Из Афин, где их встретил Антонин Капустин, отправились в Италию. 4-я духовная миссия (1866 – 1894 гг.) Возглавил её архимандрит Антонин Капустин.


Лекции по истории Русской Церкви, прочитанные проф. В. Д. Юдиным с сентября 2012 г. по май 2013 г., записанные выпускником Нижегородской Духовной семинарии, чтецом Гондуровым Даниилом




















Миссионеры 19 века.
Весь Северный Кавказ был покорен русскими в 1864 г. (Приближается юбилей (150 лет) в 2014 г., поэтому ждите провокацию в очередной раз). Шамиль возглавлял движение в Восточной части Северного Кавказа.

В 1859 г. Шамиль был захвачен в плен. Сопротивление прекратилось. Оставалась не захваченной Западная часть. Непокорившиеся уехали в Турцию. Стоял стон покидавших свою Родину. Непокорившимся было предоставлено покинуть Родину. Несмотря на покорение, Кавказ все-таки остался мусульманским. (Надо сказать, что в 90-е гг. 20 столетия в Чечне было две войны. Потомки Шамиля попытались выйти из России. Как и тогда, так и сейчас Кавказ – это горячая точка для России). К 1-ой половине 19 в. активизировался исламский прозелитизм, т. е. мусульмане двинулись в контратаку, ища новых поклонников – адептов своей религии среди чувашей, марийцев, удмуртов, которые были православными, но еще не крепкими в вере. По их селам пошли дервишы – апостолы мусульманства. Обращали, надо заметить, новокрещенных, которые находились в православии с 18-19 вв. Они были не стойкими в вере, поэтому их было не трудно обратить в ислам. Были и старокрещенные – это те, которые были крещены еще в 16 в. Иваном Грозным. Началось отпадение от православия кряшенов – христиан-татар. (Сейчас их 34 тсч. В Татарстане – 19 тсч.). Они пользуются алфавитом Ильминского. Эти события, связанные с прозелитизмом со стороны мусульман в Поволжье, встревожили Синод. В связи с этим Синод принимает ответные меры: 1) В Казанской академии открыть Миссионерское отделение; 2) открыть Переводческую комиссию для перевода русских богослужебных текстов на языки Поволжья; 3) открыть кафедру Восточных языков в Казанском университете (год открытия: 1806 – 1807). Это все делалось с целью русификации. В 1865 г. учреждено Российское Миссионерское общество для того, чтобы координировать миссионеров (собрать их в кулак). В 1867 г. открыто Православное братство св. Гурия для предотвращения отпадения православных и сохранения числа (то, что есть) православных. Николай Иванович Ильминский (1822 – 1891).
Профессор Казанской академии и университета. Великий тюрколог (тюрки – туркмены, узбеки) и арабист (специалист по арабской письменности). Членкорресподент Академии Наук. Выдающийся подвижник миссионерства. Известно, что он каждый год приглашал к себе домой жить татарина, мордвина, которые зачастую были вшивыми и грязными, для того, чтобы знать разговорный язык этих народов. Ильминский хотел перевести православную литургию со славянского языка на разговорный язык народов Поволжья. Он перевел литургию на татарский разговорный язык, которая была отслужена в 1869 г. в Казани. Ее служил тогда еще иеромонах Макарий (Невский) (в будущем митрополит Московский, который покинул кафедру в 1916 г. и апостол Алтая наравне с Макарием Глухаревым). Известно, что, умирая, он писал письма обер-прокурору Победоносцеву, так как против него восстало сельское духовенство, которое не поддерживало тактику миссионерства Ильминского. Его метод заключался в «ненасильственной христианизации и русификации».

Яковлев И. Я. (его ученик) объясняет метод миссионерства: «инородцы должны прочно войти в великую семью русского народа, но войти в нее не пасынками, а равноправными детьми (детьми, но не гражданами). Они должны обрусеть, срастись с русским народом и составить с ним одно органичное, нераздельное и неразделимое целое». Выделяют два основных пункта в просветительской системе Ильминского: «1. обучение инородцев должно происходить на их родном языке, и притом на языке народном; 2. учитель должен быть соплеменником своих учеников, то есть тоже инородцем». Сельские попы хотели видеть себя недоучками. Ильминский следующим образом учил миссионеров: «сделайте инородцев путем родного языка православными и они будут русскими». Противники боялись сепаратизма. Они желали, чтобы в школах был не русский язык. Но, однако, Ильминского поддерживали обер-прокуроры Святейшего Синода.
Ильминский был сыном пензенского протоиерея. Поступил в Казанскую академию на физико-математический факультет (не было место на богословском факультете). Увлекся арабским и татарским языками. Кстати сказать, в Казанской академии учился ориенталист – специалист по восточным языкам – Казем-Бек.

По окончании университета преподавал ботанику, историю, философию, иврит до тех, пока ему не дали кафедру Восточных языков. Посещал медресе - татарскую школу для усовершенствования татарского языка. Поселился специально в татарской слободе, где жил среди татар, объезжая татарские аулы, чтобы узнать состояние православия. Едва ли не погиб. Спасся только бегством. Его посылают на два года в заграничную командировку на мусульманский восток в Каирский университет, где слушал лекции шейхов. Перед ним была поставлена задача: найти слабые места в мусульманском богословии и средства к обращению мусульман. Совершил путешествие по Нилу, побывал в Нубии, Сирии и Палестине. Изучал арабский, турецкий и персидский. В 1854 г. вернулся в Россию. Будучи в командировке, понял трудность и опасность обращения мусульман. Он решил оставить их в покое. Заботился лишь о том, как сохранить веру крещеных татар, действуя через просвещение: открывал школы и переводил русские богослужебные книги на народных языках. Создал татарский алфавит на базе кириллицы. Его не понимал местный архиерей Афанасий. Однажды владыка приехал на экзамен по исламу. Владыка потребовал прекратить цитацию Корана и сразу давать убийственную аргументацию против. Ильминского обвинили в увлечении исламом и распространении его среди молодежи. Уволился из академии, уехав в Оренбургские степи – на границу с мусульманами. Устроился драгоманом среди пограничников. Но при Александре II открыли в Казанском университете кафедру Восточных языков. Пригласили Ильминского. Создал первый татарский букварь. Ушел из университета и создал, возглавив, Учительскую семинарию для инородцев, в которой готовили будущих учителей. (Она называлась семинарией потому, чтобы учителя не курили, так как в семинариях вообще была строжайшая дисциплина). Ильминский опекал крещено-татарскую школу, учрежденную по его инициативе в 1864 г. Перевел на татарский язык Бытие, Премудрости Соломона, евангелие от Матфея, пасхальную службу. Инородцев называл «пасынками истории», так как русские – это сыновья, а инородцы, как приемные дикие дети, вступили в цивилизацию сравнительно поздно. Этим вообще объясняется т поныне их отсталость в учебе. Ильминский писал: «Не отчаивайтесь, если они плохо учатся. Они исторически обусловлены к замедленному развитию». Детей у него самого не было, поэтому он приютил детей друга. За свои труды он был избран Членкорреспондентом Академии Наук. Ему было предложено балатироваться в полные академики, но он, не желая расставаться с «пасынками истории», послал вместо себя Радлова.

Радлов за свой 4-хтомный словарь русско-тюрских языков стал академиком. Ильминский умер от рака желудка. А рак желудка не дает прохода для пищи. В связи с этим Ильминский под конец жизни мог только принимать кусок льда. Но все-таки до конца своих дней при раке желудка память его была изумительная. Он еще мог писать письма обер-прокурору. Очевидец рассказывает: «Память у него до конца жизни была изумительная. Он ничего не мог ни есть ни пить в течение сорока дней, кроме небольшого количества льда, сохранил такую духовную бодрость и ясность ума, что за несколько минут перед смертью диктовал прощальные письма Победоносцеву, министру просвещения Делянину, подписывая их слабой рукой».
Революционизм Ильминского, главным образом, заключался в служении литургии на местных языках, конечно, еще и русификации и обучении инородцев на природном (разговорном) их языке.
В 1883 г. Синод одобрил служение литургии на местном языке. Уже к 1891г. 75 священников служили на народном наречии.
Известен факт, что Ленин, будучи 17-летним юношей, поехал поступать в Казанский университет в 1887 г., но ему негде было примкнуть, и он останавливается и живет один месяц у Ильминского. Мать Ленина выхлопотала у Ильминского, чтобы тот помог сдать Ленину экстерном экзамены за весь курс, так как Ленина через три года после обучения исключили. Примечательно, что отец Ленина был сторонником системы Ильминского. Обе семьи были родственными.
Святой Макарий (Глухарев) (1792 – 1847).
Просветитель алтайских татар (это Барнаул). Святитель Филарет Московский назвал его «романтическим миссионером и истинным слугой Христа Бога». Владыка Смарагд: «Макарий – это воплощение евангелия».
Подвиг Макария предваряет инициативы преосвященного Евгения (Казанцева).
Казанцев – «это живой и беспокойный человек». Он прожил 93 года. Последние 10 лет был слепым. Но он продолжал все равно заниматься активной деятельностью, будучи главой одного монастыря в Москве. Подвиг предшествовал в том смысле, что в 1825 г., будучи Псковским владыкой, просится ни с того, ни с сего в Тобольск. Это было неожиданно: как можно уйти с такой хорошей кафедры в далекую и холодную Сибирь? Его просьбы была удовлетворена, так как в тонких снах ему являлись мать и отец, а также митрополит Платон (Левшин), которые настойчиво советовали ехать в Тобольск. Когда Евгений прибыл в Тобольск, то обнаружил ужасное состояние духовных консисторий. Он захотел заниматься миссионерством. Синод отклонил такое желание. Но Евгений добился учреждения двух миссий: одну направить на Север в Салехард, другую же – на Алтай. В 1830 г. вышел указ Синода о созданий этих миссий. Нашелся один человек – Макарий Глухарев, который отправился в миссию на Алтай. Только жаль, что владыку Евгения перевели в Рязань, а то бы он помог Макарию. Была образована Томская епархия, где служил епископ Агапит.

Макарий родился в Вязьме Смоленской губернии в семье попа. Окончил Смоленскую духовную семинарию и СПб академию. Всего себя отдал тогда еще ректору академии – Филарету Дроздову, без благословения которого ничего не делал. Макария много читал. Читал и мистиков, в особенности Иоганна Арндта – немецкого мистика. Был дважды в салоне Татариновой, где встречались мистики. Но вскоре бежал оттуда. Окончил академию магистром. Назначен был в Екатеринославскую семинарию (Днепропетровск) и ректором в училище. Он постоянно ругался с местным архиереем. Однажды владыка, который был потомком Потемкина, химичил в бухгалтерских делах. Макарий как ректор должен был подписать какой-то документ. В документе Макарий обнаружил «фантазию», принадлежащую руке архиерея. Екатеринославский владыка застриг Макария в архимандриты. Его отправили, по указу Синода, в Костромскую семинарию. Макарий не хотел быть епископом, хотя ему светило (архимандрит, ректор). Ушел в Китаеву пустынь при Троице-Сергиевой Лавре, где много читал и переводил как греческих, так и латинских отцов.

(Иоганн Арндт) (Е. Ф. Татаринова)
Макарий переводил с французского языка житие католической святой Терезы Испанской. Собирался переводить Блеза Паскаля. Общался с квакерами и молоканами, которые заехали по рекомендации Филарета Московского. В 1830 г. Макарий откликнулся на зов Синода и отправился с миссией на Алтай. Его Филарет Дроздов отговаривал не ехать. Взял в помощники с собой двух семинаристов (один умер, а другой сбежал). Составил наказ для миссионерского стана. Стан выбрал в местечке Улалу. Это был устав жизни для них троих. Он пишет, чтобы было все общее: деньг, одеяние, пища. Миссия жила бедно. Как идеалист, Макарий отказался от жалования миссионера. Только имел с собой оклад магистра, который составлял в то время 350 рублей, но Макарий согласился только до 100 рублей. Нашел сопротивление со стороны старообрядцев, которые распространяли слухи, что он – «сущий диавол». Было и другое препятствие: незнание местных языков. Макарий записывает фразы, слова и составляет словарь из 3 тсч. слов. За 14 лет своего миссионерства перевел евангелие, псалмы, краткий катехизис митрополита Филарета при помощи толмача. За 4 года крестил 202 человека. За каждую сотню крещеных полагался орден, но Макарий отказался от такой награды. Он считал, что это вредит миссионерскому делу. Макарий хотел, чтобы крещаемый сознательно принимал святое крещение. Всего за 14 лет службы им было крещено 675 человек. Основал богадельни, школы, дома престарелых. Кстати, к нему из Франции приехала католичка, чтобы послужить сирым убогим, но быстренько смоталась домой. Макарий рассказывал, инородцы варили самогон, чтобы не умереть (т. к. было холодно), поэтому они часто в молодости умирали от болезней.
Макария захватила мысль перевести Ветхий Завет на русский язык, что при николаевском режиме просто было невозможным. Он присылал Филарету Дроздову переводы, а тот, в свою очередь, прятал их. Макарий сильно не нравилось, что не дают переводить. Он грозил: «зря что ли было восстание декабристов, наводнение в Петербурге, пожар Зимнего дворца». Синод его «услышал» и повелел сослать в Спасо-Евфимиев Суздальский монастырь. Но это наказание заменили епитимией: служить литургию беспрерывно в течение 6 недель у Агапита Томского. На этом Макарий не успокоился. Он составляет библейский алфавит из Ветхого Завета. Отослал Московскому генерал-губернатору. Тот доложил до обер-прокурора и Синода. Преосвященному Агапиту Синод сказал следить за Макарием. После этого Макарий заболел чахоткой. Отправлен в Болхов Оптин монастырь, где перевел весь Ветхий Завет. Добивается поездки на Святую Землю и хочет жить в пещере блаженного Иеронима Стридонского, но заболел. Захотел перебраться в Германию, но неожиданно скончался 18 мая 1847 г. Его последними словами были: «Свет Христов просвещает всех». Канонизован на соборе 2000 г. «за праведное житие, равноапостольные труды по переводу Священного Писания на алтайский язык и распространение на Алтае веры Христовой». На соборе были противники, несогласные с его канонизацией, которые указывали на его фразу: «Отчего бы в Москве не построить храма, как в Иерусалиме, где совершалась бы литургий в трех алтарях?». Его обвиняли в экуменизме. Иннокентий (Вениаминов): «Хотя и стыдно, но справедливо сказать, что наши воспитанники уступают западным миссионерам, которые идут на смерть. Отчего же это? У нас миссионерству не учат и не хотят учить. У нас крайне трудно найти миссионеров». Иннокентий приезжал в Троице-Сергиеву Лавру за миссионерами. К Макарию на Алтай приехал выпускник Нижегородской Духовной семинарии протоиерей Стефан Ландышев. Он вспоминает, как они потерялись в тайге: ветер, молния, рёв медведей, гроза. Затем, после Макария, апостолом Алтая стал митрополит Макарий Невский. Его в 1916 г. лишили Московской кафедры, и кафедру занял Тихон Белавин. Каково, спрашивается, должно быть настроение Невского? Но Тихон назвал его «апостолом Алтая».
Протоиерей Стефан Васильевич Ландышев.
(1819 – 1882)
Преемником преподобного Макария Глухарева по руководству Алтайской Духовной миссии стал Стефан Ландышев. Родился в селе Тепелево (Дальнеконстантиновского района) недалеко от села Сарлей, где был едва ли не убит мордвой Димитрий Сеченов (Нижегородский владыка), на которого жаловались, что он крестит силой, окуная в купель с холодной водой связанных людей и держа их в кандалах. (Нельзя прибегать к таким методам крещения. Это антикрещение и контрмиссия). В 1742 г. Димитрий Сеченов приказал разорить мечеть, но ему зато пришлось прятаться от мордвы в подполе у местного священника. (Владыка, любимец Екатерины II, прячется у какого-то попа). Отец Стефана был диаконом, который имел большую семью и был вдовцом. Это тяжело. Как им жить? Пришлось в дом привести мачеху. Но во второй раз жениться попу нельзя. Поэтому Синод сослал диакона в Сибирь (в Тобольск, а затем – в Томск, где еще холоднее). Стефан поступил в Нижегородскую Духовную семинарию. Учился он в философском классе. Но, вот, когда он учился, пришло письмо от умирающего отца. Стефан, 17-летним, поехал к умирающему отцу. Это было первой причиной ехать в Сибирь. Другой причиной стало то, что юный Стефан откликнулся на призыв Синода миссионерствовать в Сибири, на Алтае, согласно указу Синода об учреждении миссий в 1830 г. Сопровождал Стефана архимандрит настоятель одного из нижегородских монастырей. Стефан хотел завершить свое образование в Сибири. Тамошний владыка Агапит грубо принял их, так как архимандрита встретили колокольным звоном. Стефан хотел доучиться в Томской Духовной семинарии. Но Агапит сказал ему: «Иди, поучись у Макария». Едет в Улалу, где Макарий произвел сильное впечатление на Стефана. Так молодой человек попал в Улалу - ныне Горноалтайск. В Улалу в 1836 году 17-летним. Архимандрит произвел на юношу неотразимое впечатление своим смиренным подвигом служения местным детям природы. Он был им всем - учителем и нянькой. Вид кочевников был для европейцев невыносимым и гибельным - грязь, антисанитария, голод, преждевременная смерть. У отца Стефана остались воспоминания как ему приходилось ночевать зимой в чуме кочевника - "При 30-40 градусном морозе в чуме дымном, смрадном жилище. Посреди чума над камином висит котел обмазанный конским навозом в котором варится самогон"- для сугреву
Стефан Ландышев - протоиерей был достойным учеником Макария Глухарева. Они воистину несли крест не ради хлеба куса, а ради Иисуса. Мессионеры учили ахтактонос и привычкам оседлой жизни, приобретали для них хозяйственный инвентарь, семена, прививали оспу. Кочевники не всегда были послушны - дети природы, как дети порой были капризны и даже злобны, и сколько надо было иметь отцовской мессионерской приветливости чтобы терпеливо служить им ради Христа. И не каждому по силам нести этот крест.
Стефан изучал местные языки. По запросу местного архиерея Макарий дал характеристику Стефану: «близкий и верный помощник, достойный преемник, переводит Писание на местные языки». Ему было предложено преподавать в Томской семинарии. Стефан желает иноческого пострига. Но духовно опытный Макарий отговаривает и наставляет жениться на грамотной матушке. Макарий отправляет в Москву своего ученика за невестой к протоиерею Н. Д. Лаврову, – благодетелю Алтайской Духовной миссии – который пообещал ему матушку, которая была дочкой попа – местного скряги, так как не давал даже свечей дочери для чтения, но она выучила грамоту при освещении лампадкой. Ее звали Агриппиной Ивановной. В деле по исканию невесты принял участие Филарет Дроздов, который благословил молодых на подвиг (ведь ехали в глушь). Филарет присматривал за Стефаном, так как знал его учителя - Макария Глухарева. Филарет прочитывал письма Макария о Стефане через Лаврова и готовил их к публикации. По пути из Москвы Стефан заехал в Нижний Новгород, где он, по благословению Нижегородского владыки Иоанна Доброзракова (это редкий архиерей, который был назначен на кафедру, откуда был родом), сдал экзамены экстерном. И в звании «действительного студента» (то есть отличника, имея это звание, можно было поступить в Духовную академию) отправился в далекий Томск. У этой супружеской четы было 13 детей. И они все были достойны звания своего отца. 2-3 умерли, 2-3 пошли по стопам отца, стали миссионерами и учителями, дочери выданы замуж за миссионеров, все дети были хорошими.

После отставки Макария, по его же рекомендации, в 1844 г. Стефан был поставлен вторым на тот момент начальником миссии, на посту которой служил до 1865 г. При нем открылись еще два стана (а было до этого три), богадельни, школы. Стефан вызвал из Нижегородской епархии своего брата протоиерея Василия Вербицкого, который служил в Кузнецком стане (ныне г. Новокузнецк). Сохранилось письмо Стефана, в котором он пламенно убеждает брата стать благовестником Евангелия: «Скажу, прежде всего, что миссионерская служба довольно трудная и бескорыстная. Требует бескорыстного духа. Избирайте невесту грамотную с условием служить ради Бога всем, чем сможет в распространении благодатного царства Божия между диких племен, во тьме идолослужения пребывающих, служить Церкви Божией при болезнях чадорождения усердно и сострадательно". После таких просьб Василий отправился в горные ущелья.
Материальных средств на пропитание семьи не хватало, и, однажды, Стефан с семьей выехал с Санкт-Петербург. В Москве остановились, где их снабдили необходимым в лице Лаврова и Дроздова. Снабдив Ландышевых, не отпустили в столицу.
За 22 года служения Стефан окрестил 2 тсч. человек. Миссионеры потерпели неудачу от богачей (вообще, Алтай – «алтын», где много золота было). Местный богач имел связи с Петербургом и грозил уничтожить миссию. В конце 50-60-х гг. 19 в. миссионеров преследовали судебные тяжбы.
Третьим начальником Алтайской миссии стал архимандрит Владимир Петров, который был в составе миссии с 1866 г. по 1883г., не только оправдал миссионеров, но и развернул активную деятельность.
Внучка Ландышева Александра Ивановна Макарова-Мирская, поэтесса, автор книги «Апостола Алтая» писала:
«Макарий посеял. Стефан поливал.
Христос возрастил эту ниву.
И делателей новых Он им посылал,
И жатву обильную им подавал
Везде, где трудились на диво».

(архиеп. Владимир (Петров) (Макарова-Мирская)


Североамериканская миссия.
Миссионеры, обращая туземцев, играли вместе с тем и политическую роль, поэтому правительство миссионеров поддерживало. В наказе Петра I читаем: «Церковь должна давать верных подданых». Екатерина II в 1793 г. по просьбе богатых воротил-сибиряков, так называемых «именитых граждан» (официальное звание) Голикова и Шелихова учредила Североамериканскую миссию на острове Кадьяк (сейчас США). Эти воротилы разбогатели на так называемой торговле пушниной с туземцами, которые за бесценок скупали товар и в придачу спаивали туземцев самогоном. Они обратились за учреждением миссии потому, чтобы туземцы были послушными, верными российскому православному престолу и не бунтовали.

Нашлись миссионеры, которые поехали с острова Валаама во главе с архимандритом Иоасафом Болотовым. Он подобрал себе команду в составе 8-ми человек, которые отправились в начале 1794 г. Они из Санкт-Петербурга отправились на три года через Сибирь (то есть через всю Россию). Шелихов их встретил в Иркутске. Прибыв на Кадьяк, они поставили Церковь и устроили школу. За полтора года в январе 1796 г. было крещено около 6 тсч. человек. Были и жертвы среди миссионеров. Был убит миссионер Ювеналий, который миссионерствовал с ружьем, отнимая детей у родителей в школы. Успех проповеди взбудоражил горячие головы Синода. Синод решил по просьбе Голикова учредить Кадьякское викариатство при Иркутской епархии в 1799 г. Архимандрит Иоасаф поехал из Америки в Сибирь хиротонисаться во епископы у Иркутского владыки. На обратном пути он погиб в морской пучине. Этому дали объяснение: было нарушено каноническое правило о том, что епископа должны поставлять двое или трое епископов, а Иоасафа рукоположил всего один епископ. После Иоасафа вторым начальником миссии стал иеромонах Гедеон, прибывший из Северной столицы. Но он умер в 1804 г. Прислали нового миссионера в лице Германа Аляскинского (1756/ 1757 – 1836гг.).

Преподобный Герман был родом из Серпухова. В 16 лет он ушел в Саровскую пустынь, а затем в Сергиеву пустынь, где принял монашеский постриг. Тяжело заболел. После исцеления отправился на остров Валаам. Поселился на острове Еловом в 2-х километрах от Валаама. Ходил в рубище, носил вериги весом 15 футов. Он выступал против тяжелой эксплуатации туземцев. С 1811г. по 1816 г. пустынничал. Заведовал школами, учил земледелию. Благодарные алеуты хорошо жили при Германе. Он обратил в православную веру капитана Шлюпа лютеранского вероисповедания, привел к вере правителя Яновского. Предсказал, что у алеутов будет свой епископ – Иннокентий Вениаминов. В 1936 г. открыли его мощи, а в 1970 г. состоялась его канонизация.
Казалось бы, что Аляскинская миссия умерла (так как кто умер, а кто уехал). И Синод хочет закрыть миссию. Но император Александр I требует возрождения миссии. И, промыслом Божиим, в 1824 г. на остров Уналашку прибывает священник Иоанн Вениаминов из Иркутска. (Надо сказать, что Аляску называли Американским уездом Иркутской губернии).

Святитель Иннокентий Попов-Вениаминов
(1797 – 1879)
По отцу прозывался – Попов Иван Евсеевич, а по Иркутскому владыке – Вениаминов. Филарет Дроздов: «В нем есть что-то апостольское». Иннокентий был преемником Филарета по кафедре Московской. И правил он сразу после смерти Филарета с 1867 г. по 1879 г. – всего 12 лет. В 1857 г. избран почетным членом Академии Наук. Иннокентий подготовил проект о русско-китайской границе, согласно которому Уссурийский край стал российским краем. По его плану основан на Амуре город Благовещенск, где Иннокентий жил и работал с 1862 по 1868 г. Генерал-губернатор Николай Николаевич Муравьев-Амурский отмечал активную деятельность Иннокентия и предлагал создать Амурскую митрополию.
Будущий святитель родился в селе Анга (в том же селе родился историк Щапов). Отец миссионера был пономарем в местной церкви. (Кто такой пономарь? Это четвертьчеловек. Это нищий человек.) В шесть лет Иннокентий остался без отца и четырьмя братьями и сестрами. Мать хочет устроить Ваню (тогда еще Ваню), так как на него оставалась одна надежда. Святитель вспоминает: «С юных лет помогал отцу. Отец, лежа в постели, учил грамоте. Учился у дяди. На восьмом году читал Апостол в Церкви. В семинарию поступил в возрасте девяти с половиной лет. Матери трудно жилось. Она все еще хлопочет о пономарском месте для меня, но это напрасно, так как Господь уготовил место в Америке». Учился хорошо, и за свои успехи в учебе получил фамилию Вениаминов. Он оставил о себе в память семинарии водяные часы, смастеренные им самим. У него был не только светлый ум, но и «золотые» руки мастера. И это пригодилось ему. Он обучал туземцев разным работам, которые под его руководством строили Церковь, занимались земледелием. За выдающуюся учебу хотели послать учиться в Казанскую Духовную академию. Но он женился против воли ректора. Иван Попов специально выбрал время, когда разливалась река Ангара. А все дело в том, что ректор жил за рекой в монастыре, и поэтому Иван женился в отсутствии ректора. В 20 лет стал диаконом, а в 24 года стал иереем. Получил хороший приход (хороший значит богатый). Казалось, что еще надо? Но Бог судил отказаться от богатого прихода и ехать с проповедью в Америку с матушкой и годовалым ребенком (какое надо иметь мужество, что пройти через всю тайгу, переплыть океан, сохранив при этом годовалого ребенка!). Сколько было опасностей на пути: снег, метель, холод и препятствия со стороны миссионеров. Нужно быть «гением» общения, чтобы вести проповедь среди туземцев, которых нужно еще понять и которым нужно донести слово Божие.
Будучи священником, он был в почете у горожан и начальства. Он не думал никуда ехать. Из Америки, вдруг, приехал некто Крюков, проживавший среди алеутов, с прошением местному владыке выслать миссионеров в Америку. На это предложение никто не откликнулся, отказались все, в том числе и Попов. Но «Крюков был так красноречив, что рассказал о горячем усердии к молитве алеутов. И тотчас, по Божественному наитию, загорелся рассказать владыке, что пожелал поехать в Новый Свет (Европа – Старый Свет)». Это было, действительно, сверхъестественное явление – уехать в Америку, вдаль. Но владыка не хотел отпускать (так как Попов – хороший батюшка). Владыка решился положиться на жребий. На кого попал жребий, тот отказался ехать, ссылаясь на больных родителей и детей. Делать нечего, и владыке пришлось уступить настойчивому требованию Попова. И, вот, 7 мая 1823 г. иерей Иван Попов отправился с годовалым ребенком, братом и женой в США. 29 июля 1824 г. прибыл на остров Уналашку. Попов – мастер на все руки – обучает дикарей слесарному делу, плотничьему ремеслу, кладке Церкви. С ними выстраивает Церковь. Общаться было трудно из-за незнания языка. Но он владел искусством коммуникабельности. Выучил местный язык. Перевел катехизис, евангелие от Матфея, составил алфавит на базе кириллицы, прививал оспу, спасая тысячи людей. Оспопрививанием завоевал сердца. Крестил алеутов. Перелился на остров Ситху, где жили бунтарные колоши.
В 1838 г. отправился в Петербург «не только по любознательности (родился в Сибири и ни разу не был в столице), а больше, чтобы напечатать свои переводы». Прибыл 25 июня 1839 г. И первым делом явился в консисторию для прописки паспорта. Он вспоминал, как с него требовали взятку: «Подхожу к столоначальнику, который, взглянув на меня гордым оком и несытым сердцем, спросил: «Что вам надобно?». «Я из Америки», - ответил я. Положил паспорт. К моему удивлению я увидел на моем паспорте стопку бумаг. Я не выдержал. «Поскорее сделайте. Мне к митрополиту надо». «Подождите. И без вас дел много». Он взял чернила и написал на чистой бумаге – 25 р. Я не понял сначала. Взглянув на меня, написал 15 р. Тогда еще написал не 15, а 10 р. Я вышел из терпения и сказал, что я из Америки (дескать, дикарь, не понимающий взяток). Я сказал, что у меня есть связи с обер-прокурором. Тогда он мне ответил, что вас оштрафуют. А я ему сказал, что про вас я доложу, что вы берете взятку».
Широко была распространена взятка и в древней Руси. Воеводам, дьякам посольского приказа, судьям зарплату государство не платило. Они кормились от народа, брав взятку. Даже иностранцы давали им взятку. Взятка была легализована в 1-ой половине 19 в. в виде акциденций. При Николае I из 50 губернаторов два сознались во взяточничестве (и то один был слишком честный, а другой – богатый). Николай сказал своему сыну Александру: «Мне кажется, только два человека в России не берут взяток: ты и я».
За неутомимые труды ему дают сан протоиерея. Но вдруг он получает печальную весть о смерти супруги. Что делать? А ведь у него 6 детей: 3 сына и 3 дочери. Он вспоминал: «Не смерть жены открыла мне путь к архиерейству (его народ обвинял, что он был рад смерти жены). До 6 ноября 1840 г., когда я собирался в Америку, не было и мысли открыть кафедру. Дочерей отдал в Санкт-Петербургский Патриотический институт, а сыновей – в семинарию. Весь Синод уговаривал меня в идти в монашество». И вот 29 ноября 1840 г. Иван Попов принимает постриг от рук Филарета с именем Иннокентия Кульчицкого иркутского миссионера. Через два дня стал архимандритом. 1 декабря того же года состоялась встреча с императором. Вскоре была открыта Камчатская, Курильская и Алеутская епархия с центром в Николаевске-на-Амуре (епархия Иннокентия морская, акватория Тихого океана). 15 декабря принимает сан епископа. Сколько он пережил бурь, объезжая епархию. Строит сам Церковь, школы. Продолжает заниматься переводами. За переводческую деятельность ему дают сан архиепископа. Его вызывают на заседание Синода в 1857 г. в качестве непостоянного члена. Уставши, он просился на покой. Но вместо этого его назначили в 1867 г. после смерти Филарета на Московскую кафедру. Это было редчайшее явление, чтобы с Америки поставили в Москву епископствовать. (Все дело в том, что Иннокентий был любимцем Филарета). Но образование-то у него только семинарское. (На него показывали пальцем – дескать безграмотный мужик). Он почти ослеп. Однажды, задом обратился с речью к студентам семинарии. В МДА построил академический храм в честь Покрова Богородицы. (До него молились студенты в Трапезном храме). Храм был построен на средства одного московского благотворителя (не помню, как его звали). В его годы правления Московская академия приняла новый устав 1869 г., согласно которому были введены новые дисциплины, новые кафедры.
В 1870 г., по его инициативе, была учреждена Аляскинская и Алеутская епархия с центром в Сан-Франциско. В 1865 г. создано Единое Миссионерское общество. Согласно указу об отмене крепостного права в 1861 г. государство обязывалось платить помещикам за крестьян. В 1862 г. Александр II вынужден был занять у Ротшильдов 15 млн. фунтов стерлингов под 5 % годовых. Надо возвратить занятые деньги, а денег нет. Князь Константин Николаевич (брат Николая I) решил продать Аляску за 7 млн. 200 тсч. долларов. В связи с этим русским надо было уходить с Аляски, поэтому и перевели центр епархии в Сан-Франциско. В начале 20 в. там правил Тихон (Белавин). Под началом Тихона работал миссионером отец Варлаама Шаламова – писателя – Шаламов.
Иакинф Бичурин (1777 – 1853).
Похоронен он на кладбище Александро-Невской лавры. Выбита надпись на китайском языке: «Труженик ревностный и неудачник. Пролил свет на анналы истории». Его осудил Синод на Валаамскую ссылку. Сняли с него сан архимандрита. Когда была Отечественная война 1812 г., Бичурина забыли, не оплачивали его миссию. Чтобы не умереть с голода ИакинФ продавал вещи миссии (разбазаривал). Его Синод судил за растраты и за то, что Иакинф был «маньяком» китайщины. Он весь полностью окитаезировался. Но Синод не учел того, что Иакинф привез 400 пудов китайских древностей для России (15 верблюдов их везли по пустыне Гоби). Но, к сожалению, в 90-е гг. прошлого века вещи украли и проданы за границу. Может быть, его еще оправдают и вернут сан. Ведь он, во-первых, привез китайские ценности, а, во-вторых, составил китайско-русский словарь. Вклад его в китаеведение неизмерим.
Звали его в миру Никита. До окончания семинарии носил фамилию – Бичуринский. Он считал, что родился в селе Бичурино Чебоксарского уезда Казанской губернии. Но историки установили, что он родился в Акуливе, откуда они переехали в Бичурино. Отец его закончил грамматический класс семинарии. Существует легенда, будто бы Никита был сыном епископа Амвросия (Подобедова), митрополита Петербургского, который тогда еще был Казанским епископом. Но это - не правда, так как на Казанской кафедре не было Амвросия в то время, когда родился Иакинф. В 1786 г. поступил в Казанскую семинарию. Прошел здесь суровую школу жизни: голод, холод, болезни. Зачислен своекоштным. Хотя семья была небогатой. «И среди казеннокоштных встречались ученики в разорванной, засаленной одежде, в сапогах, из которых выглядывали пальцы ног». Один лектор на богословской кафедре доказывал, что паразиты-насекомые созданы с благой целью, чтобы ленивые не залеживались. По окончании семинарии стал преподавать в грамматическом классе. В 1800 г. принял постриг легкомысленно. Есть легенда: они с товарищем навещали один дворянский дом, где жила вдовица, с которой они музицировали. Вдвоем они влюбились. И чтобы разрешить ситуацию, решили договориться: если кого из них девица не выберет, тот станет монахом. Монахом оказался Иакинф. В 25 лет стал ректором и архимандритом Иркутской семинарии. Он был плохим и гневливым педагогом. Не всегда он справлялся со своими чувствами. Однажды довел семинарию до бунта. Узнав о бунте, приехали ревизоры из Петербурга. Сняли его с поста ректора и запретили служить. Отправили в Тобольскую семинарию преподавать. Поводом к бунту послужило то, что в Иркутск Иакинф привез девицу из Казани, которую, будучи пьяную, пьяные купцы выбросили на дорогу. Ее Иакинф подобрал под видом иподьякона. Семинаристы это расчухали. И эта женская история всплыла при проверке.
В 1805 г. через Тобольск в Китай направлялась миссия государственно-духовного характера. Духовную часть миссии возглавлял недалекий человек архимандрит Аполлос. Иакинф, зачитанный о Китае, обратился с просьбой к Амвросию Подобедову, митрополиту Петербургскому, стать начальником миссии вместо Аполлоса, а Аполлоса назначить ректором Тобольской семинарии. Поехав в Китай, сразу же завел дневник. Там он начинает собирать китайские слова. Так возникает словарь. Так он увлекся этой страстью, что по прибытии в Пекин стал посещать все места, общественные собрания, базары, рестораны. Сбросил монашескую рясу, переоделся китайцем и стал бродить по всем людным местам, собирая слова и выражения. Имел феноменальную память. Он так изучил китайский язык, как его не знали китайские академики. Он не брезговал проводить ночи в китайских злачных местах. Понятно, это вызывало некоторую естественную реакцию. Он близко сошелся с иезуитами-миссионерами, которые жили в Китае давно и накопили богатый миссионерский опыт.
Миссию не финансировали в связи с Отечественной войной 1812 г. Поэтому миссионеры требовали от Иакинфа Бичурина денег. От не имения средств к существованию некоторые играли в рулетку и занимались судебными процессами. Жаловались М. М. Сперанскому (тогда еще губернатору Восточной Сибири с центром в Якутске). Иакинф был вынужден закладывать имущество миссии (монастырские часы). Миссия погибала. Но Иакинф, несмотря ни на что, занимался целыми днями китайской филологией. Стали наблюдать за ним, как он даже физически становится китайцем. Он полностью окитаезировался. Иакинф изучал и китайскую религию. С головой ушел в китайские ценности. У него была внучатая племянница (он называл ее внучкой), которой он говорил: «Ты красива, как китайка». Иакинф китайское ставил выше европейского.

В России о миссии вспомнили лишь тогда, когда началась 10-я по счету миссия. Четырнадцать лет Иакинф прожил в Китае. Начальником 10-й китайской миссии стал архимандрит Петр Каменских (из села Каменки) – выпускник Нижегородской Духовной семинарии. (В 1818 г. был назначен начальником 10-й миссии в Китай. В 1819 г. был пострижен в монахи, возведен в сан архимандрита и отправлен в Пекин начальником 10-й духовной миссии. При нём были возобновлены православные храмы, открыто училище для албазинских детей. В течение 10 лет, проведенных в Пекине, Петр подвёл китайский, маньчжурский и русский переводы к лексикону Саньхэ-бань-бань, подобранному по мунгальскому алфавиту, списал китайский синонимический лексикон латинского алфавита, перевёл с китайского на русский книгу Ши-и («Непреложная истина»), составил два лексикона: один по русскому, другой по мунгальскому алфавиту, положил основание библиотеки при Пекинской миссии, много доставил книг для библиотеки Азиатского департамента министерства иностранных дел). Архимандрит Петр «накатал телегу» на Иакинфа. И Петру поверили. Петр плохо знал китайский язык, и поэтому завидовал Иакинфу. Когда Иакинф передавал дела в руки Петра, они очень сильно разругались.
Когда Иакинф приехал в Петербург, его предали суду. Но он молчал. С собой он привез переводы и 400 пудов китайских древностей. Синод его обвинил в: 1) в недостаточном исполнении своих миссионерских обязанностей; 2) продаже и закладе церковного имущества и 3) несоблюдении монашеских обетов (чего он и не скрывал. Он сам просил снять с него сан. Он раскаивался). Приговор церковного суда – лишение сана с пожизненным определением в Валаамский монастырь. Но за него вступились, его защищали: Голицын (обер-прокурор), Нессельроде – министр иностранных дел (он нуждался в китаеведах) и М. М. Сперанский. К Александру I обратился Голицын с просьбой освободить его, снизойти. Александр отказался изменить решение Синода.

Особым усердием в притеснении Иакинфа проявлял митрополит Серафим Московский (Глаголевский): он пытался лишить его рукописей, которые он привез из Китая, он требовал истребить их, как языческие. Иакинф отказался давать Синоду какие-либо показания в качестве начальника миссии, за что был обвинен еще и в противлении властям. И вот его ссылают на Валаам, но, по ходатайству друзей, он через 3-4 года был освобожден. Таким другом был барон Шиллинг – любитель, собиратель церковных древностей. Однажды Шиллинг прибыл на Валаам, где увидел какого-то странного монаха, у которого были какие-то рукописи, которые он читал и был занят только ими. Он заинтересовался и увидел китайские древности. Тем самым принял участие в освобождении Иакинфа. Шиллинг был человеком со связями и обратился к Нессельроде и другим, и те выхлопотали ему освобождение. Теперь он был освобожден Николаем I, который начертал на прошении друзей: «Причислить монаха Иакинфа к Азиатскому департаменту Министерства Иностранных Дел с проживанием в Александро-Невской лавре». Он остается монахом. И начинается его литературная неутомимая деятельность, удивлявшая даже иностранный ученый мир. Пушкин был с ним знаком. А. С. под его влиянием загорелся ехать в Китай миссионером. Но император его не отпустил. Как говорит академик Академии Наук Клапрот: «Иакинф сделал столько, сколько целое ученое общество не может сделать. Он писал в журналах, печатал книги, делал переводы о Китае, Монголии, Тибете, Джунгари. Он положил начало изучению Китайской Империи в России. Он – первый русский китаевед, который возбудил в России интерес к Востоку. Его работы, конечно, имеют недостатки: он не всегда критичен к источнику. Он неверно, например, вывел монгольскую теорию происхождения народов Средней Азии». В 1828 г. его избирают Членкорреспондентом А Н. Мясников так объясняет причину избрания: «Избрание в Академию Наук было признанием его научных заслуг и средством защиты его от чрезмерной строгости Синода. Для того, чтобы узаконить его занятия наукой (ведь он был монах, и его могли сослать куда угодно), в известной степени оградить от новых посягательств на принадлежавшие ему рукописи и книги, Научное Сообщество, учитывая его вклад в отечественное востоковедение, решило избрать его в А Н». Как практический миссионер он – нуль, и заслуженно понес наказание. Но можно подойти с другой стороны. Архимандрит Киприан Керн, профессор Богословского Института в Париже писал следующим образом о святости научного подвига: «Наука – такой же подвиг, просвещение – такое же служение, и надо уметь ценить святость научного подвига, и не противопоставлять творчеству спасение». Керн понимал, как окончивших духовную академию посылают на ферму чистить навоз. Наука – такой же подвиг на ферме. Керн указывал на иезуитов и бенедиктинцев, последним их которых при постриге вручают грифель, тем самым показывая, в чем состоит его миссия.
В октябре 1831 г. Иакинф просит снять с него монашеский сан. Овдовела его бывшая невеста (может и поэтому). Николай I не разрешил снять, хотя даже просил обер-прокурор Мещерский.
Смерть Иакинфа была ужасной. Он уже лежал больной, рука у него правая отнялась, потому что много писал. Вот воспоминание его внучатой племянницы Н.С. Моллер: «Переменился он ужасно: отнялась у него и другая рука. Передо мной уже лежал не живой человек, а скорее труп. Лицо его было мертвенно бледным, закрытые глаза глубоко ввалились, черты лица заострились, правая рука опухла и посинела, он довольно громко стонал. Заливаясь слезами, я бросилась к нему. Он открыл глаза, но уже не узнал меня. Но все же, вероятно, в нем мелькнуло какое-либо сознание, потому что посинелые губы его едва слышно прошептали: «Обижают, не кормят, забыли, не ел...», и, остановив на мне свой мутный взор, все не узнавая, он как младенец, который просит пищи, зачмокал губами».
Не понятно? Если он просил его уволить, снять сан, к нему относились в лавре непонятно как. Прикрепили к нему человека, но этот человек оказался нечестным, обокрал его. Он привез много шуб, мехов, китайские предметы обихода. Много у него культурных ценностей было – и всё у него тащили. Этот человек запирал его и уходил на сутки, а то и надвое, и Иакинф был парализован и лежал без пищи.
«И вот я громко зарыдала. Вдруг меня поразил какой-то неприятный острый запах. Быстро подняв голову, я огляделась вокруг. Тогда только заметила, что на дедушке была надета грязная, быть может, неделями не переменяемая рубаха, по которой ползали насекомые. Наволочки на подушках, простыни, всё было грязным и воняло. Закрыт он был каким-то стареньким ситцевым одеялом, из которого местами висели клочья ваты. Желая поправить простыню, я приподняла одеяла и отшатнулась, пораженная зловонием: правая нога была сильно распухшей, вся синяя, на ней были пролежни, по простыне ползали мелкие белые черви. И умирающий дедушка лежал в нечистотах. Я рыдала безутешно и не заметила, как в комнату вошел старик-монах. – Зачем вы здесь? Уйдите! – проговорил он сурово и прикасаясь к моему плечу. – Я внучка, - сквозь рыдания сказала я и посмотрела на него. Лицо его было строго и сурово, глаза мрачно смотрели на меня. – У монашествующей братии земных родных не бывает. У них только один Отец Небесный. Зачем пришли вы смущать покой умирающего старца. Уйдите! – также холодно и сурово продолжал он. – Это мой дедушка, он умирает, он просит есть, покормите его! – говорила я. – Об этом не беспокойтесь! Отец Иакинф уже покончил все земные расчеты, он соборован и его ждет пища небесная! разве вы не видите, что он уже без сознания? Уйдите же и не смущайте его больше! – проговорил он строгим, повелительным тоном. О смерти его мы узнали из газет, хотя все знали в монастыре, что он наш родственник. Не ошибусь, если скажу, что об этом было известно и самому митрополиту Никанору Климентьевскому (1848-1856), уроженцу Сергиева Посада. Но нам не дали знать о его кончине. Нам было отказано и в желании взглянуть в последний раз на келью, где жил он, так много работал, а в последние годы жизни своей, забытый почти всеми, быть может, так много не передумал горьких дум. Он умер в мире с Церковью. Несколько раз исповедался перед смертью и был пособорован».
Духовное образование.
Вообще надо сказать, что наше образование, не только духовное, но и светское, отставало на 700 лет (это страшная цифра) по сравнению с Европой. В конце 11 в. – начале 12 в. был открыт в Баллонии первый европейский университет, в то время, как в России первый университет был открыт в 1755 г. в Москве. Поэтому образование наше запоздалое, отсталое.
Московский Университет был открыт в 1755 г., Дерптский (Тарту, Юрьев, основанный этот город Ярославом Мудрым, который в крещении был Юрием) – в 1802 г., Вильнюнский – в 1803 г., Харьковский – в 1804 г., Казанский – в этом же году, Киевский – в 1834 г., Петербургский – 1819 г. В Киевском и Казанском преподавали на русском языке, так как много было поляков, которых нужно было вытеснить.
Устав 1804 г.
Этот устав давал автономность (самостоятельность) университетам:
выборность ректора, профессоров;
студенты имели свой суд;
студенты имели гаупт-вахту, то есть тюрьму. Студенты много пили и дебоширили. Они имели свои шпаги. Остерман при Петре I, будучи студентом богословского университета в Германии, убил одного человека в пьяной драке, бежал в Россию и устроился при российском императоре.
имели право назначать учителей в гимназии и в университетском округе.

В 19 в. университеты были общесословными. Кроме общесословных были и привилегированные (только для потомственных дворян). Таковыми являлись: Царскосельский лицей, Ришельевский лицей (в Одессе) и Нежинский (в Украине). К 1812 г. в России было 47 гимназий.

Проект реформы духовного образования подготовил епископ Старорусский Евгений (Болховитинов). (Митрополит Платон Левшин отнесся к этому без всякого энтузиазма). Был создан комитет во главе с М. М. Сперанским. План реформы готов был в 1809 г., а утвержден был в 1814 г. До 1814 г. программы духовных академий и семинарий не отличались. В этом усматривается уязвимость: академия повторяет курс семинарии. (Это называется умственная жвачка. А тем более, если один и тот же преподаватель). Теперь вводилась система ступеней духовных школ: начальная, средняя и высшая. Как и в светских школах, было одноклассное приходское училище, уездное училище, гимназия, университет. В системе духовных школ было приходское двухклассное училище в благочиннических округах, в котором изучали чтение, чистописание, грамматика, арифметика, краткий катехизис). Уездное училище, где изучались арифметика, грамматика, история, география, пение, пространный катехизис, церковный устав, один из классических языков. Катанский: «классическим языкам учили основательно». Он выучил 14-16 лет классические языки. Следующая ступень – 6-летняя семинария, которая делилась на 3 класса: риторический (2 года), философский (2 года) и богословский (2 года). В семинарии изучали словесность, то есть грамматика, риторика, пиитика, гражданская (всеобщая) история и церковная история, география, математика, физика, философия, Священное Писание, герменевтика, богословия: догматическое, нравственное и пастырское, и языки. Семинария отправляла каждый год двух лучших выпускников для поступления в духовную академию. (Нижегородская Духовная семинария отправляла только в Казанскую академию). Лучших определяли в академию по количеству баллов. Допускались к испытаниям с пристрастием. Знаменский: «Вступительные экзамены обнимали все семинарские предметы. Проводились внимательно, неторопливо при запугивающей обстановке. Сдавали в основном на тройки. Некоторые расстраивали свое здоровье. С экзаменаторского стола отправлялись в больницы». Духовная академия (4 года) делилась на два отделения: низшее и высшее (богословское). На высшем изучали догматическое, нравственное и полемическое богословие, герменевтику и церковное право. Из академии выходили кандидаты или магистры богословия. Эти степени не защищались, а давались Синодом без защиты работ и диспута на ученом совете. Докторские степени были наградой Синода. Первым такую награду получил Филарет (Дроздов), затем Иннокентий Смирнов и Филарет Киевский (Амфитеатров). Академии являлись также научно-методическими и административными центрами 4 учебных округов: СПб, Москва, Киев и Казань. Новый устав 1814 г. вводился постепенно, так как не хватало профессоров. В СПб Духовной академии – с 1809 г., в Москве – с 1814 г., в Киеве – с 1819 г., в Казани – с 1842 г. Филарет Московский не хотел открытия КазДА. С 1814 г. КазДА и КДА были низведены до уровня семинарии (до 1842 г. и 1819 г. соответственно).
Эта реформа в корне изменила отношение духовенства к духовной школе. В 18 в. поповичей в семинарию загоняли силой (отчего случались массовые побеги). От окончания школы зависел статус выпускника и перспектива. Только окончившим семинарию закон давал право быть священником и получать на приходе до 2/3 доходов причта. Семинаристам по окончании присваивали по успехам 1, 2 и 3-й разряды. Лучших выпускников определяли в лучшие приходы (богатые).
Устав 1814 г. предъявлял новые требования и к учителям. Надо возбуждать в обучаемых ум, а не память. Чаще проводить сочинения. Учителя должны были рекомендовать обильное чтение вне уроков. Переходить в преподавании на русский язык (рус. яз. победил только при Николае I: царский двор и школы). Учителям испытывать последние достижения науки (в академии рекомендовали преподавать не историю, а философию истории). Пришлось обратиться к трудам Боссюэ, Робертсона, Феррана («Дух истории» в 4-х томах).
Протоиерей Герасим Павский.
«Распорядок дня. После литургии (три дня в неделю) четыре часа до обеда и четыре часа после обеда – учебные (астрономические), лекционные. Еще раз пообедав, бежали бегом в читальный зал, чтобы писать очередное сочинение». Постепенно Филарету пришлось упрощать программу, облегчать. Устав предъявлял высокие требования и к профессорам. Ректором мог быть только доктор богословия.
Осуществляя переход обучения на русский язык, Филарет продвигал и перевод Библии. Под его руководством и с его участием был переведен Новый Завет и Псалтирь, а также и Пятикнижие. Филарет Киевский был противником, так как боялся снижения учености в академии и распространения ересей в народе.
В 30-40-е гг. стали преподавать на русском языке последнюю дисциплину – богословие.
Наказания для воспитанников (академистов):
-самое строгое – уединенное заключение, на хлебе и воде, с лишением всяких книг и всех способов к письму и упражнению. Изредка посещается для увещания инспектором. Может быть несколько повторяемо, но длительность не могла превышать недели.
-Отсутствие от класов (прогулов) – всякий прогул наказывался серьезно, за исключением болезни или отлучки. Преподаватели, заметив леность, должны были доложить инспектору.
Новый академический устав способствовал полному росту духовных школ.
Духовное образование при Николае I (1825 – 1855).
Меры Николая имели в школьной политике два направления: очевидная забота о распространении образования (открывались кадетские корпуса, морские училища, технологические институты и др.), и страх перед гуманитарным образованием, чтобы оно не стало проводником либеральных идей.
В 1835 г. принят новый университетский устав, который ограничивал самоуправление университетов и свободу преподавания. Философию упразднили (после Европейской революции 1848 г.). «Польза от философии сомнительна, а вред возможен». Командировка студентов университетов за границу запрещена с 1848 г. (после Николая снова разрешили). Число студентов ограничено до 300 человек. Воспрещались аплодисменты студентов профессорам и вообще всякое одобрение или неодобрение студентами профессоров. Студентов университета стали обучать военной дисциплине. Усилена цензура. Даже из поваренной книги удалено выражение «вольный дух».
Обер-прокурор Протасов (1836-1855) хотел реформировать устав. Предлагал выбросить из программ семинарий философию («нечестивая и бесстыжая наука»).
Заключенным, порой, являлись крысы и даже загрызали на смерть.
В Казани попечителем Казанского учебного округа был Магницкий – помощник и друг Сперанского. Инструкция: провинившиеся студенты должны были называться «грешниками», их следовало запирать в комнату уединения с Распятием и картиной Страшного Суда. Отбывать срок «грешник» должен был в лаптях и армяке. Его товарищи каждое утро должны были молиться о его душе. После срока священник (инспектор) исповедовал и причащал узника. Вероятно, Магницкий выслуживался после опалы Сперанского.
Устав семинарии 1867 г. В духе времени Александра II широко применялись выборные начала.
Николай I снизил уровень научности в семинариях через Протасова, который говорил словами Златоуста: «Доброе неведение лучше худого знания». Хотел сориентировать семинарию на сельский быт.
На уроках запрещалось задавать вопросы преподавателю. Вместо философии читали логику и психологию. Философию преподавали только в Духовной академии. В МДА преподавал о. Федор Голубинский, который создал кружок любомудрия, на котором переводили немецких философов. В МДА филологическая доминанта заменена философской в 19 в.
В семинарии оставлены словесность, русская история, физика, геометрия и классические языки. Русский язык был узаконен во всех предметах.
В академии вводились новые курсы: патристика, логика, психология и педагогика.
В 40-е гг. при Николае возникает женское духовное образование. В 1843 г. в Царском селе под покровительством императрицы было открыто учебное заведение для девиц духовного звания.
В 1860 г. открылись 6-летние епархиальные женские духовные училища. В конце века их составляло больше 50.
Духовное образование во второй половине XIX в.
С Александром II связана первая эпоха гласности: свобода слова, печати, отмена цензуры. Широко обсуждалось состояние духовных школ. Появились горькие воспоминания о дореформенной бурсе.
Александр II дважды посетил Нижегородскую Духовную семинарию (1858 г., 1863 г.). Его поразили беспорядок и грязь. Через пять лет семинарии удалось восстановить свою репутацию.
Он также побывал в Ярославской, Вологодской, Литовской семинариях. Потом была проведена ревизия семинарий: обнаружено отсутствие нравственной связи между учащими и учащимися (палочная дисциплина: все из-под палки).
Назревала необходимость реформы.
В 1866 г. создан Комитет под руководством Киевского митрополита Арсения (Москвина) и архимандрита Михаила (Лузина) – инспектора МДА (в будущем ректора МДА и епископа), выпускника Нижегородской Духовной семинарии, нашего земляка из села Шавы Макарьевского уезда. Комитет разработал проект нового устава 1867 г.
Вводилась выборность ректора, инспектора и эконома семинарии (путем закрытого голосования) из числа преподавателей. В выборах участвовали не только сотрудники семинарии, но и местное духовенство, потому что дети их учились в школе. В большинстве семинарий ректорами избраны протоиереи, а не архимандриты. В 1860-е гг. обострился конфликт между белым и черным духовенством. Избирались даже миряне, если они соглашались принять духовный сан. Для инспектора духовный сан был не обязателен. Ректор семинарии должен был иметь докторскую (минимум, магистерскую) степень. Инспектор – степень магистра.
Учебные округа отменялись. Семинарии теперь не зависели от академий. Звание профессора для преподавателей семинарии отменялось.
Посещение богослужений семинаристами требовалось лишь в праздники. Перед занятиями не было обязательного богослужения.
Говение – два раза в году. Вводилась физкультура и занятие на воздухе (зимой – лыжня).
Отменены публичные экзамены.
Реформа академии 1869 г.
Утвержден новый Академический Устав. В академии теперь готовили не столько к пастырству, а сколько к педагогической деятельности. Впервые началась специализация студентов по 3-м направлениям: богословское, церковно-историческое и церковно-практическое. Возглавляли отделения помощники ректора с докторской степенью. На 3 курсе писали итоговое сочинение и сдавали последние экзамены. И только лучшие оставлялись на 4-й курс (средний балл не ниже 4, 5). Остальные выпускались со званием действительного студента (также после отличного окончания семинарии). Действительный студент мог преподавать только в Духовном училище.
В школе 19 в. обычном делом была физическая порка. Есть книга Помяловского «Очерки бурсы», в которой речь идет о столичной духовной школе – Санкт-Петербургском Духовном училище. Надо сказать, что слово «бурса» в переводе с французского языка означает «кошель, кошелек», то есть все питаются с единого кошелька, от одного котла. Ненавистники духовных школ называли семинарии и академии ругательным словом – бурсой. Бурса ассоциировалась с неучами и поркой (которая довольно сильно была распространена в духовных школ), с грубостью и наглостью учителя, который был рабовладельцем своего ученика, находившегося в рабском положении у своего учителя.
Публичные экзамены отменены были в год смерти Филарета Дроздова – в 1867 г. Публичные экзамены существовали по уставу 1809-1814 гг. Такие экзамены, как правило, были театром (студент заранее знал ответы на представленные вопросы экзаменационной комиссии). Но Филарет Московский, надо сказать, отстаивал честность проведения экзаменов.
Продолжение темы Устава 1869 г. В 4-й год обучения изучался специализированный предмет, по которому писали работу. Все дисциплины не изучались (только специализированные соответственно богословскому, церковно-историческому и церковно-практическому отделениям). Лучшие студенты на 4-м курсе писали (просто были обязаны) магистерскую диссертацию по специализации. Публично защищали свою магистерку. Написанная работа обязательна должна была быть напечатана в Богословском вестнике. Примечательно, что работу сначала печатали, а затем защищали, чтобы с ней могли заранее ознакомиться. Приезжала элита из Москвы. Публика участвовала в дискуссии, на вопросы которой студент должен был отвечать. Всему этому способствовала гласность, царившая только при Александре II. В эпоху свободы слова могли критиковать, читать что угодно. Это была настоящая среда для науки и ее развития. (А вот когда выпустили книгу, и за нее преследуют – это полицейская среда, которая могла увести на Воробьевку).

Первый докторский диспут состоялся в 1870 г. И первым защищавшим докторскую степень был Михаил Лузин – ординарный профессор. Этот диспут был «пиром ума», так как разрешалось говорить на нем всё что угодно. Михаил Лузин защищал книгу «О Евангелии и евангельской истории», в которой тонко и умно отвечал критикой на книгу французского богослова Эрнеста Ренана «Жизнь Иисуса», который писал об Иисусе как об исторической личности, вмещавшей в себе черты лишь моралиста и учителя нравственности, но никак не Богочеловека, не Сына Божьего. Молодежь встретила книгу аплодисментами. Лузин настаивал, чтобы сочинение Ренана опубликовали, так как ее студенты читали тайком под партой.
В Петербургской Духовной академии была мысль: сделать образование публичным, то есть чтобы всякий студент (будто семинарист, студент университета, студент института) мог спокойно придти и послушать лекции. При Николае I на студентов университетов смотрели, как на «отпетых», то есть как на потерянных. Университет был огорожен, и при входе стоял швейцар. А. А. Фет просил остановить коляску, что выйти из нее и плюнуть три раза в сторону университета, так как университет – исчадие ада, в котором преподают антимонархические идеи. Когда студенты бунтовали, выходила толпа мужиков с кольями, которыми били студентов, так как они – смутьяны.
Ординарный профессор должен был иметь докторскую степень. Профессорское звание присваивали защищавшему докторскую. Ректор академии должен был иметь ученую степень доктора. Если раньше ректором был монах, то сейчас (на период 1869 г.) ученость ставили на первое место. Ректор обязательно должен был иметь 15-летний стаж преподавания.
Из устава 1869 г. исключались физико-математические науки. Соответственно и не было физико-математической кафедры. Это зря отменили, так как в 50-60-е гг. 19 в. бурно развивались естественные науки: биология, физика, физиология. Эти науки были самыми популярными. Интерес к философии и истории угасал, так как интеллигенцию охватывала идея оказать помощь народу, для чего нужны были и положительные науки. Было много так называемых «хождений в народ». Минус еще был и в том, что студент не мог найти оружие апологетики из-за незнания в области естественных наук в споре с выпускниками университетов. Было закрыто и миссионерское отделение в Казанской Духовной академии, так как чтобы не разбрасываться, а сосредотачиваться на своих специальных предметах, которые изучали досконально и глубже. Главным достоинством Устава 1869 г. было то, что академия носила сугубо ученый характер. Это Устав был научно продуктивным. Никогда еще не было защищено большое количество диссертаций за 15 лет существования Устава.
Академия – храм науки.
Отменена цензура.
Повышена зарплата преподавателям, приближенная к зарплате преподавателей университетов.
Вообще, Устав в целом был приближен к университетскому. Теперь с православного Востока к нам, в Россию, ехали учиться. Русская наука развилась до мирового уровня. Русская наука стала «гегемоном всего восточного православия». На лицо количественный рост духовных школ. В 1881 г. было 4 духовных академии, 53 семинарии (в которых обучалось по 600-800 человек), 183 духовных училища (по 400-600 учащихся). Наша нынешняя семинария – семинарийка. Только в Нижегородской епархии было 5 духовных училищ с центрами в Печёрах, Благовещенской площади, Починках, Арзамасе и Лыскове.
Ревизия школ обнаружила серьезные недостатки в воспитании, падении дисциплины и снижении церковности. Это объясняется царящим духом революционализма в студенческой среде. Студенты духовных академий бунтовали, так как по всей стране было недовольство интеллигенции существующим режимом правления. Это страшный дух времени. Сергий (Страгородский) получил отметку «4» по поведению за интерес и участие в студенческих волнениях. Были случаи, когда уходили с уроков, предъявляли требования администрации, а в конце века даже отстреливались револьверами на приглашенных казаков в ответ на усмирении ими студентов. В женских духовных училищах на дверях кабинетов можно было прочесть брань.
Семинарии 80-х гг. называли «фабриками» нигилизма в русском обществе. Наш земляк – Добролюбов (сын протоиерея, семинарист) был вождем движения нигилистов. В Саратове вождем был выпускник семинарии – Н. Г. Чернышевский. Они были «ржавчиной» нигилизма. Выпускники семинарий не хотели учиться в духовных академиях, и поэтому уходили в университеты. Так, например, в Ярославском юридическом университете 80 % учащихся были выпускники семинарии. Выпускник Нижегородской семинарии – Знаменский – объясняет это тем, что, во-первых, преподавателям духовных школ платили мало; во-вторых, приёмы в университеты были сравнительно легкими и, в-третьих, возрос интерес к естественным наукам (мертвые языки ненавидели, студенты на уроках писали списки, кто в какой день идет на латынь). В 1879 г. запретили семинаристам поступать в университет, кроме тех университетов, которые располагались на окраинах империи (типа Томского, Варшавского, Вильнюсского). Конечно, и в центральные университеты принимали, но все-таки очень трудно было поступить, так как сдавали все предметы. Семинарское студенчество бунтовало до 1905 г.
Устав 1884 г.
В 1881 г. отменяется академический Устав 1869 г. В 1884 г. утверждается новый Устав в духе «миротворца» Александра III и Победоносцева. Новый Устав провозглашал:
1) отказ от выборности и совещательных органов (ректор, инспектор и завхоз не выбирались);
2) усилие власти ректора и епархиального архиерея;
3) отмену специализации (ликвидированы три факультета);
4) отмену публичных диспутов;
5) обязательное введение церковного пения;
6) сокращение программы философии и истории;
7) введение должности духовника;
8) восстановление учебного округа. (Нижегородская семинария была подчинена Московскому. Страгородскому дали направление в Москву, а затем отняли. И лишь по ходатайству он поступил в Петербург).
9) профессоры-либералы (вроде Голубинского и Лебедева) были уволены. На смену уволенным появились «новые» деятели. Защищали глупости вроде того инспектора Столицы – архимандрита (монаха-недоучки), который в своей магистерке Декарта и Картезия счел за разных людей, - вспоминал Глубоковский. Лебедев: «Это – не устав, а пещь халдейская. Порядки академии были нирваной для науки, то есть бездействием». В. В. Болотов демонстративно отклонил защиту своей докторской диссертации, так как Устав запрещал избирать темы по ересям. В 1889 г. принято было дополнение в Устав, касающееся ересей, у которых нельзя было вскрывать корень, а показывать лишь их нелепость. «Новый Устав положил лишь тьму». Болотов нашел рукопись о несторианстве, но ему запретили публиковать. Болотову присвоили степень доктора автоматически за совокупность трудов. Садову – выпускнику Нижегородской семинарии – Болотов дал большой отзыв, по объему равный диссертации. За такой объем Болотову и присвоили степень доктора церковной истории (не богословской).
Перевод Библии на русский язык.
Русский человек мог читать Библию на русском языке лишь в 1877 г. В этом году Ветхий и Новый Завет были совмещены в один том, в полном переплете. А в 1876 г. закончили переводить.
Библейской общество было создано в 1816 г. В начале 19 в. перевод делался с 1816 г. В основу был положен Масоретский текст. Александр I приказал перевести на природный язык для домашнего чтения и издать перевод со славянским переводом в одном томе параллельно целокупно. Дело было поручено Филарету Дроздову, который был одно время с 1816 г. директором, а с 1818 г. – президентом. В 1818 г. были напечатаны все евангелия, в 1820 г. – весь Новый Завет. В 1823 г. напечатали текст перевода без славянского текста (это было нарушение указа). В 1824 г. Голицын ушел в отставку. Вице-президентом стал митрополит Серафим (Глаголевский). Он же в 1826 г. закрыл Библейское общество. На 30 лет был приостановлен перевод. Синод издал указ в 1825 г.: «Всякому благочестивому мирянину позволено слушать, но не позволено читать, в особенности Ветхий Завет». Филарет высказался: «Это отход к временам схоластическим», намекая на средневековую практику Католической Церкви, когда запрещали перевод на природных языках европейцев. Осторожный Филарет замолчал. Он был тихим и хитрым. Но нашлись и такие, кто неофициально занимались переводами. Среди таковых был Протоиерей Герасим Павский.

Герасим Павский родился в погосте Павы в 1787 г. в 100 км от Петербурга в семье священника. В 1814 г. окончил академию первым магистром. Занял кафедру древнееврейского языка в академии, которую занимал с 1814 по 1835 гг. Он составил хрестоматию иврита, которая стала в России единственным учебником по гебраистике. Напечатал исследования по Псалтири, доказывая первым, что не все псалмы принадлежат перу царя Давида. Составил русско-еврейский словарь. С 1814 г. был директором Библейского общества. Перевел Евангелие от Матфея, которое имеет много гебраизмов. С 1820 г. был ответственным редактором Библейского общества библейских книг Ветхого Завета. В 1822 г. лично перевел Псалтирь. В 1821 г. получил в награду степень доктора богословия (четвертым после Дроздова, Амфитеатрова и Смирнова) и орден святого Владимира 4-й степени. В 1818 г., как и в Берлине, открылся Петербургский университет (сколько много десятков от 30-40 человек вышло из Берлинского университета лауреатов Нобелевской премии). Петербургский университет – это преобразованный пединститут. В нем (в институте) учился наш земляк Добролюбов (сын протоиерея), который поступил в институт, обманув своего отца. Отец был раздосадован поступком сына, и прекратил его финансирование. В этом университете Павский занял кафедру богословия, параллельно преподавая догматику и в академии. Он преподавал замечательно и занимательно. Аудитории были переполнены, и не было пустых мест. «В его чтениях, - вспоминал Никитенко, - было что-то своеобразное: с одной стороны, важность, с другой, младенческое добросердечие». Именно поэтому Николай I избрал Павского законоучителем для Александра II, а также и учителем для великих княгинь – сестер Александра II. Павский составил труд «О методе и предмете предстоящих занятий» - это труд по методике преподавания. Написал и «Начертание церковной истории» (слово «начертание» сейчас не употребляется, а в 19 в. оно называлось учебником). Ему принадлежит труд по догматике – «Христианское учение в краткой системе.
Стал духовником царской семьи. Но вскоре был замечен в церковных кругах. Лучше бы не замечали. Почему? Его обвинили в недобросовестности и неблагонамеренности. Перевели священником в Таврический дворец. Павский был связан с переводом учительных и пророческих книг Ветхого Завета. Этот перевод тщательно записывался студентами. Без ведома Павского перевод был распространен и разошелся по всем духовным академиям. Это грозило ему снятием сана. Синодальная комиссия во главе с Агапитом Томским требовала с него объяснений: «како веруеши?». Экзекмпляры его сочинений изымались. Это было в 18442 г., когда трём митрополитам: Филарету Дроздову, Филарету Амфитеатрову и Иннокентию Смирнову пришла анонимка от Агафангела Соловьева – ректора Вифанской семинарии. Соловьев увидел в переводе мысли гностика-дуалиста Маркиона, будто бы в сочинениях Павского были воскрешены идеи маркионитов. Флоровский в «Путях русского богословия» писал: «Для этой тревоги были основания. Он ограничительно понимал мессианский пророчества. Сомневался в подлинности отдельных библейских книг и текстов. Религия у него сводилась к морали. И Христос вряд ли был больше, чем учителем. Павский с большой горячностью высказывался против монашества: «Монашество – дело нечистое, которое противно законам натуры, и, следовательно, закону Божию, в чем и уверила меня церковная история». Это всего лишь мнение Флоровского. А, вот, Чистович не согласен с таким мнением: «Этот перевод сделан прекрасным знатоком еврейского языка. Ни до него, ни после не было человека, который совместил еврейский и русский язык. Это исторический памятник, который никогда не потеряет своей ценности».
В царствование Александра – «освободителя» был напечатан перевод Павского, еще при его жизни. Павский, уволенный от всех должностей и оставленный в Таврическом дворце, занялся наукой в области русского языка. Он написал труд в 4-х томах «Филологическое наблюдение за составом русского языка». За это стал ординарным членом Академии Наук в 1858 г. Скончался от тифа в 1863 г. После доноса Соловьева из Синода были удалены Дроздов и Амфитеатров в 1842 г. Удален также авторитетный чиновник Синода Муравьев. Они пострадали от того, что прикрывали Павского. Какой ты митрополит, если ты нет знаешь, что у тебя читает студент?
В 1856 г. когда на коронацию Александра Николаевича в Москву съезжались архиереи на Московский собор (неофициальное название), было решено продолжать переводы Священного Писания. Однако, был жив официальный противник Дроздова – Филарет Киевский (Амфитеатров). Он говорил, что русский язык – язык кухни, язык профанов, язык простой необразованной толпы. А славянский язык – сакральный наряду с еврейским, греческим и латинским. Второй довод его был: «не дай Бог, распечатав множество экземпляров Библии, народ станет их использовать в бытовых нуждах. Амфитеатров был противником размножения Библии. В советское время было святотатство, когда листами Библии заворачивали селедку и махорку. Последнее его опасение: после перевода Библии начнут переводить богослужебные книги.
После смерти в декабре 1857 г. Амфитеатрова библейское дело получило официальную поддержку со стороны государя. И в мае 1858 г. опубликовано Высочайшим повелением указ о продолжении. Главным редактором был назначен Ловягин, а главный просмотр поручили Дроздову – ветерану этого дела. В 1860 г . издано Четвероевангелие. В 1862 г. – Новый Завет. Затем приступили к переводу Ветхого Завета. Вспыхнули споры: с какого языка переводить – с масоретского или с греческого. Павский был против сличения текстов, то есть либо, либо. Он был за иврит.
Публиковались и частные переводы Макария Глухарева, Павского, Голубева, Хвольсена. Хвольсен жил долго, как ветхозаветный праотец. Родился в Белоруссии в семье бедного ремесленника. Шансов на образование нет. Но он в худой обуви, в заплатанной одежде, пошел в Германию, где овладел древними языками и национальными. Вернулся как полиглот. Быль принят профессором СПб университета. Александр II пригласил его в СПб академию. При Александре III его уволили из академии сначала, а затем из университета.
Синодальная Библия смущала своим расхождением со славянским текстом. Это казалось отступлением от Священного Предания. Феофан Вышенский (Говоров): «Эту Библию новомодную доведу до сожжения на Исаакиевской площади». Один крестьянин в 1930-х гг. говорил: «Мы целовали крышку Евангелия, а что под ней внутри находится, не знали». Евсеев: «Бесцветность нашей русской Библии заменялась житиями святых, прологами, минеями».
Святитель Филарет (Дроздов) Московский
(1783 – 1867)
Злые языки о Филарете зубоскалили: «Ездивший на шести животных с двумя человеками на запятках». (себе такое позволяла императорская семья)
«Прежде всего и после всего монах ел по одной просфоре, но целым попом закусывал». Он был тщедушным и суровым начальником.
О. Александр Мень: «Человек малого роста и крупного телосложения отличался непреклонной волей, огромной работоспособностью и аскетической настроенностью».
С. М. Соловьёв: «Рожденный быть министром, был архиереем. Получил горячую голову и холодное сердце». Поэтому он был суровым по отношению к подчиненным.
Кондаков: «Помню его восковое, совершенно бескоровное лицо. Клирики от него вешались или, поболев, умирали».

Родился в семье диакона кафедрального собора в Коломне (на месте, где река Коломна впадает в Москву-реку). Восьми лет Василия отдали в местную семинарию. (Коломна была епархиальным центром, а значит, там находилась духовная семинария). Мальчик, бывало, прогуливал уроки на берегу Оки. Юному Василию не хотелось в школу: придирки инспектора, негостеприимная атмосфера, холод в школе. В 1799 г. семинарию закрыли и Коломенскую епархию ликвидировали. (Центр перенесли в Тулу). Отец определил сына в Московскую семинарию. В 1800 г. отец везет его в Троице-Сергиеву Лавру. Просит принять сына в философский класс. Ректор тут же просит Василия написать сочинение «О врожденных идеях» Томаса Гоббса, Локка. Василий успешно справляется с заданием. Был определен на собственный кошт. Отец для него занял угол на центральной улице. Василию не понравилась место из-за шума по булыжной мостовой. За отличную учебу переведен на казенный кошт. Ректор дал ему отличную аттестацию. Любимое увлечение его: апостольский труд, то есть ловля рыбы в прудах и игра в шахматы.
Василий страдал от одиночества, и поэтому мысль его устремилась к монашеству. «Vanitas vanitatum», - писал он в письме отцу о принятии монашества. В 1802 г. митрополит Платон Левшин дал поручение Василию проповедовать в Трапезном храме Лавры. Его заметил московский Златоуст (Платон) и сказал: «Я говорю по-человечески, а он – по-ангельски». Воспитанники читали своему учителю (Платону) хвалебные стихотворения, сочиненные ими, на латыни. Филарет отказался. Было недовольство со стороны ректора. Василий окончил семинарию. Родители хотели его женить. Но Платон сказал родителям: «Я беру его на свое место» (как бы предвидя его преемником на московском престоле). Василию поручили преподавать греческий и иврит с годовым жалованием в размере 160 рублей вместо 150 рублей (Платон стал от себя лично приплачивать). Руководил переводами Ветхого Завета на уроке еврейского языка. В 1806 г. назначен преподавателем пиитики. За проповедничество в Трапезном храме Платон платил 200 рублей (приплачивал от себя лично 50 рублей). Раньше зарплату платили раз в год. Филарет был очень одаренным. За такими учеными, как он, охотились, чтобы отправить в монахи. Платон видел в монашестве не спасение души, а занятие наукой. Платон был человеком Просвещения, человеком культа разума.
В 1808 г. в декабре Филарета вызвали с Петербург (в то время замышлялась реформа духовного образования). Город Петра был наслышан о нём. Его оставили в столице. Платон негодовал. Филарету вызвали в Комиссию Духовных училищ для усмотрения. 5 дней он ехал и простудился в морозных санях, что наложил отпечаток на всю его жизнь. Филарет понравился А.Н Голицыну. Поставили смотрителем (ректором) Духовного училища. А просьба Платона о возвращении Филарета остается все ещё незамеченной. Успешно проповедует при освящении Казанского кафедрального собора. Александр I наградил Филарета крестом с камнями, а затем ставит в архимандриты. И отца Филарета тоже не забыли: его наградили наперсным крестом (тогда после Отечественной войны 1812 г. всех награждали). Мень: «Он внушал самые различные чувства и вызывал противоположные о себе суждения. Его консерваторы называли «якобинцем» богословия, а либералы – консерватором, обскурантом». Фотий Спасский (противник Библейского общества) не сделал Православной Церкви никакой пользы, кроме услуг нововведения. Шишков и Аракчеев: «Катехизис Филарета – вредная книга, в которой приводились цитаты по-русски». С.М. Соловьёв: «Филарет за счет масонов». Либеральная сторона усматривала в катехизисе мертвящую схоластику. Флоровский: мысль Филарета образовалась на западных влияниях. Новаторство Филарета было обусловлено его незнанием высших предметов высшей школы. У него нет за плечами академии. Он окончил только семинарию. Вынужден был создавать систему богословского образования заново. Читал всё, что выходило в то время на Западе (мистиков). Умел находить разговор с Лабзиным. Но при всем этом оставался церковно-твердым и чуждым мистицизму, жаждая духовного просвещения общества, и поэтому его привлекала задача перевода Библии на русский язык.
Филарет стал ректором академии в 1814 г. Несмотря на свою занятость, писал книги «Записки на книгу Бытия» - герменевтический труд, издал «Начертание Церковной истории» - лекции 1809-1814 гг. Дал отпор иезуитам в «Разговоре между испытующим и уверенным». В 1815 г. иезуитов изгнали из Москвы и Петербурга, а в 1820 г. – из России на основе трудов Филарета. В 1827 г. стал почетным членом Академии Наук за русскую словесность. Затем – ординарным академиком в 1842 г. Филарет – академик и художник слова. Он – чародей слова, тонко чувствовавший русский язык.
В Петербурге молодой архимандрит обратил на себя внимание проповедями о внутреннем и внешнем храме (эта тема проповеди у масонов). Это идею сразу заметил Феофилакт Русанов и сказал: «В них дух мистического пантеизма». Но Русанов был отправлен на периферию – митрополитом Тифлисским и Катехинским. Голицын помог в этом Феофилакту.
В 1814 г. завершается реформа образования. В 1844 г. ректор академии награждается доктором, которому пожизненно платят 1500 рублей за отличную способность к образованию юношества.
Во время отпевания М. И. Голенищева-Кутузова Филарет произнес проповедь в присутствии великих князей – сыновей Александра I – в Казанском кафедральном соборе. В 1813 г. император награждает его орденом князя Владимира II степени. Филарет приглашен на проповедь в Зимний Дворец, но произнесенное там слово о любви к миру не понравилось высшим слоям. Совершенствует реформу и направляет умы студентов, заинтересованных математикой, к богословию. Это не нравилось тогдашнему математику Ростиславову, который говорил, что «из страстных любителей к математике вышли магистры богословия».
В 1819 г. рукоположен во епископа Тверского (до этого был епископом Ревельским) и становится членом Синода. В 1820 г. – Ярославский архиепископ. В 1821 г. стал Московским митрополитом вплоть до 1867 г. Получил звание митрополита только в 1826 г. Многие и он сам ждали, что назначат на столичную кафедру. Но с 1826 г. начались гонения на Библейское общество. Филарет писал (уже в 1857 г. после смерти Николая): «Думаю, что восстание на Голицына, Библейское общество, переводы организовали люди, водимые личными выгодами». Филарет бежал в Москву как жертва преследований Библейского общества. Так начинается Московский период жизни святителя (а до этого был Петербургский).
В конце 1825 г. Филарету временно удается восстановить свой престиж во время Декабристской смуты 14 декабря 1825 г. 18 декабря 1825 г. в день приведения к присяге москвичей на верность государю Филарет удачным словом успокоил их и расположил сердце жителей к царю. Это первый случай, когда двор записал владыку в актив.
Во время коронации Николая в Москве Филарет произнес удачное слово, за что и получил сан митрополита. «Наконец, сняли с меня тяжелый крест».
Филарет был не таким, как в Петербурге. Он тих, он изменился. В Петербургский период он всё пробует, всем интересуется, находится в поиске. Окончательно он сформировался в Московский период.
В 1861 г. составил царский манифест об отмене крепостного права (также составил манифест отречения от престола Константина Павловича). (Манифест нельзя путать с положением о крестьянах. Положение – это юридический документ, составлявшийся годами юристами, а манифест – это объявление). Ссылался на Новый Завет для доказательства того, что крепостное право не противно христианству. У раки преподобного Сергия с благословения Филарета служили молебны о предотвращении поспешных шагов в освобождении крестьян.
В 1835 г. подает записку Николаю I, в которой предлагал крутые меры против старообрядцев, ограничивающие их не только в области культа, но и в области гражданских прав и общественных отношений. Отбирали насильно иконы, закрывали храмы у старообрядцев. Филарет был инициатором таких стеснений. В начале 1860-х гг. на Рогожке были храмы были предложены к опечатанию. Старообрядчество признано особо вредной ересью. Лишь в 1905 г. на Пасху Николай II объявил свободу вероисповедания, и старообрядческие храмы были открыты. Буслаев: «Филаретом полицейским дано было приказание отобрать раскольничьи иконы в домах старообрядцев, в их скитах, и как запрещенные доставлять в склады». «Строганов обнаружил склад конфискованной контрабанды старообрядческих вещей. Он обратился к Филарету, чтобы тот вернул ему иконы. Филарет удивился: «Какой может быть прок в этом хламе?». (Не поворачивается язык, как Филарет относится к творчеству Феофана, Дионисия, Рублёва как к хламу).
Доктор Гааз – врач, человек гуманных взглядов, выходец из Вены – стал врачом в России для тюремных в лазарете. А Филарет был председателем Тюремного комитета. Однажды Филарету наскучили ходатайства Гааза за невинно осужденных арестантов. «Вы всё говорите о невинно осужденных. Таких нет. Если осудили, значит есть вина», - говорил Филарет. В ответ на это Гааз отвечал: «Да вы о Христе позабыли», указывая на невинность осужденного Христа. Таких вещей никто не дерзал говорить святителю. Но глубина ума Филарета была равносильна сердечной глубине Гааза. Филарет поник головой. «Нет, Федор Петрович, не я забыл Бога, а Господь меня позабыл».
Филарет защищал Церковь от вмешательства государства со стороны светских властей. Этому соответствует случай, описанный Лесковым в «Мелочах архиерейской жизни», когда один генерал жаловался митрополиту на благочиние службы, на которой пели как-то плохо, не по гласам, а в ответ на эту предъяву Филарет опозорил генерала, заставив того петь на восьмой глас, так что «вскоре же все в Москве могли видеть независтную гравюрку, которая изображала следующее: стоит хиленький старичок в колпачке, а перед ним служит на задних лапах огромнейший пудель и держит на себя в зубах хлыст. А старец ему говорит: «Служи, но на мой двор не смей лаять. А то я заставлю тебя визжать на восьмой глас».
Филарет не был противником государственной церковности. Смолич: «Филарет хотел в рамках синодальной системы обеспечить простор для Церкви. Не посягал на государственную опеку над Церковью». Во время коронации Александра II предложили возобновить патриаршество. Филарет отказался: «Чем первенствующий в Синоде хуже патриарха?». Патриарх – один, а Синод – собор.
Филарет не был склонен и к поощрению старчества. Он не одобрял старчество. Старчество составляло конкурентов епископу. Вместо епископа идут за советом к простолюдину.
Также был не доволен стихийным развитием братского движения. Сомневался в их полезности опять же из-за конкуренции. Братства собирали съезды, как соборы. В этом виделось покушение на архиерейскую власть. Тем более что братства собирались без благословения Синода. Когда весной 1865 г. великая княгиня Елена Николаевна хотела организовать братство оказания помощи студентам духовных школ. Филарет её остановил: «Идея братства должна быть отложена». Но всё же братства появились, но своё распространение не получили, и не оставили своего следа в истории.
Филарет не поддерживал строительство железной дороги в Троице-Сергиеву Лавру (её построили в 1862 г.). «В паломничество нужно ходить пешком». А сам Филарет разъезжал на шестёрке в экипаже.
История создания Катехизиса.
История создания драматична. Осип Бодянский: «Это было 13 мая 1852 г., спустя примерно 30 лет после выхода Катехизиса. Тургенев в присутствии П. Я. Чаадаева сказал Филарету, что было время, когда все мы были протестантами. Катехизис 1-ого издания отличался от 2-го издания. В первом издании 1823 г. говорится вместо Господа – Учитель». В 1823 г. Филарет предостерегал от поспешной канонизации своего Катехизиса. На автора выдвинулись со стороны Шишкова обвинения: 1) священные тексты Писания приведены на русском языке; 2) недостаточна высокая оценка Предания (Solo Scripture). Собиратели книг давали за Катехизис 25 рублей. Филарет говорил, что «это – не мой Катехизис, а изданный Высочайшим повелением». В 1827 г. создан ещё раз Катехизис. В 1837 г. Филарет уличен в недостатке к уважению Священного Предания. 1839 г. – другое издание. Меняли Катехизис с переменой обер-прокуроров. Котович: «Взгляды Филарета складывались под влиянием мистицизма. Его не страшили имена Штиллинга, Арндта. Филарет оказывал материальную помощь Лабзину. Голицын сохранил дружеские отношения к Филарету. Филарет пытливо всматривался в указанный конец света 1836 г.».
Филарет жаловался Бенкендорфу (жандарму) на цензора, пропустившего «Евгения Онегина», где были слова: «и стаи галок на крестах». Филарет не хотел пропускать и Крылова в печать, в баснях которого животных называли именами святых. Например, свинью – Февроньей, кошку – Марией, петуха – Петром, а кота – Василием.
Игнатий Брянчанинов
(1807 – 1867)
Он не был в единодушии с Филаретом. В миру Игнатия звали Дмитрием Алексеевичем. Скончался в один год с Филаретом. Прожил 60 лет. Для 19 в. это не мало. Средняя продолжительность была 50 лет. Прославлен он в 1988 г. – в год 1000-летия Крещения Руси. Лесков «Инженеры-бессребренники».
Родился Дмитрий в старинной дворянской семье в Вологодской губернии. Дворяне были двух родов: потомственные и личные. К личным относились те, кто выслужился перед царем и получил дворянские права, которые были ограничены в отличие от потомственных. Род Игнатия относится к оруженосцу (то есть телохранителю) Дмитрия Донского – Бренко. Перед Куликовской битвой Дмитрий Донской поменялся облачением с Бренко. И Бренко погиб, так как охотились на князя, и поэтому увидели в Бренко, который был в княжеском облачении, Донского. Так Бренко спас жизнь князя. Отец Игнатия хотел, чтобы сын продолжил традицию рода. Сын должен был учиться в Военно-инженерном училище. А Игнатий склонен к мирной, созерцательной жизни. «Но и здесь в военной школе получил прозвище «монаха», - пишет Лесков, - он возглавил «очень оригинальное и благородное направление, которое можно назвать честностью и святостью». На 1-ом месте у него была честность, то есть Игнатий был хорошим и образцовым человеком. Сначала надо быть честным, а потом быть православным. Честный значит православный.
У Игнатия был другой акцент, не филаретовский. Круг его единомышленников состоял из десяти человек. В эпоху Николая I образованное общество увлекалось либо латинством, либо пиетизмом. Кадеты читали сочинения Михаила Десницкого, Московского митрополита, перед смертью боровшегося с Голицыным. Кадет Игнатий пользовался благосклонностью Николая Павловича. Николай I был попечителем. Великий князь (сын Николая) часто бывал у кадетов и выбирал лучших по успехам в свои пансионеры. Игнатий произвел столь благоприятное впечатление на великого князя, что тот представил своей супруге Игнатия. Она обратилась на стуле, посмотрела на него и сказала: «Это прэкрасный малчык». Другой бы на месте Игнатия возгордился бы, и как-то он сказал своему другу: «Прошу, наблюдай за мной, чтобы мне не возгордиться, чтобы я не потерял чистоту души». «Надо смотреть на библейского новозаветного Богочеловека, который спасает во всех опасностях жизни».
В 1826 г. Игнатий закончил подпоручиком, а Чихачёв, его друг, - прапорщиком. Игнатий отправлен в Динобург (Латвия), а Чихачёв – в саперный батальон. Уже в 1827 г. Игнатий подает прошение в отставку. Мотивы не ясны. Обычно объясняют этот шаг стремлением к монашеству. Но Лесков пишет, что «молодых идеалистов не устраивало инженерное ведомство Ламновского, которого прозвали «мраморным» за поставку мрамора по системе вознаграждения (казнокрадство)». Офицерам давали жалование по системе самовознаграждения (то есть сколько рукой зацепит денег в мешке). Второе жалование превосходило в десятки раз официально назначенного. Это происходило до тех пор, пока ведомство не наткнулось на честных кадетов. Их (кадетов) не любили. Они отказались от львиной зарплаты – второго жалованья. Одного офицера из числа честных – Фермова – затравило начальство до самоубийства. Вот такое творилось при «благочестивом» Николае Павловича. Кадетам было некомфортно в армии, так как они были «фанатиками чести». Они увидели грязь, страшные пороки. И поэтому, когда человек видит всё творившееся, ему хочется спрятаться в чистом монастыре от вопиющих пороков.
Брянчанинов и Чихачёв колебались: когда уйти в монастырь? И колебались до тех пор, пока не началась война с Турцией в 1828 г. В год начала войны оба подали прошение об отставке. Первое прошение было не удовлетворено, так как оно попало на стол их любимцу – Николаю Павловичу, у коего на 1-ом месте был воин. «Это вздор», - воскликнул разгневанный Николай. А второе прошение при сильных родственных связях, которое имели эти дворяне, выпустило Брянчанинова и Чихачёва, и просьба которых была удовлетворена, причем в военном походе. Им пришлось отстать с поля боя при ропоте товарищей: одни завидовали; а другие говорили, что они – гордецы, которые хотели быть лучше всех, не зная боль поражений в войне, и которые «желали быть дроздами и чистить свои пёрышки». Игнатий уходит в Александро-Свирский монастырь послушником. Он сменил множество монастырей: Кирилло-Белоезерский, Оптина Пустынь. В 1831 г. принял постриг в Глушицкой обители.
Когда стал игуменом Пельшемской обители в 1833 г., стал предметом разговора Николая I и Филарета Дроздова. Как-то Николай I обратил внимание на распущенность монахов, особенно в аристократической обители – Троице-Сергиевой пустыни, где были распущенные нравы. Нужно найти настоятеля, который бы стал укротителем. Филарет указал на Игнатия, который бы «укротил их, как диких зверей, и подчистил бы хоть немножко Сергиеву пустынь, где монахи ведут себя дурно и подают соблазн». Двадцать четыре года Игнатий был настоятелем там. Вел строгий общежительный устав. С 1838 г. стал благочинным монастырей всей епархии. Возродил Валаамский монастырь, куда настоятелем поставил Дамаскина. Валаамский монастырь – это мужицкий монастырь в отличие от аристократических. В мужицких монастырях были крестьяне, и дисциплина была строжайшая. «Мёртвость лиц лишала, и будет лишать нас собственного взора и мнения нашего. Начальника (митрополита), действующего по внушению других и ошибочно, с неограниченной властью, подчиненные: сам митрополит, консистории, секретарь митрополита, прачки и прочие, прочие вмешиваются в дела монастыря. Здесь надо быть аферистом», - писал Игнатий о состоянии пустыни. Игнатию хотелось местечко у Иннокентия Харьковского (в нём Игнатий находил единомышленника), который в святость не лезет, любит монашество, любит книжность.
Игнатий чтил Голицына, Нечаева и Протасова (почему? не знай?).
В 1857 г. Игнатий без образовательного ценза ставится в епископа Кавказского и Черноморского с кафедрой в Ставрополе (где сейчас митрополит Кирилл Покровский). Это нелёгкая точка. Там шла война с Шамилем. Как раз война шла недалеко от Ставрополя в Западной части до 1864 г. В Ставрополе губернатором был его брат. (Это называется петь дуэтом. Может быть Синод это учел). Владыка показал себя деятельным. Построил новый архиерейский дом, отремонтировал семинарию. В 1861 г. просится на покой в Костромскую епархию в Николо-Бабаевский монастырь, где погрузился в научные труды: «Аскетические опыты», «Аскетическая проповедь», «О молитве Иисусовой», «О терпении скорбей», «Слово о смерти». Упорно выступал против западных мистиков. Сумасшедшими называл Игнатия Лойолу и Терезу Авильскую. Предостерегал против увлечения учением Фомы Кемпийского.
Феофан Затворник
(1815 – 1894)
В миру – Георгий Васильевич Говоров. Прославлен в 1988 г. Он из другой среды. Родился в семье бедного сельского священника в Орловской епархии. Окончил Орловскую семинарию и Киевскую академию. Принял сразу по окончании постриг. Потом стал руководителем духовных и епископских школ. Принял постриг в Киево-Братском монастыре, где находилась Киевская академия. Сидел за одной партой с Макарием Булгаковым. Один – затворник, а другой – историк и догматист. Им открывалась карьера ученого монашества.
По окончании был поставлен смотрителем Духовного училища, потом – ректором Новгородской семинарии. Макарий помогает перейти в столичную академию бакалавром нравственного и пасторского богословия. Потом Феофан свои лекции издал отдельной книгой по благословению Игнатия Брянчанинова. Учебная деятельность тяготила Феофана болезненно. В 1847 г. поехал на Святую Землю и записался членом в духовную миссию, возглавляемую архимандритом Порфирием Успенским (он был 1-ым начальником образовавшейся миссии). Феофан изучал восточные языки древности. Но Восточная война, то есть Крымская, (так называли её на Востоке) прервала деятельность миссии, и поэтому Феофан возвращается на кафедру церковного права. Спустя некоторое время поставили ректором Олонецкой семинарии (Карелия, столицей которой раньше был Олонец, а сейчас – Петрозаводск). Ему не нравилось. В 1857 – 1859 гг. – ректор СПб академии. Он добился этого не совсем честным путем. Он обязан этим (действительно) благочестивому обер-прокурору Толстому (он жил со своей женой, как брат с сестрой, и не допускал половых отношений). Надо сказать, что о ректорстве мечтал и Порфирий Успенский, а также и архимандрит Кирилл Наумов, который специально, чтобы не попасть под руку Феофана, попросился во 2-ю духовную миссию на Святую Землю.
В 1859 г. принимает от своего друга Макария Булгакова Тамбовскую кафедру. Епископ Феофан показался крайне убогим, особенно по маленькой фигурке своей с большой несообразно с туловищем головой. Он был, впрочем, очень умный с богословской начитанностью, но созерцательного характера и аскетического направления. Мечта его витала в монастыре, а не на поприще архиерея при отсутствии практики администраторства. Прежде, чем затвориться, Феофан имел возможность познакомиться с «протухшей» Европой. Обратно возвращаясь из Иерусалима с Порфирием Успенским, он объехал всю Европу за полтора года, побывав в Риме, Берлине. Всю свою деятельность архиерея отдал губернатору, а тот в свою очередь указывал на какие места ставить попов. Епархией управлял триумвириат: двое хохлов, которые эксплуатировали 4-5 лет свою епархию в свой карман, и тамбовский епископ.
В 1863 г. Феофан был переведен во Владимир, где правил три года. Пятидесяти шести лет просится неожиданно на покой. Выбрал монастырь – Вышенскую обитель (село Выша Тамбовской епархии, а сейчас – Владимирской епархии). Макарий Булгаков вспоминает, что не в схимники пошел Феофан, а в распорядители доходов настоятелей, так как те получали 1/3 часть доходов от Вышенской обители, доход которой составлял 15 тысяч рублей в год. (Макарий скончался от инфаркта в результате очередного сеанса моржевания). Макарий просто ревновал, что хороший друг получил огромный доход. Феофан служил 11 лет литургию ежедневно. В 1873 г. начинает работу перевода аскетических трудов. «Я заперся, но не затворился, чтобы не мешали читать и писать, а не подвижничать. Я – книжник, и больше ничего». Но он один раз вышел на встречу с губернатором. «Этим он выразил послушание властям вплоть до телесного наказания. В губернаторе Феофан видит иерархический чин, которому обязательно абсолютно покоряться». Феофан благословлял телесные наказания, в то время, как царь уже отменил (даже крестьянам). Он обосновывал наказания: «Душа образуется через тело. Бывает зло, коего нельзя изгнать из души без уязвления тела (то есть без порки), отчего раны и большим (взрослым) полезны, тем паче малым детям».
В 1876 г. издал перевод на русский язык, первый том добротолюбия (это труд Никодима Святогорца 18 в. Это не буквальный перевод, а вольный пересказ, поскольку книга перевода больше оригинала. Это скорее всего сочинение). За это получил степень доктора богословия от альмы-матер – СПб академии, где преподавал.
Как и Игнатий, с тревогой глядел на духовное истощение общества (секуляризацию): «Того и гляди, что вера испарится. Попы всюду спят. Через поколения иссякнет наше православие. Следовало бы завести целое общество апологетов, и писать, и писать... составлять труды в защиту православия». Причина этому была отмена естественных наук согласно Уставу 1869 г.
Не одобрял издание Синодальной Библии, которую называл «синодальным сочинением». Флоровский: «Особенно настаивал Феофан на пересмотре и переработке богослужения. Иные службы у нас такие, что ничего не разберешь. Наши иерархи не скучают от нелепости, потому что не слышат, сидя в алтаре. И это не по чему другому, как по причине отжившего лет перевода. Надо предпринять заново перевод: упрощенный и уясненный. Наши переводы – отжившие». Приближалось 900-летие Крещения Руси. Ему это казалось, что это время для перевода. Но ничего не случилось. «У греков идет постоянное обновление книг, а у нас – нет».
У Феофана с Иннокентием был спор о природе тела ангелов и души. Согласно Игнатию, только духовен Бог, а души и ангелы – материальны в какой-то степени. Был спор у Феофана и с Иоанном Кронштадтским о молитве Иисусовой.
Преставился Феофан уединенным в 1894 г. В Московской Духовной Академии преподавал его племянник в конце 19 в. – Иван Андреев (историк), который в отличие от святого дяди был вольнодумцем. Печатал статьи по истории Церкви в энциклопедии Брокгаузена и Эфрона. Андреев был уволен 1905 г. Перешел профессором в столичный университет.
Русская духовная миссия на Святой Земле
Причина создания миссии вытекает из политических соображений: закрепиться Российской империи на Ближнем Востоке. Керн: «Только в 40-х гг. 19 в. стали думать о Палестине. События политического характера в значительной мере содействовали этому и, согласно Лондонской конвенции 1840-1841 гг., существенно ослабили престиж России на Востоке в решении ряда вопросов, в том числе и покровительства христианскому населению в Турции, передав его пяти европейским державам. Западные страны получили право свободы инославной пропаганды».
В удачных войнах с Турцией Россия получила право помогать православным в Турции. Но по Лондонской конвенции наше право перешло Западу. Россия могла помогать лишь через духовные миссии.
«В 1841 г. Пруссия учредила протестантскую кафедру. Англикане в 1842 г. учредили епископальную кафедру. Римский папа восстановил кафедру латинских и иерусалимских патриархов в 1847 г. Первый патриарх – Иосиф Валерго – основал на Востоке в Иерусалиме 12 католических приходов и семинарий».
В 1847 г. 31 июля была учреждена русская духовная миссия. «Акция продиктована желанием правительства не опоздать к разделу Святой Земли в сферах влияния».
1-ая духовная миссия
(1847 – 1854 гг.)
Возглавил её епископ Порфирий Успенский (1804-1885) – ректор Одесской семинарии, знаток древних языков. Порфирий не управлял епархией. Его от себя отдаляли. Он был противником синодальной системы. Он был прямодушным. Это видно из «Истории Афона» в 2-х томах, в которых были критические места относительно монашества. Порфирий написал труд-автобиографию «Книга бытия моего» в 8-ми томах.
«Иду туда с радостью и самоотвержением и упованием на помощь Божию». «Отъезжаю в город Иерусалим, и в душе моей царит радость».
«О Феофане мне посоветовал архиепископ Игнатий присмотреться ближе и следить за его духовной жизнью, дабы Феофан не был удручен мечтательностью. Так как Феофан заставлял монаха в Лавре обильно кропить в углах, в которых якобы жила нечистая сила».
«23 октября 1847 г. Порфирий выехал. 23 ноября был в Константинополе, где нас приняли лучше, чем папу Римского». Русским в Иерусалиме дан Архангельский монастырь. Скоро начались споры Феофана с Порфирием. Феофан: «Душа моя расстроена из-за разговоров». Спорили о том, что существовали ли монахи во время апостолов. Феофан говорил, что существовали, а Порфирий – нет. Феофан, обидевшись, просил отставки в 1848 г. Занимался он изучением новогреческого и французского языков и переводами посланий патриархов.
На Святой Земле была учреждена типография для печатания книг на арабском языке. Русская миссия занималась наукой. Восточная война прервала деятельность духовной миссии. В 1854 г. покидают миссию. Но Феофан и Порфирий поехали в Россию через Европу, ехали полтора года на Родину, побывав у папы Римского Пия IX (за что получили втык по возвращении домой, так как без согласия Синода встречались с папой). Были на приеме у папы, который «хотел видеть меня и хотел соединения Церквей». Из Афин, где их встретил Антонин Капустин, отправились в Италию. Порфирий в Риме составил описание христианских катакомб. Затем отправились в Вену, Берлин. Слушали лекции в Берлинском университете.
Девиз Порфирия был таков: «Помни смерть, помни вечность, храни веру, надежду, любовь, и служи науке, а всё прочее – трын-трава». Прежде, чем затвориться, Феофан имел возможность познакомиться с «протухшей» Европой.
Порфирий был бесстрашным рыцарем за патриаршество. Он мог задавать вопросы студентам на экзаменах: «Законно ли у нас существование Синода?». Экзаменуемый вставал перед выбором: кому угодить преподавателю или закону?
Недоволен был постановкой преподавания в духовных школах – был за уничтожение духовных сословий как касты (сословная система образования). Критиковал всех профессоров в Киевской Духовной академии.
Вообще Порфирий был неадминистративноспособным, поэтому он был всего лишь викарным киевским епископом.
Не любил греческое духовенство. Бичевал их распущенность.
После первой командировки на Святую Землю, когда он был священником в Вене, его отправили в Сергиеву пустынь.
Он вывез пуды греческих древностей, доставив бесценный груз в Россию.
Он первым открыл Синайский кодекс, но не изъял. А Константин Тишендорф на средства русской казны великого князя Константина Николаевича (брата Александра II) вывез и опубликовал.
Были случаи, когда Порфирий втихую воровал рукописи из библиотек Востока.
2-я духовная миссия
(1857-1863 гг.)
После Крымской войны с 1857 г. – 1863 г. начальником миссии стал епископ Кирилл Наумов – бывший инспектор СПб академии. Опытный администратор и тонкий, хитрый дипломат установил хорошие отношения со всеми: с палестинской администрацией, западными христианами. Был учрежден Императорский Палестинский комитет во главе с великим князем Константином Николаевичем для помощи паломникам. Комитет располагал средствами. Паломничали благодаря средствам комитета. Паломничество было дешевым. Мужики и бабы совершали паломничество (то есть крестьяне могли ездить на святую Землю). В Светлое Воскресение в Иерусалиме могли слышать русский говор всюду.
Кирилл умел покупать участки земли в Турции, что было на тот момент запрещено законом. Покупал через переводчика. Земли отдавал русским, на которых строились храмы, богадельни. Кирилл обращал в православие униатов. Из-за конфликта с русским консулом уехал в Россию и был поставлен епископом Мелитопольским.
3-я духовная миссия
(1863 -1865 гг.)
Ее начальником был архимандрит Леонид Кавелин, который был рядовым членом еще второй миссии. Был оптинским насельником, а еще раньше гвардейским офицером из столбового (личного) дворянского рода Кавелиных. Ему содействовал Филарет Дроздов. «Леонид на Святой Земле повел себя по-офицерски: прямо и решительно (не дипломатически), не взирая на препятствия в пользу русских и интересов». Леониду не хватало деликатности, и поэтому он расстроил отношение с турецким правительством. «А затем слишком строгими требованиями восстановил против себя своих же миссионеров». Отношение между миссионерами расстроились. Начались доносы. Неприязненные отношения были и с патриархом. Обер-прокурор – граф Толстой – захотел закрыть миссию. А как относился сам московский святитель – Филарет Дроздов. «Не нужно ли поддержать достоинство иерархов Русской Православной Церкви в лице достоинства Леонида?». Была проведена рокировка: Антонина Капустина из консульского храма в Константинополе назначили начальником миссии, а Леонида – настоятелем в консульский храм Константинополя.
4-я духовная миссия
(1866 – 1894 гг.)
Возглавил её архимандрит Антонин Капустин. Это самый удачливый миссионер. Родился он в семье сельского дьячка (куда может быть еще хуже) в Пермской губернии в село Батурино. Окончил Пермскую семинарию, затем – Киевскую духовную академию. Преподавал бакалавром немецкого языка.
Исследовал письменные древности на Святой Земле. С начала 1880-х гг. руководил раскопками близ храма Гроба Господня. Приобрел гробницу жены царя Соломона и другие пророческие гробы. Собрал коллекцию старинных монет и пожертвовал их музею Киевской академии (просто нельзя исчислить стоимость этих монет). Создал музей при Русской духовной миссии в Иерусалиме. Он был почетным членом трёх духовных академий. Скупал участки земли, проявляя при этом деловую хватку. Один араб требовал русский орден за землю (Капустин выхлопотал ему орден). Основал Горненский монастырь, в котором первая настоятельница – мать Валентина – открыла иконописную мастерскую. В 1863 г. исследовал Синайский кодекс Библии, подтвердив его древность. Вёл переговоры об окончательной его передаче.
Так обстояли дела миссии до Первой Мировой войны. (Турция в этой войне была нашим противником). Впоследствии всё перешло в руки Русской Православной Церкви за рубежом. В 1948 г. был образован Израиль, и его территория пришлась на собственность Русской миссии. А у нас с Израилем отношения были хорошие, поскольку Израиль был создан трудами И. В. Сталина. И первыми руководителями были одесские евреи, но которые обманули Сталина, сделав ставку с США. Во времена Н. С. Хрущёва за продажу некоторых ценностей Израиль дал пароход с апельсинами, которые протухли, ехав до Одессы.
Наша миссия владела 37 участками Святой Земли, 8 храмами, двумя женскими монастырями, гостиницами, подворьями, богадельнями и школами.
После Первой Мировой войны всё отошло РПЦЗ, созданной в Сербии в 1922 г. Антонием Храповицким. После образования Израиля многое оказалось в Израиле. В 1964 г. около 90 % возвращенной недвижимости было продано за 5 млн. рублей. Израиль оплатил апельсинами.
Благодаря Палестинскому обществу, а не духовной миссии паломничество было разрешено русским и стало возможным. (Сейчас в Нижегородских епархиальных ведомостях выступает председатель нижегородского отделения Палестинского общества – господин Корнилов). «Любой россиянин, желавший помолиться у Гроба Господня, мог купить книжечку, заплатив всего лишь 57 рублей, бесплатно доехав до Одессы, а затем – на корабле до Яффы. Паломники за 3 – 4 рубля могли жить в течение месяца на Святой Земле». В общем всё паломничество обходилось в 60 – 61 рубль. «Нет ни одного уголка в Иерусалиме на Пасху, где нельзя было бы встретить русского мужика и бабу» (то есть простых крестьян, а не барина). Миссия была восстановлена в 1946 г. и возглавлена митрополитом Никодимом Ротовым, который умер у ног римского папы.
Миссия в Японии
В истории русско-японских отношений в 19 в. были два человека, благодаря которым Россия познакомилась с Японией: адмирал Путятин Евфим Васильевич и архиепископ Николай Касаткин.
Путятин
Граф, адмирал, министр народного просвещения. 1861 г. памятен студенческими беспорядками, массовыми студенческими стачками. СПб университет почти на год вынуждены были закрыть. Нужно было успокоить бунтовщиков. А как это сделать? Кого найти? И по предложению Филарета Дроздова нашли Путятина, который заключил договор с Японией, чтобы она открыла три порта для русской торговли. Со студентами Путятин не совладал. Менее полгода он был министром.
Заключение договора с Японией было выгодной сделкой. Первыми пробили брезжь в Японии в 1850-е гг. Англия и Франция. Почему японцы не хотели открывать порты? Они придерживались политики самоизоляции, были патриотами и носителями своей традиционной культуры, они ненавидели западную «протухшую» культуру, боялись внедрения чужой культуры – в общем они были ксенофобы. С 16 в. такая политика существовала. По закону, правитель Японии не мог выехать за границу.
За договор Путятину было присвоено звание графа. В 1854 г. корабль Путятина потерпел морскую катастрофу. Во время переговоров случилось землетрясение. На берег обрушилось цунами. Город полностью был разрушен. «Диана» - русский корабль получил повреждение. Судно перевернулось и затонуло, пока русские находились в Симоре. Путятин добился право на строительство русского судна. Можайский – бывший морской офицер, первый авиастроитель – создал план судна. Гончаров – писатель – был личным секретарем Путятина. Русская команда состояла из 500 моряков, так как брезжь (открывать границы) нужно было пробивать «бронированным» кулаком. Эту команду правые силы Японии требовали казнить, поскольку они пленены, раз корабль свой потеряли. Благодаря дипломатии Путятина русские были помилованы. Им определили посёлок, который был изолирован от цивилизации и окружен вышками, как концлагерь. Русские сумели построить корабль и себе для отплытия на Родину, и Японии. Из-за своего изолирования японцы имели в ходу только лодки (150 японских лодок тащили «Диану»). Поэтому именно русские положили начало японского флота. Этот флот потом при Цусиме в 1905 г. сокрушил русский флот.
Святитель Николай, архиепископ Японский (Касаткин)
(1836 – 1912)
В миру Иван Дмитриевич. Канонизован Японской Православной Церковью в 1970 году. Главный источник сведений о нем – его дневники.
Иван Дмитриевич родился на Смоленщине в семье диакона (из низов). Когда умерла мать, Ване было 5 лет. У отца на руках осталось трое сирот. Ваня познал с детства и голод, и холод, и нужду. Окончил Смоленскую семинарию. Поступил с СПб духовную академию. На 3-м курсе обучения в академии Вани Гошкевич – консул России в Японии – обратился в академию за священником, а не за миссионером. Гошкевич – выпускник семинарии, академии, составил первый русско-японский словарь. Он обратился к русским студентам, потому что нужно было противостоять французским священникам. «Кто хочет быть священником?» - спросил митрополит. Гошкевич заранее предупредил, что агитация запрещена, служить только для русских. Желавшими оказались женатые студенты. Но удовлетворили просьбу Ивана. Почему он поехал? Иван говорил: «Нас, русских, называют «обломовыми». Я решил доказать, что не все русские обломовы». Иван в детстве еще читал о русском путешественнике Головнине, который был пленен японцами. Иван интересовался морскими путешествиями, приключениями.
Решили послать, если примет монашество. Ему дали отличную аттестацию: «Дисциплина хорошая, успехи в учебе хорошие и способности хорошие». (В то время не было пятибалльной системы). 29 июня 1860 г. стал диаконом, на следующий день – иеромонахом. Ему предстояло 8 тсч. верст на лошадях и 2 тсч. верст по морю. Дожди, холода, бытовая неустроенность, неправильное питание в дороге. Встретился в епархиальном центре – Николаевске – на – Амуре с Иннокентием Вениаминовым, который был правящим архиереем морской епархии. Иннокентий спросил: «А есть ли у тебя ряса хорошая?». «Конечно, есть», - ответил Николай и показал свою рясу. Иннокентию не понравилась она, и он посоветовал приобрести бархатную рясу. Надо сказать, что Филарет Дроздов не рекомендовал попам носить бархатную рясу, так как география заднего места со временем становилась видна. Иннокентий сам скроил ему рясу. «А есть ли у тебя крест?», - задал вопрос владыка. (Со времен Николая II все кресты носили). «Возьми хоть этот», - и протянул бронзовый крест, который был дарован Иннокентию за Севастополь. (Всем попам дали бронзовые кресты за Крымскую войну). Всё это было необходимо для того, чтобы сразу внушить доверие со стороны японцев к себе. Иннокентий преподал первые уроки японской грамоты.
Японцы встретили Николая враждебно: "Японцы смотрят на иностранцев как на зверей, на христианство как на злодейскую секту, к которой могут принадлежать только злодеи и чародеи". Причины такого отношения крылись в прошлом. В 16 веке миссионеры проникли и в Японию. Первым европейцем, кто посетил Японию был португалец Пинто в 1542 году, а первым миссионером был Ксавьер, один из основателей ордена иезуитов. К 1581 году в Японии было уже около 200 храмов и 150000 католиков. Миссионеры действовали широко и с размахом. Главный упор они делали на образование и поэтому не жалели средств на школы. Столь успешному распространению христианства помешали сами христиане. Между монашескими орденами католиков начались споры и разногласия. а европейские купцы повели себя вызывающе, они похищали женщин и вели себя непочтительно по отношению к местным обычаям. И в 1587 году, а также в 1597, вышли указы японского правительства об изгнании миссионеров из страны. Некоторых из них распяли, японцев-христиан сжигали, закапывали живыми в землю. В 1624 году вышел закон запрещавший иностранцем вступать на японскую землю пока светит солнце. В общем европейцы наследили. В 17, 18 и даже 19 веках имя Христово для японцев стало синонимом всего злого и враждебного. И только в середине 19 века Япония, под дулом пушек, допустила иностранцев на свою территорию. Иностранцам дали право экстерриториальности, то есть они получили право строить жилища в Японии, разрослись районы иностранцев, был свой суд, свои законы.
В 1859 г. был построен первый русский православный храм для русских консулов, для семей консулов, консульских чиновников в Хакодате (столица), именно туда прибыл Путятин. Николай 7-8 лет бился над языком, очень трудно давался японский язык. Николай изучал литературу, историю, религии: дзен-буддизм, синтоизм, конфуцианство. Но зато успехи Николая в языке, культуре были великолепны. Он знал культуру Японии лучше, чем знали сами туземцы. Николай считал, что «японский язык был изобретен самим дьяволом с целью оградить страну от христианских миссионеров». «Японский в своей совокупности – труднейший язык на земном шаре, и ни один взрослый европеец никогда не овладеет его совершенством».
Николай учился у переводчика хакодатского императора. Обучался языку, религии и истории. И поэтому Николай был желанным гостем и был в почете у самого императора. Был с почетом встречаем в кумирне. Благодаря такому отношению к местной культуре завоевал уважение японцев, он становится желанным гостем в светских обществах. Его с почтением встречали даже в капищах. Но скоро у него появился враг жрец Савабе, который был приглашен к нашему консулу, где встречался с нашим жрецом. Несколько встреч с Николаем изменили его отношение. Савабе просит начать катехизацию. Удивительное дело, Николай с простыми людьми был прост в общении, но чиновникам не давал спуска. Жрец Савабе обратился ко Христу и отказался от своего места, привел своего друга-врача, И таким образом молодым иеромонахом было крещено 20 человек.
В 1868 г. начинается гражданская война между Сёгуном (правителем) и императором. Началась буржуазная революция. Это революция, когда к власти рвутся буржуазные силы. Они боролись с феодалами-помещиками, князьями. Сёгун – выразитель феодального общества, выразитель старины. Император – либерал, склонявшийся к Европе. В результате победили силы, которые уничтожили традиции феодализма. Императора поддержали европейские страны. Япония встала на пути развития буржуа, и была объявлена свобода религий. начинается постепенный процесс отмены законов, ограничивающих миссионерскую деятельность. Свобода вероисповедания была окончательно предоставлена в 1873 году.
Николай крестил 20 человек. Савабэ получил имя Павла (Савла). Других христиан отправили в разные уголки миссионерами. Николай сел за перевод Нового Завета и «Православного исповедания» Димитрия Ростовского. В течение тридцати лет «минуту в минуту каждый день в шесть вечера приходил сотрудник по переводу Накан Сан. Работа длилась по четыре часа. Откладывалась в дни вечернего богослужения и праздников. Хотя бы небо разверзлось, хоть камни с неба, но я не откладывал перевод».
Нужно было добиваться открытия духовной миссии. В 1869 г. едет в Петербург, и просит об открытии миссии. Подает записку в Синод, что западные христиане достигли успехов: в Нагасаке было уже до 1000 католиков. В 1870 г. открылась духовная миссия, посланная в составе пяти человек. Миссионеры работали в четырех городах: Нагасаке, Киото, Хакодате, Токио. Токио – «восточный город» стала новой столицей, символом буржуазной Японии. Средств выделили недостаточно: обещали по три тысячи ежегодно, дали пять тысяч единовременно. Николай был возведен в архимандриты и начальника миссии. Был два года в России.
Окрестил 50 человек. Основывает школы русского языка, работает над русско-японским словарем. Но тут феодалы объявили крещенных японцев в шпионаже в пользу русских. На Пасху в 1872 г. собрались у консульского дома. Правые временно взяли реванш и на Светлой седмице к консульству сходится народ. Их привлек колокольный звон. Губернатор посадил в тюрьму катехизируемых. Но император окончательно победил правых и в 1873 году отменил все законы против христиан. разрешили создавать общины из японцев-христиан. Николай переезжает в Токио, где покупает землю, строит школу на 50 человек, квартиры. С помощью Путятина построил ещё и дом. В 1875 году Павел Камчатский рукоположил первого священника, диакона и чтеца из японцев. В 1879 году при миссии в Токио было четыре училища, семилетняя семинария, женское училище, причетническое училище. Первый выпуск был в 1877 году. В 1897 г. семинария переехала в новое здание, построенная на средства приехавшего Николая II, на которого было покушение в 1891 г. со стороны полицейского. Император заложил крыло транссибирской магистрали. В семинарию поступали не христиане, а язычники. Сначала преподавали русские, потом японцы. Выпускники могли учиться в русских духовных академиях на русском казенном коште. Ректором был сам архимандрит Николай, он преподавал догматику. Эту семинарию уважал буржуазный класс: чиновники старались отдавать своих детей в семинарию.
В 1878 г. Николай обратился в Синод с предложением учредить епископскую кафедру. Была волокита. «Надо ждать». Через месяц снова: «Надо ждать». Николай подумал: «Что такое?». Он догадался: «Надо же дать». Обратился к Феофану Затворнику возглавлять миссию епископом. Тот отказался. Кому же быть? Без сомнений – Николаю. 30 марта 1880 г. Николая хиротонисали сначала в Ревельского епископа – викария Петербургской епархии, пока он находился в России. В Японии возникло сепаратное движение: отделение Японии от матери-Церкви в лице иерея Савабэ. Николай, приехав, разогнал их. У японцев была ксенофобия – страх к иноземцам. Японцы винили русских, что они – ротаны, шпионы, которые всё делали в пользу России. В 1881 году Николай совершает поездку по Японии. Здесь было 96 общин, 8 священников из японцев, 79 катехизаторов, 69 молитвенных домов и 6000 православных христиан. Николай был строгим архипастырем. Выслал Смирнова за непригодность к миссионерской деятельности, исключил также диакониссу Черкасову за сварливость. Глава миссии был епископ Николай был очень строгим. Он с японского иеромонаха снял сан за несоблюдение обетов. В 1891 году Николай закончил строительство Воскресенского собора в Токио. В 1891 году состоялось его освящение. К открытию был приурочен визит наследника Николая, но в городе Оцу на него напал полицейский и слегка ранил. Микадо сразу поспешил к Николаю с извинениями, потому что это грозило скандалом. Переводчиком при извинениях был Николай Касаткин. Деятельность Николая была весьма успешна. Он строил дома для клира. В 1897 году православных японцев было 23153, католиков-христиан было 52177, протестантов - свыше 38000. Но Николай устал и ждал замену, сетуя на недостаток рвения русской молодежи к миссионерству. Он призывал молодежь на Дальний Восток. В его дневнике мы читаем: "Боже, Боже, что же это? Убила ли нас насмерть наша несчастная история. 35 лет жду миссионера. ЧУДОВИЩНО! А дальше что? Да что, не смотреть бы на свет Божий". Вот тоже из дневников: "Знать так и умру я, не дождавшись помощника и преемника. Так бедно православие Миссионерами. А инословных – Боже, какое необозримое множество их". Николай сетовал, что наше любезное православие ищет за миссионерство выгоду. Будущий патриарх Сергий в 90-е годы два раза был в Токио как миссионер. и два раза уезжал оттуда. На него сильно обижался Николай. В первый раз Сергий поехал туда в 1891 году сразу после окончания Академии. Сохранилась его книга "Путешествие в Японию". Пробыл он там два года, преподавал на японском языке в Семинарии догматику. Потом стал морским священником-иеромонахом на корабле. С корабля уехал на родину. Официальная причина – нездоровье. Через три года его снова направляют в Японию уже помощником Николая, но через год он снова уехал. Архимандрит вернулся из Японии с невеселым лицом, потому что его миссия не удалось. Возможно, Сергий не сошелся характером с Николаем.
Русско-японская война показала, кто на самом деле японцы. Они самобытны. Причины поражения: революция 1905 г.; воевали с неохотой, затягивалась поставка груза, так как дорога была однопутной. Русские воевали с бахвальством. Говорили, что русский – это медведь, а японец – мартышка. Русские были уверены в победе, в мощи русского государства. Японцы пленили 68 тысяч русских, над могилами которых не глумились (это удивительно). Николай Касаткин призывал японцев молиться за победу японского оружия, в чем его и обвиняли правые русские журналисты, а втайне молился за победу русских. Война началась из-за Китая, а именно из-за территории Маньчжурии. Китай был слабым государством и его раздирали и кромсали европейские державы. И русские сумели выбить Порт-Артур и протянули крыло КВЖД на Владивосток и Порт-Артур. А это была территория Маньчжурии, которая принадлежала еще и третьей стороне, то есть Японии. Вторая причина: территория Кореи. Японию страшило продвижение русских на Восток. Один историк назвал эту войну войной «коекаков» с «макаками». Россия потеряла половину Сахалина. Впоследствии Сталин 2 сентября 1945 г. разгромил Японию за две недели, сбросив бомбу на Хиросиму и Нагасаки. Известное крупное сражение, проигранное русской стороной, Цусима в 1905 г. под командованием Рождественского.
Во время войны всех членов миссии выдворили из Японии, но здесь остался один Николай в Воскресенском соборе. Николая объявили неприкосновенным. У него была охрана, которая оберегала его от разъяренной толпы крайне правых. В стане противников он помогал русским пленникам. Он хоронил, отпевал и охранял могилы русских, но он не служил литургии. И японцы не ругались над могилами. Николай благословил молиться японской пастве о даровании победы Японии. а сам отказался участвовать в общественных богослужениях, но тайно и келейно молился о победе русских. В это время он отказался от миссионерства и даже прекратил переписку с Россией. Занимался переводами. Был возведен в сан архиепископа с наименованием Японского. А раньше был епископом Ревельским. В 1912 году, году смерти Николая в Японии было 330000 православных и более 200 храмов. Он умер от астмы во время переводов. Японский микадо - император прислал на гроб Владыки громадный венок живых цветов с надписью из двух иероглифов, означавшие "Высочайший дар". Мост, который вел к Воскресенскому собору, был назван именем Конфуция и Николая.
Николай Касаткин осуждал царскую политику правительства России на Дольнем Востоке: «Бог дал 1/6 часть Земли. Владели бы ей спокойно. А то на какую-то маленькую территорию позавидовались и незамерзающий порт. Бог, очевидно, был не с нами. Зачем нам Корея? Говорили: «По естественному праву нам она должна принадлежать. Когда человек протягивает ноги, то их сковывает, потому что им мешает что-то. Корея у наших ног». Вот нам и отрубили ноги». Мы видим, что не только большевики были недовольны царившей политикой, но даже и церковные круги.

Преемником равноапостольного Николая стал: митрополит Сергий Тихомиров (1871 – 1945).
Родился в Новгородской епархии. Окончил СПб академию. Был инспектором СПб семинарии, затем ректором СПб академии после Сергия Страгородского, который был ректором до 1905 г., впоследствии стал епископом Финляндским и Выборгским. (Примечательно, что выпускника назначили сразу инспектором. И тот Сергий, и этот Сергий).
Сергий Тихомиров в 1908 г. стал епископом города Киото – древняя столица Японии – и помощником Николая Касаткина. После смерти Касаткина в 1912 г. начальником миссии в Японии стал в сане епископа Сергий Тихомиров.
Революция 1917 г. поставила миссию в тяжелое положение, так как миссия не финансировалась из-за смены власти. Сергий едет для сбора средств в 1919 г. во Владивосток, так как до туда не дошла война революции, и Церковь не была ущемлена.
В то время, как русские архиереи эмигрировали за границу под главой митрополита Антония Храповицкого, Сергий остался верен патриарху Тихону Белавину и в 1921 г. получает сан архиепископа за преданность. В 1923 г. 1 сентября произошло землетрясение. Наш собор в Токио пострадал сильно. Восстановить не могли. В 1931 г. Сергий Страгородский, митрополит Московский, возвел Сергия в сан митрополита за верность Москве. В 1935 г. Сергий был награжден предношением креста как глава Автономной Церкви. С началом Второй Мировой войны 4 сентября 1940 г. Сергия Тихомирова отправили на покой, так как в Японии издали закон, чтобы религиозные объединения должны возглавляться только японцами. Сергию, чтобы остаться на месте, предложили принять японское подданство. Но он отказался. Были проблемы с жильем. (И сейчас у японцев проблемы с квартирным вопросом). Сергий остался один. У него была одна комната. В апреле 1945 г. был арестован по подозрению в шпионаже. Мы воевали с Германией, но не воевали с Японией, хотя она была союзницей Германии. Был заключен нейтралитет. Сталин с Черчиллем и Рузвельтом договорился через три месяца после окончания войны начать войну с Японией. Сергий был подвергнут пыткам. Не выдержал и скончался 10 августа 1945 г.. Скончался он в маленькой однокомнатной квартирке спустя два-три дня начала войны СССР с Японией. Примечательно, что у Сергия имелось советское гражданство. Похоронен рядом с Николаем Касаткиным на японском кладбище.
Епископ Николай Оно. Противник Тихомирова. Разошелся с матушкой, чтобы стать епископом Японии. Дело в том, что он был японской национальности, чего и требовало японское правительство, чтобы Церковь возглавлял не русский, а японец.
В 1900 г. было восстание «боксеров» в Китае, в ходе которого было замучено 222 китайских мученика.
Духовная школа на рубеже 19-20 вв.
Церковная школа переживала тяжелый кризис, который один журнал назвал «духовно-школьной Цусимой», то есть позором русского царизма. Этот позор переживала духовная школа в начале 20 в. Беспорядки начались еще в 1860-х гг., когда впервые семинарии прозвали «фабриками нигилизма», то есть где производятся новые атеисты. В начале 20 в . волнения получили свое развитие. В 1903 г. Георгий Шавельский – глава военного духовенства писал: «»В 1903 г. жестокому избиению подвергся ректор Одесской семинарии – это был отец Флоровского». Сам Флоровский младший писал: «Смута была по всей стране. На самом деле, моему отцу еще повезло: он избит, а не убит. Некоторые ректоры не только избиты, но и убиты». В 1906 г. бунты прокатились в 44 семинариях из 58, а годом раньше в революционный 1905 год не было волнений в 4 семинариях. На время духовная школа престала существовать. В синодальной газете «Церковные ведомости» за 3 июня 1907 г. сообщала: «Современные семинарии – разваливающиеся корабли, которые чинятся по местам и не поддаются никакому кормчему. К бойкоту переводных экзаменов подключились многие семинарии. Эта стачка против науки, да еще и питомцев на свечных огарках. Какое прискорбное зрелище паразитизма. В Рязанской семинарии восстание подавлено казаками. Вифания закрыта. В Нижегородской семинарии (на 1-ом месте поставлена), Тамбовской, Воронежской прибегали к бомбам, совершая святотатство. 12 мая 1906 г в Нижегородской семинарии раздался ночью в общежитии взрыв. Петардой выбиты окна. Двух семинаристов арестовали. Волнения семинаристов направлены против надзирателей, то есть против монашествующего начальства». На Знаменского выплеснули в лицо серную кислоту. В 1908 г. случилось избиение Иоанна Кронштадтского. Это была реакция в духовной школе на революцию.
Был убит в Тифлисе экзарх Грузии. В 1905 - 1906 гг. провели 3 съезда семинаристы. Первый съезд – во Владимире и Нижнем Новгороде. 16-19 июня 1905 г. Второй съезд – во Владимире 12 -13 февраля 1906 г. на котором присутствовали делегаты из шести семинарий, потребовавшие уничтожения господствующего режима. Третий съезд – в Москве 25-27 декабря 1906 г. делегаты из тринадцати семинарий. Принято было на съезде: 1) поддержать эсеров и большевиков и их пригласить на съезды; 2) объявить бойкот монахам в семинариях; 3) образовать Центральный Комитет. Документы Комитета искали на вятке, которая и возглавила ЦК. Документы обнаружили под жертвенником в Великую Субботу, когда во время чтения Апостола переоблачали всё на белое. Вокруг ЦК объединились около 30 семинарий, которые не хотели сдавать переводные экзамены, введенные 1 декабря 1907 г. и отмененные во время революции 1905 г.
Семинария дала таких революционеров, как Сталин, Петлюра, Власов, Подвойский. Сталин учился с 1894-1899 гг. в Тифлисе. Но был уволен. Он был русофилом, отличником, много читавшим. Уволен за неявку на экзамены. Не явился, потому что ему инспектор запретил появляться, поскольку Иосиф Виссарионович сеял марксистские идеи в Тбилиси среди рабочих железной дороги. Другая версия: за то, что свинью впустил в синагогу в субботу, предварительно намазав свинье задницу скипидаром.
Подвойский – организатор штурма Зимнего Дворца. Уволен из семинарии.
Петлюра исключен из Полтавской семинарии за украинский национализм. Он был сыном знатного извозчика, который попросил устроить сына в семинарию, где учились только из духовного сословия, а другого сословия презирали. Был убит в Польше евреями, которые были гонимы украинцами-националистами.
Исключен из семинарии социолог Питирим Сорокин. Не доучился Микоян. Маршал Василевский ушел в революцию. Генерал Власов (Нижегородская семинария) стал революционером. Власов – генерал-лейтенант. Уроженец Лыскова. Учился в богоспасаемой Нижегородской Духовной семинарии (не закончил). Затем поступил на агрономию. Вступил в Красную армию. Сделал головокружительную карьеру. Но перешел на сторону врага в годы Великой Отечественной Войны.
В 1907 г. был избит Иоанн Кронштадтский. Его хотели кастрировать. Из мемуаров князя Юсупова: «Перед смертью отец Иоанн так и не сказал, кто избил его.
В годы революции 1905 – 1907 гг. переводные экзамены отменены. Волна схлынула, и экзамены были восстановлены.
Воистину семинария в начале 20 в. была питомником революционных настроений. Упал престиж духовного образования. (И сейчас упал престиж, так как поступает мало. Хотя в 1990-х гг. много поступающих было. Был конкурс жестокий, так что не могли всех принять. 1/3 была с высшим образованием. А сейчас в 2012 г. в Нижегородскую семинарию поступило 13 человек. Это позор. Падает интерес к вере и Церкви).
Падает и престиж служения. Окончившие не хотели рукополагаться. Нехватка попов. И это при 58 семинариях и при свыше 20 тысяч семинаристов. Помимо семинарий и академий решили открывать пастырские курсы в Москве, Житомире. По указу Синода от 28 июня 1905 г. владыкам – местным архиереям – разосланы анкеты – «отзывы» - с вопросами представить мнения по всем пунктам, в том числе и об учебе. Антоний Храповицкий видел причину нестроений в том, что «наш строй духовных учебных заведений унаследован из мира западных еретиков». Он намекал на влияние католицизма в лице иезуитов на Киевскую Духовную академию, которая была в 18 в. окатоличена, и выходцы которой были окатолизированы, что сказалось на русском богословии.
1) В духовной школе господствовала установка растить из семинаристов монахов; 2) бытовая неустроенность: холод, грязь, теснота, чахотка. Каждый год два-три семинариста умирали от чахотки, которая происходила от простуды. (Юдин преподавал в Тамбовской семинарии, где было холодно, так что семинаристы стояли стоя слушали лекции); 3) нечистые на руку экономы; 4) частая смена руководства. В среднем ректор правил по три года; 5) преподаватели были грубы и даже не адекватны; 6) в семинарии господствовала зубрежка. Учителя требовали зубрить. Ученики работали не умом; 7) запрет чтения Достоевского и Толстого. А во Владимирской семинарии запрещены лекции Ключевского. Библиотеки были раздельные: одна – для преподавателей, другая – для студентов; 8) Семинаристам было запрещено выход в город. А за нарушение полагался голодный стол и карцер; 9) запрещалось посещать публичные библиотеки.
В женских духовных училищах: отказ от посещения уроков, Церкви; воспитанницы звонили и стучали в дверь начальницы училища, на двери которой писали угрозы; обращались с петицией заменить разрядные списки алфавитными, то есть сменить состав учащихся на алфавитный, в котором фамилии студентов были бы в алфавитном порядке, а не по количеству успехов; увеличить время занятий до 23 часов; уменьшить казенные требования.
Аксаков: «Семинарские беспорядки – реакция на ханжество и официальность, внесенные в дела веры». То есть это следствие огосударствования Церкви.
Школа носила сословный характер, то есть в семинарии учились духовного звания. В пастыри шли 10 – 12%.
Флоровский: «Духовенство, особенно сельское, жило в крайней скудости и нищете. Отсюда корыстолюбие нашего духовенства иметь достаток. Недовольство гимназистов, студентов университетов заразило семинаристов и вовлекло в анархизм».
Один архиерей предлагал всю духовную школу разогнать, разломать, вырыть фундамент и взамен прежнего на новом месте выстроить новый и наполнить новыми людьми.
Страгородский предлагал дать духовной школе широкую автономию от архиерея.
Антоний Храповицкий советовал, как и в Европе, открыть в светских университетах богословские факультеты. Также предлагал создать свое, русское, богословие, а не списывать иезуитское, как это делалось двести лет.
Вопрос о духовной школе, конечно, связан был с политической обстановкой в стране. В конце 1907 г. революция стихает, прекращаются беспорядки и в духовных школах. В 1908 г. началась ревизия в духовных школах. Киевскую академию инспектировал Антоний Храповицкий, который пришел к выводу: закрыть все четыре академии, нежели терпеть разложение. Уволил ряд профессоров и даже ректора Рождественского, который был выбран в депутаты Государственной думы, носившей антигосударственный характер.
Дмитрий Херсонский провел ревизию Московских духовных школ. Уволили ряд профессоров, в том числе и Илью Громогласова, который был сомнительным, то есть либерально настроенным, и который впоследствии засвидетельствовал о Христе, как мученик.
Увольняли преподавателей по причине того, что они были либералами и революционно настроенными. Это выявляли из лекций, как правило.
Так из СПб академии канонист Бенешевич был уволен формально за брак с католичкой, а на самом деле за свои либеральные лекции. В 1930-е гг. был расстрелян. От них отказалась и Церковь, и Советы.
Ревизия нашла светский дух и церковный либерализм, поэтому была частично отобрана автономия, которая была дана в годы революции 1905 г. Студенты МДА, узнав об автономии СПб академии, потребовали свободы и бастовали с сентября 1906 г по февраль 1907 г.
В 1908 г. в МДА был уволен ректор Евдоким Мещерский (с Владимирщины, Мещера) – будущий Нижегородский епископ и лидер обновленческого раскола. Этот будущий митрополит, глава Обновленческой Церкви в 1930-е гг. умрет от голода, его финал – это торговля пряниками и конфетами с лотка. Поставили ректором епископа Феодора Поздеевского, в которого стреляли в годы революции в Тамбовской семинарии. За его жестокость поставили ректором с 1909 – 1917 гг., чтобы наладить порядки и режим. Он установил новый режим. «Академическая церковь делилась пополам ковром, протянутым от алтаря до епископской кафедры. Правая сторона – для студентов, левая – для прочих. Студенты стояли рядами по курсам. За спинами стояла «нашерсть» - инспектор Шерстин. Помазание проходило так: сначала духовенство, затем заслуженные, ординарные, экстраординарные профессора, доценты, студенты по курсам». При Поздеевском специально ловили провинившихся и постригали в мантию и давали клобук.
Новый Академический Устав 1911 – 1912 гг.
Будет дополнен в 1912 г. Причины принятия. В декабре 1910 г. произошло столкновение студентов Новороссийского университета в Одессе с полицией. Повод: по инициативе министра народного просвещения Касо (молдаванин) правительство стало исключать всех подстрекателей. В ноябре 1911 г. предписал временно не допускать публичных и частных собраний на территориях ВУЗа. Тогда же вследствие беспорядков в МУ по инициативе министерства народного просвещения предоставилось московскому градоначальнику право ввести войска. В ответ на это ректор, профессура подали прошение на увольнение. Около 130 преподавателей ушли с работы демонстративно. Начались новые волнения также и в среде духовных школ, в которых ведущую роль играли нижегородские семинаристы. В Нижегородскую семинарию прибыл ревизор учительного комитета при Синоде – Савваицкий, который уже был в Вологодской семинарии. Его путь лежал в Казанскую Духовную академию через Нижний Новгород. Он посетил нашу семинарию ровно сто лет назад в 1912 г. и сказал, что будут уволены бывшие участники в беспорядках. Он, в частности, сетовал и обращал внимание на неурожайный год.
В России существовало 4 академии. В Киевской Духовной академии – влияние Запада, там все иезуиты. В Казанской – готовят миссионеров, им ехать на край свет, поэтому они все пьяницы. В СПб – все карьеристы. В МДА – ассорти трех вышеуказанных академий.
Революция минула, наступила эпоха реакции, то есть ответа на революцию. Проведена ревизия в духовных школах, профессоров удалили. Казалось бы, ситуация нормализовалась. Но Касо разрешил использовать силу казаков для поддержания порядка. В ответ на это преподаватели покинули стены духовных школ. Студенты бастовали. Нужно было провести ревизию, чтобы успокоить бунтовавших. Поэтому разработали новый Устав в 1911 – 1912 гг.
Устав был разработан под руководством архиепископа Финляндского и Выборгского Сергия Страгородского. Комиссия была в составе Антония Храповицкого, архиепископа Волынского и епископа Волоколамского Феодора Поздеевского.
По Уставу:
Учреждались в академии новые кафедры и дисциплины. Введены кафедра Истории Византийской Церкви и Славянских Церквей, кафедра литургики, кафедра истории и обличения раскола и сектантства. Вводился новый раздел в курс нравственного богословия – «Разбор и опровержение социализма» (студенты были социалистами). Руководство к этому разделу написал в помощь преподавателям М. М. Тареев.
Устав был нацелен на сокращение числа светских преподавателей, так называемых «пиджачников» или «сюртучников».
Ректор академии говорил, что «дело не уставе, а в составе», а инспектор Иларион Троицкий на первой же лекции заявил, что «академия для монахов».
Монахи имели отдельную келью и отдельное питание – «хороший стол». К ним было снисхождение к защите диссертаций. В МДА из 29 преподавателей только 9 было духовного звания. В СПб академии из 30 – 6 духовных.
Практиковались семинары.
Увеличен бюджет академий и зарплата профессоров. Ординарный проф. получал 3 тысячи рублей в год. ректор академии получал больше наместника лавры – 5 тысяч рублей.
Академии, как и светские университеты, стали именоваться «императорскими».
Семинаристы-отличники поступали в академию без вступительных экзаменов, но по рекомендации руководителей семинарии. Это и касалось светских ВУЗов. Гимназисты могли поступить без экзаменов. Экзамены в академию сдавали устные только по Священному Писанию Нового Завета, догматике, ОЦИ, одному из древних языков; кроме устных сдавали и письменные экзамены по богословию и философии совмещено, написать проповедь на заданную тему.
Женатые священники и диаконы могли поступить только в Киевскую и Казанскую академии.
Выпускники университетов могли учиться на казенном коште только в случае сдачи спец. экзаменов.
Писали диссертации только на богословские темы.
Вводилось в академии второгодничество (смешно), так как мало было желающих учиться в академии.
Воспитательные положения Устава.
Посещения богослужения в академическом храме было обязательным для всех живущих при академии не только для студентов, но и профессоров, их семей, живущих при академии дважды в году говеть и причащаться. Ректор – только епископ (согласно Уставу 1884 г.), чтобы студенты благоговели перед преемником апостолов, инспектор – архимандрит. Наблюдается усиление власти епархиального архиерея над академией (временные правила 1905 г. вводили автономию академии), исключение всяких проявлений автономии от духовных властей.
В чрезвычайных случаях ректор принимает меры, которые хотя бы и превышали его полномочия.
Запрет участия студентам в какой-либо политической партии.
Не дозволяется в стенах академии самовольные собрании и сходки.
Нельзя выражать одобрения или критику в адрес преподавателей во время чтения лекций.
Студенты отзывались об Уставе следующим образом: «Это дурная переделка Устава 1884 г».
Намечался и новый Устав семинарий и духовных училищ.
Намечалось: 1) духовные училища преобразовать шестиклассные прогимназии. Гимназии обычно были восьмиклассными, наряду с этим и существовали шестиклассные прогимназии. Можно было, если не нравиться, перейти в гимназию на такой же курс из духовного училища. 2) Семинария планировалась 4-классной для подготовки священников и для лиц всех сословий. 3) Если раньше начальство намечало кандидатов в академию, то теперь могли поступить без направления, в том числе и троечникам.
Но данные проект семинарской реформы не реализован, и поэтому пользовались Уставом 1884 г.
С начала Первой Мировой войны в 1914 г. стала обязательной гимнастика. С 1906 г. семинаристы добились расширения библиотек за счет художественной литературы. Разрешили иметь газеты и журналы разной направленности. Но перечень журналов и газет определял педсовет. Семинаристам дано право пользоваться наравне с студенческой библиотекой учительской, право проживать дома в первую неделю Великого поста, право устраивать литературные вечера и вокально-музыкальные вечера. Отменили пропуска на право выхода в город после обеда до вечера. Давалось право ученического контроля над семинарской кухней. В 1909-1910 гг. принято решение не питаться ректору, инспектору и преподавателям казенным столом под присмотром учащихся.
Богословская наука в конце 19 в. – начале 20 в.
Глубоковский Николай Никанорович (1863 – 1937).
Доктор богословия МДА (защитился в МДА). Профессор СПб академии и профессор Петроградского университета (переименовался в связи с Первой Мировой войной. Так как Санкт-Петербургский – калька с немецкого языка.). Член Императорской АН и Болгарской АН.
Родился в дикой глуши в Вологодской области в большой бедной семье. Учился в МДА вместо пяти лет четыре. Был исключен за русскую слабость – пьянство. Был престольный праздник в МДА – Покров. Разрешалось всё в этот день. Начальство боялось бедокурства. В очередной праздник студенты решились отомстить инспектору. Напившись, и, засевши в кустах, по команде атаковали окна архимандрита-инспектора и разбили их. Уволили на год Глубоковского с правом через год вернуться. Год преподавал в южной семинарии. Через год окончил и защитился. Его труд заметил Гарнак. Родная академия (МДА) ничто не приготовила Глубоковскому. СПб академия предложила ему две кафедры. Он выбрал кафедру Священного Писания Нового Завета.
Ему принадлежит экзегетический труд «Благовестие апостола Павла», который поражает своей энциклопедической эрудицией. «Книга воспоминаний» за 30 лет. Был редактором Богословской энциклопедии, равной нынешней Православной энциклопедии. Эта энциклопедия очень ценна, это сугубо научный труд. Наша энциклопедия – разбавленное молоко. Её не завершил, так как не было средств на финансирование в связи с Первой Мировой войной.
После революции уехал в Болгарию, а то умер бы с голоду в России. У него была тайная связь с женой своего учителя А. П. Лебедева. Когда Глубоковский был вынужден покинуть МДА после пьяной истории, то увез с собой жену Лебедева. Также он с ней уехал в Болгарию, где русские эмигранты основали духовную академию. Жена сошла с ума. «Наследники Глубоковского предлагали РПЦ приобрести его рукописи за 50 000 рублей. Патриарх Алексий I согласился. Но МИД СССР считало, что ценность рукописей вызывает сомнения, поскольку Глубоковский был активным приверженцем протестантизма, экуменизма, и его сочинения содержат в себе этот дух».
Митрофан Дмитриевич Муретов (1851 – 1917)
Доктор богословия Казанской духовной академии. Профессор МДА. Умер в 1917 г. преждевременно. Он был убежденным холостяком. Женился в 57 лет на 27-летней крестьянке – на сестре жены одного профессора. Галлен говорил: «Старику опасны две вещи: жирная пища и молодая жена. Называл себя «деревенщиной», потому что родился в полунищенской, полуголодной семье священника. Написал труд по апологетике против Ренана «Эрнст Ренан и его «Жизнь Иисуса». Но его труд цензура не пропускала, так как изложены были все мысли скептика. Он был из профессоров инспектором.
Сергий Страгородский(1867 -1944)
Магистр богословия СПб академии. ректор СПб академии. Наш земляк. Родился в Арзамасе. Дед – маститый протоиерей в храме Воскресения Словущего и благочинный. А отец – священник в женском монастыре Арзамаса. Рано потерял мать в один год. Его воспитывал дед и монашки. Окончил местное духовное училище. Учился отлично в НДС, но не стабильно, рывками. Он бастовал и увлекался винопитием. Он был солидным ученым.
Только магистр богословия. Бывший ректор СПб академии. Сентябрь 1943 г. – май 1944 г. – патриарх. У него была светлая основательная голова с выдающейся памятью. Знал несколько языков, в том числе и древние. Несмотря на административную загруженность, престарелый возраст, читал евангелие на каждом из этих языков. Его день начинался с четырех утра.
Разыгралась трагедия, когда внука митрофорного протоиерея за пьянку лишили места в МДА. Отправили в СПб академию, где учились выпускники НДС – Катанский, Елеонский. Он блестяще сдал вступительные экзамены. Он зачитывался в читальном зале, писал сочинения. Написание сочинения было показателем успехов в учебе. Посещал публичны библиотеки.
Увлекался отечественной мистической литературой. Захотел монашеской жизни. Любил творения Феофана Затворника, Тихона Задонского. Кандидатскую писал под руководством своего земляка – Катанского «Православное учение о вере и добрых делах». В 1891 г. окончил академию первым из 47 выпускников. Поэтому нужно было остаться преподавать для получения профессорского звания. Но наотрез отказался, так как хотел путешествовать. Едет в Японию к Николаю Касаткину. С осени 1891 г. преподавал догматику в Японской семинарии на японском языке (это просто не укладывается в голове, это феноменально). В 1893 г. отъезжает в СПб. Он жестоко простудился. Недолго преподавал, его сделали морским архимандритом, военным священником. На всю жизнь простудил уши. Просит увольнения и возвращения в СПб академию. Могучая кучка земляков его встретила. Преподавал Ветхий Завет. Но в этом же году его посылают инспектором в МДА (в 26 лет руководить, тем более, что он кандидат, даже не магистр). Ректором был Антоний Храповицкий. Его встретила кучка авторитетных старцев-богословов.
В 1893 г. Сергия оправляют в Афины – настоятелем русской посольской церкви. Болезнь легких обременила его. Возвращается в СПб. В 1895 г. защитил магистерку, основная мысль которой о тождестве нравственного совершения и спасения. Критиковал юридическую теорию искупления. По его мысли, спасение начинается еще в земной жизни. Он оказал влияние на Владимира Лосского. Храповицкий: «Магистром сделали почти насильно. После обнаружения туберкулеза отправки в Афина друзья его убеждали переработать кандидатскую в магистерку. Он не желал магистерки. Просили присылать статьи из кандидатки, которые сшивали. Ключевский, всегда придирчивый, наслаждался два часа диспутом, на котором Сергий выступил с защитой».
Антоний Храповицкий (1853 – 1936)
Доктор богословия Казанской духовной академии. Ректор МДА и Казанской духовной академии. Митрополит Киевский.
Дворянского происхождения (потомственного). Его предок в 1786 г. был статс-секретарем Екатерины II. Антоний окончил гимназию на золотую медаль. Испытал влияние Ф. М. Достоевского, но с ним не был лично знаком. Есть такое мнение, что Достоевский воплотил в образе Алеши Карамазова юного Антония Храповицкого. Лично был знаком с Николаем Касаткиным. Куда его только не ждали поступать. Он мог поступить в училище правоведения. Но поступил в СПб духовную академию. Отец был в шоке. Как сын поступает в «колокольное» дворянство? Сблизился с Антонием Грибановским, епископом Таврическим, который первым после 20-летнего отсутствия монашества принял монашеский постриг. Не зря они познакомились. На первом курсе приступил к кандидатскому сочинению «Психологические данные в пользу свободы воли человека и нравственной ответственности». В 1883 г. принял постриг. В 1885 г. защитил кандидатку. Стал субинспектором, которого студенты называли оскорбительно и кратко – «супчик». Здесь учились в это время и Тихон Белавин, и Сергий Страгородский. Они друг друга хорошо знали. В 27 лет в 1891 г. Антоний стал ректором МДА. (Дети управляли академией). Преподает пастырское богословие. Это любимый его предмет.
Антоний был близок к студентам. Были дружеские отношения со студентами. Он им стал, как старший товарищ. В воскресенье после литургии приглашал студентов к себе на квартиру. Посредине палаты стоял длинный стол со всякими булочками, вареньями, а в центре стола – чугунный самовар. Говорили за чаепитием о философии, богословии. Еще он начал пропаганду монашества, убеждал, буквально навязывал поистине фанатически. Пропаганда сочеталась с женоненавистничеством. Антоний рисовал все проблемы семейной жизни и даже грязные образы. Самовар называли «пропагандой». Беседа превращалась в цинизм. Однажды, одна игуменья, присутствовавшая на собрании, поспешила быстрее удалиться. Антоний постригал неразборчиво в 23-24 года и некоторым успел исковеркать душу. Некоторые окончили монашескую жизнь босяками, то есть бродягами, либо спились. Одного друга нашли валявшимся подле монастыря от того, что спился насмерть. Молодежи нравилось в Антонии неуважение к авторитетам академии – Дроздову, Ключевскому, Голубинскому. Бесцеремонно чистил профессуру. Держал профессоров строго, авторитарно, в духе Устава 1884 г., а со студентами «вась-вась».
При нем началось издание «Богословского вестника». Опубликовал статью «Нравственная идея догмата Святой Троицы». В 1893 г. сблизился с Сергием Страгородским. Знаком был лично с Л. Н. Толстым, который приезжал в лавру.
У Антоний вышел конфликт с Московским митрополитом Феодором Поздеевским из-за неразборчивого пострига в монашество. Поэтому в 1895 г. Антония отправили ректором в татарскую академию, то есть в Казанскую академию. Стал викарным епископом Чебоксарским. В Казани были опубликованы его лекции по пастырскому богословию. У него есть «Опыт православного катехизиса», «Христос и еврейская революция» - намек на революцию 1917 г. Труд пронизан антисемитизмом. «Был ли Христос космополитом?».
Михаил Михайлович Тареев (1866 – 1934)
Доктор богословия и профессор МДА до закрытия академии. Представитель моралистического уклона. Во время ревизии академии ему предложили изложить свое кредо – «како веруеши?», которое было отправлено в Синод главному протопресвитеру Янышеву – духовнику царской семьи, - который одобрил кредо Тареева. Тареева хотели уволить из академии, но за счет Янышева оставили. А почему хотели уволить? У него есть труд «История христианства» в 5-ти томах, который посвящен критике исторического христианства. Ставил под сомнение святых отцов, который якобы были подвержены влиянию гностического богословия с аскетизмом. Аскетизм – влияние гностицизма. Такой византийский аскетизм вошел в Россию, он был тормозом русскому гению. Византийскому аскетизму было подвержено русское монашество, которое было тормозом для развития русской мысли. Тареев был критиком монашества. Поэтому его хотели уволить.
Он написал учебник по социализму. У него было свое видение. Он не был прислужником социалистов, большевиков, не был среди обновленцев и атеистов. Тихон Белавин о Тарееве: «Какой же он православный? Православие тем и хорошо, что может включать в себя новые течения».
Редко бывал за богослужением в академическом храме. Не совершал крестного знамения, поклонов. Вслед за профессорами прикладывался к иконе, не перекрестившись. На помазании не целовал руку епископу. Вот такой преподаватель был по нравственному богословию.
Павел Флоренский
Расстрелян в 1937 г. Магистр богословия и профессор МДА. Его называют «Ломоносовым 20 в.» за его энциклопедичность. Под его редакцией вышла «Техническая энциклопедия». Разработал как химик технологию получения йода из водорослей.
Родился в Азербайджане на Тифлисско-Бакинской дороге в семье инженера ЖЗД путей. Учился в МУ на физмате. Его оставляли на физмат. кафедре, готовили в профессора. Неожиданно поступил в МДА, которую не окончил и был оставлен доцентом истории философии и редактором «Богословского вестника». Был убежденным монархистом. В 1905 г. был арестован как бунтовщик и провел день в полицейской околодке. После 1917 г. станет другом Л. Д. Троцкого. Когда выслали Троцкого, выслали и Флоренского в Нижний Новгород, где занимался радиосвязью. Затем после возвращения в Москву отправили в Сибирь, где изучал проблемы постройки высотных домов на вечной мерзлоте. Затем его ждали Соловки, где и был расстрелян.
МДА была накануне развала. Там господствовало тюбенгенство. Но это была одноликая оценка Поздеевского. Он называл сволочью, дураками профессоров, но они стали впоследствии мучениками. Поздеевский винил и Тихона Белавина за слабоволие и создал Синод против патриарха. Он бранил резко патролога Попова, который после закрытия академии в 1919 г. в подполье читал лекции по истории РПЦ и мученически был убит.
В 1900 – 1903 гг. Россия переживала промышленный кризис, который проявился в безработице, а безработица, в свою очередь, почва для революции и смены режима. Три года безработицы. Это вызвало недовольство неродных масс и социальных отношений. Другая причина – война с Японией 1904 01905 гг.. Российскому правительству была нужна победоносная война, чтобы поднять настроение после кризиса и территориально расшириться. В то время нужно было отвлечь внимание народа от внутренних проблем воодушевляющей победой. А в победе не сомневались. Так как если взять Японию, о которой никто не слышал, так о ней никто же не слыша. Что «медведю» мартышка». Япония не уклонилась от войны. Ее тревожила КВЖД и транссибирская магистраль (1891 – 1904 гг.), поскольку Россия внедрилась на Дальний Восток. Беспокоил и вопрос занятия русскими Маньчжурии – территорию Китая.
Война началась 24 января 1904 г. нападением на «Варяга» и «Корейца», который обосновались в Корее, японскими войсками. «Варяг» был потоплен русскими в мае 1905 г., чтобы не сдаться врагу. А в Цусиме пять броненосцев, в том числе и «Николай II» (императорский) сдались врагу. Из 28 кораблей 15 потоплено, 5 пленено. Цусимский бой шел 41 минуту. Этим обязан флотоводцу Того. Морские трагедии были одна за друглой. Погиб адмирал Макаров. После Цусимской трагедии Николай II обращается к США быть посредником в отношении с Японией. Переговоры вел Вите умело. Россия потеряла пол Сахалина. Японские шовинисты хотели перебить русских миссионеров. Но правые силы Японии в лице гвардии защищали русскую миссию. Японцы были не довольны кроме того еще и тем, что кроме территорий Япония требовала контрибуцию – военный налог и то, что потерял пол Сахалина.
Русский генерал Александр Редигер вспоминает: «Мы, очевидно, то есть наверняка, вступали в войну легкомысленно и неподготовленными, но правители не сомневались в успехе. Для себя не имел представления о Японии и считал, что война будет крупной экспедицией. И в успехе я не сомневался».
Начальник академии генштаба Драгомиров назвал эту войну «макак» с «коекаками». «Мы лупим японцев образами, а они нас ядрами. Боеприпасов не хватало. Хотели защититься иконами, которых гнали вагонами. А боеприпасы-то нужны». Ни одного выигранного сражения. Позорная сдача в декабре 1904 г. Порт-Артура, которым командовал немецкий генерал. Военнопленных было 68 тысяч, так как Николай Касаткин посылал 68 тсч. крестиков, гайтанчиков. Война привела Россию в депрессию. Произошла всероссийская стычка в 1905 г. Правительство не управляет страной. Все парализовано. В декабре 1905 г. вооруженное восстание рабочих, которых генерал Дубаев дубасил с помощью царской гвардии. С 1905 г. Ридегер стал министром военным, а не армии. Он вспоминал: «Гвардия спасла от переворота 1917 г.».
12 декабря 1904г. вышел императорский указ «О предначертаниях (планах) к усовершенствованию государственного порядка». Государь издает в тяжелых условиях этот манифест, в котором говорилось, в частности, внести элементы веротерпимости т.е. успокоить старообрядцев, протестантов, а то рабочие бастуют и крестьяне «пускают петуха», т.е. поджигают барские дома. И 17 апреля 1905 года на пасху вышел манифест «Об укреплении ( о развитии) начал веротерпимости», т.е. этот манифест развил манифест 1904 года. Указом распространялись на всех льготы, кроме скопцов – изуверов. «Этот указ был яичком к Красному дню», - сказал один старообрядец. Западная Украина восстала против указа, так как униаты, обращенные в 1839 г. в православие, опять ушили в католичество или униатство, но остались и православные епархии. Николай II: «Я не думал о таких последствиях». Архиереи из Синода тоже были недовольны указом, так как православные требуют освобождения Церкви от бдительного ока обер-прокурора. После 9 января 1905 г. и епископы православные подняли голос против царя, требовали во главе с Гапоном отделения Церкви от государства, освобождения от синодальной системы.
С начала первой русской революции – с 9 января 1905 г. потребовано от православной общественности при Комитете министров было создано «Особое совещание» под председательством главы Комитета министров – С. Ю. Витте ввести от Синода первоприсутствующего митрополита Петербургского Антония Вадковского, а от обер-прокуратуры – товарища обер-прокурора Саблера (заместителя Победоносцева). Антоний просил «ослабить опеку, которую испытывала Церковь от государства и слишком бдительный контроль, лишающий Церковь самостоятельности». Церковь заявила о своих правах. Витте поддержал Церковь и резко критиковал обер-прокурорский произвол. Он предлагал созыв церковного собора, которого не было с 1666 г. Это великое продвижение. Победоносцев не ожидал такой смелости, заметался и нашел легкий выход «перенести этот вопрос на рассмотрение Синода». «Запуганный Синод, - думал он, - поднимется на лапки». Но шел 1905 г. и земля тряслась. 22 марта 1905 г. Синод подал прошение Николаю II созвать собор для избрания патриарха. Синод просился на прием к царю, но царь не принял. 30 марта Николай II соглашается в принципе созвать собор, но «когда наступит для сего благоприятное время». Все ждали собора в мае 1905 г. или не позднее осени того же года. Иерархи в «отзывах» (анкетах, мнениях владык, что думают владыки относительно чего-то) большинством за собор не позднее 1905 г. А Сергий Страгородский предлагал созвать собор к юбилею императора в мае 1906 г. – венчание императора на царство. (Сергий даже хотел для священников, согласно «отзыву», ввести второженство, если попу 45 лет нет. Сергий еще предлагал снятие сана без ограничения гражданских прав, уничтожение тюрем духовного ведомства, например, Суздальская тюрьма, котора ябыла закрыта после 1905 г., служение на родном языке у разных народов, представление права каждой епархии избирать себе епископа, причем епископами могут быть лица из белого духовенства без принятия монашества, например, овдовевшие или оставившие жен по взаимному согласию, монашествующие должны проживать вне городов, чтобы монашествующие обращали внимание на благотворительную и просветительскую деятельность). К тому были благоприятные предпосылки. Это было революционное предложение в духе 1905 г., когда все бурлило, все менялось. Во-первых, ушел в отставку Победоносцев 17 октября 1905 г. – главный, непримиримый враг соборов. Он ушел, потому что царский манифест о даровании различных свобод и создании Государственной Думы, ограничивающий царский режим. Он умер в 1907 г., оставив свою дочь – подкидыша, для которой он построил институт для девиц, в котором она стала начальницей. Умер, забытый царем. На похоронах его были Витте, Саблер и члены Синода. Николай II не явился на похороны своего учителя, которому незадолго до смерти даровал орден Андрея Первозванного. Казалось, камень с дороги убран.
17 декабря 1905 г. царь принял трех митрополитов: СПб, Московского и Киевского. Причина ясна – царь испугался декабрьского вооруженного восстания и хотел бежать на Запад. 27 декабря – аудиенция тем же митрополитам. Император предложил им определить время собора. 16 января 1906 г. царь подписал и утвердил состав Предсоборного Присутствия (комитет) из 49 человек, из которых 10 владык, а большинство маститые протоиереи и миряне – профессора академий: Голубинский, Бриллиантов. Государь лично велел ввести в Присутствие неославянофилов в лице Хомякова, Самарина, Киреева. Предложили и Ключевскому, но он отказался, «он находил невозможным реформировать современную Православную Церковь и не находил смысла собора, иначе ведомства псевдосимфонического устройства». Он не верил в Церковь, нет в ней творческих сил, она изжила себя, нет гармонии в ней. Антоний Храповицкий был против приглашения академических профессоров, поскольку он их называл «атеистами, дураками и пьяницами». Предсоборное Присутствие приступило к работе в марте 1906 г. для подготовки собора. Оно работало в Александро-Невской Лавре до декабря 1906 г. Фактически работало 4 месяца. Но к концу 1906 г. революция была почти подавлена. И поэтому интерес со стороны светской власти к созыву собора изменился, так как ситуация в стране налажена. Предсоборное Присутствие выступало за восстановление патриаршества, но против участия клира и мирян в работе Синода. «Участие их в Синоде есть оскорбление православного слуха» - это азбука Антония Храповицкого. И вдруг, неожиданно указом Синода Присутствие было распущено. Закончило оно свою работу 15 декабря 1906 г. Смолич назвал это «разгоном»: «Как разогнал царь первую Государственную Думу в 1906 г, так Предсоборное Присутствие», так как волна революции пошла на спад. Царь затребовал документы Предсоборного Присутствия. И в марте 1907 г. сам император читал наработанные материалы. 25 апреля 1907 г. уведомил Петербургского митрополита, что завершил чтение. А об открытии собора ни слова от царя, так как политическая ситуация изменилась, и государь не нуждается в союзниках в лице духовенства. И новый поставленный премьер вместо Витте – П. А. Столыпин стал против созыва собора, поскольку он – консерватор. Закончился первый этап борьбы за созыв собора ничем.
Были слухи, будто бы государь хотел стать патриархом. Об этом пишет церковный писатель Сергей Нилус «На берегу божьей реки». Он писал со слов архиерея, участника сессии Синода 1905 г. Николай хотел стать патриархом, приняв монашество по соглашению с императрицей, а управлять престолом должен был малолетний цесаревич Алексий, при котором должны были быть регенты в лице Александры Федоровны и брата великого князя Михаила. Такая ситуация была похожа на правление Михаила Романова и патриарха Филарета.
Второй этап борьбы за собор.
Наступил он в 1911 г с назначением Саблера обер-прокурором Синода. 28 февраля 1912 г. указом Синода создано Предвыборное Совещание из 7 человек, и в нем были три владыки в составе председателя Совещания, которым стал архиепископ Финляндский и Выборгский Сергий, Антоний Храповицкий, епископ Волынский и Евлогий Рождественский, архиепископ Холмский. Это Совещание работало с 8 марта 1912 г. по 3 апреля 1913 г. и было неожиданно распущено, хотя наступил юбилей 300-летия дома Романовых – прекрасный повод созвать собор. (В 1913 г. Николай приехал в Нижний Новгород, которому уготовили здание Госбанка на Большой Покровке архитектором Покровским). Причина очевидна: архиереи понимали, что хотят и чего не хотят в правящих сферах. Лидер кадетов Милюков (противник монархии): «Тема эта так и заглохла вплоть до года Февральской революции».
Чем же занят был Синод с 1914 г. по 1917 г.? В 1914 г. началась Первая Мировая Война между Антантой: Англия, Франция, Россия и Тройственным союзом: Германия, Австро-Венгрия и Италия (затем вошла Турция). «1916 г. Синод обсуждал вопрос: кому будет принадлежать Константинополь после победы. Старец Григорий предсказал победу и освобождение Константинополя. Он указал, какой полк русской армии освободит Константинополь и первым вступит в него. А сам Константинополь войдет в состав России, а тамошнего патриарха назначить экзархом с подчинением Московскому». А Антоний Храповицкий хотел восстановить Византийскую империю с греком-императором во главе и быстрым присоединением Сирии и Палестины России, чтобы там расселялся русский народ и все тянулись на Святую Землю».
Синод делил шкуру неубитого медведя. Неудачная и затяжная война вызывает недовольство. А как она начиналась: с бурным «ура», бросанием вверх шапок. А закончилась революцией, крахом страны и развалом армии. Креста над Константинополем нет, приходят похоронки, возвращаются калеки-солдаты, поля не обработаны, наступает голод. Кто виноват? Царь-батющка.
Во многом на царя повлиял Григорий Распутин, фамилия которого происходит от весеннего распутья. Но все равно она несет резонанс в русское общество. Поэтому Николай II сменил его фамилию на Новых. Он оставил две книги: «Житие опытного странника» и «Мои мысли и размышления». Первая написана под диктовку, а вторая – описание паломничества по святым местам.
Родился он в селе Покровском на полпути между Тименью и Тобольском в 1869 г. Он пишет: «Вся жизнь моя была болезнью. Всякую весну я по несколько ночей не спал. Страдал бессонницей и мочился по ночам. Меня исцелили киевские сродники (святые) и Симеон Верхотурский. Путь Истины уврачевал болезнь бессонницы». В 1902 г. судьба этого бродяги-паломники заносит в столицу. А как он попал туда? У него была мысль построить храм в селе за исцеление. Нужно было 20 тысяч рублей. С рублем в кармане садится на пароход. Он втерся в доверие Казанского епископа Хрисанфа. Тот написал Григорию рекомендацию поехать в СПб к Сергию Страгородскому. Приехал в Александро-Невскую Лавру. Первым делом помолился и искал, как попасть к ректору Сергию на прием. Им заинтересовался городничий, который обозвал его хулиганом и дал подзатыльник. Он чудным образом нашел вход в академию, встретился с Сергием и опять-таки втерся в его доверие. В кабинете Сергия находился архимандрит, который был духовником царской семьи и инспектором. Через этого духовника Григорий познакомился с «маменькой» и «папенькой». Он стал в прямом смысле другом царской семьи.
Прискорбно то, что путь Распутина наверх проложили духовные. Это Хрисанф, будущий Казанский епископ, ректор СПб академии Сергий Страгородский, сошелся с ним быстро архимандрит Феофан Быстров – инспектор академии. Глубоковский: «Распутин провозглашен учителем жизни. Устраивались собрания, на которых председательствовал Распутин. Кто близок был к Распутину, он ближе к себе сажал в зале. Среди избранного стада основал престол всероссийского старца и прозорливца. И отсюда проскочил в царские чертоги». Ему придумали должность синекура (переводится как «без забот»). Чтобы приблизить к себе, французские короли придумывали звания: кто-то обувал, кто-то одевал императора. Вот и для Распутина была придумана должность «возжигателя свечей». Илиодор Труфанов – его друг, оставил воспоминания о Распутине, называя его «святым чертом». Они долго дружили, но разошлись потом, за что Илиодора отправили в ссылку во Флорищи. Он с себя снял монашество, уехал в Норвегию и стал баптистом. «В 1909 г. Григорий останавливался в СПб в покоях Сергия Страгородского (не в гостинице, это было честью, поэтому сами духовные проложили ему дорогу ). Илиодор позвонил Сергию на квартиру и спросил, зная, что у него Григорий: «Можно ли Григория?». «Они почивают, тихо», - ответил Сергий. Вот какое влияние получил Распутин в столице. «Получив 20 тысяч, поехал домой и обратился к священнику о постройке храма. Враг же человеческий всех соблазнил: «Я печалюсь о постройке храма, и меня обвиняют в ереси как поборника самых низких и грязных сект», то есть в хлыстовстве. (Хлысты поют, бегают, выключают свет и занимаются беспорядочным развратом. Это распутство). Священник отказался принять от Распутина деньги. Это была клевета». Патриарх Алексий II обвинял Распутина в хлыстовстве, так как появились поклонники канонизации Распутина.
Распутин имел при дворе большое влияние. Им было назначено несколько премьер-министров. «Министрами играл, как мячиками». В годы Первой мировой войны Распутин стал орудием немецко-еврейской партии. Секретарем Распутина был Арон Симанович. Известна афера, когда киевские заводчики продавали сахар немецкой армии. Об этом узнал главнокомандующий и приказал арестовать офицеров. Им угрожал военно-полевой суд, то есть расстрел. Нашлись защитники аферистов в СПб и спасли их. А нити аферы вели к Распутину.
Распутин вмешивался и в дела Синода. Он смещал и назначал архиереев. При его содействии СПб кафедру получил Питирим Окнов в 1915 г. По воспоминаниям обер-прокурора Жевахова: «Питирим называл Распутина не иначе, как Григорием Евфимиевичем».
Варнава Накропин – человек с начальным образованием назначен на Тобольскую кафедру.
Исидор Колоколов – викарный епископ Балахнинский, известный по ряду скандалов был не потопляем за близость к Распутину. Синод хотел Исидора лишить сана за мужеложство. Исидор в декабре 30 или 31 1916 г. отпевал Распутина. Никто не хотел его отпевать. «Пока был жив Распутин, царь был на своем месте», - говорили монархисты. В 1917 г. через два месяца грянула революция и отречение Николая II от престола.
Добился в 1915 г. смещение со столичной кафедры митрополита Владимира Богоявленского, которого перевели в Киев. Николай II говорил Владимиру: «быть может вы правы, но царице никогда с этим не согласится». Но, слава Богу, Владимиру оставили старшинство в Синоде.
Добился увольнения обер-прокурора Самарина, который добился у царя приема в Белоруссии, так как Николай II, будучи полковником, объявился главнокомандующим, потребовал изгнания Распутина.
Распутин отправил в ссылку в Жировицы Саратовского епископа Гермогена. Почему? Глава военного, духовенства протопресвитер Шавельский, вспоминал: «Распутин приглашен к Гермогену. Там у Гермогена на Распутина набросились Труфанов, Митя Косноязычный, и, повалив Гришку, пытались оскопить». Вот таким сильным и влиятельным был Григорий Распутин, которому повезло с «родителями».
Человеком Распутина был и последний (в смысле царский) обер-прокурор Раев, отец которого был учителем в НДС родом из Арзамаса и был СПб митрополитом. Отец, митрополит Палладий Раев, был женатым до монашества. Из воспоминаний секретаря Распутина Симановича: «Однажды царю понадобился в срочном порядке обер-прокурор. Мы предложили профессора высших женских курсов Раева и председателя игорного клуба, где днем и ночью кутили».
Власть в войне теряла авторитет, Россия терпела поражения, менялись премьер-министры, за два года которые поменялись четыре раза. За это правительство прозвали «кувырк-коллегия». В ночь со 2 на 3 марта 1917 г. царь отрекся от престола. Заставила пойти на такой шаг 4-я Госдума, враждебно настроенная к царской власти. Проблемы заключались в поставке хлеба из-за войны. Стоявшие ночами за хлебом были голодными с зеленым отблеском глаз. Они готовы были растерзать, особенно матери за своих детей. Толпы народа ходили по улицам, на которых прятались по углам полицейские. Дума создает Временный Комитет (который назовется Временным Правительством). Царя не впустили СПб железнодорожники. Там, в царском вагоне, его застал Шульгин со свитой из Думы. Попросили отречения. Николай II от своего имени отрекся от престола и от имени цесаревича Алексия. Было возглавлено Временное Правительство Керенским. А собор церковный – предмет горячих споров – так и не созван. Почему же все-таки государь не созвал собор? Обратимся к церковному канонисту Зызыкину – профессору Варшавского университета (Варшава отошла после революции Польше): «Трудно определенно сказать, во-первых, может быть самая неопределенность кандидатуры в патриархи. Кандидат мог стать ареной оппозиционных течений, то есть противником царской власти. Во-вторых, может быть поглощение правительства в борьбу с революцией и с двумя Госдумами. В-третьих, может быть опасение внешних осложнений, начавшихся в 1912 г. Балканских войн, вслед за ними наступившей Первой Мировой войны. В-четвертых, может быть все три пункта вместе взяты».
Третий этап борьбы за собор.
Здесь выступает Предсоборный Совет – орган для выработки повестки и тем собора. Он работал в 1917 г. до Октябрьской революции. Победила Февральская революция. Монархия свергнута. Бытует мнение, что руководство Церкви настроено промонархически, то есть за царя. Это ошибочное мнение. Синод 26 февраля, накануне революции, отказался выступить с воззванием к народу в поддержку царя. Это предложил Жевахов: «Я предложил первенствующему члену Синода выпустить воззвание к населению, чтобы было прочитано на улицах и в храмах. Но члены Синода обиделись на то, что их не замечали в мирное время». Так что воззвание было бесполезно. «Католическая Церковь отлучала от причастия тех, кто стал участвовать в революции». 4 марта выбросили кресла императора из здания Синода. Архиепископ Арсений Стадницкий с радостью съязвил на это: «Выносят символ цезарепапизма». 7 марта из богослужебных книг изъято имя императора, и предписано поминать благоверное Временное Правительство, а не царя. 9 марта в послании всем верным чадам Синод объявил Февральскую революцию божьим делом. Чада призывались довериться Временному Правительству, ибо совершалась воля Божия – Россия вступила на новый путь. Арсений Новгородский Стадницкий: «Революция дала нам свободу от цезарепапизма». Первоприсутствующий член Синода митрополит Владимир Богоявленский (1-ый убитый архиерей), Арсений Новгородский, Тихон Литовский Белавин, Сергий Финляндский Страгородский были за Временной Правительство. Митрополит Питирим СПб был против большинства Синода и хотел цезарепапизма. По мнению А. И. Солженицына, иерархи были первыми виновниками революции. Это было предательство со стороны Церкви. Низшей точной падения Церкви была Февральская революция.
День отречения царя духовные назвали «днем свободы». Друг другу говорили: «Христос воскресе», «Россия воскресла». Иконы были украшены красными бантами, то есть были обряжены в цвет революции. Жевахов негодует, что у нашей иерархии не доставало смелости в отличие от католической. Один дьячок 20 псалме прочитал: «Силою Твоею возвеселится Временное Правительство». В Нижнем Новгороде на епархиальном съезде были воздвигнуты лозунги антимонархические. Вчерашний монархист - владыка Иоаким Левитский призывал молиться за Временное Правительство и провозглашал ему «многая лета». 30 апреля духовенство Балахны и Княгинина направили телеграммы в СПб с поддержкой Временного Правительства.
В Калуге отмечали Февральскую революцию таким образом. Проведен был день свободы в семинарской церкви, где была отслужена литургия в присутствии власти. Прошелся крестный ход с красными флагами, хоругвями. Двинулись на Крестовое поле, которые было переименовано в «поле свободы».
Иоаким Левитский – последний архиепископ царского периода. Был крайним монархистом. 23 марта 1917 г. на съезде он заявил нижегородскому духовенству: «Мне ставят в вину, что я содействовал черносотинцам – «Союзу русских людей», на знамени которых было написано «православие, самодержавие, народность». Как я не мог поддержать монархию? А сейчас другое правительство. Я сужу из-за совести. Нет власти не от Бога». Вот так перекрашиваются люди: вчера – монарх, сегодня – либерал. Новая власть при поддержке церковных низов, то есть белого духовенства, начала борьбу с монархическим правом епископата. В Синоде были правые и левые. Вместо Раева назначен Владимир Николаевич Львов – вольнослушатель МДА. Львов при поддержке белого духовенства в начале марта уволил Питирима СПб, Макария Московского, Варнаву Тобольского, Серафима тверского, Иоакима Нижегородского, Антония Храповицкого. Правое крыло было уволено из Синода. Всего 12 уволено. Сняли ректора МДА Поздеевского. В апреле 1917 г. Львов передал синодальную газету «Церковно-общественный вестник» СПб академии. Главным редактором назначили профессора Титлинова – будущего идеолога обновленчества, противника патриаршества. Это вызвало недовольство Синода. Львов приказал, как школьникам, синодалам встать, и прочитал указ о роспуске Синода. Львов предложил избрать новый Синод, революционный, в который вошли экзарх Грузии Тифлисский митрополит Платон, Агафангел Ярославсикй, Андрей Уфимский, Михаил Самарский и два протопресвитера с архиепископом Сергием Страгородским (даже он попал в революционный Синод). 20 марта 1917 г. Временное правительство отменяет вероисповедные и национальные ограничения. (В древней России первенствующей нацией были русские, а второсортными все остальные, в том числе и православные, мусульмане, буддисты и проч.). Временное Правительство объявило автономию Грузинской Православной Церкви. Так РПЦ теряла привилегированное положение. 14 июля в день Бастилии принят закон о свободе совести (кроме скопцов) – свободе выборе религий и свободе атеизма. 24 июля обер-прокурором назначен был кадет А. В. Карташев. По его инициативе 5 августа за 10 дней до собора обер-прокуратура упраздняется и вместо нее утверждается министерство исповедания. Формально Карташев открыл собор. Синодальный период закончился 24 июля 1917 г. , то есть не до избрания патриарха.
23 апреля 1917 г. Синод принял решение о соборе и создании Предсоборного Совета в составе 62 человек. Комплектовался Совет выборами в церковной среде. И первым был Арсений Новгородский, вторым Тихон Белавин, Кирилл Тамбовский, Евлогий Волынский, Андроник Пермский, Георгий Минский. Затем в него вошли члены Синода: обер-прокурор, его товарищ Карташев, проф. Булгаков, Верховской. Этот Совет имел 10 отделений. Начал заседать с 12 июня 1917 г. В середине июня съезд духовенства и мирян, на котором присутствовали 300 депутатов. Он потребовал ускорения созыва собора. Предсоборный Совет составил Устав собора и место проведения. 5 июля объявили срок созыва собора – 15 августа 1917 г. на Успение. Главный вопрос Предсоборного Совета: восстанавливать ли патриаршество? Кто был за, а кто и против. Против была профессура. Верховской говорил о несоответствии патриаршества древним церковным канонам и практике древней Церкви. В древней Церкви было время, когда не было патриаршества. Современные патриархи соответствуют патриархам 5 в. До 4- 5 вв. патриаршества не было. Бриллиантов: «Патриаршество приводит к излишней централизации церковного управления», то есть приводит к монархизму, единовластию, а 1917 г. – век либеральный. Патриаршество – это суррогат, то есть подделка папства. Церковь возвращалась к практике древней Церкви избрания в патриархи на альтернативной основе, то есть из нескольких лиц. С выборами обратились даже к членам причта.
Выборы в СПб.
23 мая епархиальный съезд, на котором было около 2 тысяч священников и мирян. Состязались три кандидата: Андрей Уфимский, Сергий Страгородский, Вениамин Гдовский –кто из них будет правящим владыкой. 24 мая 1917 г. в колоннаде Казанского собора установили 12 урн. В голосовании приняли 1500 человек. Большинство голосов (599) получил викарий СПб епархии Вениамин Гдовский. Сергий получил 394. Андрей Уфимский 364. Остальные голоса разделились.
Выборы в Москве.
19 июля 1917 г. в Кремле состоялся епархиальный съезд. 20 июля на кремлевской площади поставлены урны. Впервые за 1000 лет претендовал мирянин Самарин, которого царь уволил за антираспутинство. «Первый тур не выявил победителя, оба по 297 голосов: Самарин и Белавин. Перевыборы. На следующий день Тихон победил». Тихону помогла слава антимонархиста. Тихон одно время был Ярославским владыкой. Директор ярославской гимназии рассказал соборянам, что приехавшая царская семья в Ярославль 1913 г . всех чиновников наградила, а Тихона нет. 9 августа 1917 г. Сергий избран во Владимирского архиепископа. Он победил во Владимире.
Переизбирают и начальство монастырей. Так возрождается древняя традиция самоуправления монастырей независимо от архиерея.
На приходах настоятеля тоже избирали общиной. Например, Василия Адаменко выбрали из сормовских рабочих.
Выборы в Нижнем Новгороде.
16 апреля 1918 г. архиепископ Иоаким Левитский в числе прочих членов Синода был уволен Временным Правительством (1910 – 1918). Иоаким хотел вернуться в Нижний Новгород, но революционные власти Нижнего не хотели принять из СПб члена Синода Левитского. Епархией фактически организовал Лаврентий Балахнинский. Иоаким подал прошение на покой в Новоиерусалимский монастырь, настоятелем которого он стал. В прощальной речи Иоакима звучали скорбные слова: «Бурная и мутная волна восстания не пощадила ни его имени, ни достояния. Архиерейский дом (консерватория) разгромлен союзом увечных солдат, вернувшихся с фронта, распропагандированных большевиками». Иоаким в плену этих солдат находился. Владыка, выехавший к сыну в Крым, был убит грабителями вблизи Севастополя. Его случай о распятии владыки на царских вратах ничем не оправдан и документально не подтвержден.
Был объявлен в «Церковно-общественном вестнике» порядок избрания владыки и приведен список из 29 кандидатов. Среди них были Лаврентий Князев, епископ викарный Макарий, протопресвитер Георгий Шавельский, бывший нижегородский архиепископ Назарий, Евдоким Мещерский бывший Алеутский и Североамериканский и митрополит Кирилл Смирнов Тифлисский и Бакинский (проживал в Баку, поскольку ГПЦ объявила автокефалию и выгнала Кирилла). Тихон Белавин сказал Сергию Страгородскому возглавить литургию перед выборами. 20 июля 1917 г. было открыто епархиальное собрание, которое открыл Поздеевский в здании женского духовного училища на Покровке. Избран заочно Кирилл Смирно, так как он не приехал. Он приехал в Москву и выразил желание возглавить кафедру. Но Синод сказал, что полезнее Кирилл будеи на Кавказе. В Нижний Новгород рекомендован Синодом Евдоким Мещерский, который управлял до 1924 г. Его сменит Сергий Страгородский.
Поместный Собор 1917 – 1918 гг.
Был открыт в успенском соборе на Успение Пресвятой Богородицы в 1917 г. На открытие его прибыли официальные лица Временного правительства: премьер Керенский, министр иностранных дел Авксентьев, министр исповедания Карташев. Архиереи заняли место на особом возвышении. Старейший по кафедре митрополит Киевский Владимир Богоявленский с амвона огласил грамоту Синода об открытии Собора и предложил всем произнести Символ Веры. Потом с церковными песнопениями двинулись в Чудов монастырь к мощам Алексия Московского. Какое было торжество! Все ждали чуда. В процессии участвовал Керенский, глава 4-ой Госдумы Родзянко, Львов и другие. Народ Керенскому устроил овацию, и разразился громовым «ура», так как только его правительство допустило открытие долгожданного Собора. Во время оваций Керенский куда-то удалился и исчез. От имени правительства народ приветствовал Карташев следующими словами: «Временному правительству гордо сознанием видеть открытие церковного торжества под его сенью и защитой. Того, что не смогла дать Русской Церкви власть старого порядка с легкостью и радостью представляет новое правительство». Собор – детище Карташева, которого в число томившихся в Петропавловскую крепость заключили.
Деловые заседания Собора начались на третий день 17 августа в Московской епархии на Троицком подворье. А жили соборяне в здании МДС (не в лавре). 564 человека были на соборе. Вызывает подозрение то, что в тот же день поднял мятеж против Керенского царский генерал Корнилов. На соборе всполошились: кого поддержать монархиста Корнилова, который пытался восстановить царский режим, или либерала Керенского? Начались споры на чью сторону встать? Александр Введенский вспоминал, что «у членов собора возникает смелая мысль признать авантюру Корнилова и его поддержать, и уже постановление было принято на соборе поддержать мятежного генерала, но он бежал к казакам и организовал Белую армию». После поражения Корнилова армию возглавил Деникин, а затем Врангель. Если бы Корнилов победил, то какое бы направление выбрал собор?
Почетным членом был избран Владимир Киевский, а деловым руководителем был Тихон Белавин, а фактическим руководителем стал Арсений Стадницкий, поскольку «это был человек с пронзительным взглядом и сверлящими глазами». Граф Камаровский об Арсении: «Его прадед был выходцем из Польши, но бежавший в Бессарабию. Отец Арсения был священником в селе Камаровском. Отец имел троих детей, из которых Арсений закончил Киевскую ДА. Знал несколько иностранных языков. Влюбился в красивую девушку, но она вышла замуж, и он принял постриг. В нем не доставало воспитания, часто бывал груб». «По важности никто не превосходил Новгородского архиерея, походившего на владык Великого Новгорода, ревновавшего о красоте служб и благочини, о хозяйстве, собирании икон. Это был феодал». Поэтому такой владыка был надобен собору. Русская жизнь представляла из себя море, взбаламученное революционной бурей. В составе собора единомыслия не было, не было и дисциплины, доходило до рукоприкладства, так как на соборе присутствовали и монархисты, и либералы. Поэтому и выбрали Арсения Стадницкого.
Облик собора по пестроте состава, по непримиримости враждебности настроения тревожил, печалил и казался жутким. Интеллигенция «тянула влево» собор. Среди духовенства стояли за модернизацию Церкви. Был разброд и недовольство.
На соборе было из 564 человек 299 мирян. Руководителей Церкви насторожило это соотношение. Особенно недоволен был Антоний Храповицкий: «Я думаю, что если бы для участия на собор пригласить какую-либо каторжную тюрьму, то она не могла бы опозорить нашу святую веру и прогневить Бога, как подобные кандидаты, члены собора».
В число духовных вошли: все правящие архиереи (автоматически, их не избирали) и некоторые викарные епископы, члены Синода, члены Предсоборного Совета и от каждой епархии по два клирика, военное духовенство. Из мирян тоже вошли: миряне Предсоборного совета ( 47 профессоров), от каждой епархии по три делегата, группа офицеров от армии и флота, общественные деятели: Самарин, Гучков – министр военных дел, Родзянко, два крестьянина.
Выборы были трехступенчатые: на приходском, благочинническом, епархиальном уровнях. Соборяне избрали руководящие органы. Соборный совет был под председательством Тихона Белавина и его товарища – Арсения Стадницкого, протопресвитеров Шавельского и Любимого, и мирян Евгения Трубецкого, Родзянко, секретаря Шейна. А также вошли Платон Тифлисский, прот. Рождественский, проф. КДА Кудрявцев.
Собор образовал 22 отдела и совет епископов.
Первый отдел – Высшего Церковного управления, на котором обсуждали восстановить патриаршество. Другой отдел – Духовного просвещения (об Уставе духовных школ). Был и отдел, занимавшийся вопросом служения на русском языке. 22 отдела нужны для быстрого проведения собора.
Из Нижнего Новгорода участвовал Иоаким Левитский, протоиерей Павел Григорьевич Полидковский (не поехал), протоиерей Михаил Кудрявцев, священник Александр Альбицкий, земледелец Демидов Валерий Аркадьевич, помощник смотрителя духовного училища Лебедев Сергей Александрович, второй помощник Черноуцин.
На соборе было также двое гостей. На соборе 1945 г. были и восточные патриархи, чтобы показать славу Сталина и СССР.
Борьба на соборе вокруг института патриаршества.
Раньше Предсоборный Совет отверг институт патриаршества как дело противохристианское. И на соборе сначала было мало «патриаршистов». Против патриаршества выступили: князь Чагодаев, протоиереи Цветков и Рубцов, епископ Вениамин Пензенский, профессор Титлинов, священник Владимир Введенский, ставший обновленческим епископом Виталием Тульским (он был учителем Николая Кутепова).
Горячими поборниками восстановления Патриаршества были: Антоний Храповицкий, и арх. Иларион Троицкий. Антоний предложил соборянам посетить Новоиерусалимский монастырь, детище п. Никона, чтобы подготовиться к голосованию. Здесь после панихиды по Никону, Антоний прочел лекцию по Патриаршеству. Он считал, что без Патриаршества России то и не было, уже со времен Владимира на Руси был Патриарх, сначала Константинопольский, в 1448 г. РПЦ получила автокефалию, а в 1589 году на Руси был поставлен свой патриарх. Патриарх у нас был всегда, без него Русская Церковь осталась со времен Петра Великого, пусть он велик как государственный деятель, хотя и это под сомнением, но по отношению Церкви– великий разоритель. С первых времен христианства не было ни одной Церкви, которая не имела бы общего пастыря. Более молодым был Иларион – помощник ректора МДА, но не меньшим ревнителем единоначалия: «Зовут Москву сердцем России, но где бьется это сердце? На бирже, в торговых рядах, на Кузнецком мосту? Оно бьется конечно в Кремле. А где в Кремле? В Окружном суде, в здании Сената или в солдатских казармах? Нет, в Успенском соборе, там, у переднего правого столпа должно биться русское православное сердце. Орел петровского самодержавия, устроенного на западный образец, выклевал это сердце. Святотатственная рука нечестивого Петра свела Первосвятителя Российского с его векового места в Успенском Соборе. Поместный Собор от Бога данной ему властью восставит Московского Патриарха на его законное, неотъемлемое место». Когда же он узнал, что МДА против Патриарха, он прибыл сюда, собрал всех и прочитал пламенную проповедь в защиту Патриаршества. Убедительным доводом сторонников Патриаршества было напоминание о государственной разрухе, о печальном состоянии нравственности народа, а посему «не медля мы должны избрать духоносного стража нашей совести, нашего духовного вождя, Святейшего Патриарха, за которым и пойдем ко Христу». Указывали на каноны; профессор Титлинов угрожал рукоприкладством своему оппоненту, что пришлось прервать заседание. Атмосфера, по словам Евлогия, была как в парламенте, были настоящие кулачные бои. Прения угрожали затянуться, но военные события в Москве, заставили Собор 28 октября 1917 года прекратить прения и проголосовать за Патриаршество. В СПб 25 октября был взят Зимний Дворец, была большевистская власть, а в Москве – буржуазная власть в руках Керенского. Шла война между двумя лагерями. Собор проголосовал за патриаршество в связи этими событиями. 28 октября красные штурмовали Кремль. Собор работал под грохоты пушек и оружейной стрельбы. Зам. председателю собора Трубецкому приходилось отправляться на собор два раза под пулями. Евлогий вспоминал, как 29 октября Тихон едва ли не был убит, когда взорвался снаряд возле его экипажа. Снаряды летали под ногами и взрывались над головами.
Большевики начали штурм Кремля, который был занят пятнадцатилетними юнкерами, горячо преданными Временному правительству. Архиепископ Дмитрий Таврический и Нестор Камчатский перевязывали раненых на московских улицах, как сестры милосердия, независимо от того, был ли это юнкер или большевик.
31 октября собор принял решение обратиться к сражающимся о прекращении войны. Была образована миротворческая делегация во главе с митрополитом Платоном. Они должны были отправиться к большевикам к Военному Революционному Комитету с просьбой прекратить огонь. Но большевики сказали, что они не виноваты, а виноваты юнкера. Направились в Кремль, юнкера прекратили стрельбу. Большевики все равно продолжали стрелять. Кремль подвергся обстрелу из пушек. На собор приходят телеграммы с целью прекращения разрушения Кремля. Собор во главе с Тихоном тогда создал комиссию для фотографии разрушенных участков Кремля. Проф. Булгаков огласил на соборе обращение: «Покайтесь, вернитесь на путь Христов. Оставьте мечту лжеучителей организации единого общества».
4 октября собор принял определение по общим положениям о высшем церковном управлении Российской Церковью и выборе патриарха. В первом отделении было сказано: 1) высшая власть принадлежит собору, который собирается периодически в составе епископов, клириков и мирян (сейчас у нас нет такого. Сейчас отказались от собора. Достаточно архиерейских совещаний. Но Церкви без мирян нет, поэтому миряне должны принимать участие в делах Церкви); 2) управление Церковью возглавляется патриархом; 3) патриарх является первым среди равных «primus inter pares»; 4) патриарх подотчетен собору.
Процедура выборов. Избираются три кандидата. Жребием из трех выбирается один. В древней Церкви жребий тянул малыш. А на соборе решили, что у нас есть схимник в Лавре слепой. Поручили тянуть жребий старцу Алексию. Тремя кандидатами были Арсений Стадницкий, Тихон Белавин и Антоний Храповицкий. Тихон – самый мягкий, так как он в семинарии не ставил двойки и даже тройки в отличие от строго Арсения и умного Антония. Антоний издал в трех томах свои сочинения, а Арсений в алтаре мог обзывать иподьяконов «дураками и сволочью». Жребий пал на Тихона. Противники Тихона обвинили его в расстройстве церковных дел. «Воевал в алтаре Арсений. Боялись его, как огня. Ругался в алтаре так, что ноги могла загнуться от страха».
Выборы состоялись 5 ноября в Храме Христа Спасителя. Просили в Успенском соборе, но власти не дали. Нестор Камчатский: «Успенский собор обстрелян. В главный купол попал снаряд. Пробоина размером в три аршина. Зеркальные стекла в окнах выбиты или прострелены пулями. Одни стекла перебиты на 25 тысяч рублей. Стенопись испорчена. Паникадила согнуты. Престол, гробница Гермогена осыпаны стеклом. Последний удар по Кремлю пришелся в шесть утра 3 ноября». Выборы начались литургией, молебном. В начале Литургии мит. Владимир вынес ковчежец, куда он пустил жребии с именами кандидатов. После окончания литургии из алтаря вышел старец Алексий из Зосимовской пустыни и после усердной молитвы вынул жребий, на котором было написано Тихон, митрополит, Московский. Хор грянул аксиос и все люди запели Тебе Бога хвалим. Евлогий: «У многих на глазах были слезы. Всем хотелось верить, что с Патриархом все раздоры исчезнут». Это было для многих неожиданно. Противники Патриаршества ушли с Собора, это облегчило Собор. А Введенский сказал: Теперь можно остаться, чтобы вредить Церкви. Архиепископ Иоанн Сан-Франциский пишет: «Может быть здесь во время избрания Тихона было зарождение некой травмы в сознании Антония. Общаясь с ним, я видел в нем лишь его старость. И может быть внутреннюю усталость. Он был живой на слово, но не помню резких его словечек. Когда я его спросил о Тихоне он сказал, что кутейник, попович» Сам Антоний принадлежал к дворянству, боярин. Тихона на Соборе во время выборов не было, он служил на Троицком подворье. К нему отправлено посольство во главе с Владимиром, Платоном, Вениамином. На их сообщение Святитель сказал: «Ваша весть об избрании меня в Патриархи является тем свитком, на котором написано плач и стон и горе, каковой должен был съесть пророк Иезекииль. Пророческие слова произнес Патриарх. 7 ноября он прибыл в Лавру, чтобы подготовиться к интронизации. 21 ноября на Введение состоялась интронизация Тихона в Успенском соборе. Большевики не хотели давать собор, который сильно пострадал во время обстрела. 28 вышел указ Патриарха о возведении в сан митрополита: Антония, Арсения, Сергия, Агафангела, Иакова Казанского. Шутили, что сразу выросло много белых грибов, Собор вместе с учреждением института патриаршества, создал два коллективных органа: ВЦС и Синод, которые по своему ограничивали власть Патриарха. Синод состоял из 13 членов: Патриарх и митрополит Киева постоянные члены Синода. 6 епископов избирались Собором на три года и 5 епископов вызывались Синодом из епархий на один год. Церковь делилась на 5 митрополичьих округов, во главе с митрополитом. Округ делился на епархии. 5 представляли каждый округ в Синоде. Митрополичьи округа вызваны обширностью епархий в России. Предусматривалось в каждый уезд поставить епископа, а в каждую губернию–архиепископа. Группа губерний образовывала митрополию, со своими соборами и епархиальными съездами, с выборными митрополичьими и епархиальными управлениями. Везде чувствовалась свобода. К ведению Синода дела иерархии и пастырские, вероучительные, канонические и литургические. ВЦС– административно–хозяйственные и школьные. На Патриарха могли отстранить от престола по решению совета епископов в полном его составе, созываемом по решению Синода и ВЦС.
13 ноября Собор обсуждал доклад о правовом положении Церкви в государстве. У соборян были иллюзии. Булгаков составил резолюцию, в которой требовалось полное отделение Церкви от государства. Собор работал более года с15августа 1917 года, до 7 сентября 1918 года.
Было три сессии:
Первая сессия с 15 августа по 9 декабря 1917 года.
Вторая с 20 января по 7 апреля 1918 года
Третья со 2 июля по 20 сентября нового стиля. Весной 1919 года намечалась четвертая. На первой восстановлено патриаршество, на второй сессии были не все делегаты. Шла Гражданская война. Сколько было? И 110 и 200 человек, но нет кворума. Собор принял решение продолжить работу при любом количестве.
Вторая сессия. Главная тема заседаний–устройство епархиального управления. Покровский предложил такую формулировку епархиального управления. Епископ управляет епархией при соборном содействии клириков и мирян. После бурной дискуссии эта редакция все же принята. Собор установил Ценз в 35 лет для епископа. Епископы должны быть монашествующими и избираться из их числа, или необязанных браком лиц белого духовенства и мирян, но с пострижением в рясофор, если не принимают монашества. Епископ управляет при содействии епархиального собрания, избираемого из клириков и мирян на 3 года.
Самое обширное определение Собора о приходе «Приходской устав». Собор решил отрицательно решил вопрос о выборах приходского духовенства, принятое Синодом в 1917 году. Приходской устав предоставляет назначение членов притча епископу, а приходскому совету дается лишь право ходатайствовать за своих кандидатов. Собор запретил второй брак духовенству. Принял определение о разделе местных средств приходского духовенства. Священник получал в 2 раза больше псаломщика, дьякон в 1,5 раза больше псаломщика. При исповеди у не приходского священника нужно предоставить удостоверение о том, что был на исповеди. 28 марта поступило предложение разрешить носить духовенству светскую одежду, при умеренно коротких волосах. Но Собор не принял это заявление, хотя сообщалось, что Вениамин Петроградский разрешил законоучителям носить светскую одежду. Решения и постановка самих вопросов на Соборе во многом опережали весь остальной христианский мир. И для того, чтобы войти в свое второе тысячелетие, Церкви надо всего лишь вернуться к решениям Собора. Принять к действию все основные его решения и разработать все те вопросы, которые он не успел довести до конца. К этому относилось устройство церковного суда, о расторжении брака, об уставе Академий и высшей богословской школы, о старом и новом стиле, о образовательном цензе русского духовенства, о восстановлении чина диаконис. Вывод немецкого ученого Гюнтера Шульца о значении Собора подтвердил, правда со знаком минус, протоиерей Кирилл Зайцев: «Собор уделил в организации церковного управления элементу мира , а так же коллегиальному началу, значение чрезмерно повышенное». Собор был представлен всеми слоями церковного народа.
Собор расширил права женщин в жизни прихода. Они могли быть избираемы в церковные старосты. Исполнять обязанности псаломщика. Но в состав клира их не включать. Они не могли быть членами епархиальных и благочиннических советов. НЕ могли занимать административно–церковные судебные должности. Но проект соответствующего отдела предлагал восстановить чин диаконис, но это не успели обсудить. За его восстановление выступал профессор нашей Академии Громогласов, член ВЦС. Он сказал, что в Византии диаконис рукополагал епископ, возлагал на шею орарь, препоясывая крестообразно, причащалась после диакона, а после причастия епископ передавал ей чашу, и она ставила ее на святую трапезу. Поспеловский выражает уверенность, что если бы Собор продолжил работу, этот институт был бы возрожден. Сторонниками возрождения этого института были: свт. Филарет Московский, преп. Макарий Глухарев, преподобномученица Великая Княгиня Елизавета Феодоровна. В начале второй сессии случилось злодеяние. 25/7 февраля 1918 года был убит митрополит Владимир Киевский. Некоторые исследователи считают, что он был убит за крайний антиукраинизм. Он был противником украинской автокефалии. В связи с этой трагедией Собор постановил:
1 установить по всей России ежегодные моления в день 25/7 февраля или вследущий за ним воскресный день Исповедников и Мучеников
2 было принято экстренное постановление по случаю смерти или болезни Патриарха, он должен избрать несколько блюстителей престола.
5/18 апреля 1918 года Собор прославил Иосифа Астраханского и Софрония Иркутского. Восстановил в монашестве и святительском сане Арсения Мациевича и лишенного сана в 1905 году священника Григория Петрова, члена партии эсеров, автора популярных сочинений, он был изумительным проповедником. Собор постановил не лишать сана за политические взгляды.
Третья сессия обсуждала вопросы:
о деятельности ВЦС и Синода;
приняли определение о монастырях и монашествующих:
а) восстановил автономию монастыря и внутренне демократический строй монастырской жизни, а также возложил на монастырь новую миссию церковного образования и просвещения паствы. Речь зашла о необходимости монастырских школ и академий. На съезде монашествующих летом 1917 года председатель еп. Феодор Поздеевский добивался, чтобы МДА стала монашеской;
б) периодически проводить съезды монашествующих;
в) монашествующие богословы должны объединиться во Всероссийское монашеское братство просвещения;
г) возрастной ценз для пострига не менее 25 лет;
д) Собор заявил о преимуществах общежития.
Собор обсуждал вопрос о реформе духовных школ. Еще в июле 1917 года Синод ввел Временный устав о самоуправлении Академии. Собор одобрил выработанный новый академический устав, дававший высшей школе полную автономию от епархиального епископа. Он должен быть введен определением от 7 апреля 1918 года с 1 сентября 1918 года. 7 апреля 1918 года было принято определение о семинариях и училищах. Семинарии решили открыть в монастырях, но оба определения не осуществлены, так как 6 сентября1918 года все школы были национализированы, но разрешено устройство богословских курсов, для подготовки священнослужителей, но чтобы там не было общеобразовательных дисциплин и лиц моложе 18 лет. На основании этого постановления в сентябре 1918 года открыты училища, а 1 декабря 1919 года разрешили открыть в Петрограде богословский институт и несколько подготовительных курсов. Положение об институте было утверждено Патриархом. Было две группы профессоров из Академии и университета, это были лучшие кадры: Тураев, Глубоковский. Но через три года его закрыли по интригам обновленцев в 1922 году, остались лишь курсы. Об этом институте написал хорошую статью Кирилл (Гундяев). Остались лишь тихоновские богословские курсы. У обновленцев тоже были курсы. В сентябре 1925 года курсы преобразованы в Высшие богословские , но и они просуществовали только три года. В августе 1928 года курсы закрыты, последняя высшая школа. МДА была закрыта в1920 году. Уже последний учебный год 19/20 был сокращенным.
Собор восстановил празднование памяти Всех святых в земле Российской просиявших, отмечать во второе воскресенье после Троицы. Это праздник 16 века, установленный мит. Макарием. Мы не можем рассказать о всех деяниях Собора. Большинство деяний Собора не было реализовано. Собор был разогнан. Собор, открыто осуждавший многие решения Советской власти, сильно мешал органам революционной диктатуры проводить свою жесткую линию, нужно распустить Собор, но как? Указом, это могло вызвать недовольство народных масс. А не обвинить ли некоторых членов Собора и патриарха Тихона в контрреволюции? 19 января 1918 г. патриарх предал анафеме власть советов. Ведь он критиковал Советскую власть с января 1918 года, прежде всего декрет от 23 января 1918 «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви». В конце августа 1918 года эсеры организовали ряд покушений на руководителей государства: Ленина, Урицкого, и других. Большевики объявили красный террор, как ответ на белый террор. Арестовывали дворян, офицеров, участников войны, купцов, священников, то есть бывших хозяев старого режима. Арестованы были тысячи. Чтобы их сдержать, нужно было создать концлагерь. В Нижнем Новгороде был создан концлагерь в Крестовоздвиженском монастыре. Уничтожали без суда и следствия по подозрению в контрреволюции и классовой принадлежности. Так погиб петербургский протоиерей восьмидесяти лет Алексий Ставровский, который предложил священнику, стоявшему рядом на плацу и имевшему трех детей, поменяться местами. 14 сентября 1918 г. был арестован Тихон, собор медленно распался к 20 сентября.
Соборный документ о правовом положении Российской Церкви от 2 декабря 1917 года. Это превентивный удар по большевикам, готовившим декрет об отделении Церкви от государства и школы от Церкви. Собор в пику большевикам заявил: Российская Церковь занимает первенствующее положение, а в декрете сказано о свободе совести. Глава России, министр исповеданий и министр просвещения, товарищи их должны быть православными. Во всех светских школах воспитание детей должно соответствовать духу Церкви. Очень хорошо, но нереально. Определение о монашестве от13 сентября 1918 года, монастырское имущество–это имущество Церкви. Но уже по закону это было отнято. Определение от 12 сентября 18 года «Об охране церковных святынь» от захвата и поругания. Приходским общинам не распадаться, не терять священника, совершать богослужение на частных квартирах. Отсюда пошла Катакомбная Церковь. На частную квартиру могут нагрянуть, поэтому нужно уходить в подполье. Патриарх на допросе 16 февраля 1923 года сказал, что Собор имевший членами не только духовенство, но и видных политических деятелей старого режима, стал на точку зрения непримиримой и активной борьбы против Советской власти.
Власть конфисковала здание МДС, где проживало большинство соборян, конфисковали банковские вклады Церкви, так Собор потерял материальную базу.
Значение Собора 1917–1918 года. Восстановил патриаршество. Редкий политически независимый собор как от царской власти, так и от светской. Поэтому принимал независимые от властей определения. Шульц: «В свое второе тысячелетие (988 – 1988 гг.) Русская Церковь вступила собором 1918 г., а не формальной датой, и решениями, и постановкой вопросов. Собор предвосхитил хронологию событий будущего. Решениями собора долго руководствовались». Новация его в том, что во-первых, собор широко представителен, во-вторых, создание митрополичьих округов, в-третьих, ротация Синода и ротация ВЦС, многочисленные викарные епископы – это делалось для кафоличности Церкви, епархиальное управление осуществляется вместе с клиром и мирянами, а не одним человеком, в-четвертых, созданы благовестнические братства – это институт благовестников, то есть когда священник мог благословить ученых людей и талантливых мирян на ношение стихаря и на проповедь, в-пятых, хотели обсудить Устав церковного суда, вопрос о расторжении брака, об Уставе духовных академий, о старом и новом календаре (Тихон ввел новый стиль), об образовательном цензе духовенства и о чине диаконисс – это предполагалось на весну 1919 г. Выводы Шульца опередил русский эмигрант протоиерей Кирилл Зайцев в своей книге «Время патриарха Тихона». Он писал: «Собор уделил в организации церковного управления элементу «мира» (то есть мирян), а также началу коллегиально-общественному чрезмерное повышенное значение». Кирилл был недоволен, так как миряне обделили духовных. Евдоким Мещерский: «Собор изменил жизнь Церкви. Посмотрите на наше церковное управление. Из него удален абсолютизм». Это кредо обновленческой Церкви. Такое понимние, в частности, выработалось у Евдокима и у Тихона во время пребывания и управления в демократической Америке. А решения собора были приняты на гребне демократической революции во время ломки закоренелого абсолютизма.
Собор избавил Церковь от темных личностей, компрометирующих Её. Скандально известный архиепископ пензенский Владимир Путята (1869-1940) был судим Собором и лишен сана за крайне соблазнительную личную жизнь, за откровенное распутство. Первый раз он был судим в 1913 году, но его спасли широкие связи. Он, бывший гвардейский офицер, столбовой дворянин был уличен в тяжких преступлениях и отдан под суд. Ему запретили поездку в столицу без разрешения Синода, ибо он руководил кафедрой из столицы. Это было в 1913 году. Как только он об этом узнал, Синод получил ответную телеграмму с просьбой о приезде в Петроград. Синод поручил Владимиру Богоявленскому, что приезд не разрешается. Через несколько дней Арсений Новгородский говорит на очередном заседании «Мы не разрешили архиепископу приехать в Петроград, а он уж тут. Кажется, он у вас остановился, владыка Питирим». «Да, да он у меня остановился, но он говорит, что ему разрешили приехать и телеграмму передал». Питирим протянул телеграмму Владимира, где было сказано о разрешении приехать в Петроград. А между словами Синод и разрешил место со следами стертых букв «не». Члены Синода посмеялись. А на Соборе 1918 года влиятельных лиц, покровителей Владимира уже не было. В годы революции архиепископ открыл народную церковь. Потом он примкнул к обновленцам. Те его восстановили в архиерейском сане и даже ввели в Синод. Но он ушел и от них и самочинно объявил себя архиепископом Уральским. В 1928 году келейно принес покаяние митрополиту Сергию Страгородскому и ходатайствовал о восстановлении в епископстве. Без успеха уехал в Омск и жил там на средство бывших поклонниц, а когда те покинули его, он приходил по праздникам на паперть и протягивая руку, просил: «Ради Христа, подайте на пропитание потерпевшему за правду». Умер в 1940 году.
Едва не был лишен архиерейства епископ Северо-Американский и Аляскинский Евдоким Мещерский, бывший ректор Академии. Прославился он скандальным поведением: завел любовницу, прижил детей, растратился на имущество. В 1917 году был вызван на Собор, участвовал в его заседаниях и был кулуарно прощен епископатом. В 1918 году патриархом был поставлен на Нижегородскую кафедру. Известен тем, что в годы его правления вся епархия примкнула к обновленцам.

РПЦ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ 1917–1920ГГ.
Несомненной заслугой Временного правительства, правившего с 3 марта до 7 ноября 1917 г., является разрешение на созыв Поместного Собора, за который боролась церковная общественность с начала века. Однако, буржуазное правительство совершило антицерковную акцию, которая вызвала протесты Церкви и трения с ней. Это указ от 20 июня 1917 года о национализации общеобразовательных школ РПЦ, 37.000 церковноприходских школ перешло в ведение министерства народного просвещения. СНК – совет народных комиссаров был образован 7 ноября 1917 г. Правительство большевиков СНК сразу приступило к подготовки закона об отделении Церкви от государства и школы от Церкви. первый декрет СНК «О мире» 3 марта 1918 г. Декрет «О земле» - земля была национализирована, то есть вся земля Церкви переходила государству. В Петрограде закрываются Дворцовые церкви и конфискуется синодальная типография. 11 декабря 1917 года СНК обсуждало вопрос об ускорении отделения Церкви от государства. Создается комиссия для выработки проекта декрета: Луначарский, Рейснер, Красиков, Галкин. Ускорение работы над декретом вызвано было соборным определением о положении РПЦ от 2 декабря 1917 года. Уже через неделю 18 декабря 1917 года был издан декрет о гражданском браке и гражданской метрикации. Брак объявлен частным делом. С протестом выступил Вениамин Петроградский, общественность была осведомлена о готовящемся декрете. Ленин обратился в комиссию: «Очень прошу поспешить с разработкой декрета». 19 января патриарх Тихон обратился с посланием к верующим: «Станьте ныне на защиту угнетаемой и оскорбляемой Матери–Церкви нашей. Противостаньте им силою вашей вашего властного всенародного вопля, а если нужно будет и пострадать за дело Христово, зовем вас на эти страдания с собою». Последние два выступления, Вениамина и Тихона, появились после решения правительства о конфискации Александро-Невской Лавры для нужд наркомата призрения. Тогда Патриарх отказался от визита в столицу и направил в Синод призыв создавать церковные дружины, по охране церквей. Именно в день послания Патриарха была попытка красногвардейцев проникнуть в Лавру. Чекисты хотели осмотреть раку Александра Невского. Михаил Польский пишет: «В это время на паперти в епитрахили, с крестом в руках появляется священник Петр Скипетров. Он пытается остановить вооруженных людей, раздается команда и пули пронзают тело старца. Убитый падает с крестом в руках, чекисты переступают через труп, и врываются в храм. Тело пастыря до вечера лежит на паперти, кто-то из злодеев размозжил прикладом ему голову». Монахи ударили в набат, поэтому набат запретили уже в 1918 году, другие колокольные звоны запретили в 1930 году по просьбам трудящихся. В защиту Церкви выступили даже инославные и иноверные. На следующий день, 20 января, верующие организовали грандиозный крестный ход, и власти не помешали ему, но в этот день открылась вторая сессия Собора. 23 января 1918 года опубликован декрет «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви». Его подписали несколько наркомов, но не было подписи Сталина, Луначарского. Ленин рекомендовал этим людям не подписывать этот декрет, чтобы не травмировать национальные чувства.
Главные положения этого документа:
Церковь теряла привилегированный статус, каждый гражданин мог исповедывать любую религию или не исповедывать никакой. Провозглашалась свобода совести; никаких ограничений на основании религиозных взглядов, ни преимуществ, ни льгот;
школа отделялась от Церкви; преподавание религии в школе не допускается; граждане могут обучаться религии частным образом.
В основном это признаки секуляризованного государства, здесь ничего нового нет в сравнении с законом Временного правительства. Новизна в следующем:
никакие Церкви и религиозные общества не имеют права владеть собственностью, они лишаются прав юридического лица. Здания и предметы культового назначения передаются общинам в бесплатное пользование.
Верно, предсказывал митрополит Вениамин, что осуществление этого проекта грозит большим горем и страданиями православному русскому народу. Волнения могут принять силу стихийных движений и привести к тяжелым последствиям. И верно. В ряде городов были организованы в знак протеста крестные ходы: Петрограде, Владимире, Саратове, Нижнем Новгороде. В Нижнем был организован крестный ход. Викарный епископ Лаврентий Князев сказал слово о мирной христианской борьбе с врагами веры. Крестному ходу присоединились солдаты местного гарнизона с оркестром. А 7 июня 1918 года съезд духовенства протестовал против изъятия церковного имущества. Воззвание к пастве подписали епископ Лаврентий, протоиерей Алексий Порфирьев и бывший предводитель нижегородского дворянства Нейдгардт. В воззвании были приведены слова Апостола «Облецытесь во всеоружие Божие». Власти истолковали их как призыв к вооруженной борьбе. А во время белого террора, епископа Лаврентия арестовали. После покушения на Ленина в конце августа Владыку перевели в тюрьму, оттуда его повезли расстреливать в городскую ЧК на Малой Покровке. Расстреляли в особняке одного чудака, в нем были глубокие подвалы. Рядом с домом был сад, выходивший к оврагу, здесь расстреляли многих верующих. 24 октября, накануне годовщины революции, в овраге казнили еп. Лаврентия. Тело сбросили в Волгу.
Кровь пролилась в Воронеже и Шатцке. Большевики расстреляли крестные ходы в этих городах. На Сретение расстреляли крестных ход в Туле. Здесь ранен викарный епископ Корнилий Соболев, всего убито 13 человек. Расстреляли в Харькове. Через день после отделения Церкви от государства с 25 на 26 января был убит митрополит Владимир Киевский. Кто виновен в убийстве митрополита? Был ли он жертвой большевиков или украинских автокефалистов? Этот вопрос остается открытым. Этот вопрос обсуждался и на Поместном соборе. Патриарх 16 февраля 18 года сказал на Соборе «Злодейское убийство произошло 25 или 26 января. Когда часть Киева была в руках большевистских войск. Большевистские солдаты, придя в Лавру, думая, что здесь стоят орудия, спросили: «Кто здесь хозяин?». Они вошли в покои и произвели обыск, рассчитывая найти большие деньги, но у митрополита оказалось всего 100 рублей. Затем солдаты спросили, нет ли в Лавре орудий или оружия? Не смотря на отрицательный ответ, солдаты произвели полный обыск, ничего подозрительного не оказалось. После этого солдаты приказали митрополиту одеваться и идти с ними к коменданту. Митрополит выведен за лаврские ворота. Никто из братии не последовал за митрополитом, то ли испугались, то ли солдаты не разрешили идти с ним. Только на следующее утро митрополит был найден убитым недалеко от Лавры. На теле обнаружены две смертельных огнестрельных раны и несколько штыковых». На вопрос, почему братия не защищала своего митрополита, ясный ответ дает доклад архимандрита Матфея, ездившего в Киев для расследования этого убийства. Матфей определяет, что причиной мог быть крайний антиукраинизм убитого. Покойный митрополит не желал признавать украинофильской церковной партии, а именно украинофилы составляли большинство в Лавре. Монахи выбрали новый собор, но митрополит отказался его признать. Монахи хотели снять наместника Лавры архимандрита Амвросия, который и сам соглашался уйти на покой. Но митрополит этого не допустил. Когда он возвращался с церковного собора в Москве в декабре 1917 года, его никто не встретил, так как он не признал Церковной Рады, в отличие от епископа Евлогия, который признал Раду правомочным органом церковной власти на Украине, без согласия Владимира. А митрополит сказал, что он лучше умрет, чем признает это сборище. Поддерживает эту версию и Зеньковский, бывший министром исповеданий при гетмане Скоропадском. Он пишет: «25 января украинские власти покинули Киев, большевики вошли в столицу Украины во главе с Муравьевым, около 2000 человек. На другой день по Киеву разнеслась печальная весть об убийстве митрополита. По одной версии его убили украинцы, ненавидевшие митрополита за антиукраинизм. По другой версии он был убит послушниками, ограбившими его и увезшими тело митрополита за полверсты от лавры. Это страшное убийство кроткого митрополита, очень достойного по своим личным качествам, тяжестью легло на души всех». Во время гетманщины Скоропадского на этом месте был установлен памятник. Третья версия: убили большевики. Евлогий: «В злодействе сыграл Алексей Дородницын – бывший Владимирский архиепископ, но кровь его (Владимира) и на монахах лавры. Дородницын создал для митрополита тягостное положение, благодаря которому Владимир чувствовал себя как в осажденной крепости. Владимира предупреждал большевистский комендант, что если кто-то ворвется в и будет требовать деньги, то звонить мне. Пришли однажды в Лавру голодные матросы, которые ели и расспрашивали положения монахов, те сетовали и указывали на Владимира».
Война продолжается на русской территории. Россия не хочет воевать. Немцы возобновили наступление на Петроград. Патриарх призывал к отпору, но 3 марта 1918 года, был подписан, по выражению самого Ленина, похабный, прелюбодейный Брестский мир. Условия договора были грабительскими. Россия потеряла Прибалтику, Украину, Белоруссию Закавказье, кроме того, выплачивалась громадная контрибуция золотом в 245 тонн, которые хранились в банке Нижнего Новгорода и Казани. Но к 13 ноября было отдано 93 тонны. Европа объявила нас предателями, так как Россия вышла из Антанты. 6 марта 1918 года Император Николай Второй находившийся в это время в месте со своей Семьей в ссылке в Тобольске, записал в своем дневнике: «Это такой позор для России, это равносильно самоубийству. Я никогда не думал, что Германия с Вильгельмом могут опуститься до такой степени, что они смогут пожать руку этим несчастным (большевикам), которые предали свою страну». Император дал обет, что не подпишет мира, покуда последний вражеский солдат не покинет России. Николай осудил мир.
И Патриарх в своем послании от 5 марта осудил этот мир. «Тот ли это мир, о котором молится Церковь? Мир, по которому отторгаются от нас целые области, населенные православными. Десятки миллионы православных попадают в условия духовного соблазна. Мир, по которому Украина отделяется от братской России. И стольный град Киев, мать русских городов, колыбель нашего крещения, хранилище святынь, перестает быть городом России. Мир, отдающий наш народ и русскую землю в тяжкую кабалу. Такой мир не даст народу желанного отдыха и успокоения. Церкви православной принесет боль, а Отечеству неисчислимые потери» - сказал Святейший. Патриарх как в воду глядел, предупреждая, что этот мир не приведет к братскому сожительству народов. В этом мире посеяны семена злобы, в нем зародыши новых воин и зол. Действительно, этот сепаратный мир послужил поводом для интервенции бывших союзников по Антанте. Они хотели наказать Россию-предательницу и предотвратить оккупацию немцами Северного края. Войска находились на Кольском полуострове в течение всей войны. Сначала там были только военные корабли, Мурманск был стратегическим портом. И как только была получена весть о Брестском мире, сразу высаживаются войска в городе и начинается наступление на Архангельск. Гражданская война обострилась от вмешательства интервентов. Казалось, что Патриарх поддержит Белое движение и верно. Белые войска встречали с молебном и колокольном звоном.
Как возникло Белое движение? Корниловский мятеж не удался, Корнилов был арестован, посажен в Быховскую тюрьму, ему удалось бежать и он уходит на Северный Кавказ. Там уже были генералы, например Алексеев. Они собирают силы против новой власти. Так началось Белое движение. Они ждали поддержки Патриарха. Но, увы. Патриарх, если верить Трубецкому, в 1918 году отказался благословлять не только Белую армию, но и одного из ее вождей. Патриарх не был аполитичен сначала, как считали в Советское время. Патриарх помогал белым и Колчаку. Патриарх не хотел политических интриг. Церковь не могла не возносить молитв об упокоении рабов Божиих за веру убиенных. 31 марта 1918 года синодик составлял 17 умученных: митрополит Владимир, прот. Иоанн Кочуров. Полный список умученных дан в книге Регельсона. Список умученных называется мартирологом.
СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ЕРМОГЕН ТОБОЛЬСКИЙ.
В ночь со 2го на 3е апреля 18 года на Страстной недели был арестован Епископ Ермоген, который в 1917 году сменил еп. Варнаву. Он организовал, по примеру Москвы, в Тобольске, против воли красных, крестных ход вокруг Кремля. И благословил в дом, в котором ранее находилась Царская Семья. Ермоген осенил крестом и помянул Императора с его Семьей. За это он был арестован, а 29 июня 1918 года Ермоген был утоплен в реке, недалеко от села Покровского, где родился Распутин. Красногвардейцы связали епископу руки и подвязав камень, бросили с верхней палубы в воду, под колесо парохода. Потом пришли белые, создана комиссия, нашли его тело и привезли в Тобольск и погребли на месте подвигов митрополита Иоанна Максимовича.
В миру Долганов (Долганев) Георгий Ефремович. Прославлен в 2000 г. Сын одинокого единоверческого священника, у которого было 19 детей. У Гермогена не было постоянства. Учился в морском училище, семинарии, Новороссийском университете, Женевском университете, который не закончил. Всё оставил, и решил стать хлебопашцем, но мало силенок. У него резкий, пылкий характер с природным свойством доводить все до крайности. По примеру Оригена, оскопил себя. Его хорошо знал Антоний Храповицкий, который засвидетельствовал факт оскопления. «Гермоген кастрировал себя, будучи студентом Новороссийского университета, и тем самым лишил себя нормального настроения. Петров опубликовал рапорт об изъятии трупа Гермогена: «Кастрация яиц не свежая, зарубцевалась».
Иосиф Джугашвили (21. 12. 1879 – 05. 03. 1953) был учеником у Гермогена. Сталин родился в селе Гори «холм». В 1894 г. архимандрит Гермоген прибыл в Тифлис «теплая вода», где учился семинарист Джугашвили с 1894 по 1899 (не доучился один год). Ректор Гермоген покинул семинарию в 1900 г. В 1918 г. Джугашвили был министром по делам национальности советского правительства. Есть здесь вероятнее всего связь между Джугашвили, который отыгрался на своем учителе.
Поступил в СПб академию, которую закончил. По совету владыки Никанора Бровковича Одесского Гермоген был направлен в СПб академию. Гермогену в то время было тридцать лет. Пострижен на втором курсе ректором Антонием Вадковским. Учился плохо, с трудом. Его курсовые сочинения рецензировал профессор Елеонский и оценивал его диплом как посредственное сочинение, то есть плохо написанное. В 1894 г. в сане иеромонаха направлен в Тифлисскую семинарию – самую бунтарскую. Еще в 1886 г. исключенный семинарист Лагиев совершил убийство ректора – это было первое убийство в системе духовного образования. В надгробном слове Чудицкому экзарх Грузии архиепископ Павел проклял всю Грузию. У Павла сдали нервы. Это вызвало негодование грузинской общественности. Предводитель дворянства в Грузии предложил покинуть Павлу проклятую им страну. А Кипиани – дворянина арестовали в ссылку в Ставрополь, где через год был убит наемной убийцей. Кафедру в Грузии занял выпускник НДС Палладий Раев. Он умел ладить со всеми, был искусным администратором. Раев распустил школу, и целый год занятий не было. В 1892г Тифлис посетила царская семья. Роскошный прием семье устроил Палладий. Когда умер СПб митрополит Исидор в 1892 г., у царя не было сомнений кого поставить. Поставили Палладия, который прослужил шесть лет до 1898 г. вот такую карьеру сделал себе Палладий.
После Палладия стал экзархом Владимир Богоявленский, при котором организовалось тайное общество семинаристов, которое выступило против служения в Грузинской Церкви на церковнославянском языке и преподавания на русском языке. Владимир на год распустил семинарию. После этого в классах семинарии присутствовал полицейский. Вот в такую обстановку прибыл Гермоген.
В бытность его инспектором, а затем ректором в семинарии учился Джугашвили поводом к исключению его стали незначительные провинности. Например, опоздание с рождественских каникул; пользование городской библиотекой. Джугашвили прочел «Труженики моря» Гюго о Французской революции. Кроме того Джугашвили вел марксистский кружок на железнодорожной станции. Инспектор семинарии предупредил семинариста Джугашвили не являться на экзамены. Впоследствии в 1930е гг. инспектор был арестован на четыре года, но его простили. В 1942 г. он мер, будучи схимником, в Киеве, который находился под оккупацией фашистов.
Гермоген выучил грузинский язык, интересовался историей Грузии и заслужил славу любимого наставника в семинарии. В 1901 г. стал викарным епископом Вольским в Саратове. Проявляет здесь нетактичность к саратовскому больному епископу. С 1903 г. Гермоген – управляющий Саратовской епархией. При нем особенно пострадала епархиальная казна. В 1912 г. долг архиерейского дома составил 57 тысяч рублей, а денежный актив составил 72 копейки. Еще в 1909 г. епархию ревизовал епископ Назарий Нижегородский, обнаруживший много недостатков. Гермоген меняет свое отношение к инородцам. В Поволжье он не тактичен к инородцам. Его «Братский листок» регулярно выступал против нерусских, клеймил и разоблачал их. Строго относился к соблюдению церковного устава, особенно поста и молитвенно-богослужебных предписаний. Регулярно паломничал, особенно в Саровскую пустынь. Побывал на второй канонизации Анны Кашинской. Покровительствовал разным блаженным, типо Нестора, который лечил женщин, раздевая их до гола и шлепая по голому телу. Сблизился с иеромонахом Илиодором Труфановым, который был смутьяном и пользовался уважением среди женщин. Синод хотел перевести из Царицына, но Илиодор сказал: «Я – не лошадь, чтобы переводить с одного поля на другое». Илиодор отказался от сана и уехал за границу. Илиодор и Гермоген были связаны с Распутиным, которого вызвали к себе и пытались отравить, чтобы тот не общался с царской семьей. Илиодора отправили во Флорищи, затем через год уехал за пределы России. Гермоген хотел проклясть В.В. Розанова за антихристианкие взгляды. Распутин сослал Гермогена в Жировицы. Но ввиду наступления немцев отправлен в Николо-Угрешский монастырь. Самовольно уехал в Саратов. После революции Синод отправил Гермогена в Тобольск.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК АНДРОНИК ПЕРМСКИЙ.
20 июня 1918 года был убит Андроник. Прославлен в 2000 г. Архиерейским собором. Они говорили на соборе 1917 – 1918 гг.: «Огонь пылающий».
Человеком трагической судьбы и жертвой изуверской казни был священномученик Андроник. Был закопан живым в землю. Нелегко складывалась его карьера. Сын бедного, многодетного псаломщика с ярославщины. С детства познал горести и трудности крестьянина. После Угличского духовного училища и ярославской семинарии в 1895 г. окончил МДА. Пострижен в 1893 г. Гермогена и Андроника направили на беспокойный Кавказ. В 1895 г. в сане иеромонаха помощник инспектора Кутаисской семинарии., но через год ушел, так как не сложились отношения с диким ректором. В 1896 г. преподаватель гомилетики и инспектор в Александровской семинарии в Осетии, которая пользовалась самой дурной славой бунтарской семинарии. Например, у ректора, который на седалище в карете, обгорел зад, подсыпали химическое вещество. В 1897 г. напросился к Сергию Страгородскому, который во второй раз отправлялся в Японию. Его взяли. Но «отец Андроник скучает по России. И сомневается была ли воля Божия на его приезд в Японию. Закрадывается мысль об отъезде». Андроник вернулся на Кавказ. В сане архимандрита поставлен ректором Александровской семинарии. Было тяжело. Просится к Антонию Храповицкому в Уфимсккую семинарию. Хиротонисан во епископа Клотского. освобожден. Через год управляет Холмской епархией вместо Евлогия, которого избрали депутатом. Затем Тихвинский епископ, потом Омский. Переводили, потому что не было способностей к управлению. С 1914 г. – Пермский епископ. Создал общество хоругвеносцев и дружину по охране собора и архиерейского дома. В 1917 г местные пермские власти потребовали от обер-прокурора увольнения Андроника как опасного для общественной безопасности. Местное духовенство восстало против владыки, так как тот мешал соорганизоваться духовенству (после отречения Николая от престола духовенство выступало против архиереев). Член собора. Был избран заместителем на случай смерти одного из шести членов Синода. Поставлен архиепископом. был в составе Издательского отдела собора. За активность на соборе его прозвали «огнем пылающим». Организовал 9 мая 1918 г. многотысячный крестный ход в Перми и анафематствовал большевиков как посягающих на храм Господень. Запретил духовенству Перми совершение богослужений, кроме напутствия умирающих и крещения младенцев, наложил интердикт. Это вызвало недовольство со стороны духовенства. Весь город зашумел, как улей. В ЧК решено владыку арестовать. 17 июня арестован, и через три дня казнен. Большевики хотели расстрелять его за политику, а не за веру. О казни сохранились воспоминания. Свидетельствует помощник начальник милиции Мотовильхского района Перми: «Поехали по Сибирскому тракту, за 5 верст, свернули в лес на левую сторону, отъехали сажень на 100, остановили лошадей. Я приказал ему копать могилу, он выкопал, сколько полагается, мы ему помогали. Затем я сказал ему, чтобы он ложился, могила оказалась коротка. Он подрыл в ногах, лег второй раз, еще коротка, еще рыл, готова. Теперь дай помолиться, я разрешил. Он помолился на все четыре стороны, я ему не мешал. Затем он сказал, что готов. Расстреливать не будем, пока он не снимет постановление против большевиков. Андроник ответил категорическим отказом: «И не будет того, чтобы я не шел против большевиков». Затем мы его забросали землей, и я произвел несколько выстрелов» - это воспоминания палача. Начальник конной городской милиции подтвердил это Платунов. На цепи водили собаку, которая от креста Андроника. Жестокость казни объяснялась слова Андроника во время допроса «Мы враги открытые. Примирения между нами не может быть. Если бы положение было противоположным, я именем Господа Бога, приняв грех на себя, благословил повесить вас немедля». Других разговоров от меня не будет. Эти слова долго служили камнем преткновения для прославления Андроника. Сейчас его прославили.
Более того Андроник был прямым, добился встречи с царем на фронте. и желал, что бы Распутин удалился из двора.
Весной 1918 года Советское правительство переехало в Москву. Кремль заперли на замок. Боялись контрреволюции. Два монастыря закрыли: Чудов и Вознесенский. Кремлевские монахи оказались в заключении. Собор обратился в СНК по поводу проведения пасхального богослужения. Вопрос обсуждался на заседании правительства, против выступили: Дзержинский, Троцкий, так как они боялись вдруг большевиков свергнут из-за открытия Успенского собора и Кремля. Ленин был за: «Последний раз», - сказал Ленин, и его поддержали. Сталин был тоже за, он был министром СНК по делам национальности. Орановский «Утром Соколов принес постановление СНК, в котором разрешалось провести богослужение в кремлевском соборе. Установили зону охраны, меры были приняты самые строгие. Я пришел к дверям Успенского собора, к моменту выхода крестного хода и издали смотрел, как в последний раз, это было, несомненно, совершался древний языческий обряд. Последний раз ходят, услышал я знакомый голос Ильича, он тоже смотрел на последний выход пасхального церковного парада из Успенского собора». Появилось воззвание объединенного совета приходских церквей «Организуйтесь в союзы мирян, объединяйтесь повсеместно при реквизиции церковного имущества, в крайнем случаи бейте прямо в набат». 30 июля 1918 года вышло постановление СНК о запрете набатного звона. В указе было сказано, «что виновные в созыве населения набатом предаются революционному трибуналу». Набат был оружием Церкви. Нужно было обезоружить Церковь. Но Церквоь все равно приказала бить в набат.
В конце августа 1918 года эсеры организовали террористические акты против правительства, власть восприняло это как белый террор. В ответ на это был организован красный террор. 14 сентября 18 года в ЦИК принял постановление о привлечении группы духовенства к уголовной ответственности. И тогда Патриарха посадили под домашний арест.
Позиция патриарха Тихона. К суду был привлечен и Патриарх. Его безопасностью была озабочена церковная общественность, еще с января этого года, из-за его послания, самое резкое и непримиримое. Была организована охрана из 18-20 человек, которая дежурила на Троицком подворье, где жил Патриарх. Как-то к нему явилась депутации соборян и просили его уехать заграницу, после убийства Императора Николая Второго и его Семьи, в ночь с 16 на 17 июля 1918 года, чтобы не повторить конец Императора. Тихон, улыбаясь, ответил: «Бегство Патриарха было бы на руку врагам Церкви, пусть делают со мной все, что угодно». Патриарх отслужил панихиду по убиенному Императору, 21 июля в Казанском соборе, в Москве, публично осудил это злодеяние, Собор присоединился к мнению своего Первоиерарха.
Когда он был под арестом, чекисты почти ежедневно устраивали ему допрос. На него наложили контрибуцию 100.000 рублей. Его лишили продовольственного пайка в голодной Москве. Вскрывали его письма, чтобы узнавать адреса, чтобы узнать, откуда поступают денежные переводы. И все же его не уберегли церковные дружинники. 12 июня 1919 года при выходе Патриарха из храма Христа Спасителя некая женщина Хиония Гусева ударила его ножом в бок. Ее задержали. А спустя 4 месяца суд решил обвиняемую от наказания освободить, и озаботится помещением ее в условия, соответствующие психическому состоянию. Патриарха спас кожаный монашеский пояс, смягчивший удар ножа. Москва в те дни возносила моленья Господу об избавлении его от смерти. Святитель Тихон скоро поправился, в храме Христа Спасителя принес народу благодарность за добрые чувства к нему.
Поворотным моментом в отношении Патриарха к Гражданской войне и власти служит его послание к духовенству от 25 сентября/ 8 октября 1919 года, где говорилось: «Установление той или иной формы правления не дело Церкви, а самого народа. Церковь, не связывает себя ни с каким образом правления, ибо таковое имеет относительное историческое значение. Говорят, что Церковь готова благословить иностранное вмешательства в нашу разруху. Обвинение голословно. Указывают на то, что при перемене власти, служители Церкви приветствуют колокольным звоном, торжественным богослужением. Если это бывает, то совершается или по требованию новой власти или пожеланию народных масс. Служители Церкви должны стоять выше политических интересов, должны памятовать канонические правила Святой Церкви. Отцы и братия, не подавайте никаких поводов, оправдывающих подозрительность Советской власти. Подчиняйтесь ее велениям, поскольку они не противоречат вере и благочестию». Тихон просто сдавался и поэтому он стоял га миротворчестве.
Русская Церковь в Грузии (1917 – 1943)
Грузия была присоединена к России (Восточная Грузия) в 1801 году. В 1811 году было ликвидировано грузинское патриаршество. Грузинская Церковь стала экзархатом. Экзарх был членом Синода. Тифлисский архиепископ был четвертым в Синоде. Последний патриарх Антоний II скончался в Нижнем Новгороде в 1827 г. Его похоронили при Благовещенском монастыре, затем перенести в Преображенский собор Кремля. Но в годы революции собор был взорван, а вместе с ним и останки Антония.
На упразднение патриаршества грузины ответили террором. Первый экзарх был отравлен – Феофилакт Русанов – противник Филарета Дроздова. Бежал из Тифлиса в 1887 г. экзарх Павел. Его сменил Палладий Раев. В 1906 г. в Тифлисе ранен священник Варфоломей Городцов – будущий архиепископ. 28 мая 1908 года был убит архиепископ Никон (Софийский), бывший Владимирский архиепископ. Грузины, недовольные отказом Синода в автокефалии, требовали не приезжать Никону в Грузию. ему объявили бойкот. Во время его встречи в Тифлисе в Сионском соборе викарный епископ Петр просил Никона жить в мире с грузинами: «Кроме браунингов и кинжалов есть еще река Кура». Жить в годы первой революции 1905-07 года русской администрации было опасно. Как говорил сам Никон: «С мыслью о смерти ложимся, с мыслью о смерти встаем». Убит на лестнице синодальной конторы. Стреляли два туземца. Его родственник в книге пишет «После первого выстрела экзарх повернулся к палачам, в этот миг его сразила вторая пуля. Он был ещё жив, но врачи прибыли только через полчаса, ибо телефонные провода были перерезаны. Он был поражен шестью пулями и задыхаясь от крови, он проговорил: Господи прости, о Боже, прост и не договорил». Когда пала Российская монархия, стала разваливаться империя. Национальные окраины сразу стали отделяться. Окраинные епархии, населенные инородцами, стали проявлять своеволие. После Февраля в Грузии произошел церковный переворот сразу же. 23 августа 1917 захвачен дом экзарха. Грузины выгнали его (Платона) из Тбилиси. Имущество отнято, храмы отняты. Объявлено о выборах грузинского патриарха католикоса. Уже Предсоборное присутствие признало незаконным объявление автокефалии Грузинской Церкви. На повестку грядущего собора был поставлен вопрос о самостоятельности Грузинской Церкви. Поэтому обер-прокурор Львов сообщал в Грузии о признании в принципе грузинской автокефалии. Ещё раньше, 12 марта 1917 года, без благословения экзарха Платона, в древней столице Грузии Мцхете состоялся собор четырех грузинских епископов, клириков и мирян, который провозгласил восстановление автокефалии. Временное правительство даровало автокефалию, а русский собор нет.
До второго собора местоблюстителем католикоса назначен был епископ Леонид Окроперидзе. 8 сентября состоялся второй собор. Здесь был избран католикос, а 1 октября состоялась его интронизация. Патриархом стал неожиданно Кирион (Садзагелишвили). (Переводится как «сукин сын»). Н русский синод и поместный собор, в том числе и другие пометсные церкви не признали грузинские выборы каноническими. 29 декабря 1917 г. Тихон опротестовал самочинство грузинского духовенства и предложил осудить на соборе. На это обращение грузинская сторона проигнорировала. Произошел разрыв молитвенного общения.
Патриарх Кирион – это бывший епископ Полоцкий и Витебский. Родился в Тифлисе в 1854 г. Он выпускник Киевской Духовной Академии. В 1896 г. – постриг. После ряда монашеских послушаний епископ Орловский, Сухумский, викарий Литовской епархии. Участник Предсоборного присутствия, где отстаивал автокефалию. Предлагал ввести в стенах СПбДА кафедру истории ГПЦ и экзархата. Защитил диссертацию по истории Грузинской Церкви. Его труд «Краткий очерк Грузинской церкви и экзархат за 19 столетие». В ней он благодарил русскую администрацию за то, что она спасла Грузия от гибели и Церковь от разорения, а уже потом он стал писать иное. Была и чушь в труде, якобы русские летописи есть дубликат грузинских хроник. Этот Кирион и обвинялся в 1908 году по делу об убийстве экзарха Никона. Сразу был уволен с кафедры и отправлен в Санаксарский монастырь. В 1917 году полетел в родное гнездо и начал борьбу за восстановление автокефалии. Сейчас он прославлен. Кончина его тоже загадочна. 26 июня 1918 года в покоях монастыря Св. Антония под Тифлисом Кирион был найден мертвым с раной и пистолетом. Замечательно то, что и его преемник через год был найден мертвым.
Преемником его был избран Леонид Окроперидзе (1861 – 1921). Окончил КДА. Хиротонисан во епископа Горийского – родина Сталина. Известен как публицист и миссионер. Умер от эпидемии или тоже был убит в 1921 г. Прославлен как мученик.
С 1921 г 25 февраля прекращено общение с РПЦ. В этот день Красная армия вступила в Тифлис. Первой жертвой красной власти стал митрополит Назарий Кутаисский, обвиненный в сокрытии церковного имущества. Он вывех церковные ценности из Тифлиса в Кутаиси. Третий церковный собор патриархом избрал 15 сентября 1921 г. Амвросия Хелая. 7 февраля 1921 года католикос Амвросий послал на Генуэзскую конференцию письмо протеста против оккупации большевиками Грузии. Он был арестован в 1923 году вместе с архиепископом Назарием и со всеми членами бывшего собора. Их процесс, проходивший на условиях относительно свободных, сильно всколыхнул всю страну. Было выдвинуто три обвинения: письмо к Генуэзской конференции, сокрытие исторических ценностей Церкви, запрещение на выкуп драгоценных предметов в пользу голодающих. Архиепископ Назарий был убит в ходе процесса. Все члены собора выказали свою солидарность католикосу, который держался героически, принимая на себя всю ответственность за свои действия. Католикос не убит, но осужден на 8 лет. Двум членам собора даны сроки в 5 лет и два года. Католикос был досрочно освобожден. После домашнего ареста Амвросий. Скончался в марте 1927 года. Он был исповедником объявлен.
В ГПЦ произошел раскол, наподобие обновленческого. Учреждено Временное управление ГПЦ под председательством митрополита Христофора, который был назначен местоблюстителем после Амворосия в 1927 г. Он возглавлял «Группу обновления и реформ». Четвертый собор избрал Христофора патриархом. Этот обновленческий собор признал советскую власть законной. В 1932 г. он умер.
Избран митрополит Каллистрат Цинцадзе, который правил до 1952 г. Именно он нормализовал отношения с РПЦ 1943 г. Лично знаком со Сталиным с семинарских лет. Это неправда, что Каллистрат вместе с Сталиным учился. Каллистрат учился раньше. Окончил КДА. Женат на немке, которая приняла православие и взяла имя Нина. Был активным автокефалистом на Предсоборном присутствии в 1906 г. Как участник контрреволюции был репрессирован в 1925 г. был отпущен. Шла война обновленчества против патриарха Амвросия, который обратился к протоиерею Каллистрату. Каллистрат развелся с женой, оставил детей. Хотя считаю, что овдовел. И 31 октября 1925 г. без пострига в монахи был хиротонисан во епископа с возведением в митрополита в тот же день. Назначен Амвросием патриаршим местоблюстителем. В 1927 г. патриарх Христофор Цицкишвили. Он признает советскую власть законной, ввел поминовение властей за литургией. В 1927 г . Христофор скончался. В 1932 г. Каллистрат избран католикосом. Он был против конфронтации, то есть сопротивления СССР. Поэтому и правил до 1952 г. боролся за сохранение ГПЦ, поэтому и не конфликтовал с СССР. Свое рабское послушание власти объяснял тем, чтобы ГПЦ сохранилась. Но однажды он сказал смело первому секретарю ЦК партии Грузии: «Если так будет продолжаться, то 1600-летняя история ГПЦ перестанет сущетсовать». Поддержал, как и Сергий Страгородский, советское правительство в борьбе против фашистов. И сразу было решено от лица Церкви передать 2 тысячи рублей на нужды фронта. Сталин прислал благодарственную телеграмму. После избрания Сергия патриархом в октябре 1943 г. Тбилиси посетил архиепископ Антоний Ставропольский для выяснения молитвенного общения между ГПЦ и РПЦ. Среди прочих вопросов Антоний задал вопрос грузинскому патриарху: «Существует ли в ГПЦ практика женатого епископата и второбрачия священников?». «Нет», - ответил Каллистрат. И 31 октября 1943 г. восстановлено евхаристическое общение. 21 ноября 1843 г. Сергий помянул имя Каллистрата за литургией. таким образом Грузия отстояла независимость. Сталин после войны пригласил Каллистрата в гости. Каллистрат долго раздумывал, как пойти к Иосифу Виссарионовичу: в костюме или в рясе? Пошел в гражданке. Они пили вино, обедали и говорили о начале 20 века в Грузии. Через полтора часа Сталин встал, тем самым дав понять, что пора расходиться. Сталин, как иподиакон, взял под руку патриарха, и сказал: «Меня боишься. А Его?».
Революция в Церкви в Украине.
Василий Зеньковский «Пять месяцев у власти». Зеньковский был министром исповедания на Украине.
После событий 2 марта 1917 г. от России стали отпадать завоеванные государства, территории, народы, как в 1990-е гг. Подобное отпадение и воссоединение претерпела Украина. После первого отделения Украины от России 3 и 4 марта 1917 г. к власти на Украине пришла Центральная Рада или Украинский Центральный Совет под председательством Грушевского – известного историка, украинского националиста и автора многотомного труда «История Украины-Руси». Причем Украина объявила себя автономной, но не суверенной, то есть пока не отделялась. А вот 12 января 1918 г. объявила себя самостоятельной суверенной державой. Автором этого постановления стал Грушевский.
3 и 4 марта 1917 года на Украине к власти пришла Центральная Рада, или Украинский Центральный совет под председательством эсера М. С Грушевского. Украина объявлена автономной, а 12 января 1918 года самостоятельным государством. Рада поощряла церковный сепаратизм, министр исповедания – Микола Бессонный, бывший епископ Никон, который после февраля снял сан и обвенчался со своей наложницей (ученицей духовного училища). Архиепископ Волынский Евлогий Георгиевский просил сместить министра, но новый глава Рады Голубович, бывший подольский семинарист, отказал, так как тот хорошо осведомлен о церковных делах, как бывший епископ. Евлогий вспоминал: «Министр исповеданий, бывший епископ Никон, мой сотоварищ по МДА. Перед войной он был викарным епископ в Кременце и оставил по себе дурную память , в связи со скандалом в женском духовном училище. Разными неблаговидными происками он добился избрания в 4 Государственную Думу. В Петербург добежали слухи о скандале и его перевели в Енисейск. Он перевез ученицу и поселил ее в архиерейском доме. Население возмущалось, когда вспыхнула революция, он снял сан, превратился в Миколу Бессонного и тотчас обвенчался. По возвращении на Украину он стал сотрудничать с газетами, в качестве театрального рецензента, и подписывал свои статьи бывший епископ Никон- Микола Бессонный. Его брак закончился трагически. Жена найдена мертвой с револьверной раной. Он нахально похоронил ее в покровском женском монастыре в Киеве. Покойнице на грудь положил свою панагию, в ноги клобук, на ленте была отпечатана наглая, кощунственная надпись. А теперь он был министром исповедания в Центральной Раде. От него поступали бумаги, а епархиальному управлению приходилось вести с ним переписку, это было так противно, что я решил съездить в киев и переговорить с Голубовичем, он же сын священника, мне казалось, что апеллируя к прошлому, к семейным традициям и памяти его отца, я может быть добьюсь удаления Миколы. Я высказал Голубовичу мое возмущение назначением министра ренегата, осквернившего сан. Однако на мою просьбу пожалеть Церковь он не отозвался, сославшись на техническую осведомленность по церковному управлению. Но в Церкви в первую очередь нравственный ценз, горячо возражал я, неужели в Киеве не найти знающего человека. Мой протест ни к чему не привел. Он остался министром». Сепаратисты создают Украинскую Церковную Раду, куда вошел кроме священников и мирян находившийся на покое бывший Владимирский епископ Алексий Дородницын. Который за связь с Распутиным был уволен после февраля 1917 года. Дородницын был косвенным инициатором убийства митрополита Владимира Богоявленского. По воспоминаниям Вениамина Федченкова, он весил 10 пудов. Церковная Рада наметила своей целью созыв Поместного Всеукраинского Собора.
Московский Собор отнесся к этому положительно и на удивление не возразил этому предприятию. И Патриарх благословил. Направляет в Киев митрополита Владимира, который был крайним противником независимости Украины от России и автокефалии Украинской Церкви, от чего был и убит в стенах Лавры. Всю осень в Киеве проходили многолюдные приходские собрания, шла подготовка к Собору. В Киев прибыли митрополит Платон Тифлисский, Антоний Харьковский Храповицкий, назначенный на Киевскую митрополию и архиепископ Евлогий Волынский. Как докладывал на Московском Соборе протоиерей Агеев, украинский Собор был назначен на 28 декабря, но открылся 7 января, так как не все делегаты успели прибыть к назначенному сроку и продолжался до 18 января 1918 года. Продолжался всего 10 дней. После 18 января , а 25 января в Киев вошла Красная Армия, 26 января Центральная Рада подписала мирный договор с Четверным союзом, и началась оккупация Украины только Германией (немцы не допускали союзников). И собор распался.
Но собор успел обсудить вопросы отделения. На Украинском соборе до прихода красных главным вопросом было отделение Украинской Церкви от Московского Патриархата. По этому вопросу образовались три партии. Первая представлена приходскими советами Киева, была решительной противницей автокефалии. В нее вошли руководители приходских советов, потому что Киев был тогда с русским начелением. Городское население состояло из русских. А в селах проживали украинцы. Вторая во главе с профессорами КДА Кудрявцевым П. П., Мищенко и другие, допуская автокефалию, считала нужным сохранить единство с РПЦ участием в Соборах. Третья за полную автокефалию, она опиралась на сепаратистов австрийской ориентации: еп. Алексий, Павло Музикевич, священник Маричев. Перед самым вступлением проведено голосование по этому вопросу. 150 против автокефалии, 60 за. Как докладывал Агеев Московскому Собору, ничего специфическо – украинского собор не представлял. Председатель Собора епископ Пимен Пегов. И речи говорились на русском языке. Пимен в последствии стал убежденным сторонником отделения Украинской Церкви от Москвы. Он даже принял обновленчество, а все обновленцы были за отделение от Москвы. Поэтому в 20 и 30 годы украинские священники были обновленцами. Сепаратисты пополняли их ряды. Митрополит Владимир прибыл в киев в ноябре 1917 года, его сепаратисты не хотели допускать в Киев, но он участвовал в Соборе. 7 января 1918 года он обратился с приветствием к участникам Собора. Когда выбирали председателя Собора, его кандидатура была выдвинута, но не прошла. Единогласно избран почетным председателем, и он принимал живое участие в деяниях Собора.
Красные продержались до конца апреля ( 26 января/8февраля делегация Центральной Рады, убегая, подписала мирный договор с Четверным союзом и началась немецкая оккупация Украины). 29, 30 апреля власть берет гетман Павел Скоропадский, он был в свите последнего Императора. Он был германофилом. Он оправдал смысл своей фамилии, не долго был у власти. Он 7,5 месяцев всего правил. 14 декабря 1918 года отказался от власти и уехал в Германию. При нем 27 ноября учреждается Украинская Академия Наук, событие важное, ее создает В. И. Вернадский. Скоропадский умер в 1945 году в Германии. Министром исповеданий при Скоропадском назначается В. В. Зеньковский, известный ученый. Он учился украинскому языку, хотя сам был корней украинских. Собор возобновляет работу и снова дебаты об автокефалии. Председательствует теперь митрополит Антоний Храповицкий. Собор 250 головами против 80 отвергает автокефалию. Украинцев было немного, но среди них находились самые ярые из попов: Липковский, Шароевский, Тарновский, Филиппенко, Грушевский, а руководящую роль среди них играл профессор Титов, русский. Он доказывал, что Церковь расцветала на Украине, пока не зависела от Московского Патриарха и заменившего его Синода. 9 июля Собор принял положение «О временном ВЦУ Украинской Церкви» на началах автономии и в канонической связи с Московским Патриархом. 9 сентября оно было утверждено Москвой. Поднимался и вопрос о богослужебном языке, но был решен в пользу церковно-славянского, с правом перехода на мову, в случаи единодушного решения прихожан. С 14 декабря Киевом управляет Директория во главе с Петлюрой и Винниченко. Это как сказано ярые украинцы.
Симон Васильевич Петлюра – сын известного в Полтаве извозчика. По ходатайству одного из клиентов отца местный архиерей вел принять сына в местную семинарию, за антирусские настроения и пропаганду национализма был исключен из семинарии. Стал вести цыганскую жизнь, странствующий артист. Поступил на бухгалтерские курсы, по окончании которых получил место в столице России, а потом в Москве с повышением в должности. Здесь он с головой уходит в украинское движение, а речь идет уже после 1905 года. Специфическо украинские настроения он вынес из семинарии. Полтавская семинария была колыбелью украинского национализма. Потом он углубил это самообразованием и укрепил поездкой в Галицию. В «Московской громаде» (украинофильское движение) он проявил большой организаторский талант и при устройстве разных собраний, мероприятий. Стал руководителем этой организации. Вскоре Петлюра редактировал журнал «Украинская жизнь», выходивший в Москве на русском языке. Здесь он познакомился с Виниченко В.К., сотрудником журнала. Когда началась мировая война, Петлюре угрожала мобилизация. Он вступил в земский союз (это движение низов, представителей всех земель, неправительственное, оппозиционно правительству) князя Львова, потом главы Временного правительства. Потом, в качестве бухгалтера был командирован на Юго-Западный фронт. Отсюда революционный вихрь закружил его и поднял на высоту - во главу украинского движения. Так семинарист стал делать большую политику. Даже есть сведения, что стал называть себя генералиссимусом. Ещё Антонович, профессор Киевской Академии, говорил, что украинская идея отскакивает рикошетом от гимназистов, но прилепляется к семинаристам, представляющими вообще благодарную почву для украинского социализма. После разгрома войск Директории, Петлюра бежал в Варшаву и вступил в союз с Польшей. А когда советская армия пришла туда, он бежал за границу. С 1924 года жил в Париже, где был убит в 1926 году евреем из чувства мести за еврейские погромы. Петлюровцы в декабре 1918 года арестовали Антония Храповицкого и архиепископа Евлогия, как ставленников Москвы и передали полякам, противникам Москвы. Под давлением Антанты они освобождены и переправлены к Деникину.
1 января 1919 года опубликован закон об автокефалии Украинской Православной Церкви. Синод возглавил архиепископ Агапит Екатеринославский. Остальная иерархия осталась верной Москве. Приходы управлялись приходскими советами. В апреле 1919 года в Киев вступила Красная армия. Украинский Синод распался, Агапит бежал к Деникину, но там его лишили сана, покаялся. Обстоятельства смерти неизвестны. Так автокефалисты остались без епископа. Большевики сначала поддерживали автокефалию. Они попросили большевиков передать им построенный Мазепой Михайловский собор. Им передали Софийский и Андреевский соборы, стали служить на родной мови. Первый раз служба прошла на мови 12 июля 1919 года в Софийском соборе. На эту службу не было благословения правящего епископа, то следует считать 12 июля началом автокефалии. Перевод сделал Липковский. В августе 1919 года в Киев пришли белые. Вернулся Антоний, который запретил автокефалистов, но передал Малый Софийский собор для богослужений на украинском языке. В декабре 1919 года снова красные, которые восстановили автокефалии и богослужение на украинском языке в Софийском соборе.
Антоний бежал, а епископ Назарий запретил автокефальное духовенство, он был викарием Киевской митрополии. Пришли поляки, начались переговоры с Москвой, началась война, Москва ее проиграла. В апреле 1920 года новая украинская Церковная Рада. 5 мая 1920 года Рада назвала всех епископов фарисеями, а патриарха Тихона князем мира сего. Послание Рады объявляло полную автокефалию с украинским богослужебным языком и допущением женатого епископата и второбрачия для духовенства. Первыми обновленцами были украинцы.
В 1921 году Тихон упразднил автономию и установил для нее статус экзархата, назначил архиепископа Михаила Ермакова. Но автокефалисты не прекратили своего существования.

Липковщина.
Протоиерей Василий Липковский – от фамилии киевского протоиерея Липковского. Петлюра был изгнан. Пришли поляки. Поляков изнала Красная армия. Пришли москали. Московская власть желала привлечь украинские сердца, дав им церковный суверенитет. Москва разрешила автокефалию под управлением Липковского. Но на Украине не было епископов. Решили самочинно выбрать из священников епископа.
1 октября 1921 года открылся Всеукраинский церковный собор в Софии, где было около 400 соборян. Закрытым голосованием выбрали женатого, запрещенного священника Василия Липковского. Родился в 1864 на Киевщине, окончил КДА, взглядов был левых и вольных. Имел постоянный контакт с галичанами. 9/22 октября совершили положенное по форме епископское наречение. 10/23 октября при участии 30 священников и 12 дьяконов посвятили его во епископы. Они положили руки на плечи друг друга, дошли до дьяконов, дьяконы на плечи священников, а священники положили руки на голову Василия, чувствуя, что не все в порядке, они подвели Василия к раке с мощами Макария Киевского, и положили руку священномученика на голову Липковского, считая , что этим выполнены все канонические формальности. В последующие дни Липковский посвятил Шароевского и Теодорович. Стали ставить епископов и без богословского образования. Шароевсий с образованием, но ограниченный. Так народилась самосвятская церковь или липковщина. Им в середине 20 годов принадлежало около 1,5 тысячи приходов и 2000 священников. Это 20 % приходов на Украине. Эта Церковь просуществовала до 1930 года. Москва перешла в наступление, дали указ, чтобы прекратили эту самодеятельность. 28 января 1930 года на внеочередном соборе УАПЦ объявлено о самороспуске. Это сделано под нажимом Советской власти. Уже в 1922 году ГПУ(главное политическое управление вместо ЧК, так как шло время НЭПа) решило перенести свою поддержку с автокефалистов, на украинских обновленцев.
Начинаются аресты лидеров самосвятов, сначала краткие, после 30 года весь епископат самосвятов истреблен. О смерти Липковского нет единого мнения. Поспеловский и Цыпин считают, что он умер в своей постели. Архиепископ Леонтий Филиппович пишет, что Липковский не раз арестовывался, последний раз в 1935 году и расстрелян.


ВСКРЫТИЕ СВЯТЫХ МОЩЕЙ.
По данным Поспеловского читаем: Между июнем 18 и январем 1919 года было убито уже 19 епископов, 102священника, 154 дьякона, 95 иноков и инокинь, а к 21 году погибло более 12 000 мирян, несколько тысяч духовенства и монашествующих и 28 архиереев. Советская власть боролась не только с самой религией, как тогда говорили с религиозным дурманом. В 1919 году началось осквернение мощей. Издан указ о вскрытии мощей, в 1920 году об уничтожении мощей. 14 февраля 1919 года НКЮ (народный комиссариат юстиции) издал постановление об организованном вскрытии мощей в присутствии священников, то есть свидетелях, которые подписывали протокол вскрытия. Фотографировали, делали киносъемки. 17 февраля 1919 г. патриарх разослал тайно указ архиереям об освидетельствовании мощей перед их публичном вскрытием, для того, чтобы устранить соблазны. Народ верил, что мощи святых целокупны. Некоторые епископы за предварительное освидетельствование были репрессированы. Профессор Митрофанов: «Мнение о том, что мощи святого обязательно должны быть нетленными господствовало с 18 века, когда не в молитвах святому, а в прикладывании к мощам осталось самодостаточным для спасения». Указ Синода конца 19 в. предполагал начало вскрытия мощей церковной властью и изъятие из рак с мощами святых всех вставок, предметов, имитировавших нетление. Сохранялось несколько косточек святых, делали каркас, вставляли его в облачение преподобного и всё помещали в раку, создавая вид цельной фигуры и абсолютной нетленности мощей. Указ Синода был направлен против такого ложного усердия. В 19 веке вскрытие делали осторожно, деликатно и медленно. Все раки не вскрыли и предметы не были вытащены. Советская власть знала об этом, что при вскрытии рак обнаружится «нетленность».
1 ноября 1920 года. В Великом Новгороде перед Ревтрибуналом предстал епископ Хутынский Алексий Симанский (1945 – 1970), за тайное освидетельствование мощей в софийском соборе. Ему дали 5 лет, но амнистировали в виду скорой победы революции. Всего до осени 1920 года состоялось 63 публичных вскрытия, мощи четырёх святых помещены в музей. Это были мощи, которые хуже всего сохранились, чтобы дискредитировать в глазах народа. У Регельсона есть список на 38 имен. Тихон 20 марта направил Ленину протест против осквернения мощей, где писал: «Вскрытие мощей нас обязывает встать на защиту поругаемой святыни и вещать народу: «Должно повиноваться больше Богу нежели человекам».
Как происходило вскрытие мощей преп. Сергия. Об этом пишет Владимир Русак в книге «Пир сатаны». Флоренский назвал Сергия после этих событий ещё и великомучеником: «Ввиду реальных волнений народа (вскрытие было 1 апреля 1919 года) была мобилизована рота размещавшихся в Лавре курсантов. Чтобы не допустить набатного звона, курсанты заняли колокольню, у всех ворот были расставлены патрули. Везде находились свои люди, затем наглухо закрыли все ворота. Народ стал собирать подписи под протестом. Стояло 5000 подписей. С 21 00 до 23 00 происходило вскрытие нетленных останков. Всё это снималось на камеру». Сергей Волков в книге «Последние у Троицы» говорит об этом же. Он рассказывает о том, как горели святые мощи до революции. После него мощи пострадали. Мощи сохранились в виде древних костей, части кистей рук и ступни ног превратились в прах. Однако, никаких подделок, как об этом писали в тогдашней прессе. Очертание же тела создавали множество пелен и покровов.
Народ, конечно, был смущен, когда мощи открывали нецелокупные. Но главный признак при прославлении не целокупность, а чудеса и исцеления.
Тамбовщина была охвачена мощным крестьянским восстанием, которое в советской историографии называется «антоновщиной» по имени бывшего начальника милиции эсера Антонова. Восстание охватило очень большой регион: Пензенская область, Мордовия, Саратовская область, Тамбовская. Это от Арзамаса до Царицына. Это восстание недовольных грабежом, который прикрывался политикой продразверстки. Продразверстка это процесс, при котором когда у крестьян всё отбирали, поскольку рабочие Москвы и Петрограда не могли выжить в городе и поэтому они пошли к крестьянам, у которых изымали всё до последней крошки, чтобы выжило городское население, то есть рабочий класс, пролетариат. Согласно закону о продразверстке у крестьян изымались излишки продуктов. А что может быть у крестьянина излишком? Под этим предлогом выметали последний хлеб до зернышка. Продотряды делали это осенью, и на зиму семья оставалась голодать. Хлеб прятали, зарывали. Но ушлые красноармейцы и там находили. Но советская власть вынуждена была это сделать. Это не сознательное обречение на голод. Такие промышленные центры как Петроград, Москва, Нижний Новгород, пролетарские города сидели совершенно без хлебы и вымирали с голода. Шла война, которая потребовала много продовольствия. Затем Гражданская война. Таким образом, с 1914 года мы воевали 5-6 лет. В деревнях остались бабы, старики и дети. Поэтому был голод. А крестьянство рассматривалось как мелкобуржуазный класс.
Поэтому Антоновщина была реакцией на продразверстку. Поэтому вскрытие мощей преподобного Серафима Саровского состоялось только лишь17 декабря 1920 г. После вскрытия святые мощи были выставлены в музее. восемь месяце они находились в музее атеизма, коорый располагался в Казанском кафедральном соборе Питера. Затем 16 августа 1921 года в присутствии членов темниковского уездного исполкома и Саровской комячейки крышка раки была опущена и заперта на замок, а мощи были перевезены в неизвестном направлении. Ходили разные слухи. По одним, мощи якобы сохранялись монахинями, по другим, достойно захоронены. Но это все не подтвердилось. Мощи были обнаружены в начале 90-х годов в Ленинграде, в Музее религии и атеизма в Казанском соборе. Там же хранились под спудом мощи Зосимы и Савватия Соловецких, Святейшего патриарха Гермогена и Александра Невского.
11 января 1991 года состоялась официальная передача мощей Серафима Церкви патриарху Алексию II. Вот что сохранилось от мощей Преподобного. В документах того времени, хранящихся в архивах Мордовской АССР, сообщается: «Человеческий скелет без рук и ступней, ребер с правой стороны 12, а с левой – одного ребра не достает». Антоний Вадковский митрополит СПб в газете объяснял, что «в гробу обретен ясно обозначившийся под останками истлевший монашеской одежды остов старца, тело предалось тлению. Мощи святых, когда они не тленны, составляют чудо, но лишь дополнительно к тем чудесам, которые творятся чрез посредства их. Доказательство святости составляют чудеса при гробах или от их мощей. А мощи: целые тела или кости дарованы нам для поддержания живейшего памятования о небесных молитвенниках за нас».

РПЦ В 1921–1925 ГОДАХ.
Это страшное время. Это время начала НЭПа (1921 – 1929) и относительной свободы в экономике, политике, идеологии. Появляется много буржуазных книг. До 1921 г. была политика военного коммунизма – это «закон кулака», так как не было свободы. Под напором крестьянских восстаний и даже военных моряков Балтийского флота, который был опорой Октябрьского переворота в Петрограде.
В РПЦ же появляется обновленчество. Это сменовеховство в церковной политике. На X съезде партии в 1921 г. Ленин объявил о новой политике партии и призвал обогащаться не стесняясь, об открытии частных заводов и фабрик, о покупке земли, о найме батраков. Ленин круто меняет политический и экономический курс партии государства. Ленин объявил о замене продразверстки продналогом, то есть не с потолка берут цифры налога, а на бумаге официальным образом. Заранее крестьянина предупреждают, сколько он должен дать хлеба государству, соответственно этому крестьянин ориентируется и заготавливает больше, чтобы не умереть с голода. Налог был по силам в отличие от продразверстки. Крестьянство делилось на бедняков, середняков и кулаков. некоторые больше заготавливали, продавали и становились кулаками. появляются торговцы, их стали называть «нэпманами». Разрешено торговать, арендовать, заводить частное производство. Так развивался капитализм под бдительным оком власти. Давали свободу пока, но уже в 1929 г. началось раскулачивание.
Но неожиданно нагрянула засуха летом 1921 г. Жара сожгла хлеб. Летом 1921 года разразился страшный голод в Поволжье, Предуралье, на юге Украины и Кавказе. Часто спорят о том, кто виновник этих бедствий. Одной из причин было засушливое лето с суховеями. Всё было выжжено. Число голодающих к концу 1921 года было 23 миллиона 200 тысяч. Такое число называет газета «Известия» в 1922 году. Е. Замятин в «Дневниках» пишет: «Голод на Волге. В одной волости ели лепешки из конского навоза. В другом селе расплавили и съели калошу от американской компании «Ара». Только что павшую лошадь, ещё теплую съели сырьем. Прошлогодние листья – деликатес. Вокруг стоит голая роща, всю кору содрали и съели. Приносили в контору руки и головы съеденных людоедами. На носилках в столовую притаскивали больных тифом. Голодный, зеленый блеск глаз. Взрослые умирают, кормят прежде всего детей. Американцами, датчанами, «красным крестом» открыты бесплатные столовые. Лошади могли тянуть только 5 пудов (90 кг.). Могилы кругом города где попало. Голодные двинулись ордами. Исход из Египта Слухи о хлебных Туркестане и Ташкенте. Все двинулись туда. Но везде кордоны, чтобы не распространять болезни и чтобы регулировать миграции. Если бы не АРА, погибло бы намного больше». Шоколад, булочки и какао американцы раздавали русскому населению.
В секретных информационных сводках для правительства по Самарской области писали: «Здесь от 2 января 1923 года наблюдается голодание, таскают с кладбищ трупы для еды». Чуть позже: «Голод усиливается. На рынке замечена продажа жаренного человеческого мяса». Поэтому торговлю жареным мясом запретили. Интересны воспоминания брата Александра Трифоновича Твардовского. Есть рассказ одного крестьянина: «Муж умер. Соседи затащили покойного в подвал, а его жена лежала в беспамятстве и все время просила есть. Соседи стали отрубать от мужа мясо, варили и кормили больную. Та стала поправляться и уже стала ходить и наткнулась на остатки своего мужа. Поняла, чем её кормили и сошла с ума». Людоедов конвоиры наказывали тем, что отправляли в амбары, где было холодно и их запирали.
По ходатайству Максима Горького в помощь голодающим был создан беспартийный комитет помощи голодающим (Помгол). Организовали его члены буржуазных запрещенных партий. Соответственно в нём работала дореволюционная интеллигенция.
В августе 1921 года патриарх Тихон организовал Всероссийский церковный комитет помощи голодающим. Он обратился с воззванием к народам мира и православному человеку: «Помогите стране, помогавшей всегда другим. Помогите стране, кормившей многих и ныне умирающей от голода. На помощь немедля, на широкую, щедрую помощь». Советское правительство не потерпело первого Помгола. Оно было запрещено, а точнее, к руководству Помгола пришли большевистские чиновники. Просто произошла ротация руководства. Советы запретили и патриарший комитет помощи, так как церковная благотворительность была запрещена. Но лишь к концу 1921 года патриарший комитет был легализован и к февралю 1922 года Церкви удалось собрать около 9 миллионов рублей, а также продукты и золотые изделия. Откликнулась ли мировая общественность. Американская организация «АРА» выделила голодающим в год 25 тысяч вагонов продовольствия. Но Гувер, начальник организации, заявил в Парижской печати: «В порты Черного моря было доставлено свыше 21 миллиона пудов хлеба, из которых советская власть вывезла в центральные районы около 1,5 пудов. (Железнодорожный транспорт был парализован)».
Папа Римский Бенедикт XV выделил 1миллион лир для России. Ежедневная раздача пропитания, начавшаяся с 10 тысяч детей и достигшая до 160 тысяч. Дети получали одежду и обувь. Большевики запретили культ католикам. Папа тоже приказал не навязывать культ.
В Поволжье немецкие и шведские делегаты «Красного креста» устраивали кухни и столовые. Они кормили более 200 тысяч человек ежедневно.
Норвежский полярник Нансен за такую благотворительную деятельность получил Нобелевскую Премию.
Как же жили и кормились «слуги» народа в это время? Сохранились слухи, что нарком продовольствия Цюрупа упал однажды в голодный обморок на заседании правительства. Найдены документы о его жизни. «Русский архив пишет: «Вот что он получал из распределителя. По ордеру от 3 ноября 1920 года он унес из кремлевского распределителя хлеба и масла примерно по 4 кг., сыра, сахара, кофе и мыла по 2 кг., да 10 банок консервов. На следующий день он унес ещё хлеба, мяса и яблок по 4 кг., свыше 1,5 кг. Сыра и икры лососевой». Известный Григорий Зиновьев –первый секретарь, приехавший из эмиграции худым как жердь, в голодные годы так откормился, что был прозван товарищами «ромовой бабой». Это в то время, когда Святейший писал: «жилища обезлюдили, селения превратились в кладбища не погребенных мертвецов».
Большевики в это время затеяли нанести по Церкви удар под предлогом голода. Как известно, голодный человек очень злой. Большевики надумали натравить на своего классового врага голодные массы, дескать, что вы голодаете, вот серебро и золото в храмах, продадим за границу и купим хлеба. 23 февраля 1922 года ВЦИК – Всероссийский центральный исполнительный комитет принял постановление об изъятии из храмов все драгоценные вещи, в том числе и священные сосуды. 28 февраля Святейший дозволил «Жертвовать в пользу голодающих церковные предметы не освященные и не имеющие богослужебного употребления». Он напоминал «даже добровольное пожертвование последних карается церковными канонами вселенской Церкви как святотатство, миряне подлежат отлучению, священнослужители извергаются из сана». Газеты предоставили свои услуги Святейшему. В печати началась травля духовенства как врагов голодающего народа и патриарха. Выпячивали то, что патриарх запрещал. В газете «Известия» за 28 марта публикуется список врагов народа. В числе первых – святейший со всем своим церковным собором. Народ стал на защиту своих святынь, поэтому произошли кровавые столкновения весной 1922 года. А какова позиция Сергия Страгородского? «Будем помнить, что до сих пор священные предметы были не тронуты. Если сейчас решаются на меры изъятия, значит нужда настала. Некоторые священные предметы из золота и серебра превращаются в бахвальство, хранятся где-то, лежат в сундуках просто так. Нужно их собрать и обменять на хлеб. Древние святители не боялись отдавать священные сосуды, когда была нужда накормить голодающих или выкупить пленных». Тихон ссылался на 73-е правило апостолов. А Сергий говорит, что «к делам милосердия это правило нельзя относить. Преподобный Сергий служил в деревянных сосудах, во вретище, при лучине вместо свечи». По подсчетам Красницкого, обновленца, было 1414 столкновений. В городе Шуя во время изъятия было убито 4 человека и ранено 10 человек. Первый выстрел в милицию был произведен из толпы. Из Шуйского собора было вывезено 13 пудов серебра. Куда оно шло? На Тульском оружейном заводе ко дню рождения Ильича было изготовлено охотничье ружьё с серебряным курком и украшением из золота и серебра, изъятыми из храмов.
На закупку за границей на 6000 золотых рублей материалов для агитации. Одна четвертая часть изъятых средств пошла на агитацию. По официальным данным изъято ценностей на 4 миллиона 650 тысяч 810 рублей. Из них 1 миллион потрачен на продовольствие из почти 5.000.000. Остальное на антицерковную компанию. 33 пуда золота, 24 000 пудов серебра, 35.000 штук бриллиантов. Если было 50.000 приходских церквей и около 1000 монастырей, нетрудно подсчитать, что с каждого храма изъятого около 10 грамм золота и 7,7 кг. серебра, это комплект столового серебра. Все священные предметы обращались в лом. Был уничтожен серебряный иконостас Казанского собора в Петербурге, изготовленный из серебра, отбитого у французов казаками Платова. Деньги с ценностей шли на наглядную политическую агитацию. Тиражировали картину Моора «Помогите» в помощь голодающим крестьянам. Сохранилось стихотворение: Когда Ленин умирал, Сталину наказывал: «Много хлеба не давай, А мяса не показывай».
Москва признала, действия Шуйских властей признала недостаточно решительными. Ленин пишет Молотову: «Рекомендую подавить сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий. Процесс против шуйских мятежников, сопротивляющихся помощи голодающим, должен быть поведен с максимальной быстротой и закончится не иначе как расстрелом очень большого числа черносотенцев города Шуи. А по возможности также и не только этого города, а и Москвы и других духовных центров». Оказывается, шуйские события для Ленина как повод для тотальной секуляризации церковных ценностей. «Изъятие ценностей, в особенности самых богатых Лавр, церквей и монастырей должно быть проведено с беспощадной решительностью. Безусловно ни перед ничем не останавливаясь и в самый короткий срок»- писал Ленин в том же письме. Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей, мы можем и поэтому должны провести изъятие с самой бешенной и беспощадной энергией и не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления. А самого Тихона целесообразно нам не трогать, хотя он, несомненно, стоит во главе всего мятежа рабовладельцев. Относительно его надо дать секретную детективу ГПУ, чтобы все связи этого деятеля точнее и подробней наблюдаемы и вскрываемы. Обязать Дзержинского, Уншлихта лично делать об этом доклад в политбюро еженедельно».
И в первой половине 1922 года проведены массовые процессы над церковниками. Было проведено 55 трибуналов, привлечено 732 человека. Как и рекомендовал Ленин 26 апреля 1922 года начался процесс в Москве. Он приговорил к расстрелу 11 человек, 5 расстреляли. 5 мая выступал Святейший в качестве свидетеля на этом процессе, а затем, даже в нарушение инструкции Ленина, со скамьи свидетелей Святейший пересажен на скамью подсудимых. Суд привлек также архиепископа Крутицкого Никандра и они были взяты под стражу для следствия. Так начинается самое долгое заключение, до июня 1923 года, больше месяца пробыл во внутренней тюрьме на Лубянке. 12 месяцев находился под домашним арестом в Донском монастыре. Этим арестом воспользовались священники Петроградской группы «прогрессивного» духовенства. Это протоиерей Александр Введенский, протоиерей Александр Боярский (дед Миши Боярского), Красницкий, священник Евгений Белков, псаломщик Стадник. Они приехали в Москву и начались их интенсивные переговоры с властями. Они обвиняли Патриарха в нежелании помочь голодающим. В Петрограде они в статьях призывали жертвовать ценности, не держаться за них. Они были популярны среди рабочих Петрограда. 8 мая 1922 г. они переехали в Москву и вели с властями переговоры.
ИСТОРИЯ ОБНОВЛЕНЧЕСКОГО РАСКОЛА.
Власть сразу поддержала раскольников. Шкаровский пишет, что по признанию Введенского к обновленческому расколу был причастен Зиновьев, Тучков. Но из этого не следует, что обновленчество инспирировано властями. Конечно, были честолюбцы, но были и идейные, которые искренне стремились к решению назревших проблем. Это, например Боярский, который был расстрелян. Троцкий: «Обновленцы для нас опаснее, потому что они приспосабливаются как Лютер. Староцерковники идут напролом, их можно всегда выделить и уничтожить». Нужно уничтожить Тихоновскую Церковь, а потом обновленцев. В 30-е годы косили всех.
12 мая 1922 года началась церковная революция или обновленческий раскол. Движение обновленчества существовало с 1905 года, а еще раньше с 18 века, потому что при Екатерине Второй, Мелесино начал критиковать монашество, епископат. Критику можно найти в сочинениях, кремлевского священника Петра Алексеева, протоиерея Иоанна Памфилова. Второй этап это вторая половина 19 века, при правлении обер-прокурора Толстого. Сочинения Ростиславова и Беллюстина. А если быть точным обновленчество началось в 1905 году с письма 32-х священников столицы. Это письмо с резкой критикой исторического Православия, а раскол в 1922 году, 12 мая.
Группа прогрессивного духовенства во главе с петербургским священником Александром Введенским. Эта группа в сопровождении 2-х работников ГПУ была пропущена к содержащемуся под домашним арестом на Троицком подворье патриарху Тихону. Введенский, Боярский, Белков, Стадник - они потребовали от Тихона отказаться от власти, «так как не может Церковный корабль быть без кормчего, ты под арестом, отдай нам, по крайней мере на время, управление корабля». Они заявили о необходимости созыва Поместного Собора. «Над тобой будет суд, а мы договорились с властями о соборе». Патриарх заявил: «Я никогда не хотел быть Патриархом, оно тяготит меня как крест. Я с радостью приму, если Собор снимет с меня патриаршество, а сейчас я власть передаю одному из старейших иерархов и отойду от управления Церковью. Не вам, а старейшему из иерархов передаю я власть». И Святейший направил письмо митрополиту Ярославскому Агафангелу, с уведомлением о передаче ему церковного управления до Собора и уведомил об этом Калинина. После убийства митрополита Владимира Киевского Собор уполномочил Патриарха выбрать трех кандидатов в Местоблюстители патриаршего престола, но список не был известен, скорее всего, в этом списке был и Агафангел. Но Агафангела в Москву не пустили, а потом даже арестовали. 15 мая 1922 года эту группу принял Калинин. Правительство приняло к сведению временное самоустранение Патриарха. 16 мая последовало письмо обновленцев председателю ВЦИК Калинину о создании ими Высшего Церковного Управления. 18 мая эта группа снова у Патриарха и передала ему прошение с просьбой передачи им канцелярии, для разбора текущих дел. Святейший разрешил создание канцелярии во главе с епископом Клинским Иннокентием, а до его прибытия с епископом г. Верный Леонида. Город Верный – ныне Алма-Ата «отец яблок». Им поручено принять Патриаршие и Синодальные конторы и передать их митрополиту Агафангелу, которому советская власть должна была разрешить приехать. Фактически работа канцелярии допущена до прибытия Агафангела, а обновленцы истолковали указанный документ, как акт передачи им церковной власти от Патриарха. Советская власть этого только и ждала. 19 мая 1922 г. Патриарха переводят в Донской монастырь под домашний арест. В тот же день состоялся переезд в Троицкое подворье ВЦУ. К работе удалось склонить еп. Леонида Верненского и заштатного епископа Антонина Грановского. У них два епископа. Обновленцы сразу обратились с посланием в епархии с призывом порвать с тихоновщиной и перейти в их Живую церковь. Это первое название обновленцев.
Обновленчество началось с Живой церкви. 29 мая 1922 года состоялось учредительное собрание Живой церкви, на котором в качестве ВЦУ было признана группа священнослужителей, входивших в нее с 19 мая сего года: председатель Антонин Грановский, зам. протоиерей Владимир Красницкий, управделами священник Евгений Белков. Всего 7 человек, среди них был Введенский, он еще не лидер. 29 мая решили подготовить созыв нового Поместного собора. Приняли основные положения Живой церкви:
1) пересмотр церковной догматики, с целью выделения тех особенностей, которые были внесены в догматику царским строем. Речь идет о главенстве монарха над Церковью, с момента коронации Павла Первого;
пересмотр церковной литургии с целью выяснения и устранения тех наслоений, которые внесены в православие в прошлый период союза Церкви с государством;
обеспечение свободы пастырского творчества в области богослужения. Антонин вынес алтарь на середину храма, но без нарушения совершительных обрядов таинств.
Искали поддержку со стороны митрополита Вениамина Петроградского. Они были близкими друзьями, и митрополит подарил ему свой портрет с любезной надписью. Вениамин был очень либерален, но не дальше того, что касалось церковной догматики. И когда вопрос стал ребром, он не уступил и принял смерть, как мученик. Введенский стал склонять митрополита войти в ВЦУ. Вениамин ответил: «Нет, на это я не пойду». И владыка отлучил свое духовное чадо от Церкви 28 мая 1922 года и ряд еще прогрессистов. В питерских газетах писали, что «митрополит осмелился отлучить от Церкви священника Введенского». ВЦУ уволило Вениамина с кафедры и обвинило его в контрреволюции. Вениамин был популярен в народе, особенно среди рабочих. Была новая попытка привлечь его на свою сторону. Введенский вновь пришел с ответственным за церковные дела коммунистом Бакаевым. Митрополиту поставили ультиматум, отменить отлучение, либо на него заводится уголовное дело по поводу изъятия церковных ценностей. Вениамин ответил категорическим отказом. Через несколько дней в лавре Вениамин застал непрошенных гостей: чекисты, конвоиры, обыски и арест. Руководство епархией перешло первому викарию Вениамина епископу Ямбургскому Алексию Симанскому.

ПРОЦЕСС ПО ДЕЛУ МИТРОПОЛИТА ВЕНИАМИНА ПЕТРОГРАДСКОГО.
После ареста руководство епархией перешло к епископу Алексию Симанскому, первый викарий. Тут Алексий повел себя неоднозначно. Он собрал руководителей епархии и поставил вопрос: Как быть. Митрополит арестован и может быть казнен. Постановили, связаться с властями и согласиться на снятие отлучения выше названных лиц обновленчества, если митрополита освободят. Власти обещали, отлучение сняли, а митрополита не освободили. И вот за Симанским тянулся след обновленца. И в конце войны многих обновленческих епископов принимали в сущем сане, кивали на Алексия Симанского, Сергия Страгородского, всё это сохранялось в памяти верующих. После этого Симанский бросил епархию и уехал в Псков, в отпуск. Паства осталась без пастыря. Его арестовали и отправили в ссылку в Казахстан на три года, а когда он вернулся из этой ссылки, он стал весьма послушный, что и спасло его в конце 30-х годов. В конце 1939 г. только четыре епископа управляли епархиями. Церквоь была разгромлена. Среди них был и Алексий Симанский, который занимал Ленинградскую кафедру и находился в блокаде.
С 10 июня по 5 июля шел процесс митрополита Вениамина. На скамье подсудимых 86 человек. Там били и случайные. Привлекли большинство членов общества правления православных приходов, настоятелей соборов. Многих освободили. После ареста митрополита встал вопрос о защитнике митрополита. Обратились к Гуревичу, очень опытному адвокату. Он просил обратить внимание на его еврейское происхождение. «Защита трудная и в случаи неуспеха меня могут упрекнуть в недобросовестности», предупреждал Гуревич. Но митрополит выразил ему полное доверие. Заседания проходили в бывшем дворянском собрании.
10 июня с раннего утра народ запрудил улицы. Несколько десятков тысяч человек ждало узников. Наконец появилась карета с заключенными. Толпа загудела и опустилась на колени и запели «Спаси Господи люди Твоя», святитель благословлял народ из окна кареты. У многих были слезы. Святителя обвиняли в том, что он добивался отмены или смягчении декрета об изъятии церковных ценностей. И в том, что он и его группа находилась в сговоре с мировой контрреволюцией. Во время допроса Святителя обвинитель пытался держаться издевательского тона. Адвокат заявил протест: «Мы знаем, что вы можете расстрелять митрополита, но вы не можете оскорблять его. И всякий раз как это случится, Защита будет протестовать». Протест защиты был встречен аплодисментами в зале. Допрос длился около двух неделю всех подсудимых, затем допрос свидетелей. Введенский не пришел, ему на второй день следствия одна старушка бросила в него камень и выбила челюсть. Его заменили Красницким. Это грязная личность, окончил СПДА и был черносотенцем (партия монархистов) до революции, а сейчас крайний либерал. Кандидатка была против жидов. Он просил Советскую власть не казнить митрополита, дать время ВЦУ снять с него сан. Потом свидетельствовал Боярский, он выступил апологетом митрополита, произвел впечатление в зале. Он был расстрелян. Слово дали защите. Гуревич указал в начале речи, что обвинение пытается перенести центр тяжести в область истории и политики. Гуревич указал на процесс Бейлиса в 1913 году. Когда евреев обвиняли в убийстве христианского отрока. Гуревич сказал: «Я счастлив, что в этот исторический, глубоко скорбный для русского духовенства момент, я, еврей, могу засвидетельствовать пред всем миром то чувство искренней благодарности, которую питает, я уверен в этом, весь еврейский народ к русскому православному духовенству за проявленный им в свое время отношение к делу Бейлиса». Дело Бейлиса 1911- 1913 гг. Убийство евреем мальчика якобы для того, чтобы использовать его кровь для пасхи. У многих обвиняемых на глазах слезы. В 1913 году эксперты, профессора канонического права отрицали факт использования евреями христианской крови для изготовления мацы. Адвокат обрисовал все прошлое митрополита. «Одна из местных газет выразилась о митрополите, желая его уязвить, что он производит впечатление сельского попика. В этих словах есть правда. Митрополит совсем не великолепный князь Церкви, каким его усиленно желает изобразить обвинение. Он простой пастырь верующих душ. В этой его простоте огромная моральная сила, его неотразимое обаяние, пред нравственной красотой этой души не могут не преклониться даже его враги. В тяжелые часы допроса здесь участь митрополита зависела только от него. Стоило ему поддаться соблазну, признать хоть немного из того, что так жаждало установить обвинение, и митрополит был бы спасен. Он не пошел на это. Спокойно, без вызова, без рисовки он отказался от этого спасения. Многие ли из зде присутствующих, я конечно говорю и о людях на него нападающих, способны на такой подвиг. Вы можете уничтожить митрополита, но не в ваших силах отказать ему в мужестве и высоком благородстве мыслей и поступков. Я не прошу и не умоляю вас ни о чем, знаю, что для вас в этом процессе на первом плане вопрос политический, выгодно или не выгодно для Советской власти, вот какая альтернатива должна определять ваши приговоры. Вы должны соблюсти выгоду Советской власти, во всяком случаи смотрите, не ошибитесь, если митрополит погибнет за свою веру, он станет опаснее для Советской власти, чем теперь. Непреложный исторический закон предостерегает вас, что на крови мучеников растет, крепнет и возвеличивается вера. Остановитесь над этим, подумайте и не творите мучеников». Речь защитника была покрыта долго не смолкавшими аплодисментами, даже в противном лагере. Судебные прения окончились, слово подсудимому. Зал замер. В начале митрополит говорит, что на него более удручающи, подействовало то, что его называют врагом народа. Остальную речь он посвятил защите остальных подсудимых. Одно его утверждение осталось, не доказано. На это он заметил с тихой улыбкой: «Думая, что в этом отношении вы мне поверите без доказательств. Ведь я очевидно говорю в последний раз публично. Человеку же, находящемуся в таком положении, принято верить на слово». Профессор Новицкий (канонист) был очень краток. Указал, что он привлечен к делу лишь потому, что он председатель Приходского общества. Но если Советской власти нужна жертва, он готов без ропота встретить смерть. Ковшаров заявил, что он знает, какая участь его ждет, и если он давал объяснения в свою защиту, то лишь ради того, чтобы закрепить в людском сознании, что он умирает безвинно. Сильное впечатление произвела речь архимандрита Сергия Шеина (секретарь Поместного Собора: «монах, отдавший себя целиком религиозному созерцанию и молитве, он одной слабой физической нитью привязан к сей жизни. Неужели трибунал думает, что разрыв и этой нити, может быть для меня страшен. Делайте свою дело, я жалею вас, и молюсь о вас». Четыре человека приговорили к смерти: митрополита, Шеина, профессора Новицкого и Ковшарова. В ночь на 12 - 13 августа 1922 г. все были расстреляны под Петроградом. Профессор Новицкий перед смертью плакал, потому что его терзала мысль о том, что он сиротой оставляет свою 15-летнюю дочь. Он просил передать ей прядь своих волос и серебряные часы (раньше так было принято). Ковшаров же издевался над палачами. Отец Сергий говорил: «Прости им, Боже, ибо не ведают, что творят». Митрополит шёл на смерть очень спокойно, шепча молитву.
Митрополит Вениамин (Казанский). Родился он в семье священника в 1872 году, в Олонецкой епархии. Окончил СПбДА. Здесь принял постриг. А в 1905 году стал ректором здешней Семинарии. В 1910 году стал викарным епископом Гдовским.
Обновленчество
Было ликвидировано в конце Великой Отечественной Войны Карповым по указу Сталина административным путем. Центр РПЦ находился в Ульяновске, где проживали Сергий Страгородский и Александр Введенский. В 1994 г. была в Москве конференция по поводу возрождавшегося обновленчества, то есть требовали отказа от иконостаса, от тайных молитв, от церковно-славянского языка.
Литература
«Отзывы епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе». М., 2004.
Соловьев И. М. «Обновленческий раскол». М., 2002. (Это биографии епископов, склонных к обновленчеству).
Левитин-Краснов. «Очерки по истории русской церковной смуты».
Шкаровский. «Обновленческое движение Русской Церкви 20 века».
Что такое обновленчество? Это идейное и организационное движение в Церкви за реформирование, обновление, чтобы Церковь соответствовала духу времени.
Его истоки находим в эпоху первой русской революции, когда вся история ждала обновления политического (монархия на республику), социального (борьба против буржуазии и капитала), национального. В 1905 г. в обеих столицах духовная и недуховная интеллигенция обсуждали программу реформирования Церкви, предложенную «группой 32-х» - 32 священника столичных, предлагавшие реформы для Церкви. Эта программа критиковала руководство Синодальной Церкви. Эта группа, главным образом, боролась с обер-прокурором Победоносцевым, на которого Блок написал стихотворение, в котором Победоносцев был образом тьмы для Церкви. Искренне желали перемен. Поэтому рассылали анкеты, в которых были ответы на вопросы, что изменить в Церкви. Вопросы следующего характера:
на соборе обсудить вопросы об упрощении богослужебного славянского языка и предоставлении права, где того пожелает приход, служить народном языке;
о сокращении и упрощении церковного устава, об отмене некрасивых обрядов вроде дуновения и плюновения;
о не повторении по нескольку раз одних и тех же ектений на одной службе взамен чего желательное чтение вслух тайных молитв на литургии;
о сокращении табельных дней;
об упрощении предбрачных формальностей;
о предоставлении духовенству на окраинах империи носить светскую одежду во избежание неприятностей;
о необходимости вдовым священникам вступать во второй брак до 45 лет;
о снятии сана, которое не сопровождалось бы ограничением гражданских прав;
об уничтожении церковных тюрем (Соловки, Суздаль)
о предоставлении права каждой епархии избирать себе епископа, причем лица могли быть епископами овдовевшие иереи и добровольно оставившие матушек;
желательно, чтобы монахи проживали вне городов и чтобы монастыри больше обращали внимание на благотворительность и просветительство;
выборность настоятеля приходским советом с утверждения архиерея;
предоставление Церкви быть юридическим лицом (то есть право приобретать недвижимую собственность).
Обновленческие идеи были забыты с наступлением Октября. Но некоторые церковные круги, используя силу большевистской власти, требовали реформ – это «Живая Церковь».
В годы ВОВ фашисты преследовали обновленцев как агентов советской власти. А в конце ВОВ Сталин отдал предпочтение законной Церкви национальной ориентации, так как Церковь была патриотом Родины. Сергий Страгородский 22 июня 1941 г. напечатал листовки с патриотическим содержанием. Первым главой ВЦУ в 1922 г. стал обиженный на патриарха и собор заштатный епископ Антонин Грановский, как он называл себя «митрополит всея России».
ЦЕРКОВНЫЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ (ОБНОВЛЕНЧЕСКИЕ ВОЖДИ).
АНТОНИН (ГРАНОВСКИЙ) (1865 – 1927)
О нем рассказывает обновленческий диакон, принесший потом покаяние, Краснов-Левитин в книге «Очерки истории церковной службы». Антонин Грановский – экстравагантная личность. Родился он в семье псаломщика в 1865 году в Полтавской епархии. Земляк Гапона.
Левитин вспоминает: «Был он огромного роста, больше Петра Великого – 204 см. По телосложению был атлетом. Широкоплечий. Лицо лиловое, как его мантия. Неправильная седая борода. Суров. Иногда улыбка, в которой неизвестно: больше добродушия или презрения?». По окончании Полтавской семинарии много изучал востоковедение. Поступил в 27 лет в КДА. В 30 лет принял постриг из-за крайнего честолюбия, как о нем тогда вспоминал Евлогий Георгиевский. А сам Антонин клобук швырял, бросал четки и ночью не знамо где шатался. А где он шлялся? А черт его знает. У него была причуда. Он вырастил в келье медведя и с ним везде ходил. Однажды на одном документе подписался «Антонин и медведь». Изучил все восточные языки. Был назначен помощником инспектора, но после ссоры с ректором был отправлен в Москву смотрителем духовного училища. Смотрителем тогда назывался ректор училища. После визита с медведем на Пасху к одному высокопоставленному лицу полетел с должности. Вернулся в Киев, в Киево-Подольское училище. Затем неуживчивый архимандрит оказался в Благовещенске-на-Амуре. Теперь он ректор семинарии. Поссорился с генерал-губернатором, но с которым не похристосовался, за что был и выгнан. Его приютил Антоний Вадковский. Приобрел здесь друга – митрополита Антония Вадковского. По его протекции переведен в Петербург, где стал архимандритом и получил важную должность в цензурном комитете, где находились одни неудачники – ректоры, не умевшие управлять епархиями. Его пригласили, потому что знал уйму мертвых языков. Антоний Вадковский знал, что в 1920 году вышла магистерка Антонина «Книга пророка Варуха». Он восстановил древнееврейский текст с греческого языка. В 1901 –1903 гг. посещал религиозно-философские собрания в Петербурге. На них Грановский познакомился с Розановым. Удивительно, он дружит с тем, кто учил о святости плоти (Монах дружит с таким философом!). В 1903 году состоялась его хиротония во епископа Нарвского – викария Петербургского. В 1905 году запрещен, так как в проповедях бичевал царскую семью. Антонин перестал употреблять в службах эпитет «самодержавнейший», так как в России установился строй конституционной монархии из-за создания Государственной думы и манифеста 19 октября 1905 г., согласно которому были дарованы демократические свободы. «Неограниченная монархия есть учреждение дьявольского происхождения», - отзывался Антонин. Уволен был за это с пребыванием в Троице-Сергиевой пустыни. Но, в 1910-1911 годах его ставят на Владикавказскую кафедру. Возрождает службы на греческом и арамейском языках. Проводит долгие крестные ходы. Шел впереди с крестом, босиком, как в древности. Его уважали и почитали. Впечатлительный и отзывчивый Антонин горько оплакивал жертвы Кровавого воскресенья, служил панихиды по жертвам Порт-Артура. Обходил приходы босиком с огромной палкой в руках. Заболел белокровьем. Из-за этого отпросился на покой. Он очень обижался на то, что его не пригласили на Собор 1917 года. Но вот революция. Кто был ничем, тот стал всем. Начинается его пастырское и литургическое новаторство: выносит престол на средину храма. При своем либерализме Антонин был строгим монахом. Вел аскезу. Общедоступен был для всех. Дверь его кельи всегда была открыта для всех в любое время. С 1917 г. он проживает в Москве в Богоявленском монастыре, так как получил отставку. В монастыре вводил новшества: служить на гражданском языке. Поэтому в 1921 г. Тихон запретил его в служении. Идейные, политические и личные отношения развели Антонина с руководством Церкви. 23 февраля 1922 г. советской властью издан декрет об изъятии церковных ценностей. Антонин спустя месяц, 23 марта, дал интервью газете «Известия» о несогласии с позицией патриарха. 28 марта он получил приглашение от властей принять участие в качестве лояльного епископа. Советская власть его привечает. 13 апреля Антонин введен в ЦК Помгола от советского духовенства. И на него пала тень в приговоре на смерть 11 обвинявших на московском процессе по делу об изъятии церковных ценностей, куда он был привлечен в качестве эксперта (это дело, когда Тихона со стороны свидетелей перенесли на скамью подсудимых). Антонин примкнул к группе прогрессивного духовенства и подписал их обращение с обвинением патриарха в церковной разрухе. Тихона обвиняли в том, что он был человеком не диктаторских поступков, он отличался мягкостью, человеколюбием и всепрощением, и поэтому часто церковный корабль оставался в нетвердых руках. Антонин требовал созыва Поместного собора, чтобы судить патриарха. Надо напомнить о том, сто собор 1917 г. принял устав, по которому нужно было созывать собор 1 раз в 2-3 года. А собора не было, поэтому и патриарха обвиняли в церквоной разрухе.
Антонин 19 мая 1922 г. возглавил ВЦУ. В самом ВЦУ были разногласия. Антонин конфликтовал с протоиереем Красницким. Красницкий возглавлял «Живую» Церковь». Антонин порвал отношения с Живой Церковью и создал свою секту «Союз церковного возрождения». Служил он с престолом посредине храма, как в древности.
Умер в 1926 году от болезни почек, рассорившись с обновленцами. Страдал раком желчного пузыря. Провели операцию, когда разрезали почки, то обнаружили одиннадцать камней. Вероятно, он уснул летаргическим сном. Только рык протодиакона во время отпевания разбудил его. Он встал из гроба и сказал: «Я жив». Через несколько месяцев умер окончательно. О нем сказали: «Жил – чудил, и умирал – чудил!».
Александр Введенский
(1889 – 1946)
Александр Иванович Введенский. Происходил из бывшей иудейской семьи. Дед – псаломщик Новгородской епархии, крещеный еврей из кантонов. Кантонисты – евреи, которые при Николае служили пожизненно в кантонах, то есть казармах; держали долго, чтобы окрестить со временем. Дед был сознательным убежденным христианином. Это доказывает, как он спешил в храм, а была весна, и он не знал, что река тронулась. Он решил по льдинам перебраться и у берега оступился и утонул. А когда тонул, пел отходную. Дед оставил своему сыну православную фамилию. Александр имел еврейскую натуру.
Отец Александра закончил философский факультет СПб университета. Дослужился до звания действительного советника, приравнивалось к генерал-майору. Получил отец дворянское звание. А по матери Александр был средним буржуа, не дворянином.
«Задумчивый и вечно погруженный в книги, он как-то странно выходил из замкнутости, совершая сумасбродный поступок. Семи лет ему было видение в храме. Перед тем, как идти в гимназию, посещал каждый день раннюю литургию. Во время службы плакал, впадая в экстаз. Девяти лет прочел роман Достоевского «Идиот» и роман Толстого «Воскресение». Рано выучился мастерски играть на рояле. К отцу был равнодушен, и очень любил мать. В 1939 г. по смерти матери причислил ее к лику святых блаженных. По образованию напоминал волшебника-энциклопедиста. имел шесть дипломов. По три часа играл на фортепиано Ференца Листа и Шуберта. Посещал салоны Мережковского. Его волновала проблема равнодушия интеллигенции к Церкви. Введенский выявил две причины: библейское творение мира и церковное мещанство (зажиточность). Поэтому дальнейшая его деятельность направлена на апологетику, что вера не противоречит науке, и на обновление Церкви. Он ненавидел зажиточную Церковь, поэтому решил создать «Живую» Церковь. Уже с молодых лет поставил себе эту задачу.
После окончания университета женился. Невеста его была дочерью предводителя харьковского дворянства. Звали ее Ольгой Болдаревой. После женитьбы преподавал в Витебской женской гимназии.
Хочет стать священником. Но ему не доверяли и смотрели косо, так как он был еврейской наружности, а евреи заражены революционаризмом. Является в СПбДА, где его отнекивал ректор от поступления: «Мол, после университета зачем поступать, итак умный». Экстерном сдал экзамены за курс академии. Шавельский ходатайствовал перед епископом Михаилом Гродненским, чтобы тот рукоположил Введенского. Епископ Михаил рукоположил его военным священником в Гродне. Уже на первой литургии чудил, вслух с подвыванием, свойственным стиха декадентов Мережковского читал молитву Херувимской. Владыка ворвался с клироса в алтарь и остановил его.
Переезжает в СПб, где долгое время служил. Будучи полковым священником, выезжал на фронт. Одобрял Октябрьскую революцию, примыкал к эсерам – сторонникам террора. Как христианский социалист, опубликовал книгу «Социализм и религия», «Паралич Церкви», где критиковал союз Церкви и самодержавие. В то время в СПб голодал, как и все. Занимался уличной торговлей. Получил дипломы в это время биолога, юриста, физика, математика и музыканта. Поэтому он удачно спорил на религиозные темы с Луначарским. Речь Введенского на диспутах покорила многих. Сблизился с митрополитом Вениамином, который стал крестным отцом сына Введенского. Почему Вениамин приблизил его? В 1920-22 гг. Введенский создал братство в своей приходской церкви, организовал конференцию петербургских братств, за что получил сан протоиерея.
Не оставлял планов церковной реформы. Устанавливает контакт со Смольным монастырем, который был штабом большевиков. Добился аудиенции с Зиновьевым. Введенский предложил конкордат между советской властью и обновленческой церковью. Зиновьев допустил. Во время голода 18 февраля 1922 г. в газете «Петроградская правда» появилась статься Введенского «Церковь и голод» с призывом верующих оказать помощь через пожертвование ценностей государству. Он произнес потрясающую проповедь о муках народа, сняв с себя в порыве экзальтации серебряный крест, положив его на блюдо помгола.
В 1923 г. состоялся первый обновленческий собор (было два собор, еще в 1925 г.). Он – активный член собора. В этом же году переезжает в Москву, где избран на Крутицкую кафедру. В 1924 г. он – епископ Лондонский и всея Европы. Носит титул «митрополит-апологет-благовестник» как управ. делами Московской епархией. В 1924 г. – профессор Московского института и одновременно Лениградского (в 1924 г. Ленин умер, и Петроград переименован в Ленинград). С 1933 г. – доктор христианской философии. С 1930 г. – настоятель ХХС. Но в 1931 г. ХХС был взорван. С 1940 г. он – заместитель первоиерарха обновленческой церкви Виталия Введенского, с которым служил митрополит Николай Кутепов в сане иподьякона. Виталий привил Николаю интерес к театру, за что не смог продолжить обучение в МДА. Виталий покаялся в года ВОВ и принят в сущем сане. Но в 1944 г. – Александр – первоиерарх. Когда немцы подошли к Москве, там была небывалая паника. Москва ослабла, везде полезли жулики. Москва стала неуправляема. Все бежали из Москвы от время. Тогда Сталин издает указ убивать жуликов, паникеров на месте. И сразу все наладилось. В Москве были три человека тогда из правительства: Сталин, Берия и Маленков. А в Самаре находился центр правительства. В Ульяновск переправили всех иерархов в одном поезде: Сергия Страгородского и Введенского, баптистов и адвентистов. Все в одном вагоне ехали. Так Ульяновск стал столицей православия до 1943 г. Сергий и Александр встречались на набережной, вместе гуляли, общались. А когда Александр заболел, Сергий присылал своих врачей в помощь Введенскому. У него болело сердце, были приступы, так как ему отказали войти в лоно РПЦ в сущем сане. В сентябре 1943 Сергий первым приехал в Москву, и Сталин принял его, сделав выбор в пользу Сергия, разрешив патриаршество. А Введенский трудно добирался, так как на границах области стояли НКВДшники. Сталин сделал выбор в пользу РПЦ, поскольку православная церковь была национальной, так как шла ВОВ. У обновленческой церкви не было национальных корней. До ВОВ большевистская власть была не национальной, а интернациональной, поэтому уничтожали памятники Суворову, Кутузову Гитлеровцы расстреливали обновленцев, так как они были социалистами.
С сентября 1943 было учреждено патриаршество в лице Сергия, и обновленцы решили возвратится в лоно РПЦ. Александр не приняли и не оставили в сущем сане. Он на пасху 1944 направил телеграмму Сергию, а в ответ получил следующее: «За поздравление благодарю. Воистину воскресе. Сергий». В 1945 году Александра не пригласили на собор по избрании патриарха. Он молился об упокоении Тихона и Сергия, и за здравие – Алексия Симанского. Начались затяжные переговоры с Алексием. Его пригласил Алексий к себе. Александр ожидал в приемной целый день, но его не приняли. Предложил место журналиста в ЖМП, на что Александр не согласился. Он умер от болезни сердца из-за переживаний в августе 1946. Умирая, Александр завещал свой мозг институту мозга.
25 лет существовало обновленчество, но отдельные приходы существовали на Кавказе до конца 50-х годов.
В Ульяновске Александром Введенским была разыграна сцена интронизации его в патриархи. Посаждение происходило на антиминсе. Затем он отказался от патриаршества, чтобы ту же сцену повторить в Москве по всем правилам. Обновленцы вообще отвергали патриаршество как символ монархии.
У него было три жены. С 1937 – 1941 гг. семейная жизнь его превратилась в бедлам (английский сумасшедший дом).
Видными обновленцами были:
Титлинов – проф. СПБДА. Он был членом обновленческого синода и ректором обновленческого богословского института. Здесь он с 1924 г. читал лекции по истории церковно-обновленческого движения, а также и курс истории Церкви. В 1930-х гг. арестован властями по антисоветской агитации, но был освобожден. Либо повешен фашистами, либо умер в эмиграции, либо мирно умер в Германии.
Львов – бежавший обер-прокурор, уехал в Париж и там примкнул к «сменовеховцам» - смена отношений к СССР, с чего началась реэмиграция в СССР в то время, когда появилась НЭП – возрождение старого порядка капитализма. В связи с этим эмигранты переезжают в СССР. Становится членом собора 1923 г. Вошел в состав ВЦУ. Публиковал статьи в обновленческой церкви. Сослан в Сибирь в 1927 г. Умер в томской тюрьме.
Зарин - проф. СПбДА, идеолог обновленчества, то есть не практический руководитель. Был профессором Московской Богословской обновленческой академии. Секретарь первоиерарха.
Обновленческий священник Василий Адаменко (1884 – 1937).
Литература: Дамаскин Орлов «Мученики и исповедники XX столетия».
В монашестве Феофан. Родился на Кубани в семье бедного казака. Окончил миссионерские курсы и служил миссионером на Кавказе. У него возникает мысль о переводе на русский язык богослужения. Это логично, потому что он – миссионер. Обратился к патриарху Тихону, который ему сказал: «Делай, что хочешь на свой страх и риск». Был арестован в 1919 г. и сидел в Нижнем Новгороде в тюрьме. Опять на Кубань. Затем в 1920 г. выслан в Нижний Новгород, но уже без тюрьмы. Был сормовским рабочим, из числа которых избрали его в настоятеля Ильинского храма (сейчас там служит Горбатовский), где служил до 1924 г. Примкнул к обновленцам. Встречался с Скабаллановичем.
Его активная деятельность вызвала реакцию в обновленчестве. Даже сюда, в Нижний Новгород, приезжал Введенский в Ильинский храм. От (от Адаменко) него ушла матушка с детьми. Принимает монашество и служит до 1931 г. всё там же. Принимает участие на соборе 1925 г., принимая дискуссию в отделе по богослужебному языку. Дискутировал и с Луначарским. В 1931 г. принес покаяние в грехе обновленчества перед Сергием Страгородским, который служил на Полтавке и жил в Крестовоздвиженском монастыре. Ему Сергий благословил служение на русском языке, отверстые царские врата, чтение Писания лицом к народу, чтение вслух тайных молитв. Был арестован до 1934 г. и отбывал срок в Вишерских лагерях. В 1935 г. – опять служит. С 1935 г. срок в Караганде за участие в катакомбной церкви. Власти боялись и преследовали катакомбников, так как церковь подпольная, она очень страшна была. Они жили без паспортов. Паспорт ввели с раскулачивания, так как до этого паспорта не было – пережиток старой России.
ОБНОВЛЕНЧЕСТВО.
Оно набирает силу в 1922 году. Во время процесса митрополита Вениамина в обновленческом журнале «Живая Церковь» от 16 июня 1922 года появился «Меморандум трёх», документ подписанный, тремя архиереями: Сергием Владимирским (Страгородским), Евдокимом Нижегородским (Мещерским) и Серафимом Костромским (Мещеряковым) с признанием обновленческого ВЦУ единственной канонически законной церковной властью. Это был эффект разорвавшейся бомбы. Сергий через год вернулся, покаявшись. Вот так Сергий становится обновленцем. Подписавшие призывали последовать примеру «всех истинных пастырей и верующих сынов Церкви». Сергий находился в стане раскольников 14 месяцев. К июлю 1922 года ВЦУ признали 37 архиереев из 73. У Краснова-Левитина другая цифра. Он называет 53 архиерея.
В чем причина массового перехода в обновленчество? В чем причина измены патриарху Тихону? Главная причина – поддержка властей. Многие желали избежать репрессий или снятие с должности. Качество епископата, подготовленного в тот период, оставляло желать лучшего. Шавельский пишет картину нравственного облика духовенства того времени. «У нас, как ни в одной из православных церквей, епископское служение и вся его жизнь была обставлена особым величием, пышностью, торжественностью. Наши владыки были похожи на самых изнеженных и избалованных барынь, которые спать любят на мягком, есть нежное и сладкое, одеваться в шелковистое и пышное, ездить непременно в карете. Сыпавшиеся на владык как из рога изобилия ордена и отличия, а также практиковавшееся только в РПЦ, критиковавшееся канонами, система беспрерывного перебрасывания владык с беднейших кафедр на более богатые в награду или в наказание, расплодили в святительстве совершенно невиданное в других церквах искательство». Вот эти качества – карьеризм и искательство, заставили епископат в годы гонений перебежать в другой стан, поддерживаемый тогда властями. Это было восстание низов против верхов. Кроме того мягкость Тихона. Обновленцев поддерживал СССР за отдачу церковных ценностей. Обновленцы говорили, что советская власть от Бога. Многие боялись лишения кафедр и быть репрессированными. Архиереи, привыкшие к роскоши, боялись потерять ее. Митрополит Киевский получал в год по 100 тыс., а ординарный профессор – 4 тыс. в год. Практиковавшаяся практика перебрасывания с кафедры на кафедру как поощрение или наказание во многом влияла. От этого архиерей мог заживаться, искать хорошую кафедру. Этого-то и не хотели терять архиереи, поэтому и примкнули к ВЦУ. Карьеризм и искательство заставили епископат перебежать в другой стан. Другая причина в том, что епископат следовал примеру Сергия.
Как же митрополит Сергий оказался в этом стане? После покаяния он объяснял свое обновленческое прошлое так: «Мы совершили этот маневр, чтобы самим стать во главе этого движения и привести паству в лоно истинной Церкви». Искренно ли это? Но Сергий был популярен. Многие рассуждали так, что если такой пастырь перешел в обновленчество, значит и нам необходимо перейти, потому что на него смотрели и ориентировались.
Канонически правильно было выйти из подчинения ВЦУ, как сделал митрополит Агафангел Ярославский. В момент выхода Меморандума он призвал духовенство не подчиняться ВЦУ и перейти на самоуправление каждой епархии.
Тем временем, обновленческое ВЦУ озабочено размножением епископата, чтобы превзойти тихоновцев. Они хиротонисали женатых протоиереев во епископов. Первым епископом, рукоположенным без монашеского пострига, стал вдовый петроградский протоиерей Иоанн Альбинский. Он был введен в состав ВЦУ. Далее, стали хиротонисать женатых священников, второбрачных.
Историк Каптерев вспоминал о ректоре МДА своего времени Евдокиме Мещерском, который был со студентами в Константинополе, Святой Земле и узнавал, какие там архиереи: монахи или женатые? Ему сказали, что монашество и архиерейство не совмещаются. Кто пошел в монахи, должен быть до конца жизни в монастыре, а не епископом. Монах не должен управлять. На всем Востоке есть только один монах-архиерей – патриарх Никодим.
Обновленцы готовят Поместный Собор, чтобы формально устранить Тихона, выбрать новое руководство. Если в Петрограде живоцерковники быстро одолели тихоновцев, то в глухих местах дело обстояло иначе. В сельских местностях духовенство не желало принимать женатое духовенство. В социальном плане батюшки выступали против соединения теории классовой борьбы с учением Христа. Кто такие обновленцы в социальном плане? Это христиане-социалисты, которых сейчас немало на Западе. Но с Поместным собором так скоро дело не получилось. 6 августа 1922 года открылся Всероссийский съезд белого духовенства «Живой церкви» - одной фракции, который постановил созвать Поместный собор в первой половине 1923 года, узаконить белый епископат, второбрачие. Последнее возмутило монаха Антонина Грановского. Он был изгнан со съезда за это. Так произошел раскол в расколе. 24 августа Антонин создал в Москве «Союз церковного возрождения».
А вот фракции обновленческого движения:
«Союз церковного возрождения» Антонина Грановского. Его программа. Союз выступал против тотального реформизма «Живой церкви», высказываясь за сохранение монашества и черного епископата. Этот союз ограничился реформой богослужения: открытый алтарь, отсутствие иконостаса, перенесение иконостаса на середину храма. Чтение тайных молитв вслух и общенародное пение, хор лишний, сокращение колокольного звона. Антонин был за свободу литургического творчества. Но против изменения совершительных обрядов таинств.
Союз общин Древле-Апостольской Церкви, во главе с Александром Введенским (СОДАЦ). Он выступал за наибольший радикализм. Капитализм есть смертный грех. Идеи христианского социализма. Он против театральности в богослужении, больше простоты, за родной язык в богослужении, за институт диаконис, за равные права пресвитеров, клириков и мирян в управлении приходами.
«Живая церковь» во главе с Красницким. Он выступал за признание октября, за пересмотр догматики и этики, за упрощение богослужения, за соборное управление церковью, то есть совместное управление клириков и мирян и за радикальный пересмотр церковных канонов. Красницкий говаривал: «Не надо стеснять себя древними канонами, они устарели. Например, черный епископат надо отменить, разрешить второй брак для священников, закрыть монастыри. Ведь монашество появилось позже» В журнале «Живая церковь» печатались постоянно статьи с нападками на монашество, для них монастыри- гнезда бездельников.
Протоиерей Евгений Белков основал «Союз религиозно-трудовых коммун», по примеру древних христиан. С приходом к власти большевиков большинство монастырей было закрыто. Но монастыри некоторые перелицевались, подавали заявление, что монастырь больше не существует, мы теперь трудовая коммуна. Их стали регистрировать. Монахи трудились, молились. Белков создает союз таких коммун. Это было до 1930 года. Власть все поняла и коммуны прикрыли.
Единства между обновленцами не было. В обновленчестве начинаются склоки, прямо базарные разборки, кто более обновленец, кто более православный. Антонин сказал: «Обновленчество - ассенезационная бочка РПЦ (то есть бочка с говном). Ко времени собора 1923 года не осталось ни одного пьяницы, ни одного пошляка, который бы не пролез в церковное управление и не покрыл бы себя титулом или митрой. Вся Сибирь покрылась сетью архиепископов, наскочивших на архиерейские кафедры, прямо из пьяных дьячков». Особенно много их было на окраинах. Антоний Храповицкий о самом Антонине говорил: «Известный всем развратник, пьяница и нигилист. Побывавший клиентом всех домов. Умалишенный, еще 20 лет назад». Краснов-Левитин пишет: «Никто никогда не видел Антонина пьяным и ничего не слышал о его разврате». У митрополита Евлогия есть свидетельства, что когда Антонин принял постриг, он ночью сбегал в город, забросив окно мантию и клобук.
Усобицы раскольников грозили провалом движению, но достигли компромисса. 16 октября 1922 года на заседании ВЦУ произошла его реорганизация. Теперь оно стало состоять из председателя, это Антонин, двух заместителей, это Введенский и Красницкий, управделами и 13 членов. Было создана комиссия по подготовки собора. В апреле 1923 года епархиальные собрания выбрали 476 соборян. Многие стали членами собора автоматически. Большинство было из Живой церкви и СОДАЦ.
Первый обновленческий лжесобор открылся 29 апреля 1923 года в Москве. Они приурочили открытие собора к первомайским праздникам. Открылся он богослужением, а первое деловое заседание 3 мая. Последний день 9 мая. Антонин избран почетным председателем собора, а деловым- Петр Блинов, избран неожиданно, сибирский митрополит. Это был крестьянин из Сибири, очень высокий, красавец. Умный, красноречивый, родом из Томской области. Последний раз его видели в 1934 году в Минской тюрьме. Стояло 10 вопросов: об отношении к октябрю, Советской власти, Патриаршеству и лично к Патриарху.
Собор одобрил революцию, осудил капитализм как смертный грех и поэтому отменил анафематствование Тихоном Советской власти. Отменил Патриаршество, так как его не было до 5 века. О Тихоне сказано: «Собор считает Тихона отступником от подлинных заветов Христа и предателем Церкви». Собор объявляет его «лишенным сана и монашества и возвращенным в прежнее мирское состояние с именем Василия Ивановича Белавина». За это проголосовали 476 человек. Среди них – 16 епископов старого поставления. Были ли на этом соборе авторы Меморандума? Сергия не было, он был в Нижнем под домашним арестом. Евдокима на Соборе тоже не было, он был в командировке. Явился на собор, когда все решения уже были приняты. Третий, Серафим не явился на Собор. Есть книга А. Свенцицкого, которая называет Сергия участником Собора («Они были последними»). Но ему нельзя верить, потому что он писал по слухам. Здесь непонятно, как Сергий был в Нижнем Новгороде, когда он должен был находиться в о Владимире до 1924, поскольку с 1924 г. он начал управлять Нижегородской епархией.
Вышеназванные пункты - это главное решение собора. Введенский назвал патриаршество министерством восстановления Самодержавия в России. Я удивляюсь долготерпению Советской власти, ни одно государство мира не смогло бы терпеть той свистопляски, какая вдохновлялась патриаршим подворьем. Собор записал о Патриархе: «Он направлял всю силу своего морального авторитета на ниспровержение государственного строя, чем подвел под угрозу самое бытие Церкви».
8 мая делегация Собора в составе восьми человек отправилась к арестованному Тихону в Донской монастырь во главе с Петром Блиновым. В состав делегации вошёл архиепископ Тульский Виталий Введенский. Они объявили Тихону о его низложении. Интересно рассказывает Краснов-Левитин: «Приехали мы в Донской. Народу собралось с передачами для патриарха видимо-невидимо. Впереди Петр. Он тотчас же: «Василий Иванович, мы вам принесли решение Собора по вашему делу, неугодно ли вам прочесть его» и подает Тихону определение Собора. Патриарх сел к столу, надел очки, прочел и написал свой ответ. Прочел: «Собор меня не вызывал, его компетенции не знаю, потому законным его решение признать не могу» Подпись – Патриарх Тихон (Василий Белавин)». По Шкаровскому, Тихон будто написал: «Не согласен ни по форме ни по существу». По форме – его не вызывали, заочно нельзя судить, причем вызывать его надо было бы три раза по канонам.
Третье определение Собора. Он узаконил равнозначность женатого и безбрачного епископата. Узаконено второбрачие клириков. По этому поводу Антонин Грановский писал в своей грубой манере: «Распоясавшееся поповство нахрапом и наглостью формировало себе новое клубничное право (то есть блуд). Это, собственно, не собор в церковно-каноническом смысле, а поповский заговор или поповская стачка, сговор поповской шайки на удовлетворение кастовых домогательств». Это восстание против епископата, против его самодержавия.
Четвертое определение. Собор ввел новый Григорианский календарь. Советская власть перешла на новый календарь в феврале 1918 года. Вот это определение не является чрезвычайным. На тот момент весь православный Восток перешел на новый календарь кроме Иерусалима, Грузии, Сербии и Афона.
Пятым определили закрывать монастыри превращать в трудовые коммуны и приходы. Власть терпела монастыри в такой форме. Собор оставил неприкосновенными догматы, Таинства, богослужебный чин и почитание мощей.
Руководящие органы. Вместо патриаршества был избран Высший Церковный Совет из 18 членов под председательством митрополита Антонина Грановского. На местах создавались епархиальные губернские управления во главе с епископом, назначенного ВЦС в составе четырех выборных членов: двух клириков и двух мирян. В-третьих, создавались викарные уездные управления. В каждом уездном городе был епископ и два члена-священнослужителя и мирянина. Поэтому, был создан большой епископский корпус. На этом Соборе, лидер «Живой церкви» лишился должности заместителя председателя ВЦС. Ему был предложен сан Петроградского архиепископа. Но он отказался. Чтобы он не обиделся, ему пожаловали сан протопресвитера всея России, а Александра Введенского собор утвердил в сане епископа Крутицкого и после хиротонии он приехал в Москву, значительно приблизившись к руководству обновленчества.
Через полтора месяца спустя в Нижнем Новгороде 19 июня 1922 года в храме Дивеевского подворья на епархиальном съезде духовенство единогласно постановило присоединиться к обновленчеству, признать ВЦУ как какнонический и правомочный орган управления Церкви. Подписали все эти решения все 12 епископов епархии. Правящим архиереем был Евдоким Мещерский. Подписал эту резолюцию и ругавший потом Евдокима епископ Васильсурский Варнава Беляев.
Тихоновская Церквоь была подавлена тога в 1923 г. Шкаровский считает, что этот обновленческий собор был пиком обновленчества. Пик – 1923 год. Затем, движение потрясли неожиданные события. Неожиданно принес покаяние Патриарх. Ещё до Собора началась подготовка суда над Тихоном. Почему он раскаялся? Вернемся несколько назад.
Действительно, Тихон был взят под стражу. Находился не только в Донском монастыре, но и во внутренней тюрьме Лубянки. (Об этом говорит книга «Следственное дело патриарха Тихона»).
Первый раз суд был назначен на 12 апреля 1923 года, предполагался на Светлой седмице. Большевики планировали провести грандиозный суд. Уже в марте расстреляли по этому делу (по изъятию церквоных ценностей) католического епископа Цепляка. Процесс был в Москве в колонном зале. Расстреляли прелата Буткевича. Одному дали 10 лет, а другому – расстрел. 31 марта расстреляли в подвале Лубянки. Об этой казни знала вся мировая пресса. Так что когда Тихон сидел, он хорошо знал, что идет процесс над католиками и понимал, чем грозят ему большевики. Ему нарочно подсовывали газеты и травили всячески душу его. Вместо того, чтобы начать процесс 12 апреля патриарха в этот день перевозят в тюрьму, где его ежедневно допрашивали. Тучков и особо уполномоченный Огранов обращались с Тихоном весьма лояльно. Он сам говорил потом, что ему предоставили однокомнатную камеру и готовили особую пищу. Но были мучительными полная изоляция от паствы и опасения за Церковь. Совершенная неправда, что его пытали током. Во время допросов патриарх уступал, признавал, что говорил против властей. Во-первых, он признал ошибкой данное им благословение на созыв собора в Сремских Карловцах, колыбель Зарубежной Церкви.(собор состоялся в 1921 году и патриарх давал благословение на созыв Собора). Следователи прижали патриарха к стене следующим вопросом: «Как же Вы могли благословить собор, который первым своим определением признал восстановление династии Романовых на престоле». Русские епископы – эминранты переехали в Сербию в Карловацы, где им разрешил существовать признательный Москве патриарх сербский. Там состоялся собор в 1921 г. на котором карловчане требовали восстановления монархической власти Романовых на русском престоле. Вот поэтому Тихона спрашивали власти: не благословлял ли он собор. Председателем собора был Антоний Храповицкий, создавший РПЦЗ. Во-вторых, он признал свою вину в том, что в 1918 -–1919 годах он издал ряд постановлений контрреволюционного характера. В частности, согласился с тем, что его первое послание 19 января 1918 года заключало в себе анафематствование советской власти и призывало верующих сплотиться для отпора всяких покушений на Церковь. В середине марта предварительное следствие закончилось. Тихону предъявили обвинение по двум статьям – призыв к свержению советской власти, возбуждение масс к сопротивлению законным постановлениям правительства. Он познакомился с обвинением и признал себя виновным в них. Готовится судебный процесс и первый срок был назначен на 12 апреля.
Но срок сорвал сам патриарх неожиданно для всех. 16 июня 1923 года он обратился в Верховный суд РСФСР с письмом покаянного характера, где умолял освободить его и признавал себя виновным. Вот полный текст письма: «Будучи воспитан в монархическом обществе и находясь до самого ареста под влиянием антисоветских лиц, я, действительно был настроен к советской власти враждебно, причем враждебность временами переходила к активным действиям: обращение по поводу Брестского мира, анафематствование в том же 1918 году советской власти и, наконец, воззвание против Декрета об изъятии церковных ценностей. Все мои антисоветские и мысли за немногими неточностями изложены в обвинительном заключении Верховного суда. Признавая, правильность решения суда о привлечении меня к ответственности по указанным статьям уголовного кодекса за антисоветскую деятельность, я раскаиваюсь в этих проступках против государственного строя и прошу Верховный суд освободить меня из заключения, тол есть освободить меня из-под стражи. При этом я заявляю суду, что я отныне советской власти не враг. Я окончательно и решительно отмежевываюсь как от Зарубежной, так и внутренней монархически-белогвардейской контрреволюции». После Декрета об отделении церкви от государства и школы от Церкви, который передал всю церковную собственность государству, патриарх не имел право распоряжаться этой собственностью, потому что это не собственность Церкви. Патриарх действительно нарушил закон.
После такого заявления поднялась сильная буря, особенно в эмиграции. Результат чего покаяние патриарха. Существуют различные догадки о пытках и муках. Конечно, для патриарха это были огромные муки и переживания по этому поводу. Откликнулся Антоний Храповицкий, от которого Тихон отмежевывался: «Письмо Тихона многих повергло в уныние и некоторым внушило почти безнадежное отношение к русской церковной жизни. Но и то и другое совершенно напрасно, ибо в сущности патриарх ничего не прибавил нового от 8 октября 1919, в котором он запрещал борьбу духовенства с советской властью как бесцельную. И так были спасены от казни 4000 священников. Новое послание имеет несомненно благодетельное значение – оно избавило Церковь от духовного безначалия, от опасности превратиться в поповскую секту. Церковь получает возможность постепенно освобождаться от шайки лжеепископов, лжепопов обновленцев. Теперь из тюрьмы, вероятно, выпустят законных пастырей, как сотрудников признанного властями патриарха. Он, духовенство и миряне должны были бы принять мученичество, если бы от них требовали прямого отречения от истинной Христовой веры, её заповедей и канонов. А так как этого не было, то требовать нарочитого стремления к мученичеству незаконно. Мы убеждены, что с 23 июня 1923 года Церкви в Советской России будет легче жить и более возможно спасаться, чем в предыдущий год».
Но не только это заявление способствовало освобождению патриарха. Ещё раньше, за месяц, 8 мая 1923 года агент британского правительства в Москве вручил советскому правительству ультиматум британского правительства, лорда Керзона. Ультиматум был составлен в самых энергичных выражениях с протестом против религиозных гонений. Эта нота протеста была приурочена к судебному процессу Цепляка. Поднялся огромный шум в иностранной прессе. В этом протесте писалось: «Страна, в которой преследуется вера, и распинаются служители Церкви, должна быть исключена из круга цивилизованных стран». Так что Европа предавала Россию отлучению, а молодая Советская республика нуждалась в международном признании, в установлении торговых, экономических отношений. Одним словом, Тихона освободили. Одни говорят, что его освободили из монастыря, другие из Лубянки. Власти же сумели ввести общественность в заблуждение. В её интересах было, чтобы не знали, когда освободят, чтобы не было манифестаций, митингов. Именно поэтому современники оставили разные воспоминания. Власти часто возили его в Донской монастырь из Лубянки. Поэтому общественность и не знала, откуда его освободили.
У Русака пишется: «В этот день вся площадь на Лубянке была запружена людьми, ждали выхода патриарха. Отворились ворота и на волю выходит патриарх с всклокоченной бородой, с непричесанными волосами, босой в накинутой на обнаженное тело шинелью. Пред ним раздвигается народ, создается коридор, он всех благословляет, садится в экипаж и отъезжает».
В журнале «Церковно-исторический вестник» приведена статья протопресвитера Виноградова: «Всё описание Русака является плодом чистейшей фантазии. Прежде всего патриарх был освобожден не из тюрьмы, а из под домашнего ареста в Донском монастыре». Краснов-Левитин пишет: «Освобожден патриарх из внутренней тюрьмы, но народа не было, никто не знал, что его освободят. Только явился извозчик, услугами которого раньше пользовался патриарх и посошник приехал. Он поехал в Донской, а вот там уже ждал народ. Когда он приехал в монастырь, туда явился Тучков, который его опекал и допрашивал, снял стражу и объявил Святейшему, что он куда угодно может выходить и выезжать. Это было 27 июня 1923 г. . Тихон поехал на кладбище, где хоронили известного протоиерея Алексия Мечева. Он не знал, как его примет народ после такого заявления, волновался. Тихон взял частного извозчика и неожиданно появился в своем патриаршем одеянии на кладбище. По воспоминаниям очевидцев «почти все плакали. Толпа выпрягла лошадь из экипажа и сама везла некоторое время экипаж. Многие поняли сразу, что такое признание вымучено». 28 июня он обратился к Церкви с посланием, в котором писал: «Я решительно осуждаю всякое посягательство на советскую власть, откуда бы оно не исходило. Пусть все заграничные и внутренние монархисты и белогвардейцы поймут, что я советской власти не враг». 1 июля вновь патриарх обращается с посланием к тем пастырям, которые «осознав свою провинность перед народом и советской властью, повинились бы пред ней». И снова повторяет сказанное им 8 октября 1919, что Церковь аполитична.
Выход патриарха из заключения явился толчком для возвращения в Церковь уклонившихся в раскол. Начинается раскаяние. Храмы после покаяния настоятелей окроплялись святой водой и заново освящались как после еретиков.
27 августа 1923 года приносил публичное покаяние митрополит Сергий. Это было редкое публичное покаяние обновленцев. Обычно оно было келейным. А для Сергий он устроил публичное. Вот сцена покаяния «Без мантии и клобука, без панагии и креста стоял на амвоне перед восседавшим на престоле патриархом и глухим дрожащим голосом произносил покаянные слова, составленные специально. Затем, совершив земной поклон, он сошёл с солеи и приблизился к кафедре патриарха. Сделал ещё один поклон. Патриарх вручил ему мантию, клобук, панагию и посох». Протодиакон Холмогоров вспоминал: «Патриарх, до того времени смотревший на Сергия со скорбью, тут улыбнулся с ласковой шутливостью, взял Сергия за бороду, а затем покачав головой, сказал: «И ты, старый, от меня откололся». Но тут оба старика не выдержали, заплакали и обнялись. Вот теперь Сергий был назначен в Нижний Новгород 1924 г.». А Евдоким Мещерский не покаялся, так и умер. Смерть его была такой. Став архиепископом Одесским, он потерял доверие обновленческого руководства, был смещен и уехал на Кавказ, в Грузию, поселился в курортном городке Хоста и торговал там печеньем и конфетами. Когда умер, то был похоронен архиерейским чином грузинами на Кавказе.
Патриарх по природе был мягкий, добрый и уступчивый человек. Долго ждал он покаяния от Евдокима и Антонина Грановского. И, наконец, в январе 1924 года запретил их в служении и объявил о предании их церковному суду. Для управления Церковью Тихон создает временный Синод, в который вошли три человека: Серафим Тверской, Тихон Уральский, Илларион Верейский. Власти разрешили восстановление Синода за покаянные слова патриарха.
Возможно, прав один из исследователей, что Тихон в заключении был сломлен. Его признание вымучили. 25 сентября 1923 года Тихон издал указ о молитвенном поминовении Советской власти в такой же редакции как и сейчас. Когда умер Ленин через три дня Святейший и члены Синода обратились в прессу с выражением соболезнования правительству СССР «по поводу тяжкой утраты, понесенной им в лице неожиданно скончавшегося председателя Совнаркома В.И. Ульянова-Ленина». Ещё раньше, 15 января 1924 года издано постановление Тихона об увольнении с кафедры Американской митрополита Платона Рождественского «за контрреволюционные выступления, направленные против Советской власти и пагубно отражающиеся на Православной Церкви». Ему предложено прибыть в Москву в распоряжение патриарха.
На дверях квартиры патриарха в Донском висело объявление «С контрреволюционными антисоветскими предложениями к патриарху Тихону не являться и в приемной не бывать». Многих это коробило.
1 октября 1921 года Тихон объявил о реформе церковного календаря, обратился с посланием к народу. На этой почве по местам были отходы от Церкви, и дело грозило окончиться новым расколом, царила полная неразбериха в богослужебной практике. Кое-где уже служили по-новому, где то по-старому. И снова неожиданно появляется послание Патриарха с отказом от нового стиля и переход на старый стиль окончательно и бесповоротно. Как быть, кому верить, где истина? 8 ноября вышло распоряжение об отмене нового стиля.
Распоряжением Патриарха признана новая светская орфография, и Церковь устами Патриарха признала отказ от яти. Реформа была принята, болезненна, очень многие были недовольны. По смерти Ленина весной 1924 года Патриарх добился встречи с Калининым.
1 октября 1921 года Тихон объявил о реформе церковного календаря, обратился с посланием к народу. На этой почве по местам были отходы от Церкви, и дело грозило окончиться новым расколом, царила полная неразбериха в богослужебной практике. Кое-где уже служили по-новому, где то по-старому. И снова неожиданно появляется послание Патриарха с отказом от нового стиля и переход на старый стиль окончательно и бесповоротно. Как быть, кому верить, где истина? 8 ноября вышло распоряжение об отмене нового стиля. Календарная реформа задумана в связи с переходом восточных церквей
В 1914 г. Турция была союзницей Тройственного союза (Четверного союза). Результат известен – Германия капитулировала. Константинополь занят войсками Антанты. А в Турции началась буржуазная революция. монархия свергнута. К власти пришел Ата-тюрк (отец Турции). В 1923 г. Турция объявлена республикой. Святая София не отдана православным, а обращена в мечеть и музей. Теперь грекам был дан реванш: Малая Азия грекам. Это рождает взрыв турецкого национализма. А Кемаль Ата-тюрк наносит сокрушительный удар. Молодой республике помогает Ленин, коорый направил туркам министра Фрунзе, который помогал туркам. Не раз нападали на Фанары – патриаршую резиденцию турки мусульмане. патриарх Григорий VII, чувствуя опасность, сближается с Западом, с Англиканской Церковью, проводя экуменическую политику. Он предпринимает созвать Вселенский собор к 1600-летию I Вселенского собора и перейти на новый календарь. Еще раньше летом 1923 г. Всеправославное совещание в Константинополе определило ввести в церковную практику новый календарь. Но в виде краткости оставшегося времени введение календаря было невозможным. И решено перенести с 1 октября 1923 г. на 10 марта 1924 г. В свете этих метаний и непостоянства понятна политика Тихона. 1 октября 1923 г. в России календарь введен, а отменен 8 ноября отменен. Потом и обновленцы вернулись к старому календарь.
Распоряжением Патриарха признана новая светская орфография, и Церковь устами Патриарха признала отказ от яти. Реформа была принята, болезненна, очень многие были недовольны. По смерти Ленина весной 1924 года Патриарх добился встречи с Калининым. Калинин был декоративной личностью, он был, как сейчас президентом в университете, генералом свадьбы. Пока Рыков считался главой государства. Раньше Ленин отказывал в приеме Тихону. Добился аудиенции у нового председателя СНК Рыкова, который являлся главой государства официально. В результате этого 21 марта 1924 ВЦИК объявил о прекращении дела по обвинению гражданина Белавина. Привлекался по этому делу Арсений Стадницкий и Никандра и Гурьева, их дела тоже прекратили.
Вероятно, под давлением властей Патриарх назначает Красницкого членом ВЦС при Патриархе. Это было непонятно православной общественности. Но всеобщее недовольство народа заставило прекратить переговоры с Красницким. У Патриарха были мысли о воссоединении с обновленцами, и вел переговоры с представителем Патриарха Евдоким Мещерский, но при условии ухода Тихона. Тихон был не против, он говорил: «Гоните вы меня, надоел я вам». Переговоры окончились ничем. Против был народ и епископат, особенно ревнители. Власть не успокоилась. Ровно через год, 21 марта 1925 года учиняют Патриарху новый допрос. Это был допрос у постели больного человека. Когда он уже был больным. Лежал в частной клинике Бакунина. С 13 января по 25 марта 1925 года по день смерти он был в больнице. Почему очередной допрос? Патриарх составлял списки репрессированных архиереев. Комиссар ГПУ Тучков приехал сам к больному и чинил допрос. После допроса Патриарх не только подписал протокол, но и поставил еще одну подпись, что он будет хранить все в тайне, какие вопросы ему задавали и как он отвечал. Он будто бы составил так называемое завещание или декларацию, которую называют «завещанием патриарха» своим преемникам. Это его советы приемникам. В ней патриарх «призывал к молитве ко Всевышнему о ниспослании помощи рабочей крестьянской власти (так называли советскую власть) в ее трудах для общенародного блага. Советская власть народная, а потому прочная и непоколебимая. И снова обличал РПЦЗ Антония Храповицкого». Один чекист назвал этот документ «новой голгофой» для Тихона во мнении потомков, то есть Тихон оплевал самого себя, поскольку молился за богопротивную власть. Сейчас этот документ остается исторической загадкой. Документ был опубликован митрополитом Петром – преемником Тихона. И Петр Полянский доказывает авторство, принадлежащее Тихону. Многие считают его фальшивкой, но её содержание абсолютно уступчивое. Тихон сдавался, понимая происходящую ситуацию, поэтому он уступал советской власти и просил за нее молиться. Он был сломлен. Патриарх был страшно сломлен.
Во время процесса над Патриархом шел процесс над католическим прелатом Цепляком. 21 марта 1923 года состоялся суд над ними. Этот процесс был как бы генеральной репетицией над Патриархом Тихоном. Ему ставилось в вину противление изъятию церковных ценностей. Во время акции изъятия ценностей из костела также пролилась кровь. Много было общего, даже обвинители и защитники были общие. Обвинитель Крыленко, защитник Бобрищев-Пушкин. Процесс над католиками начался в колонном доме Советом. Краснов-Левитен пишет: «Выпрямившись во весь рост, перед судом стоял могучий старик, в фиолетовой сутане, архиепископ Ян Цепляк. Ровным голосом давал он свои показания, заявив, что по католическому кодексу все имущество костелов является собственностью Ватикана. Он не имел права отдавать, что-либо из костела Советской власти. Потом допрашивался прелат Буткевич, он был настоятелем костела в Питере. Во время процесс выяснилось, что он будучи гражданином России, тесно сотрудничал с польским правительством. После трехдневного допроса начались прения сторон. Крыленко выступил с двухчасовой речью, эмоции заменяли юридический анализ. Защитник выступил спокойно, чисто академически. Суд приговорил к расстрелу Цепляка и Буткевича. На другой день ВЦИК заменил Цепляку расстрел долгим заключением, в отношении Буткевича приговор был оставлен без изменения. Цепляк через пол года был выслан в Польшу.
На Западе мощная волна протестов, все ждали суда над Тихоном. Суд откладывали, но со страниц газет не сходили резолюции митингов, в которых требовалась смертная казнь Патриарху, по его вине умерли тысячи голодных. 20 апреля Известия сообщали, что 24 апреля начинается слушание дела Патриарха. Все это происходило под крики Смерть, смерть, смерть Патриарху. Тихона вымучили, а потом примучили.

ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ ТИХОНА, ПАТРИАРХА И ИСПОВЕДНИКА ВСЕРОССИЙСКОГО (1865–1925).
Будущий одиннадцатый Патриарх родился 19 января 1865 года в селе Клин, Псковской губернии, в семье «кутейника», то есть священника. В миру носил имя Василий Беллавин. Фамилия от слова «белый», то есть безгрешный. Он прожил 60 лет. Детские годы прошли в городке Торопец. В 9 лет поступил в Духовное училище, в 13 лет в Псковскую ДС, где получил прозвище архиерей за благочестие и успехи в науках. Однажды отцу приснился сон. Он рассказал своим детям, что ему явилась его покойная мать (бабушка Тихона) и сказала, что я скоро умру, один будет горюном (водка «Горькая»), то есть сопьется, другой рано умрет, а Василий будет великим. Сон сбылся. Пройдет несколько десятилетий и Василия по всему миру, где бы не находились русские люди, будут величать Великим Господином и Отцом.
В ПДС он отличался тихостью нрава и поведения, учился хорошо, был лучшим учеником Семинарии. Он успевал в догматике, иностранным языкам. Но был похож на крестьянина. Он был ласковый, приветливый. У Васи - архиерея была хорошая шуба. Мальчишки просили ее поносить съездить к родным, пройтись в город. Шуба его часто гуляла на других по улицам. В СПДА его прозвали патриархом, в синодальный период. В Академии он учился с 1884 по 1888 год. В его академические годы учился, с 1881 по 1885 год, а потом учительствовал Антоний Храповицкий. С 1886 по 1890 год учился Сергий Страгородский, они хорошо знали друг друга. Это были три кита. Академию закончил кандидатом богословия. Кандидатская его была с использованной французской литературой. Вернулся в родную Псковскую Семинарию, где стал преподавать французский язык.
Принимает монашество, хотя многие хотели видеть его женихом. Постриг принял в своей семинарии в 1891 году, имя взял в честь святителя Тихона Задонского, весь город пришел на это событие. Стал преподавать богословие. Говорят, что еще студентом Василий был обручен одной девушки – внучки диакона, но она выбрала другого. Она сбежала из родительского дома, жила с мужем в не венчанном браке. Жизнь её была трудной, имела восемь детей, приходилось терпеть бытовые лишения. Когда Василий вернулся домой из академии, он встретил эту Машу с маленьким ребенком на руках. Он спросил её: «Как ты живешь?», «Скажи мне, ты счастлива?», «Да, я «счастлива» и попросила благословить её ребенка. Брак был неудачным, муж оказался пьяницей. После сей драмы Василий принял монашество. До монашества отцы-протоиереи пытались дозваться молодого преподавателя в свой дом на смотрины и желали выдать за него своих зрелых и перезрелых дочерей. Об этом рассказывает ученик Василия Белавина Борис Царевский. Говорит о том, как Василий был приглашен в его семью. «Ты заметила, как он на тебя смотрел?, спрашивала мать свою дочь, глаза чистые, ясные как у голубя, от него веет теплом и добротой, и он такой умный», отозвалась дочь. Отец, допивая стакан чая, предостерег супругу с дочкой, чтобы расчета на него не было как на жениха. «Вы не смотрите, что он говорун и веселый такой. Его, когда он был студентом прозвали патриархом и дорога ему одна – в монахи».
После пострига у него началась обычная карьера ученого монаха. Уже через год, в 1892 году он инспектор Холмской Семинарии (город Холм, ныне Польша), в том же году стал ректором в сане архимандрита. Здесь ректорствовал пять лет. Это был край католическо-униатский со значительной еврейской общиной. Требовался определенный такт и деликатность в общении и Тихон обладал ими. Все духовенство холмщины говорило по-польски. По воспоминаниям Евлогия – это был гений общения. Милый и обаятельный, Тихон всюду был желанным гостем, всех располагал к себе, оживлял любовью собрания, был веселым говоруном. В его обществе всем было приятно, весело и легко. И этот ректор умел завязать живые прочные отношения с народом, а также и с евреями. В этом крае его любили все. 4 октября 1897 году в Лавре в Петербурге состоялась его хиротония во епископа Люблинского, викария Варшавско-Холмской епархии. Он пробыл там недолго. Он не знал дипломатичность политических отношений. Тогда он был прямым. Вострышев пишет: «Ревизуя монастыри, викарный епископ нашел в одном из них отсутствие всякой отчетности и полный произвол настоятельницы монастыря в обращении с кассой. Она была не просто игуменьей, а графиней. Об этом он заявил архиепископу. Об этом доложили игуменье, она с гневом поехала в столицу к Победоносцеву требовать управы на молодого епископа. Синод решил не портить отношения с графиней, и в этом году императором утвержден доклад о направлении Тихона епископом Алеутским и Аляскинским». Его отправили туда, куда Макар телят не гонял. Тогда, видимо, у него и вырвалось «Католическая Церковь страдает от папства, а Православная - от бабства». Известие о переводе любимого епископа вызвало печаль и уныние паствы. Это были настоящие, действительные слезы. Даже евреи недоумевали, зачем забирать такого хорошего архиерея. Когда настал день отъезда 2октября 1898 года весь город вышел с ним прощаться и евреи тоже. Многие не хотели мириться с разлукой и хотели удержать его силой: вошли в поезд, выгнали поездную бригаду и легли на рельсы. Только просьба владыки успокоила народ.
Он нашел епархию в удручающем положении. В то время Синод полностью финансировать Американскую епархию, поэтому Тихону пришлось искать средства. Он обратился в миссионерское общество, и нашел средства. Но, несмотря на трудности, за восемь лет правления Тихона в Америке учреждены два викариатства, православное братство в Нью-Йорке. Там было много православных. Украинцы и белорусы искали земли в поисках лучшей доли, в поисках куска хлеба, тем самым обеспечивая себя и Америку. Но был и трудности, поскольку не знали язык. Здесь было много украинцев, кафедральный собор был возведен. В Нью-Йорке учредили братство, сестричество, две духовных семинарии. Число приходов выросло с 15 до 75, где было до 400 тысяч православных из разных племен. Сам Тихон принимал деятельное участие в переводе на английский язык книг и изданий. Тихон служил на английском языке, поэтому Тихон был терпим к служению и на русском языке в России. Во многом оказала на него влияние Американская епархия. Таким образом, богослужение совершали на английском языке. В 1907 году он провел первый Собор в Америке и в том же году в сане архиепископа переведен на Ярославскую кафедру. Он хотел на Финляндскую епархию, но его опередил Сергий Страгородский. Ярославская кафедра – это не Питер, это леса, это край озер. Семь лет окормлял он эту епархию. Часто он объезжал епархию, порой, верхом на лошади. Бывало, ходил пешком, на лодке. Часто он ночевал у сельских батюшек. Он не был чопорным и злым. Он отличался хорошим здоровьем, но время заключения и следствие оставило свой опечаток на его здоровье. В 1908 году (это год смерти Иоанна) Тихон посетил Иоанна Кронштадского. Они посидели рядом, беседовали. Наконец, батюшка сказал: «Теперь, владыка, садитесь вы на мое место, а я пойду отдохну». Многие просматривают в этом какую-то символику. Будто бы Иоанн благословил занять место всероссийского батюшки. Он на ярославщине был номинальным руководителем партии «Союза русского народа» - черносотинцы, и активное участие не принимал.
Владыка не принимал никакого участия в монархическом движении. Как известно, на этой почве у него произошло столкновение с ярославским губернатором. Это подтверждает дневник профессора МДА Беляева: «При романовских празднествах 1913 г., когда царская семья проехала по маршруту ополчения Минина и Пожарского, в Ярославле все получили награды. Не получил её только один Тихон и за то, что разошелся в день празднования с губернатором. Этот факт несогласия с ним послужил одним из поводов избрания Тихона на Московскую кафедру». Это расценили как оппозицию строю. Когда владыка отъезжал, то улилищный совет написал в письме: «Мы не чувствовали страха перед вами», так как отменил русский обычай в Ярославле, когда клирик перед владыкой клал земной поклон. Этот обычай пытался распространить Филарет Дроздов. «Вы понимали, что поддержка в критические моменты жизни способна окрылить человека и принести плоды покаяния более обильные, чем наказание», - писали семинаристы. Ярославль избрал Тихона почетным гражданином вопреки губернатору.
Это столкновение с властями привело к переводу Тихона на Литовскую Виленскую кафедру в 1914 году. Находился у управления епархией формально три года, а на самом деле правил полгода. Потому что здесь его застала война. Опасность немецкой оккупации держала его в постоянном напряжении. Он всё время в дороге. Владыка по поручению Синода вывозит в Москву из Вильно из монастыря мощи виленских мучеников. За это он награжден бриллиантовым крестом на клобук. Перед февралем 1917 года стал членом Синода. Последний, а с ним и Тихон отказался поддерживать свергнутых Романовых и быть за Временное правительство. Почему? Из-за не санкционирования Собора. Вместе со всем Синодом Тихон уволен за протест против обер-прокурора Львова его помощника Жевахова. Старый Синод распущен, а в июне в Москве 1917 года он выбран на Московскую кафедру. Его не избрали в Петербурге. 13 августа 1917 года, накануне Собора получает сан митрополита. Когда открылся Собор, то Тихон был избран председателем. 5 ноября избран патриархом. На Введение была интронизация.
В 1925 году 13 января здоровье Тихона было подорвано заключением и мучительными допросами с 1922 г. по 1923 г. В частной клинике Бакуниных его лечила группа известных докторов, среди них кардиолог Плетнев (Он был дважды судим, причем, второй раз за то, что изгрыз пациентке грудь; за это был расстрелян). Туда патриарх поступил по поводу воспаления почек и грудной жабы. По воспоминаниям Бакунина: «До первой недели Великого поста здоровье патриарха заметно поправилось и что ухудшение сердца и почек отмечено лишь после того, как патриарх провел пять дней подряд вне клиники, служа в московских храмах. Длинные великопостные службы утомляли его. 2 апреля ему удалили несколько гнилых корешков из нижней челюсти. Может быть, дали лишний новокаин, после чего у него воспалилась десна, а потом горло. Последнюю Литургию 5 апреля он служил, превозмогая слабость и боль в горле. В день смерти Тихон принял митрополита Петра Полянского и долго говорил с ним. После разговора с митрополитом Петром, Патриарх чувствовал себя утомленным. Около 10 часов вечера изнемогший Патриарх попросил келейника помочь ему умыться. При этом он сказал: «Ночь будет длинная, темная, темная». У него начались припадки грудной жабы, удушья. Больной указывал на сердце, на которое впрыснули морфий как обезболивающее. Святейший впал в забытье. Потом, без четверти двенадцать, он открыл глаза, и узнав каков час, начал креститься: «Ну слава Богу. «Слава Тебе Боже», - повторил он трижды, осеняя себя крестным знамением. На третьем разе рука бессильно упала на кровать. В 23: 45 он умер на исходе праздника Благовещения. Одиннадцатый Патриарх Всероссийский, Исповедник, тихо отошел ко Господу». Рано утром тело почившего Святителя было перевезено в Донской монастырь. Сорок ударов колокола возвестили москвичам о том, Русская Православная Церковь осиротела.
Со всех сторон города в Донской монастырь пошли толпы православных, чтобы проститься с почившим Святителем. Похороны были назначены на Вербное воскресенье. С утра на прилегающих улицах творилось что-то необычайное. В трамваях люди просили билет до Святейшего. Во время погребения Патриарха во дворе монастыря было около 300.000 человек. Погребли почившего в Малом Донском соборе. После погребения по Москве пошли слухи, что тело почившего Патриарха чекистами изъято из могилы и кремировано. Дело в том, что москвичи увидели облачения, в которых Патриарх был погребен, на Введенском. До 1992 года судьба мощей оставалась неизвестной. В конце 1991 года был совершен, поджег Малого Донского собора. Храм сильно пострадал, пострадала и гробница Патриарха. Святейший Патриарх Алексий Второй благословил начать поиски мощей святителя Тихона. Первые раскопки подтверждали худшие опасения, в гробнице ничего не было. Тогда землю стали щупать металлическим прутом, которой неожиданно ушел в землю. Разобрали калорифер отопительной системы, и под ним наткнулись на мощную погребальную плиту, состоящую из нескольких кусков, каждый весом около 400 кг. Тогда все стало ясно. Архиереи предвидели возможность надругательства над телом почившего, и приняли все меры предосторожности. Так просто в могилу нельзя было попасть. Когда подняли осколок плиты, по взору присутствующих открылся гроб Патриарха. Мощи, пролежавшие в сыром месте 67 лет, фактически были нетленны, хотя панагия Святейшего превратилась в прах. Еще раньше, 9 октября 1989 года, патриарх Тихон был прославлен в лике святых и патриарха Иова, правившего с 1589 г. по 1605 г.
ИСТОРИЯ ПЕРЕХОДА ВСЕЛЕНСКОЙ ЦЕРКВИ НА
НОВЫЙ КАЛЕНДАРЬ.
Мировая война закончилась поражением стран Четверного союза. Пали четыре монархии. На территории Турции находилась резиденция Вселенского патриарха. Здесь победила буржуазная революция. К власти пришла партия Кемаля Ататюрка. В 1923 году Турция была объявлена секулярной республикой. Храм святой Софии стал музеем. И в таком статусе пребывает и по сей день. Последний султан бежал на Запад. Ситуацией неразберихи и хаоса пытались воспользоваться греки. Они захотели отомстить туркам за многовековое иго. В этом им помогали союзники. Казалось бы, силы неравные. Греки начали войну под лозунгом «Малая Азия эллинам. Вернем Константинополь». Однако, греческая экспансия вызвала всплеск национализма среди турок, патриотизма. Произошло чудо, Кемаль нанес грекам поражение, за что получил маршальский жезл и титул «Отец турок». Фанар подвергается нападению турок. Несколько раз патриарх был изгоняем из Царьграда. С 1918 –1923 год сменилось шесть патриархов. Последним был поставлен престарелый Григорий VII, который проводил острожную политику. Пред лицом новой опасности патриарх идет на сближение с Западом. Ленин же помогал Ататюрку, а Фрунзе ездил в Анкару организовывать вооруженные силы. Фанар же сближается с Англиканской Церковью. Григорий назначает экзарха в Лондон. Одним словом, Григорий вступает в экуменическое движение, и в русле этой политики в конце 1923 года Григорий выступил с двумя важнейшими проектами: переход на новый стиль и созыв Вселенского собора восточных Церквей, который был приурочен к 1600-летию Первого Вселенского Собора. Затем перенесен на 1926 год, а потом постепенно разговоры прекратились. Ещё летом 1923 года Всеправославное Совещание в Константинополе постановило ввести в церковную практику новый календарь с 1 октября 1923 года. Поэтому патриарх Тихон вводит новый календарь с 1 октября в соответствии с решением Всеправославного совещания.
Письмо Григория митрополиту обновленцев Евдокиму Мещерскому: «Ввиду краткости оставшегося времени необходимо для общего согласования вопроса и различного обмена мнениями между Церквами введения нового календаря оказалось невозможным тогда на Православном Востоке ввести новый календарь» В стране продолжался хаос, шла гражданская война, поэтому решено было перейти на новый стиль с 10 марта 1924 года. Патриарх Тихон отменил новый календарь 8 ноября 1923 года. И обновленческая церковь тоже вернулась к старому стилю, чтобы не отпугнуть верующих.

РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ В 1925 – 1927 ГОДАХ.
Протоиерей Митрофанов «История РПЦ». СПб., 2002.
Митрополит Евлогий Георгиевский. «Путь моей жизни».
По смерти Тихона его Местоблюстителем по его завещанию стал Пётр Полянский, митрополит Крутицкий, прославленный в 1997 г. не без помощи властей. О его прошлом интересно рассказал Евлогий. Он был однокурсником Петра, хорошо знал его. Вот что он пишет: «Петр окончил Воронежскую семинарию и служил где-то в Тамбовской епархии псаломщиком. Его устроил на это место дядя-архиерей. Вообще, среди высшего духовенства у него было много влиятельной родни. Прошло несколько лет и его потянуло в Академию, но свежесть знаний у него поблекла. На приемных экзаменах он ничем себя не проявил, но обеспеченно материально своим дядей, он остался в Академии вольнослушателем. Он был старше нас. Внешность у него была солидная, большой, толстый, с брюшком. Он производил впечатление простодушного простачка. Он говорил, «Что в этой философии толку7». Звали мы его Пётра. Довольствовались его енотовой шубой и часами, доставшимися от Филарета Дроздова. Студенты не посещали лекций скучных профессоров. Инспектор сгонял нас в аудиторию. Как-то раз он накрыл нас, мы спохватились «Идем, идем». И вдруг в стенном шкафу скрип. Инспектор к шкафу, отворил дверцу, а в нем огромный, красный от смущения студент Петр Полянский (ему же тридцать лет в отличие от восемнадцатилетних академистов). Учился он не с охотой. Окончил Академию средне в 1892 году. Антоний Храповицкий пытался увлечь в монашество Петра Полянского. На призывы Антония он отмалчивался. Ему помогла подняться вверх сильная протекция (то есть поддержка), восходившая к митрополиту Московскому Леонтию, приготовила ему место помощника инспектора Академии. С этой должностью сочеталось то преимущество, что он жил в Академии, мог пользоваться библиотекой, советами профессоров, а также имел достаточно досуга, чтобы написать магистерку о пастырских посланиях апостола Павла. Окончив работу, он покинул Академию и стал смотрителем Жировицкого духовного училища, не приняв монашество. Служа здесь восемь лет он привел училище в образцовое состояние. На этом посту он проявил большие административные способности. Даже ревизор Нечаев дал о Петре хороший отзыв. Поэтому его пригласили членом Учебного Комитета при Синоде для ревизий учебных заведений. Дослужился до действительного статского советника. Учебным комитетом руководил Сергий. Когда Петр станет местоблюстителем, Сергий был его заместителем. Тут он пробыл до 1917 года. Работал бухгалтером. Когда грянула революция, по предложению Тихона принял монашество в 1920 году. Патриарх сделал его викарием, епископом Подольским. Он занял место арестованного Илариона Верейского. Затем Тихон возвел его в сан митрополита. Кстати, постриг совершал митрополит Сергий Страгородский.
Петр сидел в лагерях за воровство охапки дров из монастыря. А монастыри – то уже собственность государства. После освобождения его, когда ближайший помощник патриарха Иларион Верейский был арестован, Петр сделал головокружительную карьеру, став ближайшим помощником Тихона Белавина, обогнав тем самым Сергия Страгородского. Петр занимал кафедру Крутицкую.
На Поместном соборе 1918 г. назначили местоблюстителей в тайных списках, так как время было тяжелое. В списке местоблюстителей, составленным Тихоном в 1918 году Пётр был третьим после Кирилла Казанского и Агафангела Ярославского. В этом списке не было Сергия Страгородского. Среди кандидатов в патриархи его тоже не было, хотя он был одним из самых маститых иерархов. Почему же Петр занял Местоблюстительство после смерти патриарха? Кирилл был сослан, Агафангела в Москву не пустили не без помощи властей. На этом посту он показал себя человеком твердым и непреклонным. Власти вероятно ожидали, что Петр пойдет на компромисс с обновленцами. Несклонен был ни к каким компромиссам, что и привело его к смерти. Он занял непреклонную позицию в отношении обновленцев. Издает послание с критикой обновленчества. Сразу после кончины Патриарха 11 апреля 1925 г. состоялся обновленческий синод во главе с митрополитом Вениаминов Муратовским (бывшим другом Тихона Белавина) выступил с призывом объединиться с тихоновцами на втором обновленческом соборе. В Ленинграде за объединение выступали и тихоновцы: протоиерей Николай Чуков (он был замешен в деле митрополита Вениамина Петроградского, но его помиловали и заменяли 10летним заключением), в будущем митрополит, епископ Андрей Ухтомский, Уральский митрополит Тихон Оболенский, это член Временного Синода Тихона. Непримиримыми были: митрополит Кирилл Казанский, Феодор Поздеевский, Сергий Страгородский. Петр сразу заявил, что речь должна идти не о соединении, а о присоединении к Церкви, от нее отпавших в случае их покаяния. Он запретил участвовать во Втором обновленческом соборе, который был затеян как объединительный.

ВТОРОЙ ОБНОВЛЕНЧЕСКИЙ СОБОР.
Его называли обновленцы Третьим поместным собором. Он заседал в первую декаду октября 1925 года. На нем было 334 делегата с решающим голосом, из которых 106 епископов, более ста клириков, более ста мирян. Избрали синод из 35 человек, в котором были епископы, пресвитеры, миряне. В синоде учрежден президиум во главе с Вениамином Муратовским, бывший однокашник Тихона, он умрет рано, в 1930 году. Вениамин был избран председателем собора единогласно. Товарищем или заместителем его стал профессор Зарин. Одна часть собора хотела объединиться. Другая часть руководства обновленцев стремилась сорвать примирение и организовала политическую дискредитацию митрополита Петра и тихоновскую Церковь вообще. Александр Введенский в докладе огласил сфабрикованное письмо обновленческого епископа Николая Соловья. 1924 году обновленческий синод направил его в Южную Америку, в Уругвай, как представитель Русской Церкви. Если верить письму, перед отправкой соловей был принят Тихоном, который будто дал ему сан архиепископа. Якобы рекомендовал в споре за наследие Императора Николая Второго стать на сторону великого князя Кирилла Владимировича. Это фальшивое письмо позволило обвинить Церковь в том, что она по-прежнему занимается политикой, имеет связь с монархическими кругами. Митрополит Петр был арестован.
Собор подтвердил равнозначность черного и женатого епископата по докладу проф. Зарина. Но на деле поставление женатого епископата сократилось, потому что народу это не нравилось. Разрешено и второбрачие клириков с оговоркой, с особой осмотрительностью и согласия местной паствы. Стал одобряться старый календарный стиль. Принят новый устав и новое положение об управлении Церковью, предусматривавший создание митрополий, состоящих не менее, чем из трех епархий. Признали автокефалию Украинской Церкви. Но объединение с тихоновцами не состоялось, и после собора последовал спад обновленческого движения. На 1 октября 1925 года обновленцам принадлежало 9.093 прихода, около 30% от общего числа. На 1 января 1926 года 6.135 приходов 21, 7 %, 1 января 1927 года 3.341 приход 16, 6%. Почему сокращается число приходов, но медленно. Но далее число стало стабильным. Это связано с Декларацией митрополита Сергия от 1927 г. Это документ о признании Тихоновской Церковью советской власти.
10 декабря 1925 г. арестован Петр Полянский. Он правил с апреля по декабрь. Его арестовывали в 1921 г. за вязанку дров, которые взял Петр. Но этот арест завершится расстрелом в Магнитогорске в 1937 году. После его ареста вступило в силу его «Распоряжение о его заместителях». На этот счет имеется два документа: «Завещание» от 5 декабря и «Распоряжение» от 6 декабря 1925 года. В «Завещании» говорилось, что в случаи нашей кончины наши права представляем Кириллу, Агафангелу, Арсению Стадницкому и Сергию Страгородскому. В «Распоряжении»: «В случае невозможности отправлять мне по каким-либо обстоятельствам обязанности Местоблюстителя, временно поручаю исполнение таковых: Сергию, Михаилу Киевскому (Ермакову) и Иосифу Ростовскому (Петровых). В силу вступило второе распоряжение Петра, он не умер и согласно ему 14 декабря 1925 года Сергий сообщил из Нижнего Новгорода о своем вступлении обязанностей Местоблюстителя. Сам он потом назвал себя Заместителем Местоблюстителя.


ВЕЛИКАЯ СМУТА В РПЦ.
Это время борьбы за престол можно сравнить с церковной смутой 14 века. После смерти митрополита Алексия Бяконта боролись Киприан грек, архимандрит Михаил Митяй, Дионисий Суздальский.
22 декабря 1925 года в Донском монастыре под руководством Григория Екатеринбургского состоялось совещание 10 епископов, на котором образовали ВременныйВЦС, так как церковь лишилась руководства после ареста Петра Полянского. Чекист, ведавший церковными делами, Тучков устроил встречу Григория с заключенным митрополитом Петром. Петр, будучи не в курсе дела, поставил свою подпись под документом, согласно которому Григорию быть руководителем ВВЦС. Тогда Сергий вступил в переписку с Петром. 22 апреля Петр направил письмо Сергию, которым упразднил ВВЦС и подтвердил прежнее назначение Сергия. Так Григорий нейтрализован, но он не подчинился и уклонился в раскол. Его могила в Екатеринбурге.
18 апреля 1926 года митрополит Агафангел из Перми разослал послание, что он воспринимает на себя права и обязанности Местоблюстителя, ссылаясь на «Завещание» Тихона и Петра. Выяснилось, что на это подбил Тучков. Да и к Сергию Агафангел относился с подозрением из-за Меморандума трех. Сергий вступил в переписку с Агафангелом. Состоялась встреча Агафангела с Сергием. Наконец 17 июня 1926 года Агафангел уведомил Сергию об отказе от Местоблюстительства. Но на этом междоусобица не закончилась.

«СОЛОВЕЦКОЕ ПОСЛАНИЕ».
СЛОН – соловецкие лагеря особого назначения. СТОН – соловецкая тюрьма особого назначения. Много епископов томились в соловецком лагере в 20-х гг. В 1926 году здесь было 24 епископа, среди них был Серафим Костромской, один из авторов Меморандума, архиепископ Верейский Илларион, Мануил Лемешевский. Евгений Зернов (тогда еще Приамурского). Совещание семнадцати архиереев состоялось летом 5 июля 1926 года на продовольственном складе, где кладовщиком был казанский игумен Питирим Крылов. Это исключительный случай в местах заключений, чтобы духовные были кладовщиками. Феодосий Алмазов так пишет в своих воспоминаниях: «Духовные сидели в каптерках, а жиды в своих кооперативах». Действительно, власти использовали грамотных людей в заключении, чтобы не все были на общих работах. Илларион Троицкий был одно время лесником и жил одно время как на даче: у него был хороший дом, у него бывали духовные. Там шли споры, правда, потом он стал бригадиром рыбаков, ловил знаменитую соловецкую сельдь. Он умер от тифа, когда его везли на юг в ссылку. Он скончался в Ленинграде в больнице доктора Гааза.
Доклад на этом совещании сделал профессор МДА, известный патролог Попов И. В. Особо живое участие в обсуждении принял Илларион Троицкий. Совещание выработало памятную записку соловецких епископов «Соловецкое послание», послание правительству. В ней говорилось: 1) в будущем детей можно будет обучать Закону Божию, что 2) религиозные объединения получат права юридического лица, 3) святые мощи будут возвращены Церкви, 4) созыв Собора и выборы патриарха, членов Синода, право созывать епархиальные съезды. 5) Правительство должно было дать свободу в обсуждении религиозных вопросов. Это было довольно мужественное заявление, показывавшее, что Церковь и епископы не сломлены, что епископат не идет на компромисс. Осенью 1926 года среди соловчан возникло желание тайно избрать патриарха. Поскольку созвать Собор не возможно, поэтому необходимо избрать первосвятителя путем сбора подписей. Соловчане выдвигали кандидатом Кирилла Смирнова, срок ссылки которого скоро истекал Коми (там в Котлоссе служит брат митрополита Георгия Василий). Скоро он выйдет на свободу. Сергий сначала сомневался в целесообразности этой акции, опасаясь возбудить недовольство гражданской власти. Потом согласился, если об этом будет поставлен в известность Местоблюститель. Это условие не было выполнено. К ноябрю 1926 годы было собрано 72 подписи, причем тайно. ГПУ с первого шага следило за этим процессом. Дело получило огласку и было арестовано до сорока епископов. А Кирилла из зырянской ссылки перевели в вятскую тюрьму и дали срок. Был арестован и митрополит Сергий в Нижнем. Это был его четвертый арест. Он попал на Лубянку. Елевферий, митрополит Виленский и Литовский, верный МП архиерей, вспоминает о своем визите в Москву: «После 1923 года митрополит Сергий четыре раза арестовывался до 1927 года. Четырехкратные темничные узы для него были такими, о которых он рассказывает всегда с приятной на лице улыбкой, ни тени огорчений или укора кому-либо, кажется, он желал их, чтобы с избытком покрыть все то прошлое и грустное, ни разу не обмолвился мне о тяжести тюремного заключения, как будто он ее не чувствует. Это оттого, что день и вечер он расположил для богослужебного и молитвенного подвига, применительно к тем часам, когда это совершается на свободе. Ему приходилось жить в одиночной камере, где была койка, стол и стул. Духовно наполнялся весь день, все время отдавалось духовному деланию, поэтому оно проходило незаметно, а главное в душе не было ни раздражения, ни озлобления. Кажется, после третьего заключения он был отправлен в один из монастырей Нижнего Новгорода, без права выхода за стены обители. Там он совершал свои обычные духовные занятия. Свободное время он посвящал составлению акафиста Божией Матери. Никогда мне не приходило в голову писать стихи, а тут вдруг акафист. И я написал акафист в честь Богоматери, именуемой Боголюбской и Умиление».
Осенью 1926 года митрополит Сергий был арестован в четвертый раз и отправлен на Лубянку. Его также обвинили в том, что он имел связь с заграницей и сбор подписей для выбора Патриарха. ГПУ перехватило его письмо к Карловацкому Синоду. Вот как он сам рассказывал: «Вдруг меня вызвали в ГПУ. Там мне предъявили обвинение в нелегальном письменном сношении с эмигрантскими иерархами и в доказательство показали мне фотографию моего частного письма, пересланного в частном порядке одному иерарху, впоследствии сделавшемуся известным во всей эмиграции. За это меня посадили в тюрьму, где я просидел назначенное время и уже на выходе опубликовал свою ранее заготовленную Декларацию».
Церковью после ареста митрополита Сергия стал управлять митрополит Иосиф Петровых. Он взял на себя руководство Церковью, но был ограничен в передвижении по стране. Он назывался ленинградским, но сидел в Ростове. Советская власть запрещала ему переезжать в город на Неве. Митрополит Иосиф был инспектором МДА, этим он нам и близок. Впоследствии произошел «иосифлянский» раскол с Сергием Страгоролским.
Иосиф 8 декабря 1926 года назначает временных заместителей: архиепископа Корнилия Соболева, Фаддея Успенского и Серафима (Самойловича) Углического. Первые два были не на свободе. 13 декабря этого же года обязанности Заместителя принимает на себя архиепископ Серафим Углический. Он просит епископат как можно реже обращаться к нему, а самим решать вопросы, управлять епархией самостоятельно. Обстоятельства для Церкви складывались крайне тревожно. Было много претендентов на кресло. Сергий был арестован в ноябре 1926 года. По одним данным он был освобожден 30 марта, по другим в начале апреля 1927 года Сергий неожиданно освобожден и получает право проживания в Москве. 7 апреля Серафим передает ему правление Церковью. Из рассказов митрополита Сергия Воскресенского известно, что в тюрьме Сергию угрожали расстрелом сестры, арестованных архиереев и требовали заявления в пользу Советской власти. Требовали осуждения монархической эмиграции, устранение неугодных епископов, поминовения советской власти за богослужением, но это воспоминает Сергий Воскресенский.
18мая 1927 года Сергий созвал в Москве совещание архиереев, и из них создал Временный Патриарший Синод, в него вошли: Серафим Тверской, Севастиан Костромской (он по болезни не явился), Алексий Симанский, Арсений Стадницкий (который был в ссылке в Ташкенте и не разу не присутствовал в Синоде), Филипп Звенигородский. В августе 1927года Синод был признан правительством, регистрируются епархиальные советы. 29 июня 1927 г. вышла Декларация Сергия и Синода.
Текст декларации: «Одной из забот почившего патриарха Тихона было поставить нашу Церковь в правильное отношение к Советскому правительству и тем дать Церкви возможность вполне законного и мирного существования. Умирая, патриарх Тихон говорил: «Нужно пожить еще бы годика три». И если бы неожиданная кончина не прекратила его трудов, он довел бы дело до конца. К сожалению, разные обстоятельства, а главным образом выступления зарубежных врагов Советского государства, среди которых были не только рядовые верующие нашей Церкви, но и водители ее, возбуждая в правительстве справедливое недоверие к церковным деятелям в обще, мешали усилиям Святейшего. И ему не суждено было при жизни видеть своих усилий увенчанных. Ныне жребий быть Первосвятителем нашей Церкви пал на меня, недостойного митрополита, а вместе с тем и долг продолжать дело почившего патриарха и всемерно стремиться к мирному устроению наших церковных дел. Усилия мои в этом направлении, разделяемые со мною и православными архипастырями, как будто не остаются бесплодными. С учреждением при мне Временного Синода, укрепляется надежда на приведение всего нашего управления в строй и должный порядок. Вырастает уверенность в мирной жизни и деятельности нашей в пределах закона. Теперь, когда мы уже у самой цели наших стремлений, выступления наших зарубежных врагов не прекращаются. Убийства, поджоги, налеты, подпольные взрывы, и им подобные приемы борьбы у нас, у всех на глазах. Все это нарушает течение мирной жизни, создает атмосферу недоверия и подозрений. Тем нужнее для нашей Церкви и тем обязательней для всех нас, кому дороги ее интересы, кто желает вывести ее на путь легального существования, тем обязательней для нас показать, что мы теперь не с врагами нашего Советского государства и не с безумными орудия их интриг, а с нашим народом и правительством. Засвидетельствовать то и является целью нашего послания. Затем извещаю, что в мае текущего года по моему приглашению и с разрешения власти, организовался Временный Синод, в составе ниже подписавшихся, отсутствует митрополит Арсений, еще не прибывший и архиепископ Севастиан Костромской по болезни. Ходатайство наше о –разрешении Синоду начать деятельность по управлению Церковью, увенчались успехом. Теперь наша Церковь в Советском Союзе имеет не только каноническое, но и легальное управление. И мы надеемся, что легализация постепенно распространиться и на ниже стоящие органы управления. Вознесем же наши молитвы ко Господу, тако благоволившему ко святой нашей Церкви, выразим всенародную благодарность и советскому правительству за такое внимание к духовным нуждам православного населения, а вместе с тем, заверим правительство, что мы не употребим оказанного доверия во зло. Преступив с благословения Божия к нашей синодальной деятельности, мы ясно осознаем всю величину задачи, нам нужно не на словах, а на деле показать, что верными гражданами Советского Союза могут быть не только равнодушные к Православию люди, не только изменники ему, но и самые ревностные приверженцы его, для которых оно дорого как истинная жизнь, со всеми его догматами и преданиями, со всеми его каноническими и служебными укладами. Мы хотим быть православными и в тоже время сознавать Советский Союз нашей гражданской родиной. Радости и успехи которой наши радости и успехи, а неудачи наши неудачи. Всякий удар направленный в советский Союз, будто война, бойкот, какой-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобно Варшавскому, сознается нами как удар направленный в нас. Оставаясь православными, мы помним свой долг быть гражданами Союза не только из-за страха и по совести, как учил нас Апостол, надеемся, что с помощью Божией и при наших общих усилиях, эта задача будет нами разрешена».

Эта бумажка разделила Церковь на сергиан и антисергиан. Декларация провела водораздел между сергианами и антисергианами. Это был раскол. Сергия заявил о своей лояльности к советской власти. Многие от Сергия отпали.
Разные позиции о Декларации:
6 июня 1927 года в Варшаве был убит русским гимназистом эмигрантом представитель СССР в Польше Петр Лазаревич Войков. Войков в 1918 году был членом губернского совета Екатеринбурга, комиссаром снабжения. Он был одним из участников расстрела Царской Семьи. Поэтому его и убили, а митрополит Сергий считает, что это удар по Церкви, а не по Советскому государству. Но какой это удар по Церкви, если это удар по Родине?
«Это происходит от не осознания всего того, что произошло в нашей стране. Забываем, что случайностей для христианина нет и все творится по промыслу Божью. Многим кажется, что нельзя порвать с монархией, и это нанесло удар по Церкви. Недаром Апостол внушает нам, что тихо и безмятежно мы можем жить, только повинуясь законной власти, или уйти из общества. Только мечтатели могут думать, что такое огромное общество, как Церковь, может уйти в катакомбы. Особую остроту вызывает вопрос о духовенстве, ушедшем с эмигрантами заграницу. Мы потребовали от заграничного духовенства дать письменные обязательства о полной лояльности Советскому правительству, во всей своей общественной деятельности. Не давший такого обязательства или нарушившие его, будут исключены из состава клира МП. Думая, что, размежевавшись, мы будем обеспечены от всяких неожиданностей из-за заграницы. С другой стороны, наше постановление заставит задуматься, не пора ли и им пересмотреть и их отношения с Советской властью, чтобы не порвать со своей родной Церковью и родиной. Не менее важной своей задачей мы считаем приготовления к созыву Собора, которой изберет нам уже не временное, а постоянное церковное управление». О. Владислав Цыпин пишет, одобряя Декларацию: «В ней подчеркивается патриотическая позиция Церкви. «Мы хотим быть православными и в тоже время сознавать Советский Союз нашей гражданской родиной, радости которой наши радости, несчастья, наши несчастья». Это мнение Цыпина. Сергий особо настаивал на смысловом ударении, на слове «которой», а не «которого», Родина, а не Советский Союз. И многие не улавливали этого нюанса. Одно дело - Советское государство, а другое – Родина.
Многих очень сильно смутила прежде всего цитата Сергия, на которую ссылается Цыпин. Обратимся к другим местам Декларации. Мы с Советским правительством. Выразим всенародную благодарность Советскому правительству, за такое внимание к духовным нуждам верующих. И забывает о кровавых гонениях на Церковь. Священномученик епископ Дамаскин в письме Сергию спрашивал: «За что благодарить? За неисчислимые страдания последних лет? За храмы, попираемые отступниками? За то, что погасла лампада преподобного Сергия? За то, что драгоценные для миллионов верующих останки преподобного Серафима, а еще ранее останки святых Феодосия, Митрофана, Тихона и Иосафа подверглись неимоверному кощунству? За то, что замолчали колокола Кремля? За кровь митрополита Вениамина и других убиенных? За что?. Заверим правительство, что мы не употребим во зло оказанное доверие. Многие возмущались фразой «Выразим всенародную благодарность». Особая трагичность этой декларации заключается в отказе от подвига мученичества и исповедничества. Принципиальный отказ от подвига мучеников, без которого не мыслемо свидетельство о истине, тем самым митрополит Сергий взял за основу не упование на Божие Провидение, а чисто человеческий и прагматический подход к решению церковных проблем. РПЦЗ в связи с этим не принимает Декларацию патриарха Сергия.
И вообще к Сергию возникает много вопросов. Почему его освободили, когда многих сажали? Петроградская делегация обратила внимание на его подозрительное окружение. Но Сергий пошел дальше Декларации. Перемещал и назначал епископов по мимо согласия паствы и самих перемещающихся. Иосиф Петровых узнал о своем переводе от третьих лиц. Советская власть не хотела, чтобы Иосиф был в Петрограде, Сергий подчинился. Иосиф категорически отказался. Сергий предписывает викариям Петроградский епархии прекратить поминать Иосифа за богослужением и подчиниться временно управляющему епархией Николаю Ярушевичу – будущему кандидату на патриарший престол в 1943 г.. Так появился Николай. Петроградская епархия отложилась от Сергия. Появился Иосифлянский раскол. Его поддержали два викария, которые были практически управляющими вместо Николая Ярушевича. 22 декабря отложилась от Сергия Глазовская епархия во главе с епископом Виктором Островидовом. Виктор заслуживает особого внимания. Он помогал Лихачеву, высылав ему зеленого витаминного лука из лагеря, где они вместе сидели. Лихачев вспоминает, как Виктора связанного волочили в карцер насильно состричь волосы на лысо и снять длинные поповские одежды. Духовенство соловецкое делилось на иосифлянское и сергианское. Вся верующая молодежь была с иосифлянами, потому что во главе их стоял владыка Виктор. 30 декабря 1927 г. духовенство и миряне Серпухова отложились, 9 января 1928 года управляющий Воронежской епархией епископ Алексий Козловский тоже отложился, 12 января отошел епископ Никольский Иерофей. Сергий же увольняет на покой всех ссыльных епископов. Указом Сергий установил возношение молений за советскую власть. Сергий распорядился возносить свое имя за Литургией вслед за именем митрополита Петра. Накануне десятой годовщины Октября Синод разослал всем епархиальным управлениям специальную молитву за советскую власть. В результате от Сергия очень многие отложились. В конце 1928 года Сергий принимает постановление о предании митрополита Кирилла Смирнова архиерейскому суду и увольнению на покой. Он не запретил его в священнослужении. В результате в 30-м году насчитывалось до 37 архиереев, отказавшихся от подчинению Сергию. Эти данные приводит митрополит Иоанн Снычев в книге «Церковный раскол в Русской Церкви в 20-30 гг. XX столетия».
Как отреагировал на Декларацию Сергия и его поступки Местоблюститель Петр? Интересна его позиция. Он узнал о декларации из газет в конце 1929 года, то есть спустя два с половиной года после выхода Декларации. Он был очень обижен на Сергия, ведь он не был лишен права переписки, а Сергий не поставил его в известность о намерении учредить Синод. Как же он издал Декларацию, учредил Синод, не посоветовавшись с Петром. Петр пишет: «Вы перешли границы доверенной Вам церковной власти. Очень скорблю, что Вы не потрудились посвятить меня в свои планы по управлению Церковью. Каких-либо учредительных прав я Вам не давал. На мой взгляд, ввиду чрезвычайных условий жизни Церкви необходимо поставить её жизнь на тот уровень, на котором она стояла в первое Ваше заместительство. Благоволите вернуться к той всеми уважаемой Вашей деятельность. (он не думал о его отстранении). Я, конечно, далек от мысли, что Вы решите отказаться от исполнения возложенного на Вас послушания. Но я очень скорблю, что Вы не писали мне и не посвятили меня в свои планы. Раз поступают письма от других, то несомненно дошло бы и Ваше письмо. Пишу Вам откровенно, как самому близкому мне архипастырю, которому многим обязан в прошлом и от святительской руки которого принял постриг и благодать священства. Не подумайте, владыка, что в центре моего внимания находятся суждения моих собратьев архипастырей. Не скрою, что как только они прибыли в Обдорск, почтили меня общим письмом. Но последнее состояло исключительно из одних только приветствий. Затем, около года ничего о них не слышу. Моё здоровье сильно ослабло борьбой с тяжелыми климатическими условиями. Неоднократно ходатайствовал о перенесении моей ссылки. Всё бессмысленно». Митрополит Петр против отказа от управления Церковью Сергием. Большинство иерархов поддержало Сергия, полагая, что разделение и расколы пагубно могут отразиться на церковной жизни. Его, между прочим, поддержали и восточные патриархи. После Декларации Сергий обратился к ним и были получены ответы от Иерусалимского Дамаскина, Антиохийского Григория и Константинопольского Василия. Все они «с радостью узнали о примирении с гражданскими властями. Они признали его (Сергия) законным возглавителем одной из половины Русской Церкви наряду с обновленцами». Примечательна оценка советского ученого Шишкина и Свецницкого: «Сергий нашел третий путь. Создал Церковь старообрядческую по незыблемости формы и догматов и обновленческую по существу». Алексий I Симанский, Пимен Извеков безусловно чтили Декларацию, но в 90-е гг. можно было сказать иначе, свобода слова. Алексий II дал интервью газете «Известия» 10 июня 1991 г.: «Заявления митрополита Сергия нельзя назвать добровольным, ибо ему пришлось заявить вещи, далекие от истины. Неправда замешена в его Декларации. Несомненно – подчинение Церкви государственной политике».

ЦЕРКОВЬ В 1929 – 1941 ГОДАХ.
В конце 20-х годов происходит свертывание Новой Экономической политики. Идет наступление на допущенный в определенных рамках капитализм: закрываются частные предприятия, магазины, аптеки, парикмахерские, швейные, обувные запрещается торговля, наем рабочей силы, а в селе объявлено наступление на кулака-мироеда, раскулачивание. Их (кулаков) отправляют в Сибирь, а остальных (середняков, бедняков) в колхозы. Введена паспортизация, чтобы следить за раскулаченными, потому что те бежали. А куда? Неизвестно. Церковь разделяет несчастную судьбу крестьянина, народа. Её не миновала горькая чаша репрессий. Был выдвинут лозунг «Долой кулака и его пособника попа!». Кулак и поп в деревне – это сиамские близнецы. В год Великого перелома (1929 год – великий перелом хребта крестьянина), когда крестьяне повалили в колхоз, 8 апреля 1929 г. было принято ВЦИК новое постановление о религиозных объединениях, то есть о приходских общинах. Это веха в истории советского государства. Согласно этому постановлению, 1) приходы должны зарегистрироваться у местных органов власти, 2) приходы не владеют собственность, 3) не пользуются правом юридического лица, приходы управлялись «двадцатками», избираемыми из прихожан. Фактически, это подконтрольные властям люди. Священнослужители в них не допускались. Старосты управляли приходами. 4) Общинам церковным запрещалось заниматься благотворительностью. 5) Религиозное обучение и воспитание не могло существовать, кроме богословских курсов. Оно объявлялось частным делом граждан. 6) Религиозные объединения нечто вроде монастыря не могли становиться артелями или кооперативами. В стране вводилось пятидневная рабочая неделя. Это приводило к тому, что воскресение переставало быть праздником. Началось массовое закрытие храмов. Они отдавались под склады и клубы, монастыри под тюрьмы и колонии. В Москве уничтожили Иверскую часовню, Чудов монастырь, в 1930 году закрыли Симонов монастырь, в 1931 – Храм Христа-Спасителя. В Нижнем Новгороде снесен Спасо-Преображенский собор в Кремле. Один храм был открыт в Нижнем Новгороде или Высоковская Церковь, или храм Рождества Иоанна Предтечи. Они по полгода координировали. Даже в крупных городах оставлялся один храм, а колокола переливали в пушки. Для города устанавливался план сдачи колокольного лома. С 1930-го года запрещен колокольный звон по просьбе трудящихся, потому что он мешает слушать радио и нарушает сон рабочих, которые трудились в ночную смену. В 1918 г. был запрещен набатный звон.
Началась новая иконоборческая эпоха. Солоухин в «Черных досках» пишет о судьбе икон. Иконы использовались в бытовых нуждах, например, для двери туалета. Кто виноват в этих погромах? Часто обвиняют власть. Но это не совсем так. Неужели сам народ, сначала бывший святым, не имеет никакого отношения к этому? С веселым озорством рабочие и нанятые мужики крушили Храм Христа Спасителя. Лихо без единой слезинки немолодые женщины бросали в костер иконы. Прав был Волошин, когда в поэме «Владимирская Богоматерь» сказал: «Но народ в годину гнева отдал сам ключи своих святынь. И ушла предстательница дева от ея поруганных твердынь». Иконы использовали в качестве досок. В евангельские листы завертывали селедку. Носили тюбетейки, сшитые из церковных риз. В часовнях устраивали уборные. А китайцы из коммунистических университетов врывались в Храм Христа Спасителя, тушили лампады и свечи, и с большой изобретательностью и усердием засовывали в подсвечники бумажные шарики, не позволяющие поставить свечи. Солженицын: «Большевики грабили алтари и лишь в годы Гражданской война встретили попытки сопротивления. А в последующие десятилетия при полном разорении и омертвлении православного лика страны наш народ не имел воли сопротивления, но зато в каждом селе находился доброволец взлезть на купол храма и сшибить крест. И в глазах всего мира так и висит над нами повторяющимся укором: как же ваш народ все это допустил? Значит, он сам этого хотел».
Папа Пий XI молился о русских, а в Лондоне устроено моление епископа Кентерберийского, с которым молился Евлогий Георгиевский за страждущую Русь. В Москве устроены гонения евлогиан, в числе которых находился отец патриарха Кирилла. Его осудили на три года Калымы. Как поступили сообщения из Европы, было устроено интервью с Сергием Страгородским и его Синодом в 1930 г. «Дествительно существуют ли в СССР гонения на религию и в каких формах они проявляются? Ответ: гонения никогда не было и нет. Вопрос: верно ли, что безбожники закрывают Церквои как к этому относятся верующий? Ответ: да, действительно, но производится закрытие по желанию населения. Репрессии, осуществляемые в отношения верующих принимаются не за религиозные убеждения. К сожалению, некоторые из нас не могут понять, что к старому нет возврата и продолжают вести себя как политические противники. Вопрос: допускаются ли религиозные пропаганды. Ответ: священникам допускается преподавание вероучения и дело проповеди? Вопрос: как управляется Церковь и нет ли стеснений? Ответ: в управлении наших органов не было стеснения. Все архиереи находятся на местах в своих епархиях. Вопрос: существуют ли в СССР духовные учебные заведения? Ответ: существует Богословская академия обновленцев. Православной академии нет из-за нехватки средств. Вопрос: как вы относитесь к обращению папы? Ответ: мы считаем излишним обращение. У папы есть намерение окатоличить нашу Церковь. Вопрос: а как относитесь к выступлению архиепископа Кентерберийского? Ответ: выступление, пахнущее нефтью, подталкивает паству на интервенцию». Штриккер.
Такие ответы Сергия вызвали противоположные реакции. В защиту его в зарубежной газете «Новое русское слово» читаем: «Не все знают, что накануне к Сергию из соответствующих органов НКВД было сообщено, что его посетят завтра иностранные журналисты и будут у него брать интервью. И если он скажет о гонениях, то все духовенство, остающееся на свободе, будет арестовано. Сергий находился в неописуемом возбуждении. То он падает перед иконами и молится. То садится за стол и думает». Из воспоминаний его накануне интервью явились незнакомые люди, и Сергий заперся с ними в комнате. Сквозь запертую дверь ничего не доносилось. Затем посыпались громкие слова посетителей. Затем послышался тихий голос Сергия: «Да, вы расстреляйте меня». Его спрашивали: «Дедушка, что такое. Не спрашивайте. Так надо. После сделанного заявления, отслужив в Великий Четверг службу страстей господних, когда он садился в автобус, в него, как в Иуду, полетели булыжники». А за границей Антоний Храповицкий писал в письме от 14 марта 1930 г. «Сергий оскандалился. Кричали вослед «Изменник, Иуда» и сорвали его облачений». А Евлогий перестал поминать Сергия за богослужением. Лосский писал, что «великий святитель делал дело, превышавшее всякие человеческие силы».
Это была ложь во имя спасения. ЖМП пытался обосновать права Сергия на руководство Церковью 1934 г. Большинство, не поминающих Сергия за богослужением, арестовано. Большая часть иосифлян и другие группы уходят в катакомбы. Отделившиеся предлагали возвести в местоблюстителя Кирилла Смирнова. Но тот отказался, сказав, что только после смерти Петра Полянского он станет местоблюстителем. В это время Петр Полянский томился в местечке Хэ (Салехард), где скончался от удушья грудной жабы.
Как следствие положительных ответов Сергия в интервью – это спокойное существование Церкви в 30-х гг. В 1932 г. Синод наградил Сергия предносным крестом за богослужением, что является преимуществом первоиерархов. И это в то время, когда в муках пребывал Петр Полянский. Заместитель местоблюстителя получил права иерарха. Старейшие члены Синода возведены в сан митрополита: Алексей Симанский, Анатолий Одесский, Павел Ярославский, Константин Харьковский. Возобновились епископские хиротонии. В частности, в 1933 г. во епископа Коломенского возведен Сергий Воскресенский, который после роспуска Синода 1935 г. станет ближайшим помощником местоблюстителя Сергия Страгородского. Служба Сергия Воскресенского была артистичной, но духовности в ней не было. В 1934 г. Сергий Страгородский Синодом удостоился титула «блаженнейшего» митрополита. Это происходило опять-таки, когда Петр Полянский томился в тюрьме. Награды Сергия – это подарки советской власти за верноподданнические ответы в интервью.
О Сергии оппоненты шутили: «Сергий нашел третий путь – создать Церковь старообрядческую по незыблемости формы и догм и обновленческую по существу». Протопресвитер Граббе ещё раньше говорил: «Трудно судить лиц, которые в такой сложной обстановке, созданной советской властью, совершили ошибки. Никто из нас не может считать митрополита Сергия сознательным предателем. Он, конечно, искал пути для обеспечения физического существования Церкви. Но она не является ни политической, ни общественной организацией. Она есть Тело Христово и жизнь её определяется совсем другими законами. Она победила мир не компромиссами, а исповеданием истины и кровью мучеников».
В 1934 году 1 декабря был убит первый секретарь Обкома партии Киров. Началась новая волна массового террора. Началась депортация (высылка) лишенцев (лишенных политических прав), дворян, интеллигенции, духовенства, то есть лиц не пролетарского происхождения. Из Лениграда выслано 11 000 человек. Сергиан же не высылали, потому что они не были противниками советской власти. Свирепствовал союз воинствующих безбожников, образованный в 1925 году Емельяном Ярославским-Губельманом. Это была негосударственная, а общественная организация, которая будет распущена в годы ВОВ. Поэтому все их постановления не вступали в силу, они не были государственными законами. В 1932 году этот союз объявил «пятилетку безбожия». Хронологически она начиналась со сталинской пятилеткой. Решили священников лишить продовольственных карточек (карточная система была отменена в декабре 1947 г.), закрыть духовные школы. Была закрыта обновленческая Академия в 1934 г. Во второй год пятилетки решили провести массовое закрытие храмов, запретить написание религиозных сочинений, запретить изготовление предметов культа. В третий год необходимо было выслать всех служителей культа за границу, под которой нужно понимать Сибирь. В четвертый год – закрыть все храмы. В пятый – закрепить достигнутые успехи, чтобы к 1937 г. было забыто имя Бога. В 1934-35 годах епископат страшно поредел. Справка пострадавших с 1925-1937 гг. по Иоанну Снычеву называет цифру 134 архиерея. 18 мая 1935 года было объявлено на государственном уровне о закрытии патриаршего Синода. Двумя неделями раньше 29 апреля того же года был закрыт обновленческий Синод. Управление теперь осуществлялось митрополитом Сергием с помощью одного викарного архиерея епископа Дмитровского Сергия Воскресенского. Патриаршая канцелярия состояла из секретаря и машинистки. Козаржевский пишет о Сергии Воскресенском: «Он редактировал ЖМП. От природы он был одарен яркой наружностью и артистизмом, жизненной энергией, сильным голосом (тенором), прекрасной дикцией. Но служба его, как мне казалось, духовной проникновенностью не отличалась».
Вдруг произошло событие, которое привело Сергия Страгородского к местоблюстительству. История темная и непонятная. Откуда-то в патриархию сообщение о кончине Петра Полянского, которая случилась 11 сентября 1936 г. В связи с этим 27 декабря патриархией издан акт о переходе прав местоблюстителя блаженнейшему архиерею. Из 51, находившихся на воле епископов, только семеро подписали акт. А 20 прислали поздравления Сергия. То есть 27 признали Сергия. В 1936 году патриархия объявила о кончине Петра Полянского. Срок его заключения кончался в июле 1936 года. Теперь вступало в силу завещание Петра от 5 декабря 1925 года. Все перечисленные в этом завещании не могли исполнять обязанности Местоблюстительства. Но Петр был жив. 2 октября, отбывая наказание в Верхнеуральской тюрьме он был приговорен к расстрелу, а 10 октября 1937 года приговор был приведен в исполнение. Власти намеренно возвели Сергия в местоблюстителя. Но Декларация не спасла Церковь от разгрома. В стране свирепствовала «ежовщина» с 1936 -1938 гг. Николай Иванович Ежов – нарком НКВД. Он был маленького роста с прекрасным голосом, как у соловья, любил посещать театры. Но он был расстрелян выскочкой Лаврентием Берией. Это страшное время даже для простых людей. Боялись произнести анекдоты. Это был мрачный юмор после выхода конституции СССР, гарантирующей гражданские права служителям культа. В 1936 г. законно разрешалась свобода слова, печати. Террор 1937-1939 годах залил всю страну кровью. Он косил всех. За 1937 год закрыто более 8 тысяч храмов. Погибло свыше 250 епископов. 1937 г. – год расстрельный. Наказывали тех, кто блудил языком, рассказывает всякие анекдоты. Расстреляны были в это время Евгений Зернов, Феофан Туляков, священник Александр Черноуцин – участник Поместного собора, инспектор НижДухУчилища. В результате» отсутствий всяких гонений на Церковь», как было объявлено Сергием журналистам, к 1939 году кроме главы Церкви Сергия остались на кафедрах три архиерея: Сергий Воскресенский, Алексий Симанский, Николай Ярушевич. Сергий Воскресенский говорил по этому поводу: «Работая в патриархии, мы сравнивали свое положение с положением кур в сарае, из которых повар выхватывает свою очередную жертву: одну – сегодня, другую – завтра, но не всех». В стране не осталось ни одного монастыря, сохранилось около ста храмов. В киевской епархии осталось два прихода. Декларация не спасла Церковь от гонений. И только война способствовала возрождению Церкви. Вторая Мировая Война стала вторым крещением для СССР. 1939 г. – год начала возрождения храмов. Все дело в том, что с 1939 г. присоединяется к СССР Западные Украина, Белоруссия, Прибалтика, Молдавия с православным населением. Произошло увеличение паствы. Власть шла на полное уничтожение Церкви, да и сам Сергий думал, что Русской Церкви уготована судьба исчезнувшей Карфагенской Церкви. Так он говорил возвращающемуся из лагеря профессору протоиерею Виноградову. Он сказал ему: «Наша Церковь доживает последние дни».
По книге Краснова-Левитина «в Ленинграде осталось четыре патриарших церкви, два больших храма: Николо-Морской, Князь-Владимирский и два кладбищенских, а также один обновленческий». Алексий был выкинут из своих покоев в Смольном монастыре. Он ютился на колокольне Князь-Владимирского собора, где для него были оборудованы две крохотные комнатки. Впрочем, своего образа жизни он и там не изменял. Архиепископ Николай лишился своего викариатства, так как все церкви в Петергофском районе закрыли. Он служил в Никольском соборе настоятелем. Тщательно избегал знаков архиерейского сана. Мы не знаем, что бы стало с Церковью, если бы в 1939 году не началась Мировая война. Волна репрессий стихла. Берия начал с частичной амнистии (некоторые священники из ссылок возвращались домой), что объясняется дыханием приближающейся войны. В 1939-40 годах к СССР были присоединены новые области, в результате чего Церковь обретает новое дыхание. По книге Шкаровского, Церковь имела уже к 1941 году 64 не закрывавшихся монастырей и 3021 храмов и 6376 священнослужителей. В 1940 году архиепископ Николай назначен на Волынскую кафедру. В апреле 1941 года Сергий Воскресенский назначен митрополитом Литовским, экзархом Латвии и Эстонии. Сергий Воскресенский был отлучен РПЦ и расстрелян СССР за ведение двойной игры. Он поздравил Гитлера с победой. Вот такая кончина артиста. Берия сообщал Сталину, что «назначен агент НКВД Б. Д. Ярушевич (в монашестве Николай) под прикрытием которого целесообразно создать нелегальную резидентуру НКВД для организации агентурной работы в западных областях и на территории немецкого генерал-губернаторства. Одна из задач – поставить замену нынешних руководителей епархий». То есть Николай был агентом НКВД (нарком внутренних дел).
Обновленчество разделило судьбу РПЦ. Власти перестали делать какие-либо различия между Церквами. Единственным духовным центром обновленчества стал митрополит Виталий Введенский. Он был председателем обновленческого синода с 1930 г. Козаржевский пишет: «Виталия уважали и тихоновцы за благолепное служение, строгую монашескую жизнь и за приверженность православным традициям. Его кафедра была в Воскресенском храме в Сокольниках». В Сокольниках будет собор в 1945 г. Он присоединился к Сергию в 1944 году. Вернувшись в лоно Церкви, Виталий получил титул Тульского и Белевского. Затем он стал архиепископом Дмитровским. Умер в 1950 году.
С конца 1935 года были массовые аресты обновленческого епископата. Руководство антирелигиозной компанией возглавлял лично Николай Иванович Ежов. Они почти все погибли. Среди них Сибирский митрополит Петр Блинов (был человеком без высшего духовного образования, происходил из таежников охотников, ходил на медведя), митрополит Ивановский Александр Боярский (когда женился, сменил фамилию Сегенюк на фамилию жены Боярская).
Александра Боярского арестовали в августе 1936 года. Его обвиняли в самых невероятных преступлениях (высказывался за победу фашизма, будучи его сторонником). В 1937 г. был расстрелян.
В 1939 году Виталий запретил епархиальным архиереям посещение приходских храмов и рукоположение священников. Александр Введенский игнорировал это требование. Он рукополагал священников-любителей. Их рукополагали без назначения на приход. Так они работали у себя на предприятиях, но при архиерейском служении их вызывали, чтобы создать антураж. Под давлением властей Виталий ликвидировал обновленчество. В конце 30-х годов обновленчество в основном умерло. «Обновленчество стало нечто вроде венерической болезни, о чем было неприличным упоминать в обществе». В 1941 г. было ВЦУ во главе двух лиц с Виталием и Александром. Окончательно оно умерло со смертью Александра Введенского в 1946 году. Почему оно потерпело фиаско? Луначарский ещё в его начале предсказал его судьбу. «Обновленческая Церковь родилась как реформаторская. Третьего советскому народу не дано: либо будут ортодоксами, либо атеистами». Поспеловский пишет: «Враждебность к обновленцам в значительной степени связана с реакцией верующих на революцию. Миряне разуверились в социалистическом рае на земле и обожглись на радикализме». Более того, обновленцы не были националистами в отличие от православной. Обновленцы были за советов но тогда, когда советы были не националистами, а интернационалистами. Митрополит-обновленец Платон считал, что после покаяния Тихона, декларации Сергия, интервью с Сергием советская власть перестала поддерживать обновленцев и сделала ставку на лояльных консерваторов.
В докладной записке на имя Сталина в сентябре 1943 г. Совет по делам религии и его глава Карпов в докладной записке Сталину, предлагал: «Обновленчество, исходя из того, что оно сыграло положительную роль на своем этапе и в последний год не имеет уже того значения и базы и принимая во внимание патриотические позиции сергиевской Церкви, считаю целесообразным не препятствовать распаду обновленческой Церкви и переходу обновленческого духовенства в сергиевскую Церковь». На этом абзаце Сталин товарищу Карпову написал: «Согласен с Вами». От Сергия требовали не применять особо жесткие требования при переходе в РПЦ. Сергий был согласен, но опирался на канонические требования. Например, Александр Введенский был трижды женат, поэтому его не приняли в лоно церкви. Многие обновленцы перешли в РПЦ. То есть правительство было заинтересовано в расширении православного духовенства. Победила латинская мудрость: «Cuius regio – huius religio». Карпов заявил переход обновленческого духовенства - дел внутрицерковное, но заметил, что было бы неправильно, если бы Введенский агитировал переход из сергианской церкви.
К августу 1944 года оставалось около 170 обновленческих приходов, преимущественно в Краснодарском и Ставропольском краях.
В 1932 году временный Синод наградил Сергия Страгородского правом предношения креста, что является прерогативой первоиерархов автокефальных и автономных Церквей. Старшие члены Синода возведены в сан митрополита: Алексий Симанский, Анатолий Грисюк, Павел Борисовский, Константин Дьяков. В 1934 году Синод удостоил Сергия титулом Блаженнейший. Но тут начался террор.
Церковь в годы Великой Отечественной Войны.
Казалось в конце 30-х годов, что Россия оставлена Богом. Церковная организация была разгромлена. Власть шла на полное уничтожение Церкви, да и сам Сергий думал, что Русской Церкви уготована судьба исчезнувшей Карфагенской Церкви. Так он говорил возвращающемуся из лагеря профессору протоиерею Виноградову. Он сказал ему: «Наша Церковь доживает последние дни». Церковь в первые три столетия победила кровью, а не декларацией. Никто не подавал из епископов Константину Великому декларацию. Но началась Мировая война 1939 г. , а потом в 1941 г. Отечественная, имеющая несомненно промыслительное значение для Церкви.
С начала войны из лагерей возвращаются священнослужители, репрессированные при Берии, Ежове. К сентябрю 1943 года на свободу было выпущено 6 архиепископов и 5 епископов. Робко, но открываются храмы. Война заставляет власти открывать все больше и больше храмов. В Нижнем Новгороде в 1941 г. был открыт первый единственный в городе храм Троицы в Высоково. Война способствовала возрождению Церкви. Вторая Мировая Война стала вторым крещением для СССР. 1939 г. – год начала возрождения храмов. Все дело в том, что с 1939 г. присоединяется к СССР Западные Украина, Белоруссия, Прибалтика, Бессарабия, Буковина с православным населением. Произошло увеличение паствы. По данным Тамары Чумаченко «Государство, Православная Церковь и верующие», в стране к 1 октября 1943 г. было открыто 9829 приходов. В октябре 1945 уже открыто 10358, в 46-м году около 13 тысяч. Рост несомненный. Эмигрантские ученые - Ставру и Алексеев называют войну вторым Крещением Руси.
Война началась в день памяти русских святых, в земле Российской просиявших, а окончилась на Пасху 6 мая 1945 г. «В Берлин вошли к Пасхе этой», - писал в ЖМП владыка Фотий. Советские войска вошли 2 мая 1945 г. в Германию. Третий Рейх отвергал христианские ценности и пытались возродить древнегерманский культ с Одином во главе. Фашисты ненавидели христианство, как религию слабых, рабов, «труждающихся и обремененных». Фашисты исповедовали религию богов сильных. У них был культ сверхчеловека. Но в тактических целях пытались представить себя защитниками угнетенных христиан в СССР. В конце декабря 1941 г. , когда немцы оказались под Москвой, министр оккупированных территорий Розенберг – идеолог аппарата Гитлера - издал указ о свободе Церкви. Вот что он показал в 1946 году на Нюренбергском процессе он показал: «После вступления немецких войск на восточные территории, армия по собственной инициативе даровала свободу богослужений. И когда я был сделан министром восточных областей, я легально санкционировал эту практику, издав специальный указ о свободе Церкви». Интересна интерпретация этого указа. В этом отношении интересен доклад партизанского командира, который действовал в Орловской области: «немецкие военные власти объявили населению, что по воскресениям запрещено работать. За нарушение – расстрел. Все религиозные праздники праздновать по старому стилю. Приказано иметь в каждом доме иконы, на шее крест, креститься перед едой и после еды. В связи с этим, население за любую цену старается приобрести икону. Кроме того, немцы объявили, что акты гражданского состояния, заключенные при советской власти не действительны. Вменяется в обязанность совершать их согласно религиозным обрядам». Это делалось немцами, чтобы завоевать сердца русских к себе. Так интерпретировал указ Розенберга этот партизан. Но эта демагогия не ввела в заблуждение митрополита Сергия. И он, как гонимый мог бы туда убежать. Но 22 июня 1941 года он написал и сам напечатал на машинке послание «пастырям и пасомым христианско – православной церкви», в котором призвал русский народ к защите Отечества с оружием в руках. «Нам надо помнить, - обратился Сергий, - заповедь Христову: «Больше сея любви никтоже имать, кто душу положит за други своя». Так он подтвердил свою Декларацию, что радости и успехи Родины – наши радости и успехи, а неудачи – наши неудачи. О позиции Церкви во время войны иерархи не задумывались. Но не все верующие одобрили эту позицию. Даже в Москве. Вот что рассказал Вениамину Федченкову бывший келейник (Иоанн Разумов) Сергия. «Когда Сергий выпустил свое воззвание, к нему явился некий господин, православный, Р.В. угрюмый враг советов, чуть не закричал на митрополита. «Куда ты идешь, защищать антихристову власть? Губишь Церковь и прочее». Стал даже угрожать. Сергий, по словам келейника, спокойно выслушал и так же спокойно ответил: «я действую по любви моей к родному русскому народу и по своей совести, а вы делайте что хотите. Можете и убить меня». Церковно-исторический вестник 1990-х гг. За эту позицию Сергия ждала кара. В архивах Третьего Рейха найден приказ гуппенфюрера СС Гейдриха от 16 августа 1941 года об аресте митрополита при захвате Москвы. Местоблюститель выступил в первый день войны на десять дней раньше Сталина, который находился в растерянном состоянии, в состоянии прострации. Сталин даже хотел заключить перемирие с Гитлером. Сталин обратился к населению неожиданно со словами: «Братья и сестры». Враг быстро приближался к Москве. Правительство всё эвакуировалось в Самару. В Москве остались только три человека: Сталин, Берия и Меленков. Из всех щелей повылезала шапана, вся нечесть, которые мародерничали в столице. В самые тревожные дни для столицы, во время эвакуации всех и вся, 12 октября 1941 года Сергий написал завещание о передаче полномочий Алексию Симанскому. Только беспощадный приказ Сталина навел в столице порядок. 20 октября 1941 г. он дал приказ расстреливать всех паникеров, всех предателей, всех убегавших из Москвы, мародеров. Сталин Москвы не покинул. Так железной рукой Сталина-Берии наведен порядок в Москве. А 19 октября Московская Патриархия была также эвакуирована в Ульяновск. Остались воспоминания Краснова-Левитина о том, как уезжала Патриархия. Введенского попросили явиться в моссовет по эвакуации, где ему сообщили, что он и Виталий эвакуируются сегодня в Оренбург. В одном вагоне были собраны Введенский, его жена, сыновья, Виталий Введенский, монашка, старообрядческий епископ Иринарх, Сергий Страгродский, баптисты. Сергий поприветствовал Александра, они облобызались. Последний раз Александр видел Сергия 19 лет назад, когда последний был членов обновленческого ВЦУ. Рядом с Сергием стоял Николай Ярушевич. Сергий был глух, когда он находился в Японии. Протоиерей Колчицкий – секретарь Сергия ему в на ухо постоянно кричал. Под Рузаевкой Сергий почувствовал себя плохо, вследствие чего маршрут изменился. Вагон отправили в Ульяновск, поближе к Самаре. Краснов-Левитин назвал Ульяновск Ватиканом. Где им разместится? Для совершения богослужений была выбрана кладбищенская церковь, похожая на часовню, где служил иеромонах с сомнительной репутацией, в Ульяновске. Начались лихорадочные поиски храмов. После долгих совещаний управ. делами протоиерею Колчицкому пришла идея переоборудовать под патриархию костел с примыкающими подсобными помещениями. Вскоре в костеле открылась небольшая церковка, которая стала называться Казанским собором. В квартиру ксендза въехал Сергий. Введенский же первые два дня не выходил из вагона. Он вспоминал: «Ульяновск так меня ошарашил, что я буквально не мог заставить себя сдвинуться с места. Наконец ему сказали: ищите любое помещение. Если оно вам понравится, отдадим вам его под храм». После этого Введенский предпринял экскурсию по городу и забрел в самый отдаленный район города, на Куликовку. Здесь он увидел странное помещение: деревянный дом без купола, но напоминающий церковь. Он узнал, что это бывшая церковь. Но его энтузиазм остыл, когда он узнал, что это теперь склад КГБ. Однако, что ему обещали, выполнили. Весь скарб был выброшен из помещения и на двери была вывешена табличка с приглашением верующих приносить свои иконы в храм. Введенский принес из музея Царские врата, Виталий договорился со столяром об изготовлении престола. На него положили освященный Александром антиминс. Храм не отапливался. В шубах, в валенках читал и пел митрополит Виталий. В храме стояло 10-15 старушек, укутанных в одеяло. Иной раз набиралось более сотни. Все они смотрели с удивлением на бритого проповедника, который завлекал своими проповедями и экстатичными богослужениями. Здесь был центр обновленчества. Здесь в Ульяновске Введенский провозгласил себя патриархом. По воспоминаниям архимандрита Константина Зайцева, интронизация его была совершена на частной квартире с посаждением его на антиминс, развернутый на обеденном столе. Она совершена Виталием Введенским и сыном, диаконом Андреем Введенским. Вскоре это патриаршество отменил сам Александр.
Отсюда, из Ульяновска Сергий обличал врагов Церкви и христианства -фашистов. В посланиях от 24 ноября 1941 года и 2 апреля 1942 года он вдохновлял народ на борьбу с врагом, пророчески предвещая победу. Он говорил: «Не свастика, а крест призван возглавить христианскую нашу культуру и жительство». Каждый день, в каждом храме диакон возглашал ектенью о победе русского оружия в такой редакции «о еже подати силу неослабну, непреоборимую и непобедительну, крепость же и мужество, храбрость же воинству нашему для сокрушения врагов и супостат наших и всех хитрообразных их наветов». Гитлеровцы спекулировали на гонениях на Церковь. Они демагогически открывали храмы на оккупированных территориях. По данным историка Гордуна, на Украине и Белоруссии открыто 7547 храмов. По данным Шкаровского около 10000 храмов. В Киевской епархии оставалось два прихода, а было открыто врагом 798 храмов. Известен указ Гитлера от 11 апреля 1942 года: «Мы должны избегать, чтоб одна Церковь удовлетворяла религиозные нужды больших районов. Каждая деревня должна быть превращена в независимую секту. Если некоторые деревни захотят практиковать черную магию, пусть, мы не должны препятствовать. Коротко говоря, наша политика должна заключаться в поощрении любой формы разъединения и раскола». В Вильнюсе разрешили открыть Духовную семинарию. А в Пскове разрешили официально открыть русскую духовную миссию. С помощью немцев украинские сепаратисты создали Украинскую Автокефальную Церковь во главе с митрополитом Поликарпом (Сикорским) Псковским. Он дожил до 1990 г. и был объявлен патриархом. Сергий же запретил в священнослужении Поликарпа до суда. Так Сергий воевал против сепаратизма. Это тоже поддержка светских властей. 22 сентября 1942 года он запретил в служении митрополита Литовского Сергия Воскресенского, который поздравил Гитлера с военными победами. История с ним остается загадочной. Был ли он пособником фашистов, неизвестно. Он был убит по дороге в Вильнюс 30 апреля 1944 года. Он ехал с артистами. Остановили автомобиль. В убийстве обвиняли партизан. До сих пор загадка: кто убил?
В эти трудные дни Сталинградской битвы 30 декабря 1942 г. (началось летом 1942 г. завершилось 2 февраля 1943 г.) Сергий обратился к верующим с призывом собрать средства для сооружения танковой колонны с именем Димитрия Донского. Верующие собрали кроме теплых вещей, ещё 200 миллионов рублей. Горьковская епархия собрала около 10 миллионов рублей в то время, как не было епархиального архиерея. Правящий архиерей потом прибыл – Сергий Гришин. Ну, это понятно, потому что Нижний Новгород – это карман России. Сталин ответил благодарностью Высоковской Церкви. Именно поэтому Сергий Гришин будет избран в Синод. Сергий писал: «Браво, нижегородцы. Не посрамили мининской памяти». Это при том, что в условиях войны народ жил очень бедно.
Николай Ярушевич передал советскому командованию колонну из 40 танков.
В результате такой деятельности правительство радикально изменило отношение к Церкви в сентябре 1943 года. В это время Сталин встретился с тремя митрополитами, после которой открываются храмы, духовные школы, пастырские курсы, издается ЖМП. Восстанавливается патриаршество. Чем объяснить такую перемену? Во-первых, патриотической деятельностью Церкви. К тому же, необходимо было сплочение всех патриотических сил. Во-вторых, из-за скорой встречи с Рузвельтом и Черчиллем. Рузвельт был особо благочестивым. В-третьих, враг разгромлен под Сталинградом.
Ещё одна причина – составить конкуренцию гитлеровцам в плане открытия храмов. Начинают возвращаться священнослужители, архиереи. В 1942 году были новые хиротонии: Варфоломей Городцев, Димитрий Градусов, Григорий Чуков и другие. Без официального роспуска почил Союз воинствующих безбожников. Это был общественный союз, а не государственный. Он исчез, потому что государство не только морально не поддерживало, но и материально. Правительство перестало содержать его. Митрополит Николай Ярушевич введен Чрезвычайную Государственную Комиссию по расследованию злодеяний немцев на оккупированных территориях, когда последние занимались вандализмом.
Народ не молчал, народ не безмолвствовал. Верующие требовали открытия храмов. В Горьковской области сохранились письма. Отрывок из одного письма: «Для богослужения и выполнения всех треб, заявляем вам, что наша церковь не была закрыта, а налоги и страховки уплачены и никакой задолжности не было и не будет. И кроме этого, идет война и нам негде помолиться. Мы не говорим про молодежь, а говорим по зрелых и старых людей, чтобы Бог даровал нам победу над врагом. Ведь у каждого из нас есть кто-то на войне. Мы подавали вам заявление, но ответа не получили. Вслед за этим подавали ходатайство Калинину и знаем, что оно пришло, а нам в райисполкоме сказали, что не получили, а это было 2 февраля 1939 года, поэтому просим вас выдать удостоверение нам об открытии службы». Это неединичные случаи. С подобными письмами обращались многие, и небезуспешно. Кроме этих трех перечисленных причин надо назвать еще одну, Международная.
На конец ноября 1943 года намечена встреча Большой тройки: Сталина, Черчилля, Рузвельта по вопросу открытия второго фронта в Европе. Это Тегеранская конференция. Сталин хотел на этой конференции открытия второго фронта в Европе. Фронтов было много, но речь шла об открытии второго фронта на территории Франции. Искались различные способы заставить открыть его. Рузвельт отличался благочестием. И поэтому нужно было создать видимость, впечатление свободы религии, культа, совести, отсутствия гонений. Кроме того, самой активной поддержкой народов Америки и Великобритании пользовались общественные движения по оказанию помощи СССР, которые требовали от своих правительств начала войны в Европе. Среди этих организаций был Объеденный комитет помощи СССР в Англии под руководством архиепископа Кентерберийского Джонсона, которого называли красным архиепископом, который написал даже специальную молитву во время Сталинградской битвы. Он написал книгу «Христианство и коммунизм», где утверждал, что первые христиане были коммунисты. Он не раз просил разрешение посетить СССР, но ему отказывали. Но накануне Тегеранской конференции надо было принять главу делегации, архиепископа Йорского на уровне Патриарха. Шкаровский называет рад причин: обращение Советской власти к национальным традициям, ценностям. В армии восстановлены погоны, звания царской армии. Возрождается память Димитрия Донского, возрождается культ святого Александра Невского, а после революции памятники Александру Невскому свергались, теперь восстанавливается его память, и вообще национальных героев России: Суворова, Ушакова и многих других.
Когда исход войны стал уже ясен, Сталин стал размышлять о будущем устройстве мира после войны. Он был озабочен планами создания мировой системы социализма и для этих целей решил использовать авторитет РПЦ среди народов мира, особенно на Балканах и православных странах. Он метил даже в Грецию, там шла Гражданская война до 1950 года, пока коммунисты не были разгромлены. Остатки были переселены в СССР, они жили в Казахстане. После смерти Сталина вернулись в Грецию.
Немцы на оккупированных территориях открывали пастырские курсы, храмы. Миссию они же организовали на Псковщине. Сталин руководствовался прагматическими расчетами. Всякие прочие аргументы отходили на задний план. И Сталин вызывает Сергия из Ульяновска. В начале сентября 1943 года митрополит Сергий с протоиереем Колчицким управ делами патриархии) и келейником Иоанном Разумовым были в Москве. Краснов-Левитин: «Отъезд Сергия проходил в такой спешки, что не успели упаковать вещи, взяли только самое необходимое». События развертывались с кинематографической быстротой. Уже на другое утро поезд был в Москве. Введенский также хотел попасть на этот поезд, но его поезд уже ушел, он был не нужен. Он добрался до Москвы, но с большим опозданием, после встречи митрополитов со Сталиным. На вокзале Сергия встречали Алексий Симанский и Николай Ярушевич, который все время жил в Москве. Неожиданность следовала за неожиданностью. Митрополитов повезли не в прежнюю резиденцию (не в Бауманский переулок), а в Чистый переулок. Куда их везут они не знали, брал страх. Их привезли в роскошный особняк, здесь до войны жил немецкий посол Шуленберг, который уехал в Германию. И 4 сентября 1943 года было объявлено о встречи со Сталиным вечером. А Сталин в тоже утро пригласил к себе на дачу полковника безопасности Карпова, там уже были Маленков и Берия. Сталин начал расспрашивать Карпова, еще до приема митрополитов, что собой представляет Сергий, как избрали Тихона, задал вопрос о Восточных Патриархах, о положении дел в Румынии, Болгарии, Югославии, о связях РПЦ с зарубежными церквями. Сталин обстоятельно расспросил о количестве приходов, о положении епископата. Сталин всегда поражал своих собеседников знанием вопроса, по которому должна была идти дискуссия. Сталин сказал присутствующим, что назрела необходимость создания специального органа, который осуществлял бы связь между правительством и Церковью, Совет по делам РПЦ, сначала было два Совета, по делам РПЦ и религий. Карпов возглавлял по делам РПЦ. Их потом объединили.
Сталин давал инструкции Карпову. Совету не изображать из себя обер-прокурора. Не смотреть в карман Церкви и духовенства. Совет не принимает решений, а докладывает обо всем правительству. Потом Карпов позвонил с дачи Сергию и предупредил о встречи со Сталиным. Кто такой Карпов? Карпов это первый председатель Совета, который много помогал Церкви. И о себе оставил хорошую память. В 1960 или 1961 году Хрущев его уволил, потому что его подозревали в симпатиях к Церкви. В 1961 году его сменил Куроедов.

ВСТРЕЧА СТАЛИНА С МИТРОПОЛИТАМИ 4 СЕНТЯБРЯ 1943 ГОДА.
Встреча началась 4 сентября в 21 час. Сталин работал по ночам. За митрополитами пришел автомобиль, в него усадили митрополитов и повезли в Кремль. Вошли в кабинет, где сидел Сталин и Молотов. Сталин был главой правительства, Молотов его замом. Присутствовал Карпов. Обменялись рукопожатиями. Благословения никто не брал, хотя Сталин знал, как обращаться с епископами. Молотов начал беседу. Сталин желает знать нужды Церкви. Митрополиты Алексий и Николай растерянно молчали. Заговорил Сергий. Сталина боялись. Заговорил спокойно, слегка заикаясь, он привык говорить с высокопоставленными людьми. Митрополит указал на необходимость широкого открытия храмов, количество которых не удовлетворяет потребностям народа. Попросил разрешения созвать Собор и выбрать Патриарха. Заявил о необходимости духовных школ, ибо у Церкви нет кадров. Сталина это смутило, и он неожиданно спросил: «А почему у вас нет кадров, куда они делись?». Он глядел в упор на своих собеседников. Митрополиты смутились, Сергий не растерялся: «Кадров у нас нет по разным причинам, мы готовим священников, а они становятся маршалами». Это была насмешка над Сталиным. Довольная усмешка тронула уста диктатора. Он сказал: «Да, да, да, я семинарист, слышал тогда и о вас». Сталин стал вспоминать свои семинарские годы. Он сказал, что его мать до самой смерти жалела, что он не стал священником. Речь приняла не принужденный характер.
После чая продолжились деловые разговоры. Сталин одобрил идею созыва Собора, спросил, как будет титуловаться Патриарх. Тихон имел титул «Патриарх Московский и всей России». Для Сталина это было важно, из-за судьбы Грузинской Церкви. Если бы «Российский», то получается как в старое время, Грузия оказалась бы в подчинении у РПЦ. Сергий предложил « Патриарх Московский и всея Руси». Сталин спросил, когда будет Собор, нужна ли помощь транспортом для созыва соборян, с доставкой и размещением? Предложил денежную помощь Церкви. Сергий отвечал на эти вопросы. Для созыва Собора потребуется не меньше месяца, время ведь военное, нужно собрать епископов. Финансовую помощь отклонил. Сталина в ответе не устраивало то, что целый месяц нужно ждать созыва Собора. Потому что близилась встреча с Йоркским епископом, с Рузвельтом и Черчиллем в Тегеране. Сталин предложил проявить большевицкие темпы. Вел Карпову помочь КГБ собрать Церкви епископов и привлечь к этому военную авиацию. Карпов заверил, что Собор можно провести через три или четыре дня. И договорились, что собор можно будет открыть 8 сентября. Встал вопрос о подготовки кадров Церкви. Сергий просил открыть в епархиях курсы, только курсы. Сталин предложил открыть семинарии и Академии. Сергий сказал, что у нас нет пока сил. Сталин обиделся, но сказал, что правительство возражать не будет. Сергий говорил о необходимости издания журнала ЖМП. Поставили вопрос об освобождении из лагерей духовенства. Сталин предложил Карпову изучить данный вопрос, а Сергию предложил составить репрессированных список. В списке был и Василий Адаменко. Сергий просил открыть свечные заводы, мастерских. Сталин не возражал. Сталин повернул разговор в иное русло, «вот мне товарищ Карпов доложил, что вы плохо живете, тесная квартирка, продукты покупаете на рынке, транспорта не имеете. Правительство интересуется вашими нуждами и готово помочь. Правительство предлагает Патриархии бывшею резиденцию немецкого посла, со всей мебелью. Там была такая роскошь!!! Митрополиты от продуктов отказывались дважды. Кроме того, завтра - послезавтра мы предоставим две - три машины (ЗИЗ-110) с горючим. Алексий Симанский был большим автолюбителем, в одном из писем он пишет: «Ура!!! Нам завтра присылают новую машину!».
Под конец беседы была согласована дата встречи с английской церковной делегацией. Краснов-Левитин вспоминал: «Беседа затянулась до 3 часов ночи. В конце беседы Сергий, престарелый больной митрополит, был страшно утомлен. Сталин, взяв митрополита под руку, осторожно, как настоящий иподьякон, свел его по лестнице вниз к автомобилю и сказал ему: «Владыко, это все, что я могу в настоящее время для вас сделать».
В газете «Вечерняя Москва» от 14 октября 1994 года есть воспоминания сотрудника патриархии Ведерникова, будто Сергий нашел в себе мужество возразить против кандидатуры Карпова, дескать, он наш гонитель. Сталин ответил: «Правильно, партия приказывала быть гонителем, и он исполнял волю партии. Теперь партия приказывает быть ему вашим охранителем. Он человек верный и исполнительный. Стало быть, вы согласны. Удерживая вздох, митрополиты закивали головами».
Собор 1943 г.
Собор открылся 8 сентября 1943 года. На нем было 19 иерархов. Из них двое из тюрьмы были доставлены на Собор. Это Александр Молотовский (Молотов – сейчас Пермь) и Иоанн Сарапульский Главным деянием Собора было избрание Сергия Патриархом, он был избран открытым голосованием. Каждый иерарх вставал и предлагал от имени своей епархии предлагал Сергия. При Патриархе восстановлен Синод: Алексий Симанский, Николай Ярушевич, архиепископа Алексия Куйбышевского, Сергия Горьковского, Иоанна Ярославского, и Луки Войно-Ясенецкого. Лука был светлой единственной личностью в этом Синоде. Он был главным хирургом и епископом Красноярским. Настоящий исповедник, адамант веры.
7 сентября 1943 года нарком госбезопасности Меркулов сообщал Сталину: «Завтра в 11 утра откроется Собор, на котором будет произведено возведение Сергия в сан Патриарха Московского и всея Руси». Архиереи были пешками в руках государства, а советы –шахматистами. Немцами РПЦЗ организовала собор 21 октября 1943 года в Вене отказала Сергию в доверии. Потому что на соборе всего было только 18 епископов, плюс Сергий. Не было многих пастырей. В отсутствии томившихся в ссылке иерархов. Собор не представительный. Сергия стали называть советским патриархом.
Московский собор снова осудил сотрудничество с фашистами под угрозой лишения сана. 19 сентября состоялась интронизация Сергия и в тот же день прибыла делегация Англиканской Церкви, которая была принята Сергием. Собор был проведен так стремительно, что епископ вручил послание, адресованное еще Местоблюстителю. Новый Патриарх правил недолго. 15 мая 1944 года он скоропостижно скончался от инсульта на 77 году жизни.
Собор 1945 г.
Сталин обещал в противовес католичеству создать Московский Ватикан. Примечательно, что выборы нового Патриарха Сталин приурочил к Ялтинской конференции, состоявшейся с 4 по 11 февраля 1945 года, встреча произошла в Ливадии. Именно 4 февраля 1945 года состоялась интронизация Алексия, а выборы 2 . Собор открылся в сокольниках, с 31 января по 2 февраля. Теперь, чтобы устранить упреке в не представительности, на Собор пригласили Восточных Патриархов: Александрийский Христофор, Антиохийский Александр Третий, выпускник КДА, Грузинский Каллистрат, представители Константинопольской, Иерусалимской, и даже из Америки приглашен митрополит Вениамин Федченков, бывший управитель военным духовенством в правительстве Врангеля. Он рассказывал, что был в восторге, ездил на Собор только на трамвае, где ездит черный люд. Все смотрят на него, а он говорит пассажирам, как я люблю вас, а старушка ему отвечает, если бы вы нас не любили, вас бы сюда не пустили. Пришлось преодолеть множество трудностей. 204 человека нужно было разместить в военной Москве, накормить, дать транспорт. В годы войны не было никаких больших собраний.
Первым вопросом Собора была выработка и утверждение устава Церкви «Положение об управлении РПЦ». Он резко подчеркнул иерархический строй управления, культ личности Патриарха. Возвышаются полномочия Патриарха, главный среди равных. Церковный устав - это слепок времени, политической обстановки. Это положение возвысило полномочия настоятелей, епархиальных архиереев. Созыв Собора предоставлялся патриарху или Синоду под председательством Местоблюстителя, который не избирался. Им становился старший постоянный член Синода. Преследовалась цель избежать большого числа выборов. Архиереи назначались патриархом, а избрание совершалось Синодом. Он рекомендовал кандидата патриарху. Епархиальный совет учреждался архиереем, настоятель прихода назначался архиереем. Он отвечал за хозяйственную деятельность общины. Церковь и приходы получали ограниченные права юридического лица. Возвращены права Церкви иметь собственность и даже производить. Вторым пунктом было избрание патриарха. Архиереи, облачившись в мантии, подавали голос за кандидата. Единогласно был избран Алексий Симанский. Между прочим, Николай Ярушевич тоже помышлял стать патриархом. Не получил приглашение на Собор архиепископ Лука Войно-Ясенецкий. Он не получил приглашение на Собор потому что на Соборе 1944 года, когда обсуждался вопрос о процедуре выборов патриарха, он напомнил постановление Собора 1917 года о том, что патриарх должен избираться тайным голосованием. В сталинской России выборы на альтернативной основе было слишком дерзко. Но Лука решил поехать сам. С ним случилось несчастье – понос. Говорят, что кто-то ему что-то подсыпал.
Правительство выделило мебель, продукты, гостиницы «Метрополь» и «Националь» для членов Собора. Наркомторг выделил 20 метров сукна, 65 метров белого и цветного шёлка, ковровые дорожки, 5,5 тонн горючего, правительственные автомобили. Из фонда исторического музея безмездно переданы 28 ценных церковных предметов и из запасников ТСЛ 97 ценных церковных предметов (панагии, кресты). Потом был организован концерт с участием государственного оркестра. Пышность и помпезность должны были произвести впечатление на иностранных восточных гостей. Карпов награжден орденом Ленина за организацию Собора. С 1943 года, после встречи со Сталиным, на церковное руководство как из рога изобилия посыпались блага: машины, квартиры, подарки, дачи, отдых в лучших санаториях страны. Сергию в январе 1944 года, к его 77-летию подарили золотые часы, шелковый бархат для мантии, шёлк для рясы, полотно, 10 бутылок коньяка, шампанского, фруктов, икры, шоколада. Вот оно присяжное духовенство. Алексий Симанский, как и Николай Ярушевич, не чурающиеся удобств жизни, принимали дорогие подарки с признательностью и удовольствием. Карпов в 1949 году приобрел для Алексия редкий телевизор. И он смотрел в тайне от духовенства этот редкий телевизор.
Руководители Церкви получали награды. Алексий получил медаль за оборону Ленинграда, Николай Ярушевич - за оборону Москвы. Алексий получил ещё четыре или пять орденов Трудового Красного знамени. А на параде победы иерархам было предоставлено место на правительственной трибуне. Карпов говорил, что это должно вызвать впечатление, в особенности для заграницы. После Собора 1945 года члены его сделали публичное заявление: «Никогда в России Православие не подвергалось систематическим преследованием. Никогда не было убийств христиан как в древнем Риме. Ничего этого не было. Но предрассудок настоль живуч, что и сейчас мы слышим протестующий шепот. Антирелигиозная работа никогда не получала непосредственной поддержки правительства. Говорить о нетерпимости и преследовании религии в СССР, это значит идти против истины». Большую помощь в подготовке Собора оказал совет по делам Церкви. Между Карповым и Алексием установились хорошие отношения. Патриарх даже патронировал первые шаги Карпова, как вести себя на Соборе. Патриарх писал: «Меня заботят два вопроса: нужно ли мне иписать английскому королю по случаю приветствия меня? Нужно ли мне послать приветствие армянскому каталикосу. Полагаю, и то, и другое нужно. Вы присутствуете на заседании Собора 31 января, выехав для сего из переулка Островского в час дня. Там вы читаете нам обращение и затем, выслушав мое ответное слово, отбываете ни с кем персонально не знакомясь. Затем вы присутствуете на Литургии 4 числа и после неё и краткого молебна, когда я выйду в мантии, первым меня удостоите приветствия». Патриарх Алексий во всем отчитывался правительству. Это было заискивание, дипломатия. Карпов должен был поздравить его с избранием и поднести подарок в 25-30 тысяч рублей. Для этого взяли 80 предметов из московского музея, из ТСЛ. Александрийскому Христофору подарена золотая панагия и крест, полное облачение, митра. То же получил и антиохийский патриарх. Христофору подарена золотая панагия, архиерейское облачение из золотой парчи. Антиохийскому - митра бархатная.
В том же 1945 году, в апреле, состоялась вторая встреча Сталина с руководством Церкви. (С Алексием, Николаем и Колчицким). На ней речь шла прежде всего о задачах патриархии в области международных отношений. (Участие в планах Сталина по переделу мира). У Ярушевича остались воспоминания об этой встречей. «С понятным волнением мы ожидали дня этого посещения великого Сталина. Среди множественных государственных забот, приемов гостей из-за границы, Иосиф Виссарионович, назначил и нам вечер для беседы. Беседа была очень непринужденной, беседа отца с детьми. Эта беседа незабываема. Она вдохновляет на любые труды и жертвы для нашего народа во благо нашей Родины, во главе которой стоит, счастье которой кует, славу которой поднимает над всем миром наш родной, наш великий Сталин». Епископы во всем хвалили власть, угодничали.
Николай Колчицкий решил защитить в МДА магистерку. Во время тайного гоосования только один проголосовал за присуждение. После этого в Москве был стук в его дверь, пришел профессор, который сказал, что это он голосовал «за». Проходит день, является второй профессор, который тоже признается в том, что он проголосовал. Так было на следующий день.

РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ПАТРИАРХА СЕРГИЯ (СТРАГОРОДСКОГО).
Иван Николаевич Страгородский родился в 1867 году в Арзамасе, который за изобилие храмов Горьким назван городком Окуровым (от глагола «окуривать»). Родился в семье потомственного священника. Отец был священником местного женского монастыря. Мать умерла сразу после родов от чахотки. Сыну она передала больную грудь. Дед по отцу был маститым протоиереем, настоятелем главного храма Арзамаса, благочинным этого округа. Дети воспитывались в доме деда. В восемь лет его отдали в местное арзамасское духовное училище, затем в нижегородскую семинарию. Учился превосходно, но не ровно, много пропускал. В последний год учебы была дана рекомендация в МДА. Но произошел какой-то срыв. Он неважно сдал выпускные экзамены. Поэтому в МДА он не попал. К тому же по поведению он получил четверку. Почему по поведению он имел «четыре»? Он пил. И допился до того, что поспорил с товарищами, что залезет на крест на куполе семинарского храма. Сказано, сделано На крест он забрался. Это стало достоянием всего города. После этой истории у него отобрано направление. Ему пришлось поступать в столичную Духовную Академию на общих основаниях. Приемные экзамены выдержал замечательно. Он даже не хотел уже поступать в Академию, но отец его уговорил. Он выбрал СПбДА потому что превосходила МДА по уровню. Возможно, там была могучая кучка профессоров-нижегродцев (Катанский, Елеонский, Лепорский, Садов и др.). Таким образом, Сергий, поехав к землякам, не ошибся. Сергий писал Катанскому магистерку, кандидатку. Он окончил Академию первым из 47 магистрантов. Учился в 1886-11890 годах, когда инспектором был архимандрит Антоний Храповицкий. В то же время учился и Тихон. Кандидатка «О вере и добрых делах». В рецензии Катанский отметил новаторский характер труда соискателя. На последнем курсе Сергий принял постриг. В летние каникулы он ездил на Валаам и пользовался советами тамошних старцев. Именно там он принял решение постриг в память Сергия Валаамского. Сергий мог остаться в Академии на положении профессорского стипендиата, но он отправился в Японию, в Миссию. Пробыл здесь недолго. Вообще, история его отправления в Японию неясна. Он даже побывал здесь морским священником на русском военном корабле. Поэтому он называл себя морским волком, любил морские термины. Вернулся в родную Академию. Здесь он получил должность доцента. Преподавал Ветхий Завет. В 1893 году направляют в МДА инспектором. Здесь ректорствовал Антоний Храповицкий. В этом некоторые биографы видят нарушение устава Академии. Через год стал настоятелем посольской церкви в Афинах в сане архимандрита. В 1895 году приезжал в МДА защищать магистерку «Православное учение о спасении». Нелегко было управлять Академией Сергию и Антонию, даже не из-за молодости. Антония обвиняли папистом, а он называл профессорскую корпорацию протестантами. В 1897 году Сергия вновь направляют в Японию помощником начальника миссии. Он опять недолго здесь задержался. Он возвращается и получает назначение на должность ректора СпбДС. Официальная причина увольнения из миссии – здоровье. Евлогий проливает некоторый свет на этот вопрос. Вероятно, Сергий не сработался с властным Николаем. Он пишет: «К нам в город Холм на обратном пути из Японии заехал архимандрит Сергий. Он был назначен помощником Апостола Николая, но не выдержал сурового режима и должен был вернуться в Россию. Настроение у Сергия неважное. Он был в большом смущении от своей неудавшейся миссии в Японии». В Холме был его друг – епископ Герман, который сменил на кафедре епископа Тихона. «Он хотел вывести друга и сумрачного настроения и хотели съездить на монастырское белое озеро поудить рыбу. Сели в шарабан. Герман за кучера. Лошадь понесла. Шарабан опрокинулся, вожжи запутались и оба седока чувствительно пострадали. У Германа на лице были ссадины. Беда состояла в том, что в Холм должен был приехать государь. Его должен был принимать Герман. Лицо зашпаклевали, так что все обошлось благополучно. Сергия же отправили вправлять руку в Брест. После этой истории Сергий поехал в Питер принимать дела Семинарии. Два года он нес это послушание, а затем он стал инспектором Академии. С 1901 года стал ректором Академии. С 25 февраля того же года стал викарным епископом Ямбургским. Начиналась обычная карьера ученого монаха. При наречении Сергий сказал: «Истинный пастырь отрекается от себя ради Церкви Христовой». Это напоминает 1927 год. В бытность ректора Академии он устраивал богословско-философские собрания. Здесь он вел диалог в богоискателями. Нелегко ему было управлять студентами в 1905 году. Однажды он сказал на собрании студентов: «Российская империя может быть сметена надвигающимися событиями, но Церковь погибнуть не может». Он не связывал Церковь с судьбами монархии. В советское же время он говорил, что Церковь может сожительствовать и с безбожной властью. Евлогий вспоминал о настроении Сергия в 1905 году. Чувствовался либерально-оппозиционный дух к монархии. Либеральное настроение Сергия нашло отражение в его поступке. С 1906 года он был архиепископом Финляндским и Выборгским. Он приютил у себя амнистированного шлиссельбуржца Михаила Новорусского.
Сергий отслужил панихиду по лейтенанту Шмидту, которого расстреляли. С 1911 года становится членом Синода. Ведает миссионерскими делами, комитетом по исправлению богослужебных книг. Руководит Предсоборным Совещанием. С 1913 года председательствует в учебном комитете. Здесь Петр Полянский был рядовым чиновником. После революции февраля 1917 года вопреки своему обещанию он вошел во временный Синод. Именно поэтому Сергий не попал ни на Московскую, ни на Петербургскую кафедры. Не видим мы его и среди трех кандидатов в Местоблюстители, назначенных Тихоном. Митрополит Петр тоже не поставил его первым своим преемником. Может сыграло роль уклонение в раскол к обновленцам. Сергий выступал как мастер компромисса.
Сергий был уступчивый, а Петр бескомпромиссный, прямодушный. В отличие от прямого Петра Сергий выступал как мастер компромисса, дипломатии. Но компромиссы Церковь не спасли. Церковная организация была разгромлена. И спасла только война, «второе крещение». Военная ситуация вынудила Сталина отказаться от диоклетиановых гонений и заключить конкордат с Церковью. При постриге одного юноши в Нижнем Новгороде Сергий сказал: «Мы старики уже не те. Мы боимся всего».

РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ В 1945-1958 ГОДАХ.
Тема весьма щекотливая. Шкаровский дает такую периодизацию послевоенной истории. С 1943 –1948 – первый период, второй период – 1948-1953, третий 1954-1958.
Первый период – время максимального благополучия иерархии и патриархии. Ей уделялось наибольшее внимание со стороны правительства. Ей давались на внешнеполитические акции крупные суммы валюты. Это период максимальной внутренней самостоятельности. Открываются новые храмы. 14, 5 тысяч храмов. В этот период создана система духовного образования. Главным вдохновителем образования был митрополит Григорий Чуков. (Это был священник, приговоренный к смертной казни в 1922 г. вместе с Вениамином Петроградским. Но был помилован. В 1920 г. был ректором Богословского Петроградского института. Митрополит Григорий сильно влияет на ряд других дел. Его слушает Алексий Симанский). Были открыты богословские пастырские курсы и Богословский институт. Алексий не доверял старой школе, из которой исходили нигилисты. В 1945, 1958 гг. открыты две духовные школы в Ленинграде, в Одессе, Минске, Луцке, Ставрополе, Киеве, Саратове. Но обещаны были открыть 4 академии и 10 семинарий и даже потом больше в половине епархий. Наше руководство мечтало пригласить профессоров дореволюционного происхождения из за рубежа. В 1948 г. из Новодевичьего монастыря школы переведены в Лавру. Издавался ЖМП с 1943 г. (Введен был с 1934г.) С 1946 г. передаются некоторые храмы и помещения Лавры. Переданы к 800-летию Москвы мощи святителя Алексия. Патриарх алексий в это время находился на отдыхе в Сочи. По приказу Сталина Алексию в его пользование сталинский автомобиль ЗИЗ-110. Патриарх радовался как ребенок. Он очень любил автомобили. Через секретаря Сталин интересовался о его здоровье. Патриарх подумал: не мелькнула ли у Сталина мысль вновь встретиться? Он сказал, что не вполне оправился. В другом письме Карпову писал, «сейчас от отца Колчицкого получил телеграмму, что сегодня патриархия получает ЗИЗ-110», «ура». Это период максимального внимания правительства к Церкви до 1948 г. Некоторые архиереи занимают роскошные особняки, обслуживаемые большим штатом прислуги, ведут широкий образ жизни, живут на широкую ногу, как князья. И главное внимание их сосредоточено на сборе средств в епархиальную казну. Сталин хорошо относился к Церкви, поскольку использовал Церковь во внешней своей политике и за то, что Церковь была патриотической. А в 1948 году произошло резкое падение заинтересованности властей в международных акциях Русской Церкви. Чем это вызвано? Во-первых, крахом средиземноморских планов Сталина. Создано государство Израиль. СССР признает Израиль. За это признание церковное имущество было передано РПЦ. Израиль обманул (он послал одесских коммунистов и коммунисток из евреев создавать государство), переориентировался на Америку. Греция тоже потерпела поражение. Здесь до сего года шла война. Коммунисты-греки оставили страну и перебрались в Среднюю Азию. По смерти Сталина они вернулись на Родину. Греция вступила в НАТО – в антисоветский блок. Потерпел поражение Сталин и в Турции. Турция вступила в НАТО. Поэтому Сталин потерял интерес к Востоку, а следовательно и к Восточным Церквам. Во-вторых, почти завершилась миссия Церкви в странах народной демократии: Румынии, Венгрии, Польше, Чехословакии и Болгарии. В-третьих, неудачей закончились планы создания православного Ватикана, что отразилось в ходе глав и представителей православных автокефальных Церквей в Москве в 1948 году. «Православный Ватикан» – это термин, который употребляет также и патриарх Алексий Симанский. Сталин вознамерился перенести центр православного мира в Москву. Всё делал для этого. В марте 1946 года митрополит Николай писал в совет по делам Церкви о необходимости проведения в Москве Вселенского собора. Сталин одобрил идею. Через 9 месяцев 13 января 1947 Алексий пишет Карпову о проведении с 1по 10 октября 1947 года в Москве собора всех автокефальных православных Церквей в лице их глав. 23 января 1947 года начала работать комиссия по подготовке собора, Намечалось рассмотреть 9 вопросов, главные из которых носили политический характер: отношение к воинствующему католицизму и экуменизму. Готовилась передача подворий Иерусалимской, Антиохийской, Сербской, Александрийской Церквам в Москве, Ленинграде и Киеве. Готовилась выплата денежных подарков валютой этим Церквам. Затем дата была отодвинута, планы стали сразу рушиться. Планировался огромный архитектурный комплекс для МП, который бы вмещал духовные школы, музеи, библиотеки, залы. Но в январе 1947 тяжело заболел и отошел от дел лояльный к СССР константинопольский патриарх Максим. Константинополь не пожелал, чтобы московский патриарх стал вселенским. Его окружение заняло жесткую позицию в отношении СССР. На эту Церковь ориентировались Кипрская и греческая Церкви. От Кипрской пришло письмо с отказом от приглашения на Всеправославный собор. В борьбу за срыв планов активно включился Ватикан. В день пятисотлетия автокефалии Русской Церкви сюда съехались главы Церквей. Приехало 11 делегаций. Иерусалимский патриарх отказался из-за войны и Кипрский тоже. Сербский приехал, несмотря на Тито, который поссорился со Сталиным. Константинопольский и Греческий приехали на празднества, но в работе совещания отказались. Празднества и совещание проходили всю первую половину июля. Не получилось московскому патриарху стать Константинопольским. Однако задача-минимум выполнена восточно-европейские Церкви были сплочены под руководством МП. Конечно, руководство Церкви было благодарно Сталину. Америка про это узнала и всячески пыталась эти планы разрушить. Когда эта операция не состоялась, то Сталин потерял интерес и отвернулся.
И вот она взяла его в руки и начала творить с ним нечто невообразимое. Ему это настолько понравилось и привело его это в такой неописуемый восторг, что ему сразу же пришел в голову второй комплекс причин - внутриполитические причины. Во-первых, переключение внимания Сталина к новому витку внутриполитической борьбы – чистки и репрессии, дело врачей, депортация евреев. Вторая причина – вынужденные уступки части партийного аппарата, непонимающей и не приемлющей послабления Церкви. Третья причина – некоторые кадровые перестановки. Так на горизонте появляется фигура Суслова.
С осени 1948 года до смерти Сталина правительство не разрешило открыть ни одного храма. Участились аресты священнослужителей. В 1948 году был арестован Нестор Камчатский, которого арестовали в Китае. Ему дали десять лет в Мордовии, в Потьме. Будучи в Китае, после победы над Японией, Нестор пришел на прием к главнокомандующему Красной Армией Малиновскому при всех регалиях, царских орденах.
Третий период начинается со смерти Сталина. Это важная веха во всех историях. Начиналась «оттепель». Это время бериевской амнистии. Полит заключенные возвращались домой. Это коснулось и духовных. Возвращались священники и архиереи. Освобожден и Нестор. Ему дали Новосибирскую кафедру. Правил он 9 месяцев. Потом из-за скандала время его правления кончилось. Был переведен на богатую Кировоградскую епархию. Он остался доволен, но часто болел, случались припадки судорог. В эти годы, именно в 1956 году была впервые напечатана Библия и Евангелие общим тиражом 50000 штук. Освобожден был и Мануил Лемешевский, который оставил труд «Каталог архиереев». Началось гонение на монастыри. В августе 1956 года Совет Министров принял решение о передаче Церкви зданий и сооружений ТСЛ. Это не первое решение и не последнее. Число храмов в этот период выросло до 13478 приходов. численность духовенства выросла до 12288 человек.
Четвертый период, 1958-1964 годы. Это начало гонений Хрущева. Резкое сокращение приходов и монастырей, подрыв материальной и финансовой базы Церкви (налогообложение и сокращение в монастыре кадров, типо строителей, дворников) , почти полная ликвидация духовных учебных заведений, жесткий контроль над кадровой политикой Патриархии, давление на различные категории верующих вплоть до полного запрещения подросткам, военнослужащим посещать храм, характеризует этот период.
«Медовый месяц» нашей Церкви, первый период. Число приходов растет. На первое апреля 1946 года было 10546 приходов. На первое января 1947 – 14942 прихода. Это объясняется присоединением униатов Западной Украины. На 1 января 1948 года 14329 приходов. Через года 14477 приходов. Это пик роста приходов при Сталине. Открываются новые духовные школы. Главным организатором и вдохновителем просвещения был Григорий Чуков (министр духовного просвещения). Он разработал проект духовной школы. В 1920 году он руководил богословским институтом в Питере.
Патриарх Сергий не дожил до открытия МДА. В Новодевичьем монастыре были открыты курсы. Патриарх Алексий старался искоренить недостаток дореволюционной духовной школы. Вероятно отказались от открытия Академии и Семинарии на встрече со Сталиным потому, что школа бледнела религиозным духом и только отдельные личности сохранили религиозный дух. Остальные учащиеся были проникнуты светским духом. Среди учащих попадались люди совершенно неверующие. Патриарх хочет создать школу подлинно духовную. Но к этим словам надо отнестись с осторожностью. У Алексия было сильно развито благочестие 16-го века. Это крайнее обрядоверие. В 1945-46 гг. были открыты духовные школы в Ленинграде, в Одессе, в Жировицах, в Луцке, Ставрополе, Киевская, Саратовская. Правительство обещало открыть 4 Академии и 10 семинарий и более того, официальные органы обещали открыть Семинарии в каждой епархии. В 1948 году МДА перебралась в ТСЛ. В 1943 году начал выходить ЖМП. Возвращение мощей преподобного Сергия было в 1946 году. В 1947 году из Кремля были переданы мощи Святителя Алексия. Во время празднования 800 основания Москвы патриарха не было. Он отдыхал на правительственной даче в Сочи. 13 сентября туда прибыл личный секретарь Сталина, чтобы навестить его. Сталин хотел встретиться с патриархом, но из-за болезни Алексия этой встречи не произошло. Карпов писал о жизни архиереев той эпохи: «Некоторые занимают роскошные особняки, обслуживаемые большим штатом прислуги, ведут широкий образ жизни, главное внимание на сборе средств в епархиальную казну».
Т. Чумаченко сообщает, что в 1946 году за широкий образ жизни был отправлен на покой архиепископ Василий Ратмиров, бывший обновленец. Он пришел в военкомат и предложил свои услуги в качестве убийцы Гитлера. Его отправили в Калинин, где он руководил группой подпольщиков на оккупированной территории. Впоследствии он был отмечен патриархией за эту деятельность. Во время войны пользовался заслуженными благами. Кроме того, скомпрометировал себя большой суммой денег, представленной в кассу во время инфляции. В 1947 году на покой был уволен епископ Кировоградский и Чигиринский Михаил Рубинский за несоответствие своему назначению и отсутствию общей культуры и элементарных знаний, необычайному развитию криминальных наклонностей и общей аморальности. За 1947 год патриархия уволила за штат за несоответствие положению 4 епископа.
«Помню, 40-е гг., у нас тоже возрождение, даже более мощное, чем сейчас, открываются храмы тысячами, священнослужители имели возможность и административной и пастырской деятельности. Они начинали с того, что покупали дома, красили заборы в зеленый цвет. Зеленый забор, роскошный дом с злой собакой – жилище священника», - писал епископ Хризостом.
Алексий выступает против Луки Войно-Ясенецкого, который был ненадежным архиереем. Патриарх писал ему о том, что непозволительно открывать воскресные школы для детей. Совет по делам Церкви имел уполномоченных и направлял им свои инструкции в то время, как епископы уже по своей инициативе опережали инструкции Карпова. Архиереи забегали вперед. Патриарх писал Карпову: «От всех храмов города Москвы мне поступают заявления и жалобы о невозможном поведении нищих на паперти, особенно на паперти Богоявленского собора. Церковный совет не имеет возможности сам ликвидировать эти беспорядки. Священники не могут их изгонять. Просим оказать ваше содействие в ликвидации этого печального явления в жизни храмов». Из воспоминаний Свенцицкого. Случай 14 мая 1946 года. «Праздник иконы «Нечаянная радость» в храме пророка Илии в Москве. Была торжественная литургия. Служил Алексий с сонмом духовенства. Кончилась Литургия, возглашено обычное многолетие патриарху. Потом диакон возгласил «стране Российской, властем и воинству ея и первоверховному вождю» и тут случилось невообразимое. Буквально из-под руки патриарха высунулась голова старухи, которая плюнула в диакона и неистово закричала: «Не смейте поминать диавола, христопродавцы!» И продолжала яростно плеваться в диакона. Хор яростно вопил, но заглушить женщину не мог. Спокойным оставался только патриарх. Настоятель стоял белее алебастра. Ему было страшнее всех, так-то он воспитал паству. Наконец женщину уняли. В храме началась давка. Народ устремился к выходу. Храм мгновенно опустел. И как только обошлось без жертв?! Поистине милость Божия. У меня, да и не только у меня было такое чувство, что вот вот подадут автобус и всех нас повезут расстреливать. Когда я рассказал во времена хрущевских гонений об этом опальному митрополиту Николаю Ярушевичу (его Хрущев убрал с поста ОВЦС, а занял его архимандрит Никодим Ротов) он сказал: знал ли об этом Иосиф Виссарионович? Сталин знал. А то, что никого не тронули, говорит о том, что семинарские годы оставались в памяти Сталина.
ХРУЩЕВСКИЕ ГОНЕНИЯ НА ЦЕРКОВЬ.
С приходом Хрущева к власти началась оттепель. Многие вернулись из лагерей, относительная свобода, интеллигенция стала говорить, но власть все прикрыла. Осенью 1956 года наступает реакция. Руководство СССР было напугано Венгерским восстанием. Советские войска подавили этот протест. Началась реакция и в нашей стране. Органы стали проявлять активность.
Начались гонения на монастыри. 16 октября 1958 года принято решение о монастырях в СССР. Монастырям запретили наемный труд, нужно было рассчитать всю обслугу. Уменьшались земельные наделы, увеличились налоги, началась борьба с паломниками. В Горьковской области велась борьба с источниками. Бабушек, подошедших к источникам, обливали из пожарного шланга водой. Налоги увеличили и на приходы. Даниил Остапов – это князь Церкви из мирян. С архиереями он здоровался так: кому давал – пятерню, кому – один палец, кому – три пальца. Так здоровалась аристократия в императорское время. Он был слугой дома Симанских. Остапов, личный секретарь Алексия Симанского, в знак протеста предлагал отказаться от внешней политической деятельности Церкви, не принимать иностранных церковных делегаций, не давать денег на подарки им. Это наносило удар по фонду борьбы за мир, в который входил Советский союз, поскольку СССР предлагалось выйти из фонда. (Флавиан Дмитриюк больше всех отчислял средств в фонд). Остапова привлекли к уголовной ответственности официально за печатание церковной литературы (изготовление венчиков и разрешительных молитв) в патриархии. Остапов был влиятельной личностью при Алексии Первом. Следствие было прекращено, так как Патриарх взял всю ответственность на себя. «Я вечно буду хранить к вам непоколебимую любовь», - говорил Карпову патриарх Алексий за освобождение Остапова. В ноябре 1958 году массовая чистка церковных библиотек. Были приняты меры по прекращению паломничества ко святым источникам, их взрывали, бетонировали, а бабушек поливали из пожарной кишки. Николай Ярушевич добился встречи с руководством Совета по делам религий и в раздраженном тоне, нервничая и возмущаясь, заявил, что с осени 1958 года началось наступление на Церковь, равнозначное гонениям 30 годов. Ярушевич переврал здесь. И заявил, что не может посещать дипломатические приемы и дважды не присутствовал уже на них. Это было начало ссоры с Хрущевым. 20 февраля 1959 года Совет явился сам Патриарх и настаивал на снижении налогов, открытия храмов и хотел бы встретиться с Хрущевым, просьба осталась без ответа. К ноябрю 1959 года было закрыто 13 монастырей из 90. Монастыри были на Западе, восточнее ТСЛ не было ни одного монастыря. В 1960 году намечалось закрыть еще 17 монастырей. 8 октября 1959 года в ТСЛ милиционеры задерживали верующих, и не отпускали по несколько дней, требовали расписок от паломников, что они сюда больше никогда не приедут. В начале декабря 1959 года КГБ приказало профессору Осипову (Фирсов. Апостасия. СПб., 2004.) заявить о своем разрыве с Церковью. В связи с гонениями появились отрекшиеся от Церкви – так называемые апостаты. Еще раньше, в 1959 году вышла брошюра преподавателя ОДС Дулумана, в которой он отрекался от Бога. Отреклось около 200 священников. От Бога отреклись публично протоиерей Дарманский, священники Спасский, Чиртков. Студент III курса МДА благочинный Лавры, игумен Павел Петров подал заявление об уходе из Церкви – инспектор МДА. 16 февраля 1960 г. состоялось публичное выступление патриарха на конференции: «Перед вами представитель Церкви. Теперь эта Церковь подвергается нападкам. Но это ее не смущает». На покой был отправлен Карпов. Прежде всего, пострадал Ярушевич. Его сняли с поста ОВЦС. Его пост занял Никодим Ротов. Патриарх пишет: «Он не хочет из Москвы уезжать. Что мне делать?». «Пускай уходит». Николаю развязали руки. Он выступил на BBC, заявив Голландии о гонениях на Церковь. Он передал и то, что в одном из городов безбожники хотели посадить на престол обнаженную девку. (Эта девка олицетворяла культ разума. Во время Великой французской революции Робеспьер посадил на престол Нотр-Дама девку). Николая вышвырнули, хотя он просился вернуться. Но ему отказали. 13 декабря 1961 г. Николай умер в больнице. Официально объясняли, что умер от перемены условий, так как тот отдыхал в Сухуми. У морга, где было его тело, толпа кричала: «Убийцы». Даже дом снесли покойного. Отпевали в Лавре, где и похоронили. Было перекрыто движение электричек, чтобы москвичи не могли попасть на прощание. Патриарх вышел взволнованный с красными веками. А отношения были между ними небратские.
Репрессии коснулись и других церковных диссидентов. В 1960 г. на Оренбургскую кафедру переведен из Львова Палладий. Арестован Вениамин из Иркутска. Ермоген Голубев отправлен в Жировицкий монастырь без права служения. Всё это санкционировала патриархия по просьбе власти. Ермоген отверг определения архиерейского собора 1961 г. Собор лишил настоятеля Церкви всех полномочий. Выходило так, что священник был наемным рабочим. Он не управлял приходом. На приход назначался человек от советов. Против этого протестовали от силы пять человек. «Собор не был созван, как полагалось бы через послание патриарха. А созван через телеграммы из патриархии. Архиереи были уведомлены о соборе уже в Лавре накануне памяти преподобного Сергия. Собор длился два часа». О не каноничности собора подписалось девять человек.
Запрещалась церковная и частная благотворительность. Это слово было изгнано из обращения, под ним понималось что-то враждебное, буржуазное. Нищие изгонялись с церковной паперти. Инициатором изгнания нищих был сам патриарх. ОН писал в 1951 г. Карпову, что от всех храмов города Москвы поступают жалобы на невозможное поведение нищих на паперти храмах. Церковный совет не имеет возможности сам ликвидировать эти беспорядки среди нищих, а самим настоятелям неудобно изгонять, так как в сознании церковном они – братья христовы. В древней церкви они всегда были, и сами добровольно брали подвиг. Слышится на паперти брань. Стоят женщины с малыми детьми. Много болеющих дизентерией. И тут же можно видеть кровавые следы этих болезней. Просим вашей помощи в ликвидации нищих. Власти, пользуясь этим, изгоняли нищих. Запрещены крестные ходы даже в церковной ограде. Запрещались требы на дому. Закрыто 346 церквей. в 1959 г. 350. В 1961 г. 1390. В 1962 г. 1585 приходов. И препятствия чинились молодежи поступать в духовные школы. Алексий II говорил, что «мы прятались во ржи», отгораживались, чтобы не забрали в военкомат или не посадили в психушку. Из 560 абитуриентов в семинарию 490 отказались. Закрыто пять семинарий из восьми. Встал вопрос о закрытии Ленинградской семинарии и академии. Её назвали гнездом контрреволюции в городе трёх революций. Ленинградский митрополит Никодим Ротов как председатель ОВЦС стал устраивать в ней международные конференции, приглашая католиков, протестантов и иных представителей других вероисповеданий. Он предотвратил закрытие Ленинградской школы. В 1964 г. даже открыли аспирантуру и сектор заочного обучения в МДА. И всё это благодаря находчивому, хитрейшему из хитрых Никодиму. Применялась тактика отрицательной селекции в духовных школах. Власти поставили задачу воспитать красных попов, преданной советской власти. Власти опирались на этих попов и архиереев, так как те были преданы патриотизму государства в годы Великой Отечественной Войны. Советы хотели найти в этих ветеранах верных советскому государству попов. Например, таковым являлся митрополит Николай Кутепов, который был главой общества ветеранов. Студентов как военнообязанных вызывали в военкомат, где сидели двое в штатском и открыто вербовали: «Вы же – не враг, вы – патриот. Но среди ваших товарищей есть и враги. Не могли бы вы докладывать о преподавателях, студентах». Это и есть политика отрицательной селекции.
Запрещены общеобразовательные дисциплины: логика, психология, педагогика, история философии, история русской религиозной мысли. Из МДА уволен преподаватель Ведерников. Исключена литература. Изучалась советская конституция, чтобы будущие священники знали законы и не нарушали их. Её преподавал сотрудник из органов. Закрыли КПЛ в 1961 г., выселив насельников видом ремонта помещения, а не хотевших вынесли. Для закрытия Глинской пустыни выделили 250 милиционеров и 22 машины. Настоящее сражение с 1961 г. развернулось за Почаевскую лавру. Насельников лишали прописки. И таким образом сократили число. Уволены рабочие. Отобрали сад, отняли земли, транспорт. Состоялось избиение паломников. Но помощь Церкви оказали международные организации по правам человека и ООН. И пришлось прекратить дальнейшее наступление. Также защитили Псково-Печерский монастырь и Пюхтицы. В 1962 г. осуждено 1234 человека всех вероисповеданий. Наиболее активными были тогда сектанты, которые открыли подпольные школы. В 1962 г. в выходной день с пасхального воскресения перенесли на понедельник, чтобы не праздновали Пасху. Для крещения младенцев нужно было предъявить паспорт родителей, бабушки, дедушки не могли окрестить. Из-за этого увольняли с работы учителей, врачей. В результате всех этих проскрипций число храмов сократилось вдвое до семи тысяч храмов. А число священнослужителей также. К середине 1960-х гг. осталось 19 монастырей. Верили, что монастырям наступил конец как историческому институту. Известный историк атеизма Зыбковец писал, что «всего в СССР в начале 1970-х гг. действовало 11 монастырей. Институт монашества в нашей стране переживает финальную стадию. Заканчивает свою тысячелетнюю историю. Этот факт имеет глубокий социально-этический смысл. И свидетельствует о победе социализма. В социалистическом обществе монашество- анахронизм». Хрущев объявил войну Церкви. Он был убежден, что церковь в его царствование исчезнет, потому что он объявил дату 1980-х гг. победой коммунизма. В 1959 г. состоялся XXI съезд КПСС. Он принял семилетку развития хозяйства. А в 1961 г. состоялся XXII съезд, на котором была принята программа строительства коммунизма. При нём начался «штурм небес», а всё закончилось его личным политическим фиаско. Гонения прекратились с момента снятия Хрущева 14 октября 1964 года с политического олимпа.
Архиерейский собор 18 июля 1961 г.
Собор длился 2 часа. Весь собор состоял из доклада патриарха, Пимена и открытого голосования. Главным разработчиком устава был ренегат (предатель) профессор Осипов. За четыре месяца до его созыва в совет по делам религии приглашены были четверо: Алексий Симанский, Пимен Тульский (Извеков), Никодим Ротов Ленинградский, Крутицкий и Коломенский Петр (Свиридов). Председатель совета по делам религии Куроедов, принявший иерархов, заявил о необходимости церковных реформ. «Создавшееся положение с управлением религиозных общин вызывает недовольство со стороны верующих. Тем более, что в нашей демократической стране, в которой управление осуществляется народом, диктаторская власть одного лица не допустима. Надо, чтобы во главе общины был исполнительный орган». Поэтому нужно было устранить священника от управления и передать управление церковной общине. Так появились старосты в лице бабушек, а еще лучше отставных офицеров, чекистов. А батюшка был как наемный для отправления службы. Против постановления собора восстали Ермоген Голубев и еще восемь архиереев. Они составили послание патриарху с просьбой на соборе пересмотреть это нелепое с канонической стороны постановление.
Состоялся в ТСЛ. Доклад сделал Пимен (Извеков). Настоятели с клириками устранялись от участия в приходском собрании и приходском совете. Хозяйственное и финансовое попечение возлагалось на приходской совет или собрание во главе со старостой. Этот же собор одобрил вступление нашей церкви во Всемирный Совет Церквей. С 1959 г. наблюдатели нашей Церкви участвовали в работах ВСЦ. Во имя мира РПЦ вступила в эту всемирную организацию церквей. Ермоген Голубев: «ВСЦ представляет собой антиканоническое явление».

Патриарх Алексий I Симанский (1877 – 1970)

Его аристократический род известен с 17 века. Таких дворян называли столбовыми или потомственными. Столбовые от слова столбцы, которые располагались на листе. То есть эта фамилия из древних книг.
Литература: Православная энциклопедия; Воспоминания митрополита Питирима Нечаева «Русь уходящая»: Краснов-Левитин «Лихие годы»; Очерки по истории Церкви» Краснов-Левитин; «Письма патрирха Алексия к Карпову» в 2-х томах.
Родовая вотчина находилась на псковщине: Островский уезд при реке Великая. Отца патриарха, Владимира, В. О. Ключевский готовил в Московский университет. Отец служил в канцелярии московского губернатора, потом в воспитательном доме. Рано ушел в отставку 38 лет, получив придворное звание камергера. Камергеру давали ключ ко двору. Получить ключ значит получить высокое придворное место. Со времен Екатерины II для камергера введена особая регалия – золотой ключ. «С ключом, и сыну смог умел ключ доставить» - Пушкин. Камергера прикомандирован прижизненно к канцелярии Синода. Камергер Владимир был товарищем обер-прокурора Саблера.
С 1888 г. Сергей (Алексий I) Симанский учился в Лазаревском привилегированном институте восточных языков два года. В 1891 г. 14 лет перевели его в закрытое аристократическое учебное заведение императорский лицей памяти цесаревича Николая Александровича. Здесь на него сильно повлиял учитель закона Божия отец Иоанн Соловьев, которому воспитанник открыл желание принять монашество и поступить в МДА, где учились дети сельских попов. Лицеистов звали белоподкладочниками за белую шелковую подкладку шинели, чтобы видно было, что всегда новая шинель. Они подкатывали лихо на «дутиках» к лицею. Вот таким был щеголем будущий патриарх. Вот почему Алексий любили правительственные машины. Родители потребовали, чтобы он окончил университет. И с 1896 г. 1899 г. Сергий Владимирович учился на юр. факе в Московской университете, а жил в лицее, поскольку мать была больна и несколько лет родители проживали в Италии, а сына нужно было куда-то девать. Научным руководителем и консультантом был
Камаровский – зав кафедрой международных отношений. По его совету Сергей избрал тему диссертации «Комбатанты и некомбатанты в военное время». Комбатанты – военные. Некомбатанты – военнообязанные (медбраты, к примеру). Нес военную службу в гренадерском полку, не живя в казарме, а у бабушки. В 1900 г. уволен в отставку в чине прапорщика в запасе. В том же году он – студент первого курса МДА. Воспоминание товарища по лицею Камаровской: «Среди товарищей брата выделялся один красавец. Способный, много думающий, из хорошей семьи. Он говорил, что поступил в МДА и принял постриг ради карьеры». В академии его взял под свое покровительство ректор Арсений Стадницкий и оставался буксиром в его монашеской карьере, то есть тащил его всегда за собой. Ректор близко сошелся и с его отцом – ответственным чиновником Синода, переписываясь с ним и нанося визиты в Петербург отцу. Владыка сделал его своим первым иподиаконом. В 1902 г. совершил постриг, в том же году рукоположил в иеродиаконы. В день памяти митрополита Петра Московского у раки преподобного Сергия рукоположил его в иеромонахи. Но Арсения переводят на кафедру Псковскую. Алексий остался без своего мецената. «Господствующие в современном нравственно-правовом сознании понятия перед судом митрополита Филарета» - кандидатская. В 1903 г. Алексий назначен инспектором Псковской семинарии. Руководить духовной школой в начале 20 века было чрезвычайно сложно. Духовная Цусима. В 1906 г. его назначают ректором Тульской семинарии. Н. Н. Глубоковский писал, что на ректора в Туле совершено покушение. Молодой ректор писал своему наставнику Арсению, что «дела по семинарии меня тяготят, ибо я никогда не чувствовал расположение к педагогике». А теперь сколько не трудись в нашей разнузданной семинарии, всё бесполезно. Молодой ректор хотел бросить педагогическую деятельность, но прислушался к совету своего наставника не поддаваться. В 1911 г. Арсений снова взял его к себе в Новгородскую епархию на должность главы Новгородской семинарии. Около полутора лет он тянул лямку бурлака (преподавателя), а в 1913 г. наконец последовал указ Синода о возведении Алексия во епископа Тихвинского. Он был вторым викарием у Стадницкого. Хиротонию его возглавил Антиохийский патриарх Григорий IV, приглашенный в Россию на прославление патриарха Гермогена. Григория щедро оградили, так что он смог прокормить тысячи человек в Африке. Императрица, посетившая тихвинские торжества, писала: «Очень изящен молодой епископ – бывший лицеист». В газете «Колокол» родственник Алексия Евгений Поселянин приветствовал в лице молодого епископа аристократа: «Архиерею аристократу легче будет договориться с губернатором, чем сыну дьячка». В синоде у нас заседали сыны мелких попов, дьячков, в то время, как сыновья протоиереев учились в университетах. Никодим Ротов: «Патриарх Алексий робкий человек. Он – аристократ, барин, который смотрит на Церковь, как на свою вотчину. На архиереев смотрит свысока». «В нем сочетание сибаритства (роскошь) с затаенным фанатизмом. ОН любит хорошо поесть, остр на язык. Но с другой стороны предан постам и влюблен в благочестие 17 века. Он очень умен, и не может лавировать, то есть вилять», - писал ренегат Осипов чекисту. В 1922 г. после ареста митрополита Вениамина Петроградского снял отлучение с Введенского, и тем самым опорочил себя. Тем не менее Алексий был отправлен в ссылку в Среднюю Азию до 1925 г. Подписал декларацию Сергия и был членом Синода. Многие видели в нем предателя. В 1932 г. в числе четырех синодалов возведен в сан митрополита. В 1935 г. после закрытия Синода остался в числе четырех митрополитов. В годы ВОВ был в осажденном Ленинграде. А в сентября 1943 г. был на приеме у Сталина в числе трех митрополитов. По смерти патриарха Сергия феврале 1945 г. Алексий был избран патриархом. Умер в 1970 г. Жил, как он сам говорил, неприлично долго. 93 года. В 1908 г. Синода разрешил духовным вступить в «Союз русского народа» и более тридцати епископов и сотни приходских священников вступили в него, в том числе и Тихон Белавин. В Туле Алексий возглавлял местное отделение «Союза русского народа». Но изменилась ли позиция Алексия к Сталину. «От лица церкви и своего выражаю глубокое соболезнование по поводу смерти незабвенного Сталина, строителя счастья народа. С чувством любви Церковь наша возглашает вечную память», - и это писал председатель монархической партии «Союза русского народа». Еще красноречивее звучит верноподданническая речь Алексия по поводу его поставления в патриархи: «В этот ответственный для меня момент жизни я ощущаю потребность выразить вам дорогой Иосиф Виссарионович и мои личные чувства. В предстоящей мне деятельности я буду неизменно и неуклонно руководиться теми принципами, которыми отмечена деятельность покойного патриарха: следование канонам, с одной стороны, служение Родине, с другой. Действуя в полном единении с советом по делам РПЦ». Это речь низка для такого аристократа. Это дрожание мышей перед котом. Мы возвратились в дореволюционную Россию, когда прогибались под властью. Вот что писал Алексий Луке Войно-Ясенецкому. Патриарх призывал неуправляемых к сдержанности. Он упрекает Луку за попытку в организации воскресных школ. Сколько же будет поводов для обвинения в контрреволюционных выступлениях. Алексий не допускал организации религиозной пропаганды. Карпов: «В отличие от Луки, Григория Чукова, Мануила Лемешевского руководство Церкви беспрекословно проводят в своей деятельности предложения и советы отдела. Часто согласовывают документы и вопросы с нами». Профессор Осипов: «Воля Сталина дала Церкви новый устав, в котором отменялись демократические наметки построения приходской жизни. Воля правящей клики в РПЦ выбрала заранее кандидатов. Идеалом Алексия была сильная Церковь 17 века с «великим государем» - патриархом. Наиболее влиятельным человеком был Данилушка Остапов, который был министром финансов (он его сравнивает с Распутиным). Патриарх называл еврейчиков «жидами». Как попадало армянам от патриарха».
Поместный собор 1971 г.
«Воспоминания архиепископа Василия Кривошеина».
17 апреля 1970 г. после инфаркта отошел ко Господу Алексий. В каком положении покойный оставил Церковь? Из доклада Куроедова на всесоюзном совещании уполномоченных совета со всех епархий: «К 1972 г. у нас было 7214 православных храмов. Из них около тысячи не действовало и более 1100 не действовало служителей культа. В 1962 г. крещено только 30,7 % детей. А в 1971 г. крещено 20,6 %». Ермоген Голубев: «Управляющим епархии являлся не архиерей, а уполномоченный. А архиерей же у него был как бы старшим уполномоченным». Местоблюстителем пока стал старейший по хиротонии Пимен Извеков. Надо было созвать собор для выборов нового патриарха. 25 июня 1970 г. Синод издал постановление о созыве Поместного собора. Комиссия по подготовке разработала нормы представительства клириков и мирян. Теперь стали: архиерей, клирик и мирянин. Комиссия подготовила материалы к Собору. В канун Собора 28 мая 1971 г. состоялось архиерейское совещание, которое наметило (впрочем, как и всегда) кандидаты в патриархи. На соборе предстояло утвердить постановления собора 1961 г. На совещании против этого выступили Василий Кривошеин, архиепископ Брюссельский, архиепископ Павел Новосибилский, архиепископ Вениамин Иркутский, архиепископ Феодосий Ивановский и архиепископ Астраханский Михаил. Обсуждалась кандидатура патриарха. Большинство высказались за митрополита Пимена – управ делами патриархии. Альтернативой ему мог быть митрополит Никодим Ротов, но он, по мнению большинства, молод и слишком много уделял внимание католицизму, излишне часто афиширует отношения с папой. Советские власти поддерживали Пимена. Накануне отъезда архиереев на собор с ними встречались уполномоченные, рекомендовавшие настойчиво Пимена. Окончательную ясность внесла статья Алексия Редигера в ЖМП. Павел Новосибирский предлагал несколько кандидатур по примеру 1917 г. Он, а также Вениамин, Феодосий, Михаил выступили против решения Собора 1961 г. К ним присоединились иностранцы-архиереи, не имевшие советского гражданства: Антоний Сурожский, Дионисий Роттердамский. 30 мая 1971 г. открылся собор в ТСЛ. Всего 236 человек. 310 с зарубежными гостями. Прямым и открытым голосованием (вопреки демократическим правилам Собора 1917 г.) патриархом избран Пимен Извеков, как и в 1945 г. Это были выборы без выборов. Это глумление, насмешка. В зарубежной отмечалось, что иеромонах Пимен провел большую часть 1930-х гг. в истребительно-трудовых лагерях, как назвал Солженицын вопреки исправительным. Это не могло не отразиться на его личных ткачествах: покорность. Оставшись церковным человеком, он растерял стойкость и мужество, и стал безвольным, безгласным. Кроме того, ставилось под сомнение и его монашество. Когда он был полковником, он скрыл иночество или отказался от него». Постановлено признать автономию Японской, Финляндской, Американской Церквей рядом поместных Церквей. Собор издал деяние об отмене клятв на старые обряда и на придерживающихся их. Это означало, что все обряды равночестны и равноспасительны. Собор обсуждал письмо священника Гайнова и мирян Феликса Карелина, Льва Регельсона и Виктора Капитанчука, которое резко критиковало кроме Никодима и других. С другим посланием обратился иеродиакон Варсонофий Хайбулин (учился вместе с Юдиным, сейчас игумен в Гусь-Хрустальном). Они указывали на нехватку храмов, священников, учебных заведений, Киево-Печерской Лавры, Дивеевской женской обители. Требовали предоставления юридического лица церкви монастыря. Ограничить произвола уполномоченных. Требовали права преподавания закона Божьего. Критиковал экуменизм. Собор отметил возвращение греко-католиков униатов в православие Галиции, Закарпатья. До собора Никодим хотел образовать церковный суд по поводу Карловацкой Церкви, чтобы ее клир лишить сан и отлучить церковное общение. А 17 мая 2007 г. РПЦ и РПЦЗ воссоединились. Собор завершился просмотром в Большом театре антицерковной постановки «Сказка о попе и работнике его Балде». Так плюнули в лицо Церкви. Только несколько человек ушли из театра.
Началось сближения государственной религии с традиционными конфессиями. Складывался конкордат государства с руководителями конфессий. Церкви давалось право на существование в магическо-обрядовой форме в обмен на отказ от проповедей в миру, от благотворительности, от воспитания детей при полной поддержки государством.
Некоторые архиереи не попали на Собор. Так, например, Никодим сообщил Василию Кривошеину, что Павел Новосибирский обварился кипятком. На самом же деле его несколько раз специально задерживали. А когда он отправился в Москву, почувствовал ожоги. Врачи же сообщили ему, что его пытались отравить химическими веществами, невидными вооруженным глазом.


























 Шамиль (1797 – 1871) – предводитель кавказских горцев, в 1834 г. признанный имамом теократического государства – Северокавказский имамат, в котором объединил горцев Западного Дагестана и Чечни, а затем и Черкессии. До заключения мира при штурме Гунниба 1859 г. князем Барятинским вел борьбу против России. Перевезенный в Калугу, получил разрешение совершить хадж в Мекку, где и умер.
 Дервиш – «странствующий бедняк, отгоняющий духов» - мусульманский аналог монаха-аскета.
 Кряшены – этноконфессиональная группа в составе татар волжского и уральского регионов, исповедующая православие.
 Яковлев Иван Яковлевич (1848 – 1930) – чувашский просветитель, православный миссионер, организатор народных школ, создатель чувашского алфавита и первых учебников чувашского языка и русского языка для чувашей.
 Ориентализм – определенная тенденция в проявлениях той или иной культурной традиции (литература, живопись, история и этнографические концепции), опирающаяся по ряду признаков на экзотические относительно самой этой традиции особенности, свойственные восточному мировоззрению.
 Александр Касимович Казем-Бек (1802 – 1870) – ученый востоковед, первый декан факультета Восточных языков СПбГУ.
 Медресе – «место, где изучают», мусульманское учебное заведение, выполняющее роль средней школы и духовной семинарии, после окончании которого можно поступить в университет.
 Шейх – титул правителей княжеств на Востоке, глав мусульманских сект и дервишских орденов.
 Драгоман – переводчик при дипломатических консульствах преимущественно в странах Востока.
 Василий Васильевич Радлов (Вильгельм Фридрих) (1837 – 1918) – российский востоковед – тюрколог, этнограф, археолог и педагог немецкого происхождения.
 Евгений (Казанцев), ариепископ (1778 – 1871).
 Иоганн Арндт (1555 – 1621) – немецкий лютеранский богослов и религиозный писатель. Знаменита его книга «Об истинном христианстве». В идее истинного христианства, по Арндту, сливаются вера и жизнь, оправдание и освящение. В живом единстве оно сочетает протестантскую ортодоксию и мистицизм.
 Екатерина Филипповна Татаринова (1783 – 1856) – российский религиозный деятель 19 в., организатор общества «духовных христиан» в аристократической среде Санкт-Петербурга. Это течение русского религиозного сектанства, берущего начала в православии. Для «духовных христиан» характерно аллегорическое толкование Библии, отрицание сложной церковной обрядности, близость к народной традиции (в том числе песенной).
 Квакеры – это сектанты, название которых происходит от английского глагола to quake, что значит «трястись» (17 в.). Версии происхождения: 1) основатель Джордж Фокс, который на заседании суда призвал судью трястись перед Богом, тот назвал Фокса «трепетуном». 2) квакеры тряслись во время богослужений при снисхождении Святого Духа. 3) духовное трепетание перед Богом.
 Молокане – секта, имя которой связывают рекой Молочной в Мелитопольском уезде, куда ссылали молокан: другие – с непризнанием постов и употребления в пост молока, третьи – с предпочтением пить молоко в тюрьмах, поскольку эта пища приготовлена без свинины. Молокане указывают свое происхождение с цитатой из первого послания апостола Петра: «как новорожденные младенцы возлюбите чистое словесное молоко».
 Агапит Томский (1793 – 1854). Томский епископ. Под влиянием Филарета Дроздова обер-прокурор Протасов поручил Иннокентию Вениаминову, еп. Камчатскому при поездке через Сибирь на Камчатку собрать и доставить сведения о причине жалоб на Агапита. Местный народ не поддерживал энергичные попытки Агапита ввести в епархии порядки, установившиеся в Европейской России. По собственному желанию был уволен на покой. Назначен членом Московской Духовной Синодальной конторы, будучи членом которой состоял во главе следственной комиссии по делу Павского.
 Василий Вербицкий, протоиерей (1827 – 1890) – миссионер Алтая, нижегородец, этнограф, лингвист, изучавший народ Алтая и Хакасии.
 Владимир Петров, архиепископ (1828 – 1897) – епископ Бийский, викарий Томской епархии. С 1889 г. по 1892 г. был епископом Нижегородским и Арзамасским. Крестил 406 человек. Присоединил из старообрядчества 6679 человек. В Бийске открыл женское духовное училище.
 Шелихов Григорий Иванович (1749 – 1795) – купец, мореплаватель, один из основателей Русской Америки. Он был первым пришельцем, основавшем в Бухте Трех Святителей 1784 г. первое русское поселение в Америке.
 Кадьяк – американский остров площадью в 9, 300 км2, расположенный у южного побережья Аляски. После продажи Аляски в 1867 г. остров перешел во владение США,
 Иоасаф Болотов, святитель (1761 – 1799) – православный миссионер, епископ Кадьякский.
 Тлинкиты (колоши, тлингиты)  индейский народ, проживающий на юго-востоке Аляски и прилегающих частях Канады. Самоназвание  тлингит, возможны варианты: лингит, клинкит, означает «человек, люди».
 Архимандри
·т Пе
·тр (в миру Павел Иванович Каменский; 1765, село Каменки, Макарьевский уезд, Нижегородская губерния 17 (29) мая 1845) русский православный миссионер, ориенталист, начальник 10-й российско-императорской миссии в Пекине.

 Граф Карл Васильевич Нессельроде (при рождении Карл Роберт фон Нессельроде 2 [13] декабря 1780, Лиссабон 11 [23] марта 1862, Санкт-Петербург) российский государственный деятель, канцлер, занимал пост министра иностранных дел Российской империи дольше, чем кто-либо другой.
 Митрополи
·т Серафи
·м (в миру Стефан Васильевич Глаго
·левский; 1757, Калуга 17 (29) января 1843) епископ Православной Российской Церкви; с 19 июня 1821 года Новгородский, Санкт-Петербургский, Эстляндский и Финляндский, первенствующий член Святейшего Правительствующего Синода. 19 июня 1821 17 января 1843 – митрополит Московский.

 Князь Пётр Сергеевич Мещерский (июль 1778 (или 1779) 1 января 1857 Санкт-Петербург) российский государственный деятель, действительный тайный советник; обер-прокурор Святейшего Синода.князь Пётр Сергеевич Мещерский (24 ноября 1817 2 апреля 1833. )

 Арман Эммануэль София-Септимани де ВиньеродюПлесси, граф де Шинон, 5-й герцог Ришельё, 25 сентября 1766, Париж 17 мая 1822) французский аристократ, после Великой Французской революции поступивший на русскую службу и в 18041815 гг. занимавший должность генерал-губернатора Новороссии и Бессарабии. В России его называли Эммануил Осипович де Ришелье. Считается одним из отцов-основателей Одессы, где ему в 1828 г. поставлен памятник.

 Митрополит Евге
·ний (в миру Евфи
·мий Алексее
·вич Болхови
·тинов; 18 (29) декабря 1767, Воронеж 23 февраля (7 марта) 1837, Киев) епископ Русской православной церкви, митрополит Киевский и Галицкий, церковный историк, археограф и библиограф. По поручению митрополита Новгородского Амвросия составил «Всеобщее хронологическое обозрение начала и распространения духовных российских училищ», основу последующей реформы системы духовного образования в России.

 Жак Бени
·нь Боссюэ
· (27 сентября 1627, Дижон 12 апреля 1704, Париж) знаменитый французский проповедник и богослов XVII века, писатель, епископ Мо.

 Антуан Франсуа Клод Ферран (17511825) французский публицист и политический деятель.

 Магницкий, Михаил Леонтьевич, 17781835, сначала сотрудник Сперанского, сосланный одновременно с ним в Вологду, затем приспешник Аракчеева и кн. Голицына, 181926 попечитель казанского уч. окр., реформировал казанск. университет в обскурантском духе и был отставлен за полное падение универс. и за растрату казенных денег. Писал стихотворения и статьи в альманахах и журналах, ряд доносов.

 Фёдор Алекса
·ндрович Голуби
·нский (22 декабря 1797 [2 января 1798], Кострома, Российская империя 22 августа 1854, Кострома, Российская империя) священнослужитель Православной Российской Церкви, протоиерей; русский философ, богослов, профессор Московской духовной академии. В своих работах стремился к обоснованию теизма. Оказал влияние на русскую религиозную философию XIX века.













Приложенные файлы

  • doc 11118852
    Размер файла: 2 MB Загрузок: 0

Добавить комментарий