивности фирмы и данные о возможностях ее
улучшения. Сторонние деятели имеют стимул
для сбора информации и несения затрат по за
хвату только в том случае, если они могут из
влечь значительные прибыли в результате таких
действий.
Однако, C. Гроссман ((1900–2006
гг.) — британ
ский ученый экономист, основными сферами ин
тереса которого являлись теории контрактов, те
ории фирмы, корпоративные финансы, и О. Харт
(род.
г.)
— американский экономист, рабо
тавший над теорией рациональных ожиданий
в условиях асимметричной информации [3], под
черкивали потенциальную проблему «свободного
наездника» (
), которая может устранить
этот стимул. В случае захвата акционер может не
захотеть продавать свои акции, потому что, если
сохранит их, он может воспользоваться увеличе
нием цены акции, которое будет вызвано нале
том. С другой стороны, налетчик может получить
прибыль, только если цена предложения акций
окажется ниже, чем цена после захвата. Следова
тельно, он не может одновременно и купить ак
ции, и получить на них прибыль.
Существуют выходы из проблемы «свободно
го наездника». Например, «разбавление» — поло
жение в уставе фирмы, позволяющее удачному
налетчику продать часть активов фирмы другой
компании, собственником которой является на
летчик, на невыгодных условиях для меньшинст
ва акционеров или выпустить новые акции. Это
действие равносильно вознаграждению налетчи
ка и поощряет захваты.
Еще одной возможностью является то, что
захват может быть предпринят крупным акци
онером. Даже если другие акционеры вольны
«проехаться» за его счет (путем непредоставле
ния своих акций), крупный держатель акций, по
крайней мере, воспользуется увеличением цены
своих собственных.
Эти факторы, направленные против «свобод
ного наездника», сами имеют пределы. С од
ной стороны, поскольку разбавление является
в основном подарком для налетчика, заинтере
сованные акционеры могут не разрешить осу
ществлять его в большом масштабе. Более того,
суды США сдерживают его применение. С дру
гой стороны, крупные акционеры интернали
зуют только увеличение цены своих акций. Они
не принимают в расчет положительные внешние
эффекты для других акционеров, так что стимул
к наблюдению за фирмой для ее захвата может
быть слишком незначительным.
Потенциальное сопротивление налету со сто
роны нынешнего менеджмента является вторым
ограничением действенности захватов. Менедже
ры могут сделать фирму непривлекательной для
АЦИОННОЕ
ОЛЕ
налетчика через антитрестовский суд или при
помощи «отравленных пилюль» (
poison pills
). Если
это не сработает, они могут вступить в сговор
с налетчиком и выкупить его акции фирмы (если
такие имеются) за существенное вознаграждение
выше рыночной цены в обмен на то, что он под
пишет соглашение о бездействии, которое запре
тит ему владеть акциями в течение определенно
го периода времени.
Другие акционеры могут значительно постра
дать в результате маневра «зеленый шантаж»
greenmail
), потому что захват не осуществится
(менеджмент не сменяется), и фирма купит долю
налетчика по высокой цене. Наконец, протест
менеджеров можно устранить (например, пред
ложив «золотые парашюты» для отставленных
менеджеров), но только посредством значитель
ных затрат.
Эти эффекты могут в некоторой степени объ
яснить наблюдение американского экономиста,
профессора Гарвардского университета Ф. Ше
рера (сделанное до последней волны захватов),
основной смысл которого заключался в том, что
имеющиеся в распоряжении доказательства
обеспечивают в лучшем случае только слабую
поддержку гипотезы о том, что захваты выраба
тывают эффективный дисциплинирующий ме
ханизм против отступлений от максимизации
Угроза захвата может иметь своеобразное вли
яние на работу менеджеров. Во-первых, снижа
ет стимулы менеджеров к осуществлению дол
говременных инвестиций, так как они могут не
воспользоваться полученными прибылями. Это
значит, что менеджеры проводят близорукую по
литику.
Во-вторых, она разрушает стабильность ра
боты менеджеров и усиливает их озабоченность
своей карьерой, что может привести к управлен
ческим решениям, противоположным интересам
В-третьих, она сокращает срок взаимоотно
шений менеджеров с работниками и может по
мешать развитию доверия между ними.
Одной из центральных позиций в исследова
ниях Жана Тироля была монополия: даже при
наличии патента неограниченной длительности
возникает проблема присвоения общественно
го излишка (здесь излишек выступает скорее
в результате введения новой техники, чем но
вых товаров). Кроме того, помимо каких-либо
стратегических намерений, от введения иннова
ций монополист выигрывает меньше, чем одна
из конкурирующих фирм, так как монополист
«возмещает себя» (
replaces himself
), в то время как
конкурирующая фирма становится монополи
ей. Этот результат является следствием различ
ных исходных условий — монополист стремится
«почивать на лаврах». Это свойство, которым мы
обязаны американскому экономисту, лауреату
Нобелевской премии К.
Д. Эрроу, называется эф
фектом возмещения (
replacement effect
Помимо этого, монополисту совсем не обя
зательно в патентной гонке вводить инновацию
раньше новичка — фирмы, входящей в отрасль.
Необходимо принять в расчет эффект замещения
(т.
е. тот факт, что монополист уже получал моно
польную прибыль до инновации и, следовательно,
торопится гораздо меньше начинающего с нуля
Как отмечают в своей книге Р. Джилберт
и Д. Ньюбери (американские экономисты, из
учавшие стимулы монополий, стремящихся за
патентовать альтернативные технологии для ог
раничения входа на рынок), монополист может
стремиться получить право собственности на ин
новацию, даже если он не станет ее использовать
[5]. Так происходит, например, если патент свя
зан с производственной технологией, которая не
является наилучшей для монополиста. Единст
венная цель патентования — удержать новичка от
конкуренции. Схожая ситуация может создаться,
когда продуктовая инновация недостаточно диф
ференцируема от продукта монополиста. Единст
венная цель овладения патентом в таком случае —
предотвратить затраты, связанные с введением
этого продукта. Монополист может, однако, за
владеть правом собственности на продуктовую
инновацию с целью избежать конкуренции. Та
ким образом, эффективность может быть объяс
нением «помещения на полку» (
) патента
[2, c. 615].
Кроме того, интересными представляются
патентные гонки. Рассмотрим два противопо
ложных случая, связанных с двумя различными
формами ренты, которую предполагает новая
технология.
В первом случае предполагаются две фирмы
и технологическая инновация. Так как осваи
вающий первым получает от инновации боль
ше, обе фирмы стремятся обойти конкурента,
освоение вторым всегда невыгодно. Конечный
. Н.
атников
ироль — лауреат
обелевской премии по экономике 2014
г.
итог — диффузия с большим запаздыванием
среди этих двух фирм. Действительно, в нашем
крайнем случае первый осваивает «раньше»,
а его соперник не осваивает никогда. Более того,
монопольная рента, связанная с освоением, пол
ностью растрачена из-за дороговизны раннего
Во втором примере освоение продуктовой
инновации вызывает немедленную имитацию.
Следовательно, можно ожидать снижения по
буждений к освоению. Освоение откладывается
и возникает одновременно для двух фирм. Таким
образом, ключ к определению времени освоения
в случае концентрированной отрасли — скорость,
с которой освоение имитируется.
В заключение следует сказать, что Жан Тироль
исследовал не специфику инноваций в контекс
те монополий, а общий подход к введению ин
новационных продуктов, патентные войны и т.
п.
Поэтому данный подход будет актуален всегда,
независимо от вида и рода инноваций.
Ученый внес огромный вклад в разви
тие экономики, исследуя монополии и другие
виды рынков. Его математические модели яв
ляются исключительными, так как могут быть
применены на практике почти без изменений
и дополнений.
итература
URL: http://library.fa.ru/exhib.asp?id 76.
2.
Тироль Ж. Рынки и рыночная власть: тео
рия организации промышленности /под
ред. В.
М. Гальперина и Л.
С. Тарасевича.
СПб.: Экономическая школа, 1996.
Tirol’ Zh. Markets and market power: the
theory of industrial organization [Rynki
i rynochnaya vlast’: teoriya organizatsii
promyshlennosti] /pod red. V.
M. Gal’perina
i L.
S. Tarasevicha. SPb. Ekonomicheskaya
shkola, 1996.
3.
Grossman S., Hart O. The Costs and Bene�ts
of Ownership: A Theory of Vertical and
Lateral Integration // The Journal of Political
Economy. 1986. Vol. 94. N 4.
4.
Scherer F. Industrial Market Structure and
Economic Performance. 2
ed. Chicago:
Rand — McNally, 1980
Gilbert R., Newbery D. Preemptive Patenting
and the Persistence of monopoly: Comment //
Ibid. 1984 Vol. 74
АЦИОННОЕ
ОЛЕ

Приложенные файлы

  • pdf 7803925
    Размер файла: 2 MB Загрузок: 0

Добавить комментарий