Светлана Арро Игорь Белов Ян Бруштейн Виктор Голков Олег Горшков Алексей Засыпкин Виктор Коллегорский Светлана Ла Станислав Ливинский Виталий Науменко Дмитрий Плахов Павел Сердюк Тим

ВОЛОШИНСКИЙ КОНКУРС: ШОРТ-ЛИСТ
9-й открытый Международный литературный Волошинский конкурс ШОРТ-ЛИСТ ПОЭЗИЯ «От римских блях и эллинских монет до пуговицы русского солдата...» - номинация журнала «Сибирские огни» Светлана Арро Игорь Белов Ян Бруштейн Виктор Голков Олег Горшков Алексей Засыпкин Виктор Коллегорский Светлана Ла Станислав Ливинский Виталий Науменко Дмитрий Плахов Павел Сердюк Тим Скоренко Алексей Сомов Борис Херсонский Александр Чернов Дмитрий Шабанов


Стихи,представленные на конкурс и вошедшие в шорт –лист
РАСПАД
Виктор Голков
1 Всё затрещало, накренилось и разорвалось поперёк. А может, это божья милость, что Тютчев некогда предрёк? Вот рухнул оползень огромный, и суть истории ясна. Но плачет человек бездомный, не зная, в чём его вина. Виновен в том, что существую, а потому – огнём крести за то, что обладаю всуе надеждой в стиснутой горсти 2 Революции голос картавый прошептал, что покой – это бред. И заполз в наши легкие ржавый, наркотический дым сигарет. И повсюду охотничьей дичью мертвецов запестрели тела, потому что грозит обезличье и застывшая твердь тяжела. И сочилась с огарка на скатерть капля воска в столетие раз, и косилась в тоске богоматерь закопченными пятнами глаз. 3 Я жалкий наблюдал распад под мрачной сенью гегемона: как семь десятков лет назад ревела древняя колонна. Беззвучно разевая рот, гасил огни зрачок-локатор. Землей облепленный, как крот, еще один вставал диктатор. И запах разложенья рос, к ноздрям подкрадывался ближе. А кто-то целовал взасос его ботинки в клейкой жиже. 4 Свободы страшное лицо явило бледность восковую. Стоят народы вкруговую, друг друга заключив в кольцо. Стучат огромные сердца, чернеют братские могилы, и рвутся мировые силы разъять друг друга до конца. И опаленная душа коросту страсти обдирает и все никак не помирает, горючим временем дыша. 5 Опять перечеркнуло плечи ружьё, зовущее к борьбе. И смысла нет уже в наречье, красивом флаге и гербе. Когда весеннею порою, в семнадцать или в пятьдесят, смерть уж не кажется игрою, и листья траурно висят. Но всё логично, как на бойне, должно свершиться без помех. Лишь жертва может быть достойней, правдивей и честнее всех. 6 Вот лицо, облепленное мухами, на экране – мелкий штрих войны. Обросла чудовищными слухами, и они поистине верны. Где-то там, за чёрными болотами, расстелила густо-синий чад. И вовсю стрекочет пулемётами в час, когда кузнечики молчат. 7 Нас крестила перестройка люто, погружая каждого во тьму, и осколки страшного салюта догоняли всех по одному. И острее запаха помойки, нищеты, что над землёй летел, был угрюмый воздух перестройки, сладкий дух непогребённых тел. А свободы едкая отрава всё мутила головы, как хмель, и лежала мёртвая держава, как в прорехах грязная постель.



Приложенные файлы

  • doc 11080609
    Размер файла: 33 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий