Отзыв. После выхода книг «Очерк истории татарского дворянства» Еникеева С.Х. (1995, 2007, 2012 гг.), «От служилых Биплан «Кудашев-1» — ферменный биплан с передним рулём высоты и хвостовым


Кудашев Р.Ш., Габдуллин И.Р.
ИСТОРИЯ
РОДА
КНЯЗЕЙ КУДАШЕВЫХ
Уфа – 2013
Н а у ч н ы й р е д а к т о р:
кандидат исторических наук С.В. Думин

Кудашев Р.Ш., Габдуллин И.Р.
История рода князей Кудашевых. Уфа: …, 2013. – … с.
Книга посвящена истории татарского княжеского рода Кудашевых. Большой объем фактического материала впервые вводится в научный оборот и представляет значительный интерес не только в краеведческом плане, но и в рамках обогащения истории как Мордовской республики и Пензенской области, так и Республики Башкортостан. Ценными являются также разнообразные документальные источники, публикуемые в работе.
Предназначена для историков, этнографов, краеведов, а также тех читателей, которые интересуются историей дворянского сословия.
Предисловие
Одной из приоритетных тем российской генеалогии является изучение истории аристократических родов, представителей привилегированных сословий. Занимаясь генеалогическими исследованиями, легко обнаружить обилие литературы и публикаций источников по княжеским родам. Создается представление, что эта часть российского дворянства изучена достаточно глубоко, имеется возможность аналитического исследования. Однако это обилие кажущееся. В силу исторических, географических, геополитических обстоятельств Россия с XVI в. формировалась как многонациональная страна. Этот курс был продолжен в XVIII – начале XX в. Он был связан с процессом формирования России как многонациональной империи, в работах историков сложилась трехступенчатая схема этого процесса. Вначале проходило присоединение народа, как установление российского подданства, возможно и номинального, затем шла постепенная инкорпорация в структуры государства, и завершающая ступень – ассимиляция. Поскольку государство опиралось в проведении имперской политики на местную аристократию, то она в первую очередь инкорпорировалась в его институты, становилась частью политической, военной, культурной элиты, являлась опорой политики правительства в регионе.
И вот здесь, исследователя ожидают большие лакуны, возникают противоречивые выводы, начинаются поиски новых методов работы с источниками, и в какой-то мере переосмысление уже известных, связанные с выявлением новых групп российской аристократии, характерных для нее исторических и генеалогических источников.
Такой малоисследованной темой является история татарских княжеских родов, а в целом татарского дворянства, служилых татар верой и правдой служивших России с XVI в. Часть из них в имперский период получила дворянство, была признана в княжеском достоинстве, часть оставалась земледельцами, находилась в военно-служилом сословии «мещеряков». Все они оставались верны своему Отечеству, своему выбору, своему делу. Вместе с остальными народами России они пережили трагедию революционных переворотов и Гражданской войны, всех их, невзирая на дворянское или крестьянское положение перемалывали жернова сталинских репрессий, а некоторые из них вкусили горький хлеб эмиграции… Вместе со все страной они выстояли и победили в Великой Отечественной войне, создали мощное государство.
Так сложилось, что в современном информатизированном обществе история стала развиваться по двум направлениям. Это устоявшееся, авторитетное научное изучение прошлого которым занимаются профессиональные историки, и история пишущаяся любителями – краеведами, исследователями фамильной истории, публицистами. В какой-то мере существует обособленность этих двух групп. Историки-краеведы грешат доверчивостью к непроверенным публикациям, отсутствием источниковедческого подхода к документальным источникам, берут на веру любую информацию. Все это ведет к искажению предмета исследования, и в конечном результате созданию фантастических историй. Для публицистов, постмодернистский дискурс позволяет легко осовременивать историю, переворачивать ее, что напрямую ведет к мифологизации прошлого. Разумеется такой подход неприемлем. Общество нуждается в объективном показе прошлого, без приукрашивания, но и без стирания деталей эпохи. Пример социологизированной истории страны, в которой присутствовали «массы трудящихся», «вожди пролетариата», «контрреволюция», «эксплуататорские классы», и пресловутая «руководящая роль партии», а отсутствовал человек, отсутствовали народы, уже известен и давно пережит.
Обращение Р.Ш. Кудашева и И.Р. Габдуллина к истории татарского княжеского рода Кудашевых представляет собой одну из работ посвященных истории национальной (татарской) аристократии как части общероссийской, истории малоисследованной, истории позволяющей выявить, в том числе и на основе генеалогического исследования, как протекали интеграционные процессы в Поволжье и на Южном Урале, каким образом формировалась Российская империя. Ведь именно тогда, закладывались в ментальность народов Урала-Поволжья многие основы того, что сейчас называют межнациональным миром и согласием.
Работа интересна тем, что проблема «противостояния» академической науки и любительского подхода к истории (генеалогии рода) здесь удачно решена написанием в соавторстве научно аргументированного, опирающегося на огромный массив источников текста. Своеобразной «проверкой на мифологизацию» стала Родословная князей Кудашевых, фрагмент которой авторы начали, опираясь на источники, с XVI в. Обычно, среди «псевдоисториков» принято такого рода родословные начинать с XII, а то и с X в. – на вопрос, а откуда у вас такие сведения, обычно слышится пояснение, что «письменных источников конечно нет, но по некоторым данным, нам кажется…», или так: «мой коллега был в архиве Ватикана и там видел в одной книге, но как вы знаете, туда никого не пускают, имени не скажу, это тайна…».
Материал в целом о мишарях (прежнее название – мещеряках) во многом является новаторским, авторы собрали, и что важно, проанализировали всю наиболее серьезную литературу по данному вопросу.
История Кудашевых – крестьян, сама по себе, постановка новой темы. И это касается не только данного рода. Для Башкирии такое положение характерно. Например, Ветошниковы, известный уфимский дворянский род имел и недворянское колено. Изучение материального положения, горизонтальных связей таких родов, комунникационной среды, может вывести на новые уровни познания прошлого.
История рода Кудашевых в книге не прерывается на событиях революции. Может быть, было бы полезно, в будущем, собрать материал и дать отдельный очерк о Кудашевых в эмиграции.
В книге подробно рассмотрен советский период, особенно Гражданская война и предвоенные годы, как видно из текста трагедия сталинского социализма никого не обошла мимо.
Большую ценность имеют приложения. Отдельное положение в нем занимает замечательный очерк И.Р. Габдуллина о татарских мурзах в Башкортостане, весьма полезен биографический словарь, скорее опыт биографического словаря, а также материалы, связанные с представителями рода Кудашевых на фронтах Великой Отечественной войны.
«Любительскую», мемуарную часть книги о Кудашевых XX в. представляют воспоминания и дневниковые записи различных представителей рода. Это интересные детали родового быта, родственных взаимоотношений, детали истории советского общества, ступени становления личности.
В общем можно считать, что работа о роде князей Кудашевых написанная двумя истинными «ревнителями истории», истории отдельной фамилии, а на самом деле истории России, ее людей – генерала, героя Отечественной войны 1812 г. и крестьянина, Народного артиста России и врача, ученого-геолога и простого сельского учителя, история воинов и тружеников достойна внимания читателя.
Член Комиссии по государственной символике
при Президенте Республики Башкортостан,
профессор Академии военных наук, к.и.н. Р.Н. Рахимов
ОГЛАВЛЕНИЕ
Предисловие
Введение
На мещерской земле
Родословная князей Кудашевых
Переселенческая эпопея (вторая половина XVIII – начало XIX веков)
На новых землях: деревни Буздяк, Шланлыкулево, Уйбулатово (XIX – начало XX веков)
В советское время
Кудашевы сегодня
Приложения:
Биографический словарь
Татарские мурзы в Башкортостане (Габдуллин И.Р.)
Беханиды (Акчурин Р.У., Габдуллин И.Р., Кашаев Ш.Ш.)
Да были люди в наше время (Кудашев Р.Х.)
Для развлечения, для мечты, для сердца… (Кудашев Р.Х.)
Из воспоминаний Г.Ш. Кудашевой
Воспоминания о моей бабушке (энкай) (Ф.А. Кудашева-Зайнуллина)
Воспоминания об отце (Ф.А. Кудашева-Зайнуллина)
Будем знакомы – Ринат Кудашев (Мухамадиев Р.С.)
Мой отец – Хусаин Кудашев (Кудашев Р.Х.)
Они не вернулись из боя. Списки погибших в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов
Списки вернувшихся с победой
Герои тыла
Источники и литература
Отзыв
После выхода книг «Очерк истории татарского дворянства» Еникеева С.Х. (1995, 2007, 2012 гг.), «От служилых татар к татарскому дворянству» Габдуллина И.Р. (2006 г.), «Историческая генеалогия татарского народа» Беляева А.Б. (2012 г.), а ещё ранее «Дворянские роды Российской империи» Гребельского П.Х. и Думина С.В. (т. 3, Князья. Изд. «Likominvest», Москва, 1996 г.), а также монографических изданий, посвящённых отдельным дворянским родам мурз и князей: Мамлеевых, Аюповых, а также статей в научной периодике (Кудашев Р.Х. «О роде Кудашевых». Вестник Академии наук Республики Башкортостан, 2001 г., т. 6, №3, с. 84-88) и многих других публикаций и изданий, уже ставших библиографическими редкостями, интерес к изучению своих корней и родословной татарского народа и его вклада в духовное наследие России и мировую культуру не ослабевает. Поэтому актуальность выхода книги «История рода князей Кудашевых» несомненна, так как она посвящена диалектике элиты или, другими словами, аристократии татарского народа, вышедшей из представителей – носителей фамилии Кудашевых, достоверность принадлежности которых к этому роду доказана архивными источниками. Некоторые малозначительные упущения в этой книге никоим образом не умаляют её достоинств, что соответствует мудрому латинскому изречению: «Я написал, как мог, а ты напиши лучше». Ценность этой книги состоит в её достоверности и доступности изложения. Она рассчитана на широкий круг читателей и представляет интерес для всех тех, кого волнуют вопросы генеалогии, и привлечёт к себе тех читателей, кому дороги понятия семьи, долга и любви к России.
Предводитель Татарского Дворянского Собрания Республики Башкортостан
князь И.М. Даукаев
Председатель Ассоциации Дворянского Собрания тюркских народов России
мурза, князь З.Ю. Аюпов
Член Совета Татарского Дворянского Собрания Республики Башкортостан
мурза, князь Р.Х. Кудашев,
член Союза журналистов России и Башкортостана, доктор химических наук, профессор
Посвящается Шагали Саитгареевичу Кудашеву
безвинно репрессированному сталинским режимом
Введение
В последние годы особую популярность в отечественной истории приобрёл жанр «микроистории», то есть жанр, исследующий исторические процессы на уровне отдельно взятой семьи, рода или же деревушки. Особое внимание при этом, как правило, уделяется генеалогии, родословным. К вопросам истории своей родной семьи, истории рода, своего родного селения сегодня обращаются многие жители страны. Некоторые из них не останавливаются на данных «семейных саг», а ищут свои корни в опубликованных материалах из прошлого, данных из государственных архивов. В открытиях семейного масштаба преломляется и общая история своего родного края и страны в целом. Родную, семейную генеалогию можно назвать и связью времён – прошлого страны и его настоящего.
Сведения и вопросы генеалогического характера зародились на заре цивилизаций. Они содержатся в эпосе, преданиях и мифах всех народов мира. По сути дела генеалогия отвечает на извечный вопрос каждого человека о его месте в этом мире, о соотношении мироздания и «меня любимого». Не чужды были эти вопросы и татарам, башкирам, которые понятие «родословной» выражали через слово арабского происхождения «шежере» (шеджере), означающим «дерево», «древо». Видный российский историк Л.Н. Гумилев по этому поводу писал, что история для тюрков «представлялась ... в виде развернутой генеалогии рода; эталоном было не событие или институт, а мертвый предок».
Если раньше, в «досоветские» времена, главное внимание исследователи-родоведы обращали, прежде всего, на знатнейшую элиту общества, то с демократизацией общества на современном этапе стали выпускаться монографии и отдельные статьи, связанные с историей семей и родов простых тружеников. В Москве, Санкт-Петербурге регулярно стали выходить периодические издания генеалогической направленности: «Летопись историко-родословного общества в Москве», «Известия русского генеалогического общества». Немало внимания уделяет вопросам генеалогии и истории тех или иных семей и родов газета Татарского дворянского собрания Республики Башкортостан «Дворянский вестник», выходящая с 1993 года. Бессменным редактором газеты является Анвар Галеевич Терегулов. Материалы и статьи, публикуемые на страницах «Дворянского вестника», не ограничиваются только историей семей и родов, непосредственно связанных с татарами Башкортостана. Немало внимания уделяется и родам из Татарстана, семьям, связанным с другими регионами страны. Материалы из газеты появляются и во «всемирной паутине» – интернете.
К счастью, времена, когда издание краеведческой литературы было большой редкостью, прошли. Краеведение перестало быть уделом чудаков – одиночек, а знания о родном крае набором полумифических сведений, почерпнутых из сомнительных, не всегда заслуживающих доверия источников. Современное краеведение – это всестороннее научное исследование определенной территории или же отдельных династий. Энтузиасты-краеведы, знатоки истории родного края, поддержанные местными предпринимателями–меценатами и администрацией городов, районов и сёл за последнее время издали немало краеведческих работ. Стало хорошей традицией иметь историю села, города, района.
За последние годы вышло немало книг, связанных с историей тех или иных селений Республики Башкортостан, Российской Федерации. Появляются и книги посвящённые тем или иным династиям. Достаточно вспомнить работы по деревне Новые Каргалы (роды князей Дивеевых, мурз Еникеевых, Терегуловых, Мамлеевых, Сюндюковых, Утяшевых, Янгуразовых), по родам татарских князей и мурз (Акчурины, Бигловы, Еникеевы, Кудашевы, Маматказины-Сакаевы, Мамлеевы, Тенишевы, Терегуловы, Чанышевы), Бикбулатовых и Асадуллиных (Чишминский район, д. Сафарово), Тевкелевых (Буздякский и Чекмагушевский районы), Усмановых и Мустафиных (Чекмагушевский район, д. Ново-Карьявды), Аюповых (Белебеевский район).
Одними из ярчайших представителей татарской нации со времен постзолотоордынских государств и до наших дней являются представители рода князей Кудашевых. Представители рода Кудашевых известны как видные ученые, главы крупных компаний, актеры, офицеры, врачи. В настоящее время Кудашевы в основном проживают в Москве, Республике Башкортостан. Но многих представителей рода судьба разбросала по другим городам и весям некогда единого Советского Союза.
На Мещерской земле
В различных документах прежнего времени предки Кудашевых, так же как и сотни других известных татарских княжеских, мурзинских родов (Агишевы, Акчурины, Дашкины, Дивееевы, Еникеевы, Сюндюковы, Тенишевы и др.) именовались «служилыми татарами и мурзами», «служилыми мещеряками» или же мишарями. Так, в Российском государстве именовались служилые люди из татар, перешедшие на службу под крыло российского монарха. Сама категория служилых татар была неоднородной. Она состояла из князей, мурз, тарханов и собственно служилых татар (казаков). Само наименование «служилые» говорит о том, что они несли государственную службу, в основном военного характера. Да и другие документы говорят о том, что они приравнивались к российскому служилому дворянству. Так же, как и русские дворяне, они «верстались» поместным и денежным окладом, то есть за службу им давались земельные владения и денежное жалование. Служилые татары, как военное сословие, сформировались в течение XIV–ХVII веков из представителей татарских феодальных родов. В это сословие, помимо собственно мишарей, влились представители арских (нукратских) татар (князья Арслановы, Байкеевы, Давлетьяровы, Касимовы, Яушевы и др.), ногайских татар (мурзы Ишмаевы, Баимбетовы), знатные роды казанских татар (князья Карачурины, Камаевы, Смеляновы, Утеевы и др.).
Само название «мишари», «мещеряки» связано с названием местности, с древней исторической областью «Мещера» в районе реки Ока и в бассейне рек Цна и Мокша. В ХIV веке эта местность располагалась в пограничье с Нижегородским и Рязанским великими княжествами. Это наименование связано с тюрко-угорским племенем «мещера», проживавшем в данном регионе в конце 1-го – начале 2-го тысячелетия н.э. Позднее, мещерские племена частью были русифицированы, а частью отатарились.
На территории Башкортостана часть мишарей, поселившихся на новых для себя землях во второй половине XVIII – начале XIX веков именуют также как «тюменцы», имея в виду их переселение со стороны города Темникова (по-татарски Томэн) современной Мордовии, вблизи которого большинство из них жило. Русские иногда эту группу населения называли темниковскими мишарями. Ко времени V ревизии 1795 года в Оренбургской губернии из этой группы населения осело 7707 душ мужского пола, в том числе в Уфимском уезде 1236 душ мужского пола. «Тюменцами» именовали представителей таких известных княжеских и мурзинских татарских фамилий, как Акчурины, Бахтизины, Бигловы, Еникеевы, Исаевы, Кашаевы, Кугушевы, Кудашевы, Кудояровы, Кутуевы, Мамины, Мамлеевы, Муратовы, Сакаевы, Сюндюковы, Тенишевы, Терегуловы, Тимашевы, Чанышевы, Янгалычевы, Янгуравзовы и другие.
В научной литературе существует несколько версий происхождения мишарей. Согласно основной, мишари это этнографическая группа татар. Татары делятся на три основные этнотерриториальные группы: поволжско-приуральских татар, сибирских татар, астраханских татар, также имеется субэтническая группа – польско-литовских татар. Поволжско-приуральские татары, к которым, собственно говоря, относимся и мы, делятся в свою очередь на следующие группы: казанских татар, касимовских татар, мишарей, тептярей и субконфессиональную общность кряшен (крещёных татар). Мишари же делятся на две основные группы: сергачскую и темниковскую. Они отличаются друг от друга рядом особенностей в быту и языке. Сергачские являются «цокающими», а темниковские – «чокающими». Промежуточную группу между казанскими татарами и мишарями составляют касимовские татары, живущие в городе Касимове и его окрестностях в Рязанской области. Мишари, находящиеся в Башкирии, относятся к темниковской группе, хотя следует признать, что в Калтасинском районе Башкортостана зафиксированы группы «цокающих» мишарей.
Впервые термин «Мещера» появляется в источниках в ХIV веке. Источники позволяют говорить о том, что «Мещера» в этих источниках фигурирует как политоним. Иначе говоря, за этим термином скрывается какое-то государственное образование. То есть, это такой же политоним, как «казанцы» или же «Торуса» (Торусское княжество) того же времени . Таким образом, наименование «мишари» является вторичным по сравнению с этнонимом «татары».
В то время Мещерская земля располагалась в пограничье с Нижегородским и Рязанским великими княжествами. На Мещерской земле в 1445 году возникло Касимовское ханство («Мещерский юрт») со столицей в Городце Мещерском. Позднее этот город был назван по имени сына казанского хана Улуг-Мухамета, Касима. Именно Касиму и был отдан в кормление этот город и окрёстные земли Московским великим князем Василием Васильевичем II за свое освобождение из плена. Наряду с этим в восточной части Мещеры имелись владения татарских властителей с подвластным мордовским населением.
На мещерской земле (современная территория Пензенской области, Мордовии, части Рязанской и Нижегородской областей) проживала основная масса татарского служилого населения. Многие из них владели землями в районе современного города Темников (ныне в Республике Мордовия). От названия этого города часть населения из данного региона, позднее переселившегося в Оренбургскую губернию, и произошло наименование «тюменцы» («томэннэр). Именно оттуда татарская элита стала распространяться на сопредельные территории, а затем оказалась и на землях современного Башкортостана.
По преданиям самого мишарского населения связанного с территорией Башкортостана, их предки служили у царя Ивана Васильевича «и получили грамоту в Уральские места; поселившись мещеряки в сих странах и особливо на реке Белой, построили первую деревню на реке Борлак, назвав оную Мулла, потом на реке Белой застроили город и назвали оный Уфою».
Еще со времен Волжской Булгарии на службу к русским князьям стали отходить те или иные представители феодальной верхушки этого государственного образования. Приток на службу к русским князьям новых волн тюркских феодалов связан с возникновением на территории Дешт – и – Кыпчака (современных южнорусских степей) и сопредельных территориях новой империи Чингисидов – Золотой Орды. Именно с этого времени начинает распространяться среди народов Европы новый этноним – татары.
Наименование «татары» известно в исторических анналах издавна – еще в VII–VIII веках нашей эры они упоминаются в рунических надписях Тюркских каганатов. Наибольшую известность татары получили в XII веке, когда создали мощное племенное объединение, боровшееся за гегемонию в степях с монгольскими племенами Чингис-хана. О татарах и монголах оставлено много свидетельств путешественников, дипломатов, царедворцев. Рашид-Ад-Дин о татарах писал так: «Из-за их чрезвычайного величия и почетного положения другие тюркские роды, при всем различии их разрядов и названий, стали известны под их именем и все назывались татарами. И те различные роды полагали свое величие и достоинство в том, что себя относили к ним и стали известны под их именем». После поражения от войск Чингис-хана татары были включены в монгольскую державу. В составе монгольских войск с боями прошли Азию и пол-Европы. Голландский монах Гильом Рубрук побывавший в Монгольской державе о монголах писал что они «не желают именоваться христианами, желая свое название, то есть Моал, превознести выше всякого имени; не желают они называться и татарами. Ибо татары были другим народом». Характеризуя татар, Рубрук пишет, что они жили рядом с монголами и способствовали возвышению Чингис-хана, которых он «повсюду посылал вперед… и отсюда распространилось их имя». Венгерский же миссионер Юлиан о монголах пишет так: «Во всех завоеванных царствах они без промедления убивают князей и вельмож, которые внушают опасения, что когда-нибудь могут оказать какое-либо сопротивление. Годных для битвы воинов и поселян они, вооруживши, посылают против воли в бой впереди себя. Других же поселян, менее способных к бою, оставляют для обработки земли… и обязывают тех людей впредь именоваться татарами». Таким образом можно констатировать, что наименования «монголы» и «татары» принадлежали разноэтничным народам.
Видимо, тюрки-татары составляли подавляющую часть войска хана Бату, монгольская же элита была чрезвычайно малочисленна. В завоеванных причерноморских, прикаспийских степях, Волжской Булгарии население было таким же тюркским и языкового барьера практически не существовало. Арабский историк Ал-Омари в ХIV веке описывая Золотую Орду в своей книге «Пути взоров по государствам разных стран» писал: «В древности это государство было страною Кипчаков, но когда им завладели Татары, то Кипчаки сделались их подданными. Потом Татары смешались и породнились с Кипчаками, и земля одержала верх над природными и расовыми качествами Татар и все они стали точно Кипчаки, как будто они одного с ними рода».
В первую очередь «татарами» себя стремились называть представители той или иной племенной знати, тем самым, причисляя себя к могущественным завоевателям. Все «татарское» в себе становится с этого времени престижным. Среди православного населения вплоть до XVII века встречаются тюркские или же мусульманские имена. Даже у Рюриковичей они были. Так, среди князей Белозерского княжества известен князь Ахметек Сугорский. Многие русские княжеские и боярские роды начинают возводить свои генеалогии к тем или иным мифическим татарским мурзам и царевичам. Татарами начинают считать себя и привилегированные слои других народов, подвластных золотоордынским ханам, в частности мордовские князья и старшины. Так, в прошении за 1573 год мордовских князей и мурз Рамадановских, Еделевых, Дербеденьских, Пощазарских царю и великому князю Ивану Васильевичу, просители говорят о себе как о «татарах».
Эти данные позволяют сделать вывод о том, что «татары» для времен Золотой Орды и постзолотоордынских государств (Казанское, Касимовское, Сибирское и Астраханское ханства, Ногайская Орда, Наровчатское (Мещерское) княжество) это, прежде всего военно-служилое сословие, вбиравшее в себя не только собственно татар, но и мордву, кыпчаков (половцев), башкир и т.д. Подобное положение сохранялось какое-то время, и после присоединения постзолотоордынских государств к Московскому царству.
Родословные многих татарских княжеских и мурзинских фамилий из этих краев по семейным преданиям восходили к Бехану, Токтамышу, Тамерлану и правителю Золотой Орды эмиру Идигею или же другим известным татарским княжеским династиям из Крымского или Казанского ханств (к примеру, Агишевы, Девлеткильдеевы, Кудояровы, Ширинские, Карачурины). Сама территория Мещеры с образованием Золотой Орды входила в состав этого могущественного государства как один из ее улусов (административно-территориальная область) – Улус Мухша. Территория улуса вбирала в себя земли с мордовским ясачным населением, в том числе и Мещерский край. Именно с территорией Улуса Мухша (Мещерского края) связано появление мещерякского (мишарского) сословия. Русские с постепенным присоединением Мещерской земли к Московскому государству стали называть выходцев из этой местности «мещеряками», «мещерянами», хотя те и продолжали именовать себя татарами, служилыми татарами.
Как правило, во главе улусов стояли Чингисиды, или же их родственники, состоявшие в той или иной степени родства с правящими ханами. Вместе с правителем улуса в подвластном ему крае обосновывалась и его свита, воинские отряды. В улусе Мухша чеканились и золотоордынские монеты при ханах Узбеке, Джанибеке и Бердибеке.
В «Мещерском юрте» обосновалось большое количество татарских князей и мурз, выходцев из Крымского ханства. В этой связи необходимо указать на то, что «Мещерский юрт» издавна считался крымским. Так, крымский хан Мухамет-Гирей писал в начале XVI века царю Василию Ивановичу, что «из старины этот юрт наш». Да и ведущий клан Крымского ханства – Ширин, ранее проживал именно в Мещерском регионе. Не все представители клана, вероятно, покинули Мещеру, променяв его на Крым. Тем более нам известно, что клан Ширинов отмечен также и в Касимовском ханстве. Семейные предания многих татарских родов также говорят об их выходе из Крыма. В данном случае достаточно вспомнить династии Даукаевых, Кудояровых, Янгуватовых и связанных с ними родов.
С началом распрей в Золотой Орде в 1360-е годы улус Мухша, как и ряд других регионов державы обретает независимость. В русских летописях XIV века это государство именуется Наручадь, от имени одного из центров страны – Наровчата. Территория этого государственного образования включала в себя нынешнюю территорию Республики Мордовия, Пензенской области, части Тамбовской Саратовской, Рязанской, Нижегородской, Ульяновской областей, Республики Чувашия. В состав Московского государства территория Мещеры окончательно была включена лишь с начала XVI века. Но даже после присоединения к более сильному государству Мещерский край почти целое столетие сохранял автономию. Известны и первые правители этого государства – князья Тагай и Саидахмед, внук хана Тохтамыша. Несомненно, во главе данного государственного образования стояли Чингисиды. На территории Мещеры в 1440–1490-е годы отмечены тарханы. Тарханные грамоты они могли получить лишь от татарских ханов.
Имелись у Мещерской государственности и свои городские центры, помимо самого Наровчата. В старинных преданиях говорится, что князь Бехан, легендарный предок многих татарских княжеских династий Мещерского края, владел «многими окрестными городами». Упоминается также, что на территории будущего Темниковского уезда в районе деревень Кангуши и Митрялы он построил городок. Одним из городков, подчинявшихся князю Бехану, был легендарный город Сараклыч. При этом князе существовал и Темников, в 1536 году, перенесённый на другое место. А старое Темниковское городище стало именоваться селом Старое Городище Темниковского уезда. По материалам писцовых книг Темниковского уезда во второй половине XVII века в селе Старое Городище находились владения потомков Бехана княжеских династий Еникеевых и Тенишевых, всего девять крестьянских (47 душ мужского пола) и четыре бобыльских (20 душ) двора.
Постоянный приток золотоордынской знати в русские княжества начался со второй половины XIV века, времени неустройств в этом государстве. С усилением же Московского государства под власть московских князей стали переходить и территории, в которых компактно проживала татарская элита. Так, в годы правления Дмитрия Донского к Московскому великому княжеству была присоединена часть земель Мещеры, в 1489 году под власть Москвы попали каринские (нукратские) татары, а в начале XVI века полностью была подчинена оставшаяся часть Мещеры (Наровчатская земля). Возможно, поэтапное присоединение Мещеры к Московскому княжеству было связано с тем, что татарские князья поступали на службу к московскому великому князю или же признавали свою зависимость от Москвы вместе со своими владениями. Имели место и насильственные захваты земель у татар при Дмитрии Донском. Об этом имеются помимо летописных сообщений и материалы легендарного характера. Согласно записям собранным монахами Саровского монастыря со слов местного татарского населения упоминаются военные действия в крае в XIV веке: «В лето 6897-е (1389-е), при Великом Князе Димитрие Ивановиче и сыне его Василии Димитриевиче, был из Золотые Орды князь Бехан, житие имел на устье меж речек Сарова и Сатиса, которое место Старое Городище, а ныне на том месте построена Саровская пустынь, и в то время оной князь Бехан по власти Золотой Орды царя владел многими окрестными городами и другими жилищами Татарскими и Мордовскими. А с того места от войны за реку Мокшу, где ныне деревня Кангуши, да деревня Митрял и там себе построил город, но токмо и тот город вскоре запустел и царство Золотые Орды пресеклось. А они с того времени стали владеть вотчинами и землями и поселились по разным местам и деревням».
С присоединением Мещеры к Московскому государству, русские великие князья вынуждены были выстраивать свои отношения с новыми подданными, в том числе и с татарским населением, которое являлось в регионе господствующим. Видимо, на первоначальном этапе московские государи учитывали и прежнее положение вещей на территории присоединённого региона. Татарские князья также как и прежде распоряжались своим собственным «беляком» (княжеством). В духовных грамотах московских великих князей эти княжества именуются отчинами. Они же наделялись правом «судить и ведать» ясачное мордовское население «по старине». С подвластного населения «беляка» татарскими князьями собирался ясак. При этом в отличие от татарских властителей Касимовского царства темниковские татарские князья не получали «выхода» от Московского и Рязанского великих князей. В целом статус татарских князей Мещерского края был аналогичен статусу русских удельных князей.
С укреплением российского государства на новоприобретённых землях статус «отчин» меняется. При царе Иване IV вместо прежних «отчин» владетелей мещерских земель появляются уже их «вотчины». Да и как могло быть иначе при той политике жёсткой централизации проводимой этим царём. Чем лучше татарские князья русских Рюриковичей Владимира Старицкого, Юрия Дмитровского, близких родственников царя.
Родословные, ведущие свое начало от князя Бехана, публиковались и ранее. Так, пензенским историком В.В. Первушкиным еще в 1997 году была опубликована статья «Пензенский край как часть Темниковской Мещеры в ХIV – начале ХVII века», в которой анализировалась и эта родословная. Главным же выводом данной статьи является доказательство существования в ХIV – начале ХVI веков независимого татарского княжества на современной территории Мордовской республики, Пензенской области и части смежных территорий соседних областей (Тамбовская, Нижегородская, Рязанская).
В последние годы данный тезис был развит В.В. Первушкиным и С.Л. Шишловым. Систематизировав материалы по Темниковской Мещере, они делают несколько выводов, в корне меняющие привычные стереотипы, как о данной территории, так и происхождении правителей этой области. Среди них особое внимание привлекают следующие выводы: 1) Преемственность территории золотоордынского улуса Мохша (Мухша) или Наручади (название от центра этой земли городка Наровчата) и Темниковской Мещеры; 2) Большинство княжеских и мурзинских фамилий данной территории происходят от ее первого независимого владетеля Бихана, и ныне представляет собой наибольшую по численности документированных представителей отрасль мурз и князей Чингисидов; 3) Преемственность власти среди представителей династии Биханидов, являвшаяся привилегией, полученной властителями Темниковской Мещеры в обмен на добровольное принятие ими российского подданства и свидетельствующей о том же порядке наследования престола в крае в более раннее суверенное время.
Таким образом, ряд исследователей склонны видеть в представителях династии Беханидов потомков Чингисхана. К этой же точке зрения склонялся и М.Г. Сафаргалиев. Ряд других княжеских династий Мещерского края часть исследователей также возводит к Чингисидам. Среди них можно назвать роды князей Чанышевых и, видимо, Мансыревых. Так, род князей Чанышевых по старинным преданиям также восходил к Чингисхану. Князь Владимир Александрович (до крещения – Сулейман Ибрагимович) Чанышев в 1828 году в своем прошении в Герольдию Правительствующего Сената утверждал, что род князей Чанышевых происходит от Чингисхана. Прямым их предком он назвал Алтун-хана и ханшу Гурьлявич. При этом князь В.А. Чанышев ссылался на книгу о татарских ханах, но документов в подтверждение этой родословной представить не смог. Далее князь сообщал, что потомком Алтун-хана был князь Чаныш, родоначальник этой фамилии, пращур князя Темгена Чанышева. Среди властителей Поволжья времен Золотой Орды и постзолотоордынских государств упоминаются Алтын-бек и его брат Гали-бек, сыновья Абдуллы хана, правившие в Казани до воцарения Улуг-Мухаммеда в первой четверти XV века. По поводу родословной Абдуллы хана у современных исследователей существуют две трактовки. Казанский исследователь М.И. Ахметзянов отождествляет Абдуллу хана с ханом Таш-Тимуром, правнуком хана Туляк-Тимура, а Гали-бека с одним из родоначальников арских князей. Но в данном подходе есть свои очевидные минусы, прежде всего временного характера. По мнению казахского историка Ж.М. Сабитова, Абдулла хан является сыном хана Хызыра и внуком хана Золотой Орды Узбека. Данная версия на наш взгляд более исторична, имея в виду время появления Абдуллы хана в хрониках прошлого – 1360-е годы. Видимо, с этим историческим персонажем и следует связывать генеалогию князей Чанышевых. Мансыревы же, видимо, восходят к крымскому, а позднее к касимовскому хану Нур-Девлету. Потомок татарских князей по материнской линии русский писатель А.И. Куприн о помещиках Пензенской губернии писал, что «почти все они состояли из татарских князей. Роды они вели от Тамерлана, Чингис хана, Тохтамыша и других полумифических восточных владык…».
По данным популярной в настоящее время ДНК-генеалогии Акчурины, Кудашевы, Дашкины и Кашаевы находятся в достаточно близком родстве. Представители данных родов относятся к гаплогруппе J2b2 и имеют общего предка по мужской линии, жившего в пределах 500–1000 лет назад. Согласно родословным, все они являются потомками князя Акчуры. В то же время эти материалы отрицают родство Беханидов и Чингисидов.
Как же получилось, что во главе Наровчатовского княжества оказались нечингисиды? Ведь, как правило, во главе улусов стояли Чингисиды. Да и позднее, в постзолотоордынских государств законными правителями считались лишь представители «золотого рода», по прямой линии восходящие к Чингисхану. Иначе власть считалась нелегитимной. Каждый Чингисид мог претендовать на ханский престол (алтын тахт) в любой стране, где существовали традиции права империи Чингисхана и его потомков. Даже спустя столетия эта традиция не исчерпала себя. Достаточно вспомнить восстания на территории Уфимского уезда против русского владычества, когда восставшие башкиры и татары приглашали к себе править потомков Чингисхана.
Для ответа на данный вопрос необходимо вспомнить ситуацию сложившуюся в Золотой Орде во время жизни князя Бехана. А это была вторая половина XIV столетия. После смерти хана Узбека в 1342 году и недолгого правления его сына Джанибека держава погрузилась в атмосферу хаоса. На ханском троне во второй половине XIV века побывало немало Чингисидов. Многие из потомков хана Бату были убиты. Так, ханом Бердибеком, сыном Джанибека было убито 12 родных братьев. Это положение казанский историк Д.М. Исхаков образно выразил как «крайний дефицит на чингисидов». Всё это привело к тому, что властителями Золотой Орды, так и полунезависимых улусов державы оказались нечингисиды. Эмир Мамай, фактически правивший Золотой Орды после хана Бердибека менял правителей государства в стольном граде Сарае чуть ли не ежегодно, правя через своих марионеток. Среди правителей были как Чингисиды, так и не имевшие к «золотому роду» прямого отношения лица. Чуть позднее, по стопам Мамая пойдет другой эмир – Идигей, так же правивший Золотой Ордой через своих ставленников из Чингисидов. В основанном им государстве – Ногайской Орде исчезает титул «хан», в ней правят «бии». Им были введены и новые титулы правителей этой державы – «нурадин», «кейковат», «тайбуга».
На территории Мещерского края выявлены, по меньшей мере, шесть татарских княжеств («беляков»), в которых правили династии Акчуриных, Бутаковых (Дивеевых), Девлеткильдеевых, Енгалычевых, Еникеевых, Мансыревых и родственных им фамилий. Три из них (Акчурины, Енгалычевы, Еникеевы) по родословным восходят к князю Бехану.
Реконструированная В.В. Первушкиным начальная часть родословной Беханидов такова: Бехан, его сын Ханубек, от него Худайбердей, его дети Касим, Кутай (Кутур) и Мурат Ходжа (Хозя) (от него, видимо, князья Муратовы). У Касима сын Кугуш, дети Кутура Адаш, Сеидахмет (от него князья Седахметевы), у Мурат Ходжи – Утеш, Мамат (Мамет) и Килмамай. У Кугуша известны сыновья Тениш (от него князья Тенишевы), Биговат и Кикей, у Адаша сын Акчура (от него князья Акчурины), у Мамата внук Янгалыч Бедишев стал родоначальником рода князей Енгалычевых.
Земли под властью князя Акчуры Адашева находились на территории современной Мордовии и в бассейне р. Цна в ее нижнем течении. По жалованной грамоте от 1509 года князю Акчуре Адашеву жалуется княжение «на мордве на Конялской».
В легендах, которые были зафиксированы монахами Саровского монастыря, встречаются материалы о местах проживания потомков князя Бехана. Процитируем эти данные: «И князь Седехмет и князь Мамет и с детми жили в деревне называемой Кавтотижаны (2000) жила, в лесу за Мокшею за Митрялы было в ней жила в (2000). И от мору и от рати Рязанской (возможно – Казанской – Р.К., И.Г.) запустела, разошлися в разные места, и дети оставшися до последи разошлися в разныя места в степь и Мокшан. Князь Седехметевы внучата и дети Дербышевы вышли и построили жила на Бегеевской Поляне». Далее в том же документе говорится о потомстве князя Акчуры и при этом указывается, что «Булашевы дети из реченной деревни Кавтотижан построили деревню Адаеву Старую, а Кудашевы последи Булаеву, а Бурашевы Итякову, а Кулаевы Алмакаеву, от него род Кашаевых, а иные от той же Купкижан последыша построили деревни Чекашево и Шурбино. И от Кудаша рода пошли деревня князь Дашкино, да Булаево. А от Булаша – Адаево. А от Бураша – Итяково… Пошли Амир да Бегей князь Седехметевы жили за Старым Городом на Бегеевской Поляне... Из Бегеевской Поляны сошли на Вирясы, а с Вирясы пришли в Дербышево. Адаево Старое было, где ныне Алкиманово, подле той было, и сошли от тоя на Новое Адаево – нынешнее Новое». В этой же грамоте дается перевод наименования «Кавтотижан» – «по татарски Икемень азбар – 2000 дворов…, по русски 2000 дворов». Перечисленные деревни – Митрялы, Вирясы, Адаево (ныне Татарское Адаево), Итяково, Дашкино, Булаево, Алкиманово (ныне Старое Авкиманово), Шурбино существуют и поныне в Темниковском районе Республики Мордовия. Деревня Дербишево исключена из списков населенных пунктов Темниковского района в 1971 году. По документам XVII века известно, что в Темниковском уезде существовал и Кафтежановский беляк с мордовским населением, созвучный с наименованием «Кавтотижан». В составе данного беляка показаны селения, входившие не только в Темниковский, но и в Кадомский и Шацкий уезды. Большинство мордовских селений данного беляка входило в состав Темниковского уезда. Помимо конялской мордвы в источниках XVII века упоминаются и конялские татары князья и мурзы Акчурины, Барашевы, Дашкины, Еникеевы, Исаевы, Ишеевы, Кудашевы, Муратовы, Соколовы. Большинство из этих династий, если не все, восходят к князю Бехану. В Темниковском уезде была и деревня Конялы, имевшая и иное название – «деревня Чекашево Каналское тож». Представители рода татарских мурз Чекашевых также являются Беханидами. В начале XVIII века в д. Чекашево проживали мурзы Едигеровы и Чекашевы, восходящие по своим родословным к князю Бехану.
Татарские владения по р. Цна, находившиеся близко от территории Рязанского великого княжества, еще с первой половины XV века попали в сферу влияния этого княжества, а позднее и московских великих князей. Наряду с Конялским беляком под властью князя Акчуры и его потомков был также «Кершинский» беляк. В грамоте царя Василия Шуйского от 14 октября 1609 года внук князя Акчуры Адашева Булай мурза князь Кудашев жалуется именно этим беляком. Само наименование «Кершинский», видимо, связано с рекой Керша, притоком Цны.
По сыскной грамоте от 30 мая 1685 года владения князя Акчуры, названного в данном документе Караевым, показаны по р. Цна: «…четь селца Кошабеева на речке на Цне пашни добрые земли тридцать три чети, сена на отхожих полянах на речке на Осташевке, на Белой поляне, да на Исаковке, да на Шилове, да на Колесникове, да на Конакове, да на Козине, да на Цареве полянех сто семьдесят копен, лес большой по речке по Цне…». Данные населённые пункты ныне находятся в составе Рязанской области. Так, село Кошибеево находится в Сасовском районе, в Шацкий район входят сёла Козино и Ялтуново, а посёлок Шилово является центром Шиловского района, которое соседствует как с Сасовским так и с Шацким районами. Помимо данных географических ориентиров (объектов) издавна принадлежавших династии князя Акчуры, по другим источникам нам известна также село Купля, которое ныне входит в состав Шацкого района Рязанской области.
В состав владений Беханидов, видимо, также входила значительная часть современной территории Тамбовской и Рязанской областей. Во всяком случае, до 1622 года эта территория была вотчиной князя Булая Кудашева. После смерти в 1622 году якобы бездетного князя Булая эти земли были отобраны у Кудашевых и переданы во владение матери царя Михаила Федоровича инокине Марфе Ивановне. Позднее эта территория именовалась Верхоценской дворцовой волостью.
Таким образом, территория подвластная Беханидам простиралась от восточной части современной Мордовии и юго-восточной части Рязанской области до Тамбовской области. Возможно, в составе этих владений была и часть современной территории Нижегородской области. Тем более мы знаем по легендарным материалам собранным монахами Саровского монастыря, что «князь Бехан, житие имел на устье меж речек Сарова и Сатиса, которое место Старое Городище, а ныне на том месте построена Саровская пустынь». Любопытным моментом жалованной грамоты от 14 октября 1608 года данной князю Булаю Кудашеву является то, что Булай мурза претендует на получения «Городецкого ясака», «выморочного» после князя Шихмамая мурзы Салтаналеева сына Искачева. В данном случае имеется в виду не Городец Мещерский (Касимов), а городок Саконы в Нижегородском крае.
Текст данной грамоты таков: «Се аз царь и великий князь Василий Иванович всеа России пожаловал есьми темниковского Булая мурзу князь Кудашева, что бил он нам челом, а сказал: служит де он наши всякие службы тридцать шесть лет, и в прошлом 114 (1606 – Р.К., И.Г.) году был он на нашей службе под Кромами, ис под Кром под Калугою и как ис под Калуги приехал к Москве. И он послан был в Касимов к царю Уразмаметю с нашими грамотами о нашем деле. И касимовской царь Уразмаметь с нашею грамотою послал его в Темников, и он де будучи в Темникове нам служил и прямил. В прошлом же 115 (1607 – Р.К., И.Г.) году был на нашей службе под Каширою и под Тулою и под иными украиными городы и нам служил, с изменники наши бился явственно и многих изменников побивал. И в 115 (1607 – Р.К., И.Г.) году декабря в 31 день писал из Касимова царь Уразмаметь Анданович, как он царь Уразмаметь послал нашу грамоту ис Касимова к темниковским князьям и мурзам и к татарам и ко всяким людям с Булаем мурзою князь Кудашевым, что писано к ним с нашими жалованным словом, как бояре наши и воеводы под Москвою воров побили, и темниковские бы князи и мурзы и казаки и мордва нам шертовали, а русские люди крест целовали. И в Темникове князи и мурзы и татарове и мордва и посадские всякие люди, вычетчи нашу грамоту, нам изменили, русские люди креста не целовали, а иноземцы не шертовали, и прямити один Булай мурза князь Кудашев и за то его в Темникове миром хотели убить; да мая в 15 день писал к нам из Серпухова боярин наш и воевода князь Иван Михайлович Воротынский, что темниковские татарове с нашие службы сопчельны сделась все разъехались по домам, а с того дела приехал к ним в Серпухов один Булай мурза. И нам бы его Булая мурзу пожаловать за его службу и за раденье выморочным князь Акчуриным княженьем Караева мордвою Кершинского беляка, судом и пошлинами. А после князя Акчуры то княженье мордвы Кершенинского беляка дано было князю Исламу Енбулатову, и князя Ислама Енбулатова не стало, а после ево детей не осталось, да выморочным же Городецкого Шихмамая мурзы Салтаналеева сына Искачева ясаком он имал с тое ж Кершенского мордвы на год по тринадцати рублев с полтиною. А ныне тот выморочной ясак емлют на нас. И мы, Великий Государь, Царь и Великий Князь Василий Иванович всеа России, Булая мурзу князь Кудашева за его службы и за раденье тем выморочным княженьем князь Акчуры Караева, что после Акчуры было за князем Исламом Енбулатовым над мордвою Кершинского беляка, судом и пошлинами, да городецким Шихмамая мурзы Салтаналеева сына Искачева ясаком, что он имал с тое ж Кершинские мордвы на год по тринадцати рублев с полтиною пожаловали. И князю Булаю князь Кудашеву будучи в нашем жалованье мордвы Кершинского беляка, судом и пошлинами ведати по прежнему как ведал тое мордву князь Акчура Караев, а после ведал князь Ислам Енбулатов. А ясак имати с Кершинские мордвы потому ж как имал с них Шихмамай мурза Салтаналеев сын Искачев и нам служити и прямити по прежнему. Дана наша жалованная грамота на Москве лета 7117 (1609) года октября в 14 день».
За нехитрым с виду текстом скрывается целая эпоха в истории Российской державы. Это было время «великих неустройств». К этому времени в государстве пресеклась правящая династия Рюриковичей. В феврале 1598 года Земским собором царём был избран Борис Годунов, находившийся в родстве с прежней династией. Начало царствования Бориса Годунова отмечено недородом и страшным голодом в 1601–1603 годах. Смертность достигала огромных размеров, отмечено и людоедство. Недовольство властью, голод привели к широкому распространению разбойничьих шаек, появлялись и самозванцы. Один из них, галицкий дворянин Юрий Богданович Отрепьев (в монашестве Григорий), объявил себя царевичем Дмитрием, сыном царя Ивана IV. Лжедмитрий собрал в Речи Посполитой (Польше) трёхтысячное войско с которым вторгся в пределы Московского царства, где его поддержала «Украйна». Города сдавались самозванцу один за другим. Против армии Лжедмитрия I было послано войско под командованием воеводы П.Ф. Басманова. После победы над мятежниками под Новгородом-Северским, правительственные войска осадили город Кромы (ныне посёлок Кромы Орловской области), упомянутый в грамоте царя Василия Шуйского Булаю мурзе князю Кудашеву. Да и упомянутые в грамоте города Кашира и Тула связаны с местами крупных сражений царских войск Василия Шуйского с восставшими мятежниками Ивана Болотникова.
Поместные земли князей Кудашевых, потомков князя Булая в основном располагались в Темниковском уезде. По данным Темниковских писцовых книг 7122 года (1613/14 год) князь Булай Кудашев и его брат Семеней мурза князь Кудашев имели дворы в Ширлейской слободе Темникова. Совместно владели поместьями в Темниковском уезде: князь Булай – семь дворов зависимых людей (крестьяне и бобыли) и 87 четей пашни, Семеней мурза – один двор зависимых людей и 66 четей пашни. Часть потомков князя Булая какое-то время звалась князьями Булаевыми. Среди владельцев населённых имений Темниковского уезда за 1629 год упоминается князь Булай Кудашев. Именем этого князя была названа д. Булаево Темниковского уезда, в которой и проживали представители этого рода. Основана была эта деревня на землях купленных князем Булаем «по купчей 90 и 93 (1582 и 1585 – Р.К., И.Г.) году, что он купил у татар в бортном ухожае починок на речке на Шаврее». По данным за 1678 год владения Кудашевых отмечены в деревнях Коломасово, Азарапино, Лобанской, Досаево, Стрельниково, селе Дубровка Темниковского уезда.
У князя Булая Кудашева было три сына – Бекбулат (Бегей), Досай и Ураз. Наиболее известно с генеалогической точки зрения потомство Бекбулата мурзы. Практически полностью оно сохранило верность мусульманской религии, и было положено в подушный оклад. В конце XVIII столетия большинство потомков Бекбулата мурзы было восстановлено в дворянском, а позднее и в княжеском достоинстве.
Сын Булая Кудашева Досай мурза Кудашев имел также троих сыновей – Кодряка, Умряка и Тохтара. Владения Тохтара мурзы Досаева сына князя Кудашева 1678 году отмечены в д. Коломасово Темниковского уезда. Здесь же находились и крестьянские дворы, находившиеся в совместном владении с князем Еникеевым. Но эти крестьянские дворы запустели потому, что «взяты те крестьяне ис той деревни в Темников в ямскую гоньбу». В селе Азарапино находились совместные владения всех трёх братьев: в совместном владении Кодряка и Тохтара мурз имелись 1 крестьянский и 3 бобыльских двора, в единоличном владении Кодряка мурзы было 3 крестьянских двора с 19 душами мужского пола и 5 бобыльских дворов с 15 душами мужского пола, в совместном владении всех трёх братьев был также 1 бобыльский двор с 3 душами мужского пола. Также в совместном владении Кодряка, Умряка мурз Досаевых, Тохтара мурзы Уразова Кудашевых в деревне Лобанской (на р. Исамашке) Темниковского уезда был один бобыльский двор (3 души мужского пола). Тогда же у братьев Кодряка, Умряка, Тохтара мурз Досаевых детей Кудашевых в деревне Досаево был один крестьянский двор (семь д.м.п), четыре бобыльских двора (20 д.м.п.) и два задворных человека, в д. Стрельниково два крестьянских двора (12 д.м.п.) и три бобыльских двора (23 д.м.п.), в д. Дубровка два крестьянских двора (12 д.м.п.), два бобыльских двора (восемь д.м.п.). В единоличном владении Кодряка мурзы в д. Стрельниково один бобыльский двор (три д.м.п.) и в д. Дубровка один бобыльский двор (четыре д.м.п). Через три года, в 1681 году, после указа о крещении татарских помещиков эти поместные земли вместе с крестьянами у сыновей Досая мурзы Булаева сына Кудашева были отписаны. После 1713 года его внуки и правнуки были обращены в податное сословие, оставаясь верными «магометанской» религии. Лишь внук Тохтара мурзы Досаева сына, принявший крещение под именем Ивана Лаврентьева сына Кудашева в 1738 году был вновь наделён поместьем и обращён в княжеское достоинство. Внук Ивана Павел Михайлович с матерью Матрёной Фёдоровной в 1795 году определением Пензенского дворянского депутатского собрания был внесён в V часть дворянской родословной книги. Сын Павла Семён, видимо, умер в первой половине XIX века не оставив после себя потомства. Доказательства благородного происхождения этой ветви рода Кудашевых Правительствующий Сенат счёл недостаточными и исключил Павла с матерью из родословной книги.
У Ураза мурзы известны сыновья Ибрагим, Тохтар и Исмаил мурзы. Потомство Ибрагима и Тохтара мурз нам неизвестно. Смаил мурза в конце XVII века в крещении принял имя Семён и сохранил за собой поместья. Два его правнука Григорий и Флегонт Васильевичи определениями Пензенского дворянского депутатского собрания от 18 января 1794 года были внесены в V часть родословной книги. Они не оставили после себя потомства в Пензенской губернии, которые могли бы представить недостающие доказательства благородного происхождения данной ветви рода князей Кудашевых. Определением Правительствующего Сената от13 ноября 1898 года Григорий и Флегонт Кудашевы были исключены из родословной книги.
У Семенея мурзы Кудашева было три сына: Бибай, Чепай и Акбулат. Чепай мурза является участником «московского сидения» во время прихода под Москву польского королевича Владислава и гетмана Ходкевича в 1618 году, за что был пожалован вотчинами. Владения потомков Чепая мурзы Семенеева сына князя Кудашева располагались в Шацком уезде. У Чепая мурзы было пять сыновей: Капкун (в крещении Моисей), Сеит, Алей (в крещении Алексей или же Василий), Назар и Розмак. Известен ряд документов о владениях представителей этой ветви рода князей Кудашевых, опубликованные Саидом Ханафиевичем Еникеевым. Согласно документам, мурза Чепай Семенеев 14 ноября 1626 года получил выпись «на владение жалованным ему имением Шацкого уезда деревнею Ракова». Его сын Алей (в крещении Василий, по другим данным Алексей) по грамотам за 1648 и 1649 годы владел поместьем и вотчиной «в Шацком уезде в Ценском стану в разных деревнях и урочищах с людьми и со крестьянами». В другом документе уточняется, что «за службу его поверстан был из Керенского и Шацкого его поместья в вотчину: в Шацком уезде деревни Лоткозина 30 четвертями, а из Керенского поместья, что на речке Чюлоше, 110 четвертями в поле, со всеми угодьями и крестьянами».
С течением времени Кудашевы стали выселяться и в другие селения Мещерского края. Это было связано как с нехваткой земельных угодий на прежних местах жительства, так и с пожалованиями новых «пустопорозжих земель» в «диком поле» за засечными чертами. Первоначально это были селения недалеко от Темникова. Среди них можно назвать такие селения как Янгуразово, Масеевка, Чёрная (видимо, Черный Студенец). Кроме того, служилые татары и мурзы использовались правительством при постройке новых крепостей и оборонительных линий. К примеру, власти использовали служилых татар при постройке Саранска и Атемарской, Керенской засечных черт. Здесь же в ближайшей округе им были даны земельные владения. Именно в это время, в середине XVII века, были основаны многие татарские селения в южной части современной Мордовии – Лямбирь, Мельцапино, Пензятка, Яндовище и другие. Так, уже внуки князя Булая Кодряк, Умряк и Тохтар мурзы Досаевы дети и его правнук Мустай мурза Резяпов сын князья Кудашевы перешли на жительство на территорию будущего Пензенского уезда – «живут на Кададе». Отмечены князья Кудашевы и в известной всему татарскому этносу деревне Нижний Юлюзань Пензенского уезда, где среди жителей показан служилый татарин Давид Кудашев, подававший прошение «не ломать мечети» служилых и ясачных татар Казанской губернии. По данным на первую треть XVIII века в коренной деревне Кудашевых Булаево продолжал проживать лишь внук Досая мурзы Булаева Батырша мурза Тохтаров сын князь Кудашев. В Янгуразово обосновалось семейство Илюка мурзы Бекмурзина сына Кудашева. Его дядя Ханей мурза Сафаров сын князь Кудашев в это время проживал в деревне Чёрная. Среди жителей д. Мелцапино Саранского уезда также известны князья Кудашевы.
Родословная князей Кудашевых

Большинство современных потомков прежних татарских властителей Мешеры возводят свои генеалогии к Бихану (Бекхану), жившему в одно время с Дмитрием Донским. Имя это легендарного характера и состоит из двух компонентов – «би» – князь и хан.
Документы с родословными таблицами, восходящими к Бихану сохранились в государственном архиве Мордовии. В недавно вышедшей статье их подробно рассмотрел М.М. Акчурин. Начальная часть родословной Биханидов в документах архивов представлена так: «Князь Бихан роди князя Хану-бека, Хану-бек роди князя Худай-Бердия, Худай-Берди роди князя Касима, Кутая, Мурата. Князь Кутай роди Седихмета, князь Седихмет роди Акчуру». Сама родословная выполнена неверно. Дело в том, что князь Седихмет является дядей, а не отцом Акчуры. Это видно и из документа от 1509 года, в которой впервые упоминается князь Акчура. Приведём эту жалованную грамоту полностью: «Василий, Божию милостию Государь Всеа Руссии и Великий Князь Володимирский, Московский, Новгородский, Псковский, Тверский, Югорский, Пермьский, Болгарский и иных. Пожаловал есми князь Адашева сына Акчуру княжением на мордве на Конялской со всем, потому же как было то княжение за отцом его за князем за Адашем и за дядею за его за князем за Седахметом и вы сотник, да все земские люди черные, тое мордвы конялские, чтите его и слушайте во всем, а он вас ведает и судит и блюдет и пошлину емлет у вас по тому же, как вас ведал в суде и в пошлинах напред того отец его князь Адаш и дядя его князь Седахмет. Писана на Москве 7017 (1509) мая. У подлинной грамоты на обороте подписано тако: Василий Божию Милостию Государь Всеа Руссии и Великий Князь и притом приложена печать красного сургуча».
Имеется две точки зрения на начальную часть генеалогии рода князей Кудашевых. Согласно первой из них, опубликованной в III томе работы «Дворянские роды Российской империи», династия ведет свое происхождение от темниковского мурзы князя Ефая (или же возможно Ефарбердея), жившего в первой половине XVI века, и сын которого князь Кудаш стал родоначальником рода. Авторы также добавляют, что от других сыновей Ефая произошли княжеские роды Ефаевых и Булушевых. К этой точке зрения присоединился первоначально и И.Р. Габдуллин. Впрочем, в другой своей работе, опубликованной в том же 2006 году, он отказался от этой версии, отмечая, что род находится в родстве с князьями Акчуриными, Барашевыми, Дашкиными, Енгалычевыми и другими.
По этой версии, династия Кудашевых ведет свою родословную от полулегендарного правителя Мещеры Бихана (или же Бехана). Развили данную версию М. Ишеев и М. Акчурин. Авторы отмечают, что родоначальником рода Кудашевых является Кудаш Акчурин, внук первого, упоминаемого в русских грамотах, князя Мещерской земли Адаша. Они же добавляют, что это подтверждается также тем, что один из внуков князя Кудаша Акчурина именуется в челобитной 1658 года Акчуриным – Ураз мурза Булаев сын князь Акчурин.
У князя Акчуры Адашева было четыре сына: Кулай, Бараш, Булуш и Кудаш. Каждый из них стал родоначальником собственной княжеской династии. От Кулая и его сына Кошума – мурзы Кашаевы, от Бараша – князья Барашевы, а от его сына Ишея – князья Ишеевы, от Булуша – князья Акчурины, от Кудаша – князья Кудашевы и от сына Кудаша Дашки – князья и мурзы Дашкины.
Генеалогия Биханидов была составлена в 1710-х годах. По этим родословным у Бихана был сын Ханубек, а от последнего родился Кудабердей, а от него Касим, Кутур и Мурат. По одной из версий родословных у Мурата были сыновья Седехмет, Мамет и Килмалай. Другие версии этой родословной несколько отличаются от данной трактовки. Отмечено также то, что у Бихана был брат, «сидевший» в городке на речке Пуза и сестра, владевшая городком неподалеку от села Хозино. Упоминается имя Бихана и в «преданиях старины глубокой», где говорится, что он был прислан из Золотой Орды в город Сараклыч во времена Дмитрия Донского для управления татарскими и мордовскими селениями. Также сообщается, что он за утеснением «с того места пошел в Темниковский уезд и построил себе городок на том месте, где ныне село Каньгуши, а тот городок Сараклыч в скором времени пришел в разорение и запустение. А по запустении оное место где был город Сароклыч лесом поросло и называлось оное место Старинное городище».
Первая ветвь князь Кудашевых происходит от сына князя Кудаша, темниковского князя Булая Кудашева. 14 октября 1608 года царь Василий Шуйский пожаловал ему княженье над мордвою Кершинского беляка, судом и пошлинами и ясаком 13½ рублей в год. Известен брат Булая мурза Семеней.
От Семенея мурзы князя Кудашева через его сына шатчанина Чепая мурзы Семенеева сына князя Кудашева происходит вторая ветвь князей Кудашевых. Первое упоминание о Чепае мурзе приходится на 1601/02 год. Он был женат на дочери князя Ислама Енбулатова и в 1608 году получил в Шацком уезде прожиточное поместье своей тещи княгини Айтюган с обязательством содержать ее. Его поместный оклад составлял 205 четей. В 1613 году он получил прибавку к четверному денежному жалованью и его оклад составил 25 рублей. Пять его сыновей упоминаются в 1646 году. Всё его потомство приняло православную веру.
Определениями Правительствующего Сената 15 января и 9 ноября 1823 года, 30 июня и 30 сентября 1825 года, 5 июля 1851 года, 19 июня 1852 года, 17 июня 1854 года, 30 мая 1861 года, 27 ноября 1862 года, 30 апреля 1885 года и 30 апреля 1890 года были утверждены в достоинстве князей татарских потомки Чепая мурзы Кудашева. Его потомство внесено в VI часть родословных книг Киевской, Полтавской, Тамбовской и Херсонской губерний .
Темниковский князь Кудаш Ефаев (или же Ефарбердеев) является родоначальником третьей ветви князей Кудашевых. Возможно, эта ветвь князей Кудашевых также находится в родстве с представителями дома Биханидов, если иметь в виду схожесть имён из их родословной и различных документов прошлого: Кудайбердей = Акбердей = Ефарбердей. Упоминание имени князя Кудаша Ефаева не сохранилось ни в одном документе, о его личности мы можем судить лишь по отчеству и дедичеству его сына Бигилдея мурзы Кудашева сына князя Ефаева. В этом же документе упоминается князь Ефай с датой 1539/40 год. Бигилдей и Байболда (Байбохта) (род. ок. 1599 года) княж Кудашевы в 1613/14 году проживали в Ахмыловской слободе г. Темникова и совместно владели поместьями в Темниковском уезде, в т.ч. в д. Ефаеве. Томакай мурза князь Кудашев умер до 1613 года, когда его жеребей перешел к брату Бигилдею. Два сына Бигилдея Василий и Григорий Бигилдеевичи князь Кудашевы крестились и были пожалованы княжеским титулом и чином стольника.
Генеалогический материал по истории рода князей Кудашевых выполнен в виде родословной росписи. Такая подача материала обусловлена традицией сложившейся в генеалогии. В вертикальных таблицах, как правило, показывают только мужскую половину рода. В родословной росписи фиксируются все представители рода, а также их супруги и дети. Кроме того, таблица из-за ограниченности бумажного листа не позволяет сообщить дополнительные сведения о представителях рода, в то время как роспись дает нам такую возможность. Разумеется, родословная роспись имеет всегда свое продолжение в глубь времен, и она через некоторое время может пополниться за счет новых, родившихся в будущем, представителей рода. Однако на сегодняшнее время мы, к сожалению, можем иметь информацию лишь о предках живших в XIV веке и живущих ныне. Поэтому теоретически родословная роспись всегда будет нами называться фрагментом. В данной росписи нумерация членов рода двойная, через черту, первая указывает на порядковый номер представителя рода, вторая цифра показывает номер его отца. Римская цифра указывает на поколение (колено).
Князья Кудашевы
(Фрагмент родословной росписи XVI – XXI века)
I поколение:
1. Князь Кудаш Акчурин
II поколение:
2/1. Князь Дашка Кудяков, родоначальник князей Дашкиных. Участник Первого ополчения против польских интервентов. Погиб в 1611 году.
3/1. Князь Булай Кудашев (?–1622). По грамоте царя Василия Ивановича от 14 октября 1608 года пожалован за 36-летнюю службу «и за раденье выморочным княж Акчуриным княженьем Караева (над) мордвою Кершинского беляка судом и пошлинами», «да выморочным городецкого (городок Саканы) Шихмамая мурзы Салтаналеева сына Искачева есаком, что он имал с тое ж Кершинские мордвы на год по тринатцати рублев с полтиною». В Смутное время князь Булай выступал на стороне Годуновых и царя Василия Шуйского. Воевал против Лжедмитрия I – в 1605 году под Кромами и Калугою и в 1606 году под Москвой, против Лжедмитрия II и Ивана Болотникова – в 1607 году под Каширой и Тулой. После победы над Лжедмитрием II был послан из Москвы в Касимов, а оттуда в Темников с царским «жалованным словом», где темниковцы, не приняв грамоты царя Василия Ивановича, «хотели миром убить» царского посланника. В 1614 году его двор показан в Ширлейской слободе Темникова. На поместных землях (всего 87 четей пашни) в Темниковском уезде у князя Булая проживало семь дворов зависимых людей (крестьяне и бобыли).
4/1. Семеней мурза Кудашев. По данным Темниковских писцовых книг 7122 года (1613/14 год) проживал в Ширлейской слободе Темникова. На поместных землях (всего 66 четей пашни) Семенея мурзы отмечен один двор зависимых людей.
ÏII поколение:
5/3. Бекбулат мурза Булаев сын князь Кудашев.
6/3. Досай мурза Булаев сын князь Кудашев. Верстан поместным и денежным окладом.
7/3. Ураз мурза Булаев сын князь Кудашев.
8/4. Бибай мурза Семенеев сын князь Кудашев.
9/4. Чепай мурза Семенеев сын князь Кудашев. Женат на дочери князя Ислама Енбулатова и в 1608 году получил в Шацком уезде прожиточное поместье своей тещи княгини Айтюган с обязательством содержать ее. Его поместный оклад составлял 205 четей. В 1613 году получил прибавку к четверному денежному жалованью и его оклад составил 25 рублей. В 1614 году участвовал в боях против польских войск под Смоленском: «под Смоленском был и ранен отпущен к Москве августа в 11 день 122-го (1614) году». В 1649 году в писцовых книгах Шацкого уезда назван князем. Всё его потомство приняло православную веру.
10/4. Акбулат мурза Семенеев сын князь Кудашев.
IV поколение:
11/5. Князь Исюк (Петр) мурза Бекбулатов сын князь Кудашев. За крещение пожалован чином стольника.
12/5. Сафар мурза Бекбулатов сын князь Кудашев. Помещик Темниковского и Шацкого уездов.
13/5. Резяп мурза Бекбулатов сын князь Кудашев.
14/6. Кодряк мурза Досаев сын князь Кудашев. Верстан поместным и денежным окладом. В 1678 году в совместном владении Кодряка, Умряка мурз Досаевых, Тохтара мурзы Уразова Кудашевых в д. Лобанской (на р. Исамашке) Темниковского у. был один бобыльский двор (3 души мужского пола). Тогда же у братьев Кодряка, Умряка, Тохтара мурз Досаевых детей Кудашевых в д. Досаево был один крестьянский двор (семь д.м.п), четыре бобыльских двора (20 д.м.п.) и два задворных человека, в д. Стрельниково два крестьянских двора (12 д.м.п.) и три бобыльских двора (23 д.м.п.), в д. Дубровка два крестьянских двора (12 д.м.п.), два бобыльских двора (восемь д.м.п.). В единоличном владении Кодряка мурзы в д. Стрельниково один бобыльский двор (три д.м.п.) и в д. Дубровка один бобыльский двор (четыре д.м.п). В селе Азарапино находились совместные владения всех трёх братьев: в совместном владении Кодряка и Тохтара мурз имелись 1 крестьянский и 3 бобыльских двора, в единоличном владении Кодряка мурзы было 3 крестьянских двора с 19 душами мужского пола и 5 бобыльских дворов с 15 душами мужского пола, в совместном владении всех трёх братьев был также 1 бобыльский двор с 3 душами мужского пола. Участник Русско-польской войны 1654 – 1667 годов и подавления бунта под предводительством С.Разина 1670 – 1671 годов.
15/6. Умряк мурза Досаев сын князь Кудашев. Верстан поместным и денежным окладом. В 1678 году в совместном владении Кодряка, Умряка мурз Досаевых, Тохтара мурзы Уразова Кудашевых в д.Лобанской (на р.Исамашке) Темниковского у. был 1 бобыльский двор (3 души мужского пола). Тогда же у братьев Кодряка, Умряка, Тохтара мурз Досаевых детей Кудашевых в д.Досаево был 1 крестьянский двор (7 д.м.п), 4 бобыльских двора (20 д.м.п.) и 2 задворных человека, в д.Стрельниково 2 крестьянских двора (12 д.м.п.) и 3 бобыльских двора (23 д.м.п.), в д.Дубровка 2 крестьянских двора (12 д.м.п.), 2 бобыльских двора (8 д.м.п.).
16/6. Тохтар мурза Досаев сын князь Кудашев. Владения Тохтара мурзы Досаева сына князя Кудашева 1678 году отмечены в д. Коломасово Темниковского уезда. Здесь же находились и крестьянские дворы, находившиеся в совместном владении с князем Еникеевым. Но эти крестьянские дворы запустели потому, что «взяты те крестьяне ис той деревни в Темников в ямскую гоньбу».
17/7. Ибрагим мурза Уразов сын князь Кудашев.
18/7. Тохтар мурза Уразов сын князь Кудашев. В 1678 году в совместном владении Кодряка, Умряка мурз Досаевых, Тохтара мурзы Уразова Кудашевых в д. Лобанской (на р.Исамашке) Темниковского у. был 1 бобыльский двор (3 души мужского пола).
19/7. Князь Исмаил (Семен) мурза Уразов сын князь Кудашев. За крещение пожалован чином стольника.
20/8. Князь Чапкун (Петр) мурза Бибаев сын Кудашев. За крещение в 1681 году пожалован в стольники.
21/8. Князь Павел Бибаев сын Кудашев. За крещение в 1681 году пожалован в стольники.
22/9. Князь Капкун (Чепкун; в крещении Моисей) Чепаев сын Кудашев.
23/9. Князь Сеит Чепаев сын Кудашев.
24/9. Князь Алей (Василий) Чепаев сын Кудашев. Помещик Керенского и Шацкого уезда. В крещении Василий Петрович (по другим сведениям именовался также Алексеем). За крещение жалован чином стольника. Повёрстан за службу из Керенского и Шацкого его поместья в вотчину: в Шацком уезде деревни Лоткозино 30 четвертями, а из Керенского поместья, что на речке Чюлоше, 110 четвертями в поле, со всеми угодьями и крестьянами.
25/9. Князь Назар Чепаев сын Кудашев.
26/9. Князь Розмак Чепаев сын Кудашев.
V поколение:
27/11. Князь Василий Петров сын Кудашев.
28/11. Князь Иван Петров сын Кудашев.
29/11. Князь Леонтий Петров сын Кудашев.
30/12. Бек (Бекмурза) мурза Сафаров сын князь Кудашев (ок.1648–?).
31/12. Ханмурза мурза Сафаров сын князь Кудашев (ок.1651–?). В 1710 г. за ним в Аксельском стане в д. Булаево два крестьянских двора с шестью душами мужского пола крестьян. Он сам и его потомство по материалам переписей в период с 1712 по 1782 г. показаны жителями д. Черный Студенец тож Аксельского стана Темниковского, позднее Краснослободского у. В период между 4-й (1782 г.) и 5-й ревизиями перешли на жительство в д. Булаево Краснослободского у.
32/13. Мустай мурза Резяпов сын князь Кудашев.
33/14. Сафар мурза Кодряков сын князь Кудашев (ок.1662–?).
34/14. Исмаил мурза Кодряков сын князь Кудашев.
35/15. Елмамет мурза Умряков сын князь Кудашев (ок.1671–?).
36/15. Алмамет мурза Умряков сын князь Кудашев (ок.1673–?).
37/15. Ханюк мурза Умряков сын князь Кудашев.
38/16. Якуш мурза Тохтаров сын князь Кудашев.
39/16. Ислан мурза Тохтаров сын князь Кудашев.
40/16. Янгозя мурза Тохтаров сын князь Кудашев.
41/16. Батырша мурза Тохтаров сын князь Кудашев.
42/16. Князь Лаврентий Семенов сын Кудашев.
43/19. Князь Иван Семенов сын Кудашев.
44/19. Князь Дмитрий Семенов сын Кудашев.
45/20. Князь Иван Чапкунов сын Кудашев.
46/22. Князь Борис Капкунов сын Кудашев.
47/23. Князь Андрей Сеитов сын Кудашев.
48/24. Князь Иван Алексеев сын Кудашев. Стольник с 1681 года.
49/24. Княжна Мария Алексеевна дочь Кудашева.
50/24. Княжна Дарья Алексеевна дочь Кудашева.
VI поколение:
51/30. Илюк мурза Бекмурзин сын князь Кудашев (ок.1685–?).
52/31. Адельша мурза Ханмурзин сын князь Кудашев (1698–?). Участник Персидского похода Петра I 1722 – 1723 годов – «явился из Боки (Баку)».
53/33. Мустай мурза Сафаров сын князь Кудашев.
54/42. Князь Иван Лаврентьевич Кудашев (1705–1749).
55/42. Княжна Мария Лаврентьевна Кудашева.
56/43. Князь Василий Иванович Кудашев.
57/44. Князь Сергей Дмитриевич Кудашев.
58/44. Князь Семен Дмитриевич Кудашев.
59/46. Князь Федор Борисов сын Кудашев. Стольник.
60/47. Князь Федор Андреев сын Кудашев.
61/48. Князь Максим Иванов сын Кудашев.
62/48. Князь Иван Иванов сын Кудашев.
63/48. Князь Федор Иванов сын Кудашев.
64/48. Князь Александр Иванов сын Кудашев.
65/48. Князь Семен Иванов сын Кудашев.
VII поколение:
66/51. Княжна Алтынбика Илюкова дочь Кудашева. Муж Абдрахман мурза Бикбаев сын Кашаев.
67/51. Абдюк мурза Илюков сын князь Кудашев (ок.1718–1769).
68/51. Якуп мурза Илюков сын князь Кудашев (1732–?). Уроженец д. Масеевка Темниковского уезда. Во 2-й половине XVIII века переселился в д. Ахуново Белебеевского уезда. По договору от 25 февраля 1807 года с башкирами-вотчинниками Канлинской волости поселился в д. Буздяк.
69/52. Абдюк мурза Адельшин сын князь Кудашев (1730–?).
70/52. Тимербулат мурза Адельшин сын князь Кудашев (1740–1774). Жены: 1. Гулеш Мустаева (1742–1770); 2. Шербана Кудашева (1752–?).
71/54. Князь Александр Иванович Кудашев (1745–?). Жена княжна Аграфена Григорьевна Девлеткильдеева.
72/54. Князь Михаил Иванович Кудашев (ок.1749–?). Прапорщик (1773), подпоручик в отставке с 1775 года.
73/56. Князь Григорий Васильевич Кудашев (ок.1765–?). Поручик.
74/56. Князь Флегонт Васильевич Кудашев (ок.1781–?).
75/59. Князь Егор Федорович Кудашев.
76/60. Князь Алексей Федорович Кудашев.
77/60. Князь Осип Федорович Кудашев.
78/60. Княжна Дарья Федоровна Кудашева.
79/61. Князь Абрам Максимович Кудашев.
80/61. Князь Денис Максимович Кудашев.
81/61. Князь Ларион Максимович Кудашев.
82/62. Князь Данило Иванович Кудашев (1737–ок.1840). Жена: княжна Екатерина Сергеевна Баратова (1764–?). Полковник.
83/65. Князь Василий Семенович Кудашев.
VIII поколение:
84/67. Смаил мурза Абдюков сын князь Кудашев.
85/67. Юскей (Юсуп) мурза Абдюков сын князь Кудашев (1740–?). Жена Гульзара Абдулкаримова (из рода Мансуровых, родом из д. Чекмагуш), мещерякская дочь (1751–?).
86/67. Мустафа мурза Абдюков сын князь Кудашев (1757–?). Жена Тутия Богданова дочь Еникеева (из д.Каргалы) (1770–?).
87/68. Шабай мурза Якупов сын князь Кудашев (1765–?).
88/68. Бахтей мурза Якупов сын князь Кудашев (1767–?).
89/68. Усман мурза Якупов сын князь Кудашев (1777–?).
90/68. Ханей мурза Якупов сын князь Кудашев (1780–?).
91/69. Смаил мурза Абдюков сын князь Кудашев (1753–?).
92/69. Янук мурза Абдюков сын князь Кудашев (1755–?).
93/69. Аюкай мурза Абдюков сын князь Кудашев (1761–?).
94/70. Байбек мурза Тимербулатов сын князь Кудашев (1767–?). Жена Айша Бахтеева (1775–?). Уроженец д. Чёрный Студенец Темниковского уезда. В 1833 году переселился вместе с семейством в д. Шланлыкулево Белебеевского уезда.
95/70. Яфар мурза Тимербулатов сын князь Кудашев (1772–?). Уроженец д. Чёрный Студенец Темниковского уезда. В 1833 году переселился вместе с семейством в д. Шланлыкулево Белебеевского уезда.
96/72. Князь Павел Михайлович Кудашев (1781–?).
97/75. Князь Федор Егорович Кудашев.
98/75. Князь Иван Егорович Кудашев.
99/75. Князь Нил Егорович Кудашев.
100/75. Княжна Мария Егоровна Кудашева.
101/75. Княжна Дарья Егоровна Кудашева. Муж князь Кулунчаков.
102/79. Князь Михаил Абрамович Кудашев.
103/80. Княжна Мария Денисовна Кудашева.
104/81. Князь Дмитрий Ларионович Кудашев. Помещик Харьковской губернии.
105/81. Князь Семен Ларионович Кудашев.
106/81. Князь Федор Ларионович Кудашев. Помещик Полтавской губернии.
107/81. Князь Александр Ларионович Кудашев.
108/82. Княжна Екатерина Даниловна Кудашева (1785–?). Муж полковник Василий Иванович Корбе.
109/82. Князь Николай Данилович Кудашев (ок.1786–6.10.1813). Жена Екатерина Михайловна Голенищева-Кутузова (1787–1826). Генерал-майор, кавалер орденов, в т.ч. Св.Георгия 4-й степени (1808) и 3-й степени (1813). С 1812 года адъютант фельдмаршала князя М.И. Голенищева-Кутузова-Смоленского. Участник Бородинского сражения, командовал партизанским отрядом. Погиб в «битве народов» под Лейпцигом в 1813 году.
110/82. Княжна Елизавета Даниловна Кудашева (1787–?). Муж генерал-майор Бельский.
111/82. Княжна Александра Даниловна Кудашева (1789–?). Муж князь Николай Спиридонович Манвелов.
112/82. Княжна Мария Даниловна Кудашева (1790–?). Муж генерал-майор Егор Андреевич Агге.
113 (82). Княжна Марфа Даниловна Кудашева (1794–?). Муж генерал-лейтенант Гербель.
114/82. Князь Сергей Данилович Кудашев (29.05.1795–1862). Жена графиня Матильда Октавьевна Шуазель-Гуфье (1806–1867). Камергер, киевский губернатор.
115/83. Князь Григорий Васильевич Кудашев (ок.1761–?). Поручик (1789 г.).
IX поколение:
116/85. Юнус мурза Юскеев сын князь Кудашев (1770–?). Уроженец д. Ахуново Оренбургской губернии. В 1812 году добровольцем вступил в народное ополчение против Наполеоновской Франции.
117/85. Мусал мурза Юскеев сын князь Кудашев (1782–?). Уроженец д. Ахуново Оренбургской губернии. В 1812 году добровольцем вступил в народное ополчение против Наполеоновской Франции.
118/85. Арслангарей мурза Юскеев сын князь Кудашев (1789–?). Уроженец д. Ахуново Оренбургской губернии. В 1812 году добровольцем вступил в народное ополчение против Наполеоновской Франции.
119/85. Аюп мурза Юскеев сын князь Кудашев (1791–?). Уроженец д. Ахуново Оренбургской губернии. В 1812 году добровольцем вступил в народное ополчение против Наполеоновской Франции.
120/85. Казбулат мурза Юскеев сын князь Кудашев. Уроженец д. Ахуново Оренбургской губернии.
121/85. Давлетгарей мурза Юскеев сын князь Кудашев (1792–?). Уроженец д. Ахуново Оренбургской губернии.
122/85. Салих мурза Юскеев сын князь Кудашев. Уроженец д. Ахуново Оренбургской губернии.
123/85. Ибрагим мурза Юскеев сын князь Кудашев. Уроженец д. Ахуново Оренбургской губернии.
124/85. Тимербулат мурза Юскеев сын князь Кудашев. Уроженец д. Ахуново Оренбургской губернии.
125/86. Амирхан мурза Мустафин сын князь Кудашев. Уроженец д. Ахуново Оренбургской губернии.
126/86. Надырша мурза Мустафин сын князь Кудашев. Уроженец д. Ахуново Оренбургской губернии.
127/86. Султангарей мурза Мустафин сын князь Кудашев. Уроженец д. Ахуново Оренбургской губернии.
128/86. Муртаза мурза Мустафин сын князь Кудашев. Уроженец д. Ахуново Оренбургской губернии.
129/86. Мухаметгарей мурза Мустафин сын князь Кудашев. Уроженец д. Ахуново Оренбургской губернии.
130/87. Мухамедияр мурза Шабаев сын князь Кудашев (1804–13.6.1874).
131/87. Ильяс мурза Шабаев сын князь Кудашев.
132/87. Хасан мурза Шабаев сын князь Кудашев.
133/87. Хусаин мурза Шабаев сын князь Кудашев.
134/88. Шагиахмет мурза Бахтеев сын князь Кудашев.
135/88. Арсланбек мурза Бахтеев сын князь Кудашев.
136/88. Абдулвали мурза Бахтеев сын князь Кудашев.
137/88. Шангарей мурза Бахтеев сын князь Кудашев.
138/89. Салимгарей мурза Усманов сын князь Кудашев (1808–?).
139/89. Шагимардан мурза Усманов сын князь Кудашев (1810–?).
140/89. Хусаин мурза Усманов сын князь Кудашев (1812–?). Жена Сахипямал.
141/89. Мухаметша мурза Усманов сын князь Кудашев (1824–?). Жена Нахиса.
142/91. Яхья мурза Смаилов сын князь Кудашев (1780–?).
143/92. Салим мурза Януков сын [князь] Кудашев (1787–1827). Жена Хафиза. В 1833 году переселился вместе с семейством из д.Булаево Кунгушинской волости Краснослободского уезда Пензенской губернии в д.Шланлыкулево Белебеевского уезда Оренбургской губернии.
144/92. Сеит мурза Януков сын [князь] Кудашев (1795–?).
145/93. Ханбек мурза Аюкаев сын [князь] Кудашев (1793–1812).
146/93. Мангут мурза Аюкаев сын [князь] Кудашев.
147/94. [Княжна] Фариза Байбекова дочь Кудашева (1791–?).
148/94. Хансувар мурза Байбеков сын [князь] Кудашев (1795–?). Жена Девлет. В 1833 году вместе с семейством переселился из д. Булаево Кунгушинской вол. Краснослободского у. Пензенской губ. в д. Шланлыкулево Белебеевского у. Оренбургской губ. [
149/94. [Княжна] Марюк Байбекова дочь Кудашева (1799–?).
150/94. [Княжна] Ямал Байбекова дочь Кудашева (1802–?).
151/94. Абдулсалям мурза Байбеков сын [князь] Кудашев (1804–?). Жена Мадина. В 1833 году переселился вместе с братом Хансуваром из д. Булаево Пензенской губ. в д. Шланлыкулево Оренбургской губ.
152/95. Василь мурза Яфаров сын [князь] Кудашев (1799–?). В 1833 году переселился из д.Чёрный Студенец Кунгушинской волости Краснослободского уезда Пензенской губернии в д.Шланлыкулево Белебеевского уезда Оренбургской губернии. Жена Марьям (1800 г.р.).
153/95. Хамза мурза Яфаров сын [князь] Кудашев (1806–?). Жена Салиха (1806 г.р.). В 1833 году переселился вместе с братом и сестрой из д. Чёрный Студенец Пензенской губернии в д. Шланлыкулево.
153а/95. [Княжна] Зямиля Яфарова дочь Кудашева (1809–?). В 1833 году переселилась вместе с семействами братьев из д.Чёрный Студенец Пензенской губернии в д.Шланлыкулево.
154/96. Князь Семен Павлович Кудашев (1803–?).
155/99. Князь Александр Нилович Кудашев (?–1823).
156/99. Князь Иван Нилович Кудашев.
157/99. Князь Алексей Нилович Кудашев.
158/102. Князь Василий Михайлович Кудашев.
159/102. Князь Николай Михайлович Кудашев.
160/104. Князь Владимир Дмитриевич Кудашев. Помещик Харьковской губернии. Поручик.
161/106. Князь Михаил Федорович Кудашев (1805–1843). Генерал-майор, командир 2-й бригады 14-й пехотной дивизии (1844 г.).
162/106. Князь Иван Федорович Кудашев. Помещик Полтавской губернии.
163/106. Князь Александр Федорович Кудашев (1813–?).
164/109. Княжна Екатерина Николаевна Кудашева (1811–?). Муж барон Карл Пилар фон Пильхау (1791–1861).
165/114. Князь Алексей Сергеевич Кудашев (1825–?). Жена Екатерина Алексеевна.
166/114. Князь Виктор Сергеевич Кудашев (1826–?).
167/114. Княжна Мария Сергеевна Кудашева (1827–?).
168/114. Князь Николай Сергеевич Кудашев (1829–?). Жена Екатерина Петровна Демидова (1839–?). Шталмейстер.
169/114. Князь Александр Сергеевич Кудашев (1830–?). Жена Софья Ивановна Орлова. Титулярный советник. Директор частного банка в Киеве.
170/114. Княжна Екатерина Сергеевна Кудашева (1831–?).
171/114. Князь Владимир Сергеевич Кудашев (22.3.1833–2.10.1871). Жена Ольга Николаевна Хорват (1840–1907).
172/114. Князь Сергей Сергеевич Кудашев (1834–?).
173/114. Княжна Ольга Сергеевна Кудашева (1836–?).
174/114. Княжна Александра Сергеевна Кудашева (1838–?). Муж Александр Михайлович Бердяев, отец великого русского философа Николая Александровича Бердяева.
175/115. Князь Иван Григорьевич Кудашев (1792–?).
176/115. Князь Николай Григорьевич Кудашев (1794–?).
177/115. Князь Тимофей Григорьевич Кудашев (1797–?).
178/115. Княжна Татьяна Григорьевна Кудашева (1801–?).
179/115. Князь Михаил Григорьевич Кудашев (1804–?).
180/115. Князь Павел Григорьевич Кудашев (1806–?).
181/115. Князь Александр Григорьевич Кудашев
X поколение:
182/116. Якуп мурза Юнусов сын князь Кудашев.
183/117. Марсиаф мурза Мусин сын князь Кудашев (1805–?).
184/117. Канзафар мурза Мусин сын князь Кудашев.
185/118. Шангарей мурза Арслангареев сын князь Кудашев.
186/118. Мухаметгарей мурза Арслангареев сын князь Кудашев.
187/118. Салих мурза Арслангареев сын князь Кудашев.
188/119. Хисравашир мурза Аюпов сын князь Кудашев.
189/119. Зиангир мурза Аюпов сын князь Кудашев.
190/119. Сахипгарей мурза Аюпов сын князь Кудашев (1849–?). Уроженец д. Уйбулатово Белебеевского уезда Оренбургской губернии (ныне Чекмагушевский район РБ). По материалам Всероссийской сельскохозяйственной переписи 1917 г. показан в д. Уйбулатово Карьявдинской волости в подворной карточке №48: Кудашев Сахибгарей Аюпов, припущенник, дворянин, 68 лет. Сын 41 года. Внук 14 лет. Сноха 38 лет. В хозяйстве имелись две лошади, одна корова, пять овец, четыре козы. Под посевами и паром 10 дес., сдает в аренду 3,5 дес., арендует 4 дес. Усадьба 0,5 дес.
191/121. Шабазгарей мурза Давлетгареев сын князь Кудашев (1857–?). Уроженец д. Уйбулатово Белебеевского уезда Оренбургской губернии. По материалам Всероссийской сельскохозяйственной переписи 1917 г. показан в д. Уйбулатово в подворной карточке №49: Кудашев Шабазгарей Давлетгареев, припущенник, дворянин, 60 лет. Сыновья 33, 26, 21 и 8 лет. Жена 55 лет, пчеловод. Дочь 18 лет. Снохи 30 и 28 лет. Внучки 4 и 2 лет. В хозяйстве плуг однолемешный железный, веялка. Два улья. Имелись три лошади, три коровы, пять телят, 21 овца. Под посевами и паром 28 дес. Арендует 20 дес. Усадьба 0,5 дес.
192/123. Мухаметзян мурза Ибрагимов сын князь Кудашев.
193/123. Султангарей мурза Ибрагимов сын князь Кудашев.
194/123. Ахметгарей мурза Ибрагимов сын князь Кудашев.
195/125. Зинатулла мурза Амирханов сын князь Кудашев.
196/126. Сахипгарей мурза Надыршин сын князь Кудашев.
197/126. Мухаметзян мурза Надыршин сын князь Кудашев.
198/129. Гибадулла мурза Мухаметгареев сын князь Кудашев.
199/130. Давлетгарей мурза Мухамедияров сын князь Кудашев.
200/130. Мухаметгарей мурза Мухамедияров сын князь Кудашев.
201/130. Мухаметгали мурза Мухамедияров сын князь Кудашев. Жена Рахима.
202/130. Мухаметамин мурза Мухамедияров сын князь Кудашев.
203/130. Мухаметкарим мурза Мухамедияров сын князь Кудашев. Жена Ульмасбика Гайнуллина дочь Еникеева.
204/130. Мирсаяф мурза Мухамедияров сын князь Кудашев.
205/130. Мирсаит мурза Мухамедияров сын князь Кудашев.
206/131. Идрис мурза Ильясов сын князь Кудашев. Жена Гульямал.
207/131. Саитбаттал мурза Ильясов сын князь Кудашев.
208/131. Нурмухамет мурза Ильясов сын князь Кудашев. Жена Ханя.
209/131. Нургали мурза Ильясов сын князь Кудашев. Жена Минлисафа.
210/131. Навширван мурза Ильясов сын князь Кудашев. Жена Мухалифа.
211/134. Хасан мурза Шагиахметов сын князь Кудашев. Жена Хусниямал.
212/135. Шагимардан мурза Арсланбеков сын князь Кудашев. Жена Хадича.
213/138. Давлетгарей мурза Салимгареев сын князь Кудашев (1835–10.4.1881). Жена Гульшакира.
214/138. Мухаметгарей мурза Салимгареев сын князь Кудашев.
215/138. Ахметгарей мурза Салимгареев сын князь Кудашев.
216/138. Княжна Хаербанат Салимгареева дочь Кудашева (1850–?). Муж Бикмухамет мурза Мухаметгареев сын Маматов.
217/140. Княжна Фатима Хусаинова княжна Кудашева (1847–?).
218/140. Юнус мурза Хусаинов сын князь Кудашев. Жена Газельбанат (Гайнельбанат) Нигматуллина дочь княжна Маматова.
219/140. Якуп мурза Хусаинов сын князь Кудашев (1853–?). Жены: 1. Газиза Нигматуллина дочь княжна Маматова; 2. Зухра Валиуллина дочь Мамлеева. По материалам переписи 1917 г. показан под №12: Кудашев Якуб Хусаинов, припущенник, дворянин, мещеряк. 64 лет. Сыновья 30, 21, 10, 8 и 5 лет. Внук 4 лет. Жена 30 лет. Сноха 25 лет. Дочери 18 и 16. Внучке до 1 года. В хозяйстве 3 лошади (в т.ч. 2 рабочие), 2 коровы, 2 теленка, 12 овец, 1 коза. Имеется 1 плуг однолемешный. 2 душевых земельных надела. Усадьба 0,25 дес. Всего 10 дес. Арендует в чужом обществе 3 дес. озимых, 2,66 дес. яровых (на 1 посев за деньги). Арендует у учреждения (видимо у Крестьянского поземельного банка или Департамента государственных имуществ) 2 дес. озимых, 2 дес. яровых, 6 дес. покосов (на 6 лет за деньги). Посев: озимой ржи – 2,25 дес., овса – 1,67, гречи – 1, гороха – 0,5 дес., картофеля – 0,13 дес. Всего под посевом 8,89 дес. Пара 4,7 дес. Итого 13,64 дес.
220/141. Асфандияр мурза Мухаметшин сын князь Кудашев (9.2.1847–1911). Жена Бадриямал.
221/141. Арслангарей мурза Мухаметшин сын князь Кудашев. Жена Магрифа.
222/143. Княжна Фания Салимова дочь княжна Кудашева (1812–?).
223/143. Валиша мурза Салимов сын [князь] Кудашев (1814–?). Житель д.Шланлыкулево Белебеевского уезда с 1833 года.
224/143. [Княжна] Мелихан Салимова дочь Кудашева (1817–?).
225/143. Сайфулла мурза Салимов сын [князь] Кудашев (1820–?). Житель д.Шланлыкулево Белебеевского уезда с 1833 года.
226/143. Максут мурза Салимов сын [князь] Кудашев (1822–?). Житель д.Шланлыкулево Белебеевского уезда с 1833 года.
227/148. [Княжна] Зейгафран Хансуварова дочь Кудашева (1814–?).
228/148. Файзулла Хансуваров сын [князь] Кудашев (1815–?). Житель д.Шланлыкулево Белебеевского уезда с 1833 года.
229/148. [Княжна] Кяби Хансуварова дочь княжна Кудашева (1819–?).
230/151. Салимгарей мурза Абдулсалямов сын [князь] Кудашев (1840–?).
231/151. Саитгарей мурза Абдулсалямов сын [князь] Кудашев (15.02.1842–1933). Участник русско-турецкой войны 1877–1878 годов. Фельдфебель запаса. Жена Иртукямал Хабибрахманова дочь Еникеева.
232/151. Сахипгарей мурза Абдулсалямов сын [князь] Кудашев.
233/151. Батыргарей мурза Абдулсалямов сын [князь] Кудашев.
234/151. Арслангарей мурза Абдулсалямов сын [князь] Кудашев.
235/152. Шайхатар мурза Василев сын [князь] Кудашев (1818–?).
236/152. Сайфутдин мурза Василев сын [князь] Кудашев (1820–?).
237/152. Хибатулла мурза Василев сын [князь] Кудашев (1825–?).
237а/153. [Княжна] Насихан Хамзиновна дочь Кудашева (1833–?).
238/155. Князь Василий Александрович Кудашев.
239/155. Князь Петр Александрович Кудашев.
240/155. Князь Николай Александрович Кудашев.
241/155. Князь Алексей Александрович Кудашев (1808–?).
242/155. Князь Иван Александрович Кудашев (1808–1855).
243/155. Княжна Прасковья Александровна Кудашева.
244/156. Князь Владимир Иванович Кудашев.
245/156. Князь Николай Иванович Кудашев.
246/156. Княжна Екатерина Ивановна Кудашева.
247/157. Князь Иван Алексеевич Кудашев.
248/160. Князь Александр Владимирович Кудашев. Генерал-майор.
249/160. Князь Виктор Владимирович Кудашев (1806–?).
250/169. Князь Сергей Александрович Кудашев (1857–?).
251/169. Князь Иван Александрович Кудашев (1859–?). Жена графиня Ольга Карловна Толь.
252/169. Князь Александр Александрович Кудашев (1860–?).
253/169. Князь Алексей Александрович Кудашев (1861–11.11.1901). Жена светлейшая княжна Мария Константиновна Горчакова (3.07.1871–19.05.1924). После революции семейство эмигрировало во Францию.
254/169. Княжна Екатерина Александровна Кудашева (1864–?).
255/169. Князь Николай Александрович Кудашев (1866–?).
256/171. Княжна Матильда Владимировна Кудашева (1857–?).
257/171. Княжна Мария Владимировна Кудашева (1859–?).
258/171. Князь Сергей Владимирович Кудашев (14.9.1863–27.2.1933). Действительный статский советник и камергер. Умер в эмиграции в Италии (Флоренция). Жены: 1. фрейлина Вера Максимилиановна Нейрат (1874–1920); 2. Ольга Эриковна фон Пистолькорс (1888–1963). Действительный статский советник и камергер. Умер в эмиграции во Флоренции.
259/171. Князь Всеволод Владимирович Кудашев (1870–?).
260/171. Князь Владимир Владимирович Кудашев (?–22.2.1857).
261/172. Княжна Анна Сергеевна Кудашева (1862–?).
262/172. Княжна Мария Сергеевна Кудашева (1866–?).
263/172. Княжна Еликанида Сергеевна Кудашева (1868–?).
264/172. Княжна София Сергеевна Кудашева (1870–?).
265/172. Князь Александр Сергеевич Кудашев (1872–?).
266/172. Княжна Екатерина Сергеевна Кудашева (1874–?).
267/180. Князь Николай Павлович Кудашев (1831–1919). Расстрелян на Кавказе во время Гражданской войны.
XI поколение:
268/186. Гадельгарей мурза Мухаметгареев сын князь Кудашев (1854–?). Уроженец д. Уйбулатово Белебеевского уезда Оренбургской губернии (ныне Чекмагушевский район РБ). В 1876 г. закончил Оренбургскую учительскую школу. В том же году был назначен преподавателем в д. Урметово Куручевской волости. С 1877 г. преподает в русском классе медресе в Оренбурге. С 1885 г. переведен на должность учителя мужского одноклассного училища в д. Буздяк Богадинской волости Белебеевского уезда, где он и преподавал вплоть до времён советской власти. По материалам Всероссийской сельскохозяйственной переписи 1917 г. показан в д. Уйбулутово Карьявдинской волости Белебеевского уезда в подворной карточке №53: Кудашев Гадлгарей, припущенник, дворянин, учитель 61 года (проживает в Буздяке). Сын 30 лет (проживает в Буздяке). Внук 4 лет. Жена 50 лет. Сноха 25 лет. Внучка 8 лет. В хозяйстве одна лошадь, три коровы, пять телят. Отсутствуют. Под посевами и паром 16 дес. Усадьба 0,5 дес.
269/187. Салимгарей мурза Салихов сын князь Кудашев (1860–?). Уроженец д. Уйбулатово Белебеевского уезда Оренбургской губернии. По материалам переписи 1917 г. показан в д. Уйбулатово в подворной карточке №51: Кудашев Салимгарей Салихов, припущенник, дворянин, 57 лет. Работник 18 лет. Жена 52 лет (пчеловод). Дочь 17 лет. В хозяйстве плуг однолемешный железный, две веялки. 18 ульев. Имелись четыре лошади, четыре коровы, девять телят, 25 овец, две козы. Под посевами и паром 34,5 дес. Арендует 6,5 дес. Сдает в аренду 1 дес. Усадьба 0,5 дес.
270/187. Саитгарей мурза Салихов сын князь Кудашев (1865–?). Уроженец д. Уйбулатово Карьявдинской волости Белебеевского уезда Оренбургской губернии (ныне Чекмагушевский район РБ). По материалам переписи 1917 г. показан в д.Уйбулатово в подворной карточке под №47: Кудашев Сеитгарей Салихов, припущенник, дворянин, 52 лет. Сыновья 26, 24, 22 лет. Работник 18 лет. Жена 45 лет (пчеловод). Дочери 18, 16, 13. В хозяйстве плуг однолемешный железный. Два улья. Имелись четыре лошади, , две коровы, три теленка, 15 овец. Под посевами и паром 25 дес. Арендует 7,5 дес. Усадьба 0,5 дес.
271/195. Валиулла мурза Зинатуллин сын князь Кудашев (1857–?). Уроженец д. Уйбулатово Карьявдинской волости. Жена Фатима Шарафутдинова.
271а/195. Хабибулла мурза Зинатуллин сын князь Кудашев. Уроженец д. Уйбулатово. В 1907 году приобрёл 6 дес. земли в Чиялекулевском товариществе Карьявдинской волости.
272/195. Сафиулла мурза Зинатуллин сын князь Кудашев. Уроженец д. Уйбулатово. В 1907 году приобрёл 7 дес. земли в Чиялекулевском товариществе Карьявдинской волости.
273/201. Хасан мурза Мухаметгалиев сын князь Кудашев.
274/201. Хусаин мурза Мухаметгалиев сын князь Кудашев.
275/201. Батыргарей мурза Мухаметгалиев сын князь Кудашев (22.1.1876–?).
276/203. Ибрагим мурза Мухаметкаримов сын князь Кудашев (1893–?).
277/206. Княжна Фатима Идрисова дочь Кудашева (1856–?). Муж Хаммед Сайфуллович Байтиряков (1851–?).
278/206. Рахматулла мурза Идрисов сын князь Кудашев (28.8.1874–?). Жена Фатима Хусаинова. По материалам переписи 1917 г. значится под №47: Кудашев Рахметулла Идрисович. 44 лет. Сын 7 лет. Жена 25. Дочь 2. В хозяйстве 1 рабочая лошадь, 1 корова, 1 нетеля, 4 овцы. Имеется 1 плуг однолемешный. Усадьба 0,13 дес. Посев: озимой ржи – 1 дес., овса – 0,75, яровой пшеницы – 0,5, проса – 0,25, гречи – 0,5, картофеля – 0,17 дес. Всего под посевом 2,37 дес. Пара 1,25 дес. Итого 3,62 дес.
279/206. Княжна Муслима Идрисова дочь Кудашева (4.4.1876–?).
280/206. Калимулла мурза Идрисов сын князь Кудашев (30.5.1881–?). Жена Халима Тухватуллина. По материалам переписи 1917 г. значится под №46: Кудашев Калимулла Идрисович. 30 лет. Сын 1. Жена 20. Сестра 38 лет. В хозяйстве 1 рабочая лошадь, 1 корова, 1 нетеля, 1 теленок, 5 овец, 3 козы. 1 душевой земельный надел. Усадьба 0,13 дес. Арендует в своем обществе 0,16 дес. яровых. Посев: озимой ржи – 0,75 дес., овса – 0,25, яровой пшеницы – 0,5, проса – 0,25, гречи – 0,25, картофеля – 0,17 дес. Всего под посевом 2,17 дес. Пара 1,25 дес. Итого 3,42 дес.
281/206. Халиулла Идрисов сын князь Кудашев (23.12.1883–?).
282/207. Княжна Зулейха Саитбатталова дочь Кудашева. Муж Сабит мурза Мухаметсадыков сын Мамлеев.
283/208. Княжна Бибинокаш Нурмухаметова дочь Кудашева (1.3.1884–?).
284/209. Мухаметзян мурза Нургалиев сын князь Кудашев.
285/209. Ахметзян мурза Нургалиев сын князь Кудашев.
286/209. Нигматьян мурза Нургалиев сын князь Кудашев (7.3.1873–?). По материалам переписи 1917 г. значится как Кудашев Нигмазян под №67: 37 лет. Сын 6 лет. В хозяйстве живет работник 59 лет. Нанимаются годовой и поденные работники. В хозяйстве 3 рабочие лошади, 1 корова, 1 нетеля, 1 теленок, 50 овец, 2 козы. Имеется 1 плуг однолемешный. 5 душевых земельных наделов. Усадьба 0,25 дес. Всего 25 дес. Арендует у учреждения (видимо у Крестьянского поземельного банка или Департамента государственных имуществ) 2 дес. озимых, 1,32 дес. яровых. Посев: озимой ржи – 4,5 дес., овса – 2,25, яровой пшеницы – 3,5, проса – 1,5, гречи – 1, гороха – 0,5, картофеля – 0,15 дес. Всего под посевами 13,4 дес. Пара 5,5 дес. Итого 18,9 дес. Незаконно репрессирован. В анкете показан как Кудашев Нигматьян Нурлыгалеевич, 1880 г.р., уроженец д.Старый Буздяк Буздякского р-на, татарин, б/п, неграмотный, торговец, арестован 23.11.1937 г., осужден по ст.58-10, 58-11 к лишению свободы на 10 лет, реабилитирован 27.03.1959 г.
287/210. Хусаин мурза Навширванов сын князь Кудашев (1.1.1882–?).
288/210. Княжна Гайша Навширванова дочь Кудашева (6.1.1884–?).
289/211. Княжна Хадича Хасанова дочь Кудашева (1856–01.06.1911). Мужья: 1. Ахметгарей Амирханов (1851–?); 2. Калимулла Фаткуллин (1858–?).
290/211. Хусаин мурза Хасанов сын князь Кудашев. Жены: 1. Гульзайнап Юнусова дочь Еникеева; 2. Зулейха Муратова.
291/211. Шангарей мурза Хасанов сын князь Кудашев (29.4.1876–?). Жена Зулейха Арслангареева. По материалам переписи 1917 г. значится под №6: Кудашев Шангарей Хасанович. 41 год. Сельскохозяйственный рабочий. Сыновья 9 и 7 лет. Жена 20 лет. Дочь 12 лет. В хозяйстве 1 рабочая лошадь, 3 овцы, 3 козы. Усадьба 0,27 дес. Посев: озимой ржи – 1 дес., яровой пшеницы – 0,5, проса – 0,5, гороха – 0,12, картофеля – 0,17 дес. Всего под посевом 2,29 дес. Пара 1,25 дес. Итого 3,54 дес.
292/212. Навширван мурза Шагимарданов сын князь Кудашев (1862–?). Жена Марьям Валиуллина дочь Мамлеева. В 1917 году во время Всероссийской сельскохозяйственной переписи его семейство показано в Буздяке под №116: домохозяин 55 лет, торговец; его сыновья 12 и 9 лет. Жена 42 лет, дочери 14, 9 и 6 лет. Мать 72 лет. Нанимается поденный работник. В хозяйстве 2 рабочие лошади, 1 корова, 1 нетеля, 1 теленок, 4 овцы. Плуг однолемешный. 3 душевых земельных надела. Посев: озимой ржи – 1,5 дес., овса – 0,5, яровой пшеницы – 2, проса – 0,25, гречи – 0,5, картофеля – 0,07 дес. Всего под посевами и паром 7,42 дес.
293/212. Нурмухамет мурза Шагимарданов сын князь Кудашев.
294/212. Княжна Марзия Шагимарданова дочь Кудашева (20.8.1873–?).
295/213. Саитгарей мурза Давлетгареев сын князь Кудашев (1871–?). По материалам переписи 1917 г. значится под №5 в д.Буздяк (Старый Буздяк): Кудашев Саидгарей, дворянин, мещеряк, 46 лет. Сыновья 15, 8 и 4 лет. Нанимает работников (живут вместе с семейством) 35 и 18 лет. Жена 43 лет. Дочь 13. Мать 70 лет. Нанимаются годовые, сроковые и поденные работники. В хозяйстве 4 рабочие лошади, 3 коровы, 2 нетели, 4 теленка, 16 овец. Сельхозинвентарь – 1 плуг однолемешный, 1 плуг многолемешный, 0,5 жнейки, 0,5 молотилки, 0,5 веялки. 3 душевых земельных надела. Усадьба 0,25 дес. Арендует в своем обществе 2 дес. озимых, 1,67 дес. яровых (на 1 посев за деньги). Арендует у учреждения (видимо у Крестьянского поземельного банка или Департамента государственных имуществ) 2 дес. озимых и 1 дес. яровых (на 6 лет за деньги). Посев: озимой ржи – 3 дес., овса – 2, яровой пшеницы – 3, проса – 0,75, гречи – 0,75, картофеля – 0,06 дес. Всего под посевом 9,56 дес. Пара 3,75 дес. Залежи 3 дес. Итого 16,31 дес.
296/213. Мухаметгарей мурза Давлетгареев сын князь Кудашев.
297/213. Султангарей мурза Давлетгареев сын князь Кудашев (9.4.1881–?).
298/214. Мухаметвали мурза Мухаметгареев сын Кудашев (1857–?). По материалам переписи 1917 г. показан под №29: Кудашев Мух.-Вали Мух.-Гареевич. 60 лет. Сыновья 30 (в армии), 25 (в армии). Жена 58. Дочь 18. Нанимаются поденные и сдельные работники. В хозяйстве 3 рабочие лошади, 2 нетели, 4 овцы. Имеется 1 плуг однолемешный. 5 душевых земельных наделов. Усадьба 0,25 дес. Посев: озимой ржи – 3,75 дес., овса – 1,5, яровой пшеницы – 1, проса – 0,5, гречи – 1,5, картофеля – 0,17 дес. Всего под посевами 8,42 дес. Пара 5 дес. Итого 13,42 дес.
299/214. Хусаин мурза Мухаметгареев сын князь Кудашев (1860–?). По материалам переписи 1917 г. значится под №90: Кудашев Хусаин Мухаметгерев. 57 лет. Припущенник, дворянин, мещеряк. Сын 14 лет. Жена 40 лет. Дочери 22 лет (ученица), 18 (ученица). В хозяйстве 1 рабочая лошадь, 1 корова, 1 теленок, 4 овцы. 1 душевой земельный надел. Усадьба 0,25 дес. Посев: озимой ржи – 1 дес., овса – 0,25, яровой пшеницы – 0,12, проса – 0,25, гречи – 0,5, гороха – 0,25, картофеля – 0,06 дес. Всего под посевами 2,43 дес. Пара 1 дес. Итого 3,43 дес.
300/214. Юсуп мурза Мухаметгареев сын князь Кудашев.
301/214. Ахмет мурза Мухаметгареев сын князь Кудашев.
302/218. Гумер мурза Юнусов сын князь Кудашев. Жена Маймуна Шангареева.
303/218. Княжна Марьям Юнусова дочь Кудашева (1874–?).
304/218. Княжна Маймуня Юнусова дочь Кудашева (29.9.1876–?).
305/218. Княжна Марьям Юнусова дочь Кудашева (10.11.1883–?).
306/218. Княжна Зулейха Юнусова дочь Кудашева (1893–?).
307/219. Княжна Гайнельхаят Якупова дочь Кудашева (15.12.1883–1920).
308/219. Княжна Зухра Якупова дочь Кудашева (1893–?).
309/219. Халилулла мурза Якупов сын князь Кудашев (1910–?).
310/220. Ильдархан мурза Асфандияров сын князь Кудашев (7.10.1883–?).
311/220. Рустамхан мурза Асфандияров сын князь Кудашев (1885–28.3.1920). Участник Первой Мировой войны. По материалам переписи 1917 г. значится под №40: Кудашев Рустумхан Асмандиярович. 38 лет. Братья 27, 25 (в армии), 22 (в армии). Мать 60. Сестра 15. Нанимаются сдельные работники. В хозяйстве 2 рабочие лошади, 1 корова, 1 теленок, 2 овцы. Имеется 1 плуг однолемешный. 1,33 душевых земельных надела. Усадьба 0,25 дес. Всего 7,5 дес. Арендует в своем обществе 0,42 дес. яровых (на оброк). Арендует у учреждения (видимо у Крестьянского поземельного банка или Департамента государственных имуществ) 2 дес. озимых и 1 дес. яровых (на 6 лет за деньги). Посев: озимой ржи – 2,25 дес., овса – 1,75, картофеля – 0,03 дес. Всего под посевом 5,03 дес. Пара 2,25 дес. Итого 7,28 дес.
312/220. Шагимардан мурза Асфандияров сын князь Кудашев (1888–1893).
313/220. Калимулла мурза Асфандияров сын князь Кудашев (1891–1979).
314/220. Исламгали мурза Асфандияров сын князь Кудашев (1893–?). Жена Фания. Участник Первой Мировой войны.
315/221. Княжна Бибихафиза Арслангареева дочь Кудашева (30.12.1881–?).
316/221. Княжна Мадина Арслангареева дочь Кудашева (21.9.1883–?).
317/221. Ибрагим мурза Арслангареев сын князь Кудашев (1897–?). Жена Сайда. По материалам переписи 1917 г.показан под №14: Кудашев Ибрагим.. 20 лет. Сестра 17 лет. Нанимаются поденные работники. В хозяйстве 2 рабочие лошади, 1 корова, 1 нетеля, 1 теленок, 8 овец. Имеется 1 плуг однолемешный. 3,5 душевых земельных надела. 0,25 дес. усадьбы. Всего 17,5 дес. Посев: озимой ржи – 1,67 дес., овса – 2, яровой пшеницы – 2, проса – 0,5, картофеля – 0,08 дес. Всего под посевом 6,25 дес. Пара 4,5 дес. Залежи 1 дес. Итого 11,75 дес.
318/228. Сафиулла мурза Файзуллин сын [князь] Кудашев (1862–?). Жена Малика (1867–после 1922).
319/230. Зинатулла мурза Салимгареев сын [князь] Кудашев.
320/230. Рахматулла мурза Салимгареев сын [князь] Кудашев. Жена Кайдафа Назметдинова дочь Кинзикеева.
321/230. Исмагил мурза Салимгареев сын [князь] Кудашев.
322/231. Сайфулмулюк мурза Саитгареев сын [князь] Кудашев (1880–?). Незаконно репрессирован. В анкете показан как Кудашев Мулюк Саетгареевич, 1880 г.р., уроженец д.Табанлы-Куль Буздякского р-на БАССР, татарин, б/п, единоличник, арестован 30.10.1930 г., сослан по ст.58-10, 58-11, 58-13 на 5 лет, реабилитирован 29.06.1957 г.
323/231. Миннибай мурза Саитгареев сын [князь] Кудашев (1888–1921).
324/231. Шагали мурза Саитгареев сын [князь] Кудашев (23.7.1891–1942). Жена Газиза Нургалиева дочь Кутушева (1897 г.р.). Незаконно репрессирован. В анкетах показан как Кудашов (Кудашев) Шагали Саетгареевич, 1891 г.р., уроженец д.Табанлы-куль Буздякского р-на БАССР, татарин, б/п, единоличник, арестован 30.10.1930 г., осужден по ст.58-10, 58-11, 58-13 к лишению свободы на 5 лет., реабилитирован 29.06.1957 г.; арестован 23.11.1937 г., осужден по ст.58-10, 58-11 к лишению свободы на 10 лет, реабилитирован 27.03.1959 г.; уроженец д.Шланлыкулево Буздякского р-на БАССР, татарин, б/п, образование начальное, Башгорторг, агент по заготовкам, арестован 23.04.1937 г., осужден по ст.58-10, 58-11 к лишению свободы на 10 лет, реабилитирован 27.03.1959 г.
325/232. Адельгарей мурза Сахипгареев сын [князь] Кудашев.
326/232. [Княжна] Халима Сахипгареева дочь Кудашева. Муж Хусаин мурза Файзуллин сын Утяшев.
327/232. Гильметдин мурза Сахипгареев сын [князь] Кудашев.
328/232. Гиззетдин мурза Сахипгареев сын [князь] Кудашев.
329/232. Мухаметша мурза Сахипгареев сын [князь] Кудашев.
330/233. Зинатулла мурза Батыргареев сын [князь] Кудашев.
331/233. Ибрай мурза Батыргареев сын [князь] Кудашев.
332/233. Ильяс мурза Батыргареев сын [князь] Кудашев
333/233. Сарарьян мурза Батыргареев сын [князь] Кудашев.
334/234. [Княжна] Мадина Арслангареева дочь Кудашева. Муж Нигматулла Галиевич Халфин.
335/234. Якуп мурза Арслангареев сын [князь] Кудашев (1892–?). Незаконно репрессирован. В анкете показан как уроженец д.Табанлы-куль Буздякского р-на БАССР, татарин, б/п, единоличник, арестован 30.10.1930 г., осужден по ст.58-10, 58-11, 58-13 к лишению свободы на 5 лет, реабилитирован 29.06.1957 г.; арестован 11.12.1937 г., осужден по ст.58-10, 58-11 к лишению свободы на 10 лет, реабилитирован 10.06.1957 г.
336/234. Гайса мурза Арслангареев сын [князь] Кудашев.
337/234. Сулейман мурза Арслангареев сын [князь] Кудашев (1897–?). Незаконно репрессирован. В анкете показан как уроженец д.Табанлы-куль Буздякского р-на БАССР, татарин, б/п, образование начальное, агент по сбору кожсырья, арестован 11.12.1937 г., осужден по ст.58-10, 58-11 к лишению свободы на 10 лет, реабилитирован 10.06.1957 г.; арестован 26.03.1951 г., сослан по ст. 58-10 на 8 лет, реабилитирован 19.09.1958 г.
338/234. Муса мурза Арслангареев сын [князь] Кудашев.
339/236. Батыргарей мурза Сайфутдинов сын [князь] Кудашев (1876–1968). Жена Гульзифа Аминева (1880–1968)
340/236. Нуриахмет мурза Сайфутдинов сын [князь] Кудашев.
341/241. Князь Иван Алексеевич Кудашев (1847–?).
342/241. Князь Александр Алексеевич Кудашев (1851–?).
343/241. Княжна Мария Алексеевна Кудашева.
344/242. Князь Николай Иванович Кудашев.
345/242. Князь Александр Иванович Кудашев.
346/242. Князь Алексей Иванович Кудашев.
347/242. Княжна Анфиса Ивановна Кудашева (1842–?).
348/242. Княжна Мария Ивановна Кудашева (1844–?).
349/242. Княжна Ольга Ивановна Кудашева.
350/245. Князь Владимир Николаевич Кудашев.
351/248. Князь Николай Александрович Кудашев. Губернский секретарь.
352/248. Князь Владимир Александрович Кудашев. Коллежский ассесор.
353/248. Князь Евгений Александрович Кудашев. Жена Мария Дмитриевна Похвиснева. Штаб-ротмистр.
354/253. Княжна Софья Алексеевна Кудашева (26.11.1895–19.10.1968). Мужья: 1. морской офицер Френсис-Джон Хантер-Блэр (21.09.1895–1.06.1941); 2. адмирал Роберт Ламберт (7.06.1874–31.10.1950).
355/253. Княжна Мария Алексеевна Кудашева (21.02.1901–?). Муж князь Александр Михайлович Путятин (1897–1954).
356/258. Княжна Мария Сергеевна Кудашева (7.04.1895–?).
357/258. Князь Сергей Сергеевич Кудашев (2.10.1901–?). Жена Мария дель Пинар Robert-Asensio (11.01.1919, Испания).
358/258. Княжна Ольга Сергеевна Кудашева (4.02.1926–?).
359/259. Князь Николай Всеволодович Кудашев (1903–1978). Жены: 1. Тамара Политанская (?–1928); 2. Клавдия Николаева. Умер в США.
360/265. Князь Сергей Александрович Кудашев (?–1918). Жена Мария Михайлова.
361/267. Князь Владимир Николаевич Кудашев (10.6.1865–26.1.1945). Жена Анна Елисеевна Кочановская (3.2.1877–?). Умер в эмиграции.
XII поколение:
362/268. Княжна Карима Гадельгареева дочь Кудашева.
363/268. Ильдархан мурза Гадельгареев сын князь Кудашев. На преподавательской деятельности с сентября 1906 г. В 1912 г. показан учителем Богадинского одноклассного училища (д. Богады Богадинской волости Белебеевского у.).
364/268. Хусаин мурза Гадельгареев сын князь Кудашев. На преподавательской деятельности с 1 октября 1910 г. В 1912 г. показан учителем Шланлыкулевского двухклассного училища.
365/270. Ахметхан мурза Саитгареев сын князь Кудашев (1891–?). Незаконно репрессирован. В анкете показан как уроженец д.Уйбулатово Чекмагушевского р-на БАССР, татарин, б/п, образование начальное, колхозник, арестован 17.11.1937 г., осужден по ст.58-10 к лишению свободы на 10 лет, реабилитирован 14.05.1989 г.
366/270. Княжна Камиля Саитгареева дочь Кудашева.
367/271. Тимерьян мурза Валиуллин сын князь Кудашев (24.2.1906–?). Уроженец д. Чекмагушево Старо-Калмашевской волости Белебеевского у. (ныне Чекмагушевский район РБ).
368/272. Исмагил мурза Сафиуллин сын князь Кудашев (1905–?).
369/272. Нигматулла мурза Сафиуллин сын князь Кудашев (1911–?).
370/278. Самигулла мурза Рахматуллин сын князь Кудашев (11.08.1910–?).
371/278. Княжна Карима Рахматуллина дочь Кудашева (17.03.1916).
372/280. Шайхулла мурза Калимуллин сын князь Кудашев (1916–?).
373/284. Нуриахмет мурза Мухаметзянов сын князь Кудашев (1892–?).
374/290. Хабибулла мурза Хусаинов сын князь Кудашев (1893–?).
375/290. Гумер мурза Хусаинов сын князь Кудашев.
376/290. Княжна Марзия Хусаинова дочь Кудашева.
377/290. Гали мурза Хусаинов сын князь Кудашев (1896–1964). Жены: 1. Зубарзят Фаттахетдинова; 2. Мавлиха Маннанова.
378/290. Шагигардан мурза Хусаинов сын князь Кудашев.
379/290. Шайхулла мурза Хусаинов сын князь Кудашев.
380/291. Ильяс мурза Шангареев сын князь Кудашев (1910–?).
381/292. Княжна Фариза Навширванова дочь Кудашева (1911–?).
382/292. Княжна Уммугульсум Навширванова дочь Кудашева (1915–?).
383/295. Сулейман мурза Сеитгареев сын князь Кудашев.
384/298. Ибатулла мурза Мухаметвалиев сын князь Кудашев (1887–?). Участник Первой Мировой войны.
385/298. Нуриахмет мурза Мухаметвалиев сын князь Кудашев (1892–1962). Жена Муслима Шагигарданова дочь Кинзикеева. Участник Первой Мировой войны.
386/302. Княжна Зайнап Гумерова дочь Кудашева (06.08.1911–?).
387/310. Хусаин мурза Ильдарханов сын князь Кудашев (1913–1986). Народный артист России и Башкортостана, актер Башкирского драматического театра. На сцене им сыграно около 200 ролей.
388/310. Гали мурза Ильдарханович князь Кудашев (1920–1995). Жена Ляля Нуриахметовна Вахитова (26.06.1927–16.08.2010).
389/310. Гумер мурза Ильдарханович князь Кудашев (1925 г.р.).
390/311. Шамиль мурза Рустамханович князь Кудашев (1919–1986). Участник Великой Отечественной войны. Заслуженный работник здравоохранения БАССР. Жена Татьяна Алексеевна. Его именем названа одна из улиц села Буздяк.
391/313. Княжна Хатима Калимулловна Кудашева.
392/313. Асхат мурза Калимуллович князь Кудашев (1926 г.р.).
393/313. Княжна Хакима Калимулловна Кудашева.
394/313. Амир мурза Калимуллович князь Кудашев (1931 г.р.). Кандидат ветеринарных наук (1968). «Заслуженный ветеринарный врач РСФСР (1982).
395/317. Исмагил мурза Ибрагимович князь Кудашев.
396/317. Княжна Амина Ибрагимовна Кудашева.
397/317. Княжна Фариза Ибрагимовна Кудашева.
398/318. Гали мурза Сафиуллин сын [князь] Кудашев (1896–1943).
399/318. Шайхулла мурза Сафиуллин сын [князь] Кудашев (1900–1939).
400/318. Файзулла мурза Сафиуллин сын [князь] Кудашев (1906–1943).
401/320. Мухаметша мурза Рахматуллин сын [князь] Кудашев.
402/320. [Княжна] Карима Рахматуллина дочь Кудашева (09.04.1915–?).
403/322. Ибрагим мурза Сайфулмулюков сын [князь] Кудашев (1905–1999).
404/322. Исмагил мурза Сайфулмулюков сын [князь] Кудашев (1908–?).
405/322. Юсуп мурза Сайфулмулюков сын [князь] Кудашев (1910–?).
406/322. Юнус мурза Сайфулмулюков сын [князь] Кудашев (1913–?).
407/322. Усман мурза Сайфулмулюков сын [князь] Кудашев (1916–?).
408/322. Миннибай мурза Сайфулмулюкович [князь] Кудашев (1924 г.р.).
409/323. Даут мурза Миннибаев сын князь Кудашев.
410/324. N. мурза Шагалиевич [князь] Кудашев. Умер в младенчестве.
411/324. [Княжна] Галия Шагалиевна Кудашева (15.6.1922). Участник Великой Отечественной войны.
412/324. Рифкат мурза Шагалиевич [князь] Кудашев (28.12.1924–1943). Участник Великой Отечественной войны. Погиб на фронте.
413/324. [Княжна] Гульшат Шагалиевна Кудашева (1926 г.р.).
414/324. Адый мурза Шагалиевич [князь] Кудашев (15.6.1928–1985). Жена Марьям Биктимировна Хасанова. Заслуженный нефтяник Башкортостана, отличник нефтяной промышленности, заведующий лабораторией в НИИ, один из первооткрывателей крупных башкирских месторождений.
415/324. Ринат мурза Шагалиевич князь Кудашев (21.3.1936). Жена Раиса Харисовна Давлетшина (28.1.1937). Заслуженный строитель Российской Федерации, член-корреспондент РАН, член-корреспондент Академии строительства, экономики и инвестиций, член Меджлиса татарских мурз, член Историко-Родословного Общества в Москве.
416/325. Ильяс мурза Адельгареев сын [князь] Кудашев (1907–?).
417/325. Шайхетдин мурза Адельгареев сын [князь] Кудашев.
418/325. Амир мурза Адельгареевич [князь] Кудашев (1918 г.р.).
419/325. Рашит мурза Адельгареевич [князь] Кудашев (1924 г.р.).
420/327. Юрий мурза Гильметдинович [князь] Кудашев.
421/335. Марат мурза Якупович [князь] Кудашев (1938 г.р.).
422/337. Раян мурза Сулейманович [князь] Кудашев (1920 г.р.).
423/337. Гайса мурза Сулейманович [князь] Кудашев (1923 г.р.).
424/337. Наиль мурза Сулейманович князь Кудашев (1927 г.р.).
425/339. Исламгарей мурза Батыргареев сын [князь] Кудашев (1906–1981).
426/339. Султангарей мурза Батыргареев сын [князь] Кудашев (1909–1992).
427/339. Ахметгарей мурза Батыргареев сын [князь] Кудашев (1912–1944).
428/339. [Княжна] Гатия Батыргареева дочь Кудашева (1914–?).
429/339. Абдулбари мурза Батыргареев сын [князь] Кудашев (14.11.1916–28.12.1992). Участник Великой Отечественной войны. Доктор медицинских наук (1973). «Заслуженный врач РБ». Отличник здравоохранения СССР.
430/339. Миннибай мурза Батыргареевич князь Кудашев (1924–1996).
431/339. Арслангали мурза Батыргареевич князь Кудашев (1927–1993).
432/339. Рашит мурза Батыргареевич князь Кудашев (15.08.1932). Жена Кафия Фаткулловна Сыртланова.
432а/340. Гали мурза Нуриахметов сын [князь] Кудашев (1899–?).
432б/340. [Княжна] Зулейха Нуриахметова дочь Кудашева (1901–?).
433/340. [Княжна] Мукарама Нуриахметова дочь Кудашева (1915–2001).
434/340. Хасаньян мурза Нуриахметович князь Кудашев (1917 г.р.).
435/340. Юсуп мурза Нуриахметович князь Кудашев.
436/353. Княжна Ольга Евгеньевна Кудашева.
437/353. Княжна Ксения Евгеньевна Кудашева.
438/353. Князь Георгий Евгеньевич Кудашев.
439/353. Княжна Варвара Евгеньевна Кудашева.
440/359. Князь Алексей Николаевич Кудашев (14.8.1927). Жена Людмила Бонецкая (7.10.1928).
441/360. Князь Сергей Сергеевич Кудашев.
442/361. Князь Владимир Владимирович Кудашев (5.9.1905–7.12.1979). Жены: 1. Рут Джулия фон Элерт (1896–1945); 2. Мария Гизела Рупп (1925).
XIII поколение:
443/377. Княжна Зайтуна Галиевна Кудашева (1921–1968). Муж Хайрулла Хусаинович Давыдов.
444/377. Мансур мурза Галиевич князь Кудашев. Жена Сания Ахметнабиевна Ахметнабиева.
445/377. Княжна Рашида Галиевна Кудашева (1926–2005).
446/377. Гильмутдин мурза Галиевич князь Кудашев (1928–1957). Жена Зоя.
447/377. Княжна Ракия Галиевна Кудашева (1932 г.р.).
448/385. Княжна Зайнап Нуриахметовна Кудашева.
449/385. Княжна Зайтуна Нуриахметовна Кудашева.
450/385. Княжна Лилия Нуриахметовна Кудашева.
451/385. Рифкат мурза Нуриахметович князь Кудашев.
452/387. Княжна Флорида Хусаиновна Кудашева.
453/387. Рифкат мурза Хусаинович князь Кудашев (1939 г.р.). Жена Гузель Гизетдиновна Кудашева (Мамлеева). Доктор химических наук. Краевед.
454/389. Ильдар мурза Гумерович князь Кудашев (1951 г.р.).
455/389. Айдар мурза Гумерович князь Кудашев (1953 г.р.).
455а/390. Княжна Людмила Шамилевна Кудашева (1948–1993). Муж Рафаэль Нигматьянович Вахитов (1949 г.р.).
456/390. Юлий мурза Шамилевич князь Кудашев (1950 г.р.). Врач Кандринской поселковой больницы.
457/403. Авильдар мурза Ибрагимович князь Кудашев (29.06.1937–15.03.2012.). Уроженец г.Уфа. Жёны: 1. Тамара Герасимовна Свинухова (1939–1987); 2. Фания Мухтасаровна Насырова (1952 г.р.).
458/403. Роберт мурза Ибрагимович князь Кудашев (1938 г.р.). Уроженец г.Уфа.
459/407. Рим мурза Усманович князь Кудашев (1946 г.р.).
460/407. Рамиль мурза Усманович князь Кудашев (1948 г.р.).
461/408. Шамиль мурза Миннибаевич князь Кудашев (1955 г.р.).
462/409. Салават мурза Даутович князь Кудашев.
463/414. Княжна Флюра Адыевна Кудашева (1953 г.р.). По мужу Зайнуллина. Историк рода князей Кудашевых, член Меджлиса татарских мурз в Уфе.
464/414. Рифкат мурза Адыевич князь Кудашев (1954 г.р.). Жена Ольга Пудовкина (1953 г.р.).
465/415. Княжна Дина Ринатовна Кудашева (3.12.1958 г.р.). Муж Илдар Гатауллин.
466/415. Шамиль мурза Ринатович князь Кудашев (1963 г.р.). Жена Ольга Устинова (1969 г.р.).
467/415. Княжна Гузель Ринатовна Кудашева (22.6.1973 г.р.). Муж Шамиль Мингазов.
468/416. Борис мурза Ильясович князь Кудашев.
469/416. Евгений мурза Ильясович князь Кудашев.
470/417. Валентин мурза Шайхетдинович князь Кудашев.
471/419. Салават мурза Рашитович князь Кудашев (1951 г.р.).
472/419. Ирек мурза Рашитович князь Кудашев (1954 г.р.).
473/420. Григорий мурза Юрьевич князь Кудашев (1954 г.р.).
474/423. Роберт мурза Гайсинович князь Кудашев (1955 г.р.).
475/424. Раян мурза Наилевич князь Кудашев (1954 г.р.).
476/424. Назип мурза Наилевич князь Кудашев (1955 г.р.).
477/425. Тимерьян мурза Исламгареевич князь Кудашев.
478/425. Княжна Закия Исламгареевна Кудашева.
479/425. Фарваз мурза Исламгареевич князь Кудашев (01.08.1942). Уроженец д. Ташлыкуль Буздякского района Башкортостана.
480/425. Гали мурза Исламгареевич князь Кудашев.
481/425. Княжна Факия Исламгареевна Кудашева.
482/426. Гумер мурза Султангареевич князь Кудашев.
483/426. Княжна Факия Султангареевна Кудашева.
484/426. Княжна Марьям Султангареевна Кудашева.
485/426. Ринат мурза Султангареевич князь Кудашев.
486/426. Динар мурза Султангареевич князь Кудашев.
487/429. Княжна Сания Абдулбариевна Кудашева.
488/430. Княжна Раушания Миннибаевна Кудашева.
489/430. Мубарак мурза Миннибаевич князь Кудашев.
490/430. Роберт мурза Миннибаевич князь Кудашев.
491/430. Княжна Алия Миннибаевна Кудашева.
492/430. Салават мурза Миннибаевич князь Кудашев.
493/430. Илшат мурза Миннибаевич князь Кудашев.
494/431. Наиль мурза Арслангалиевич князь Кудашев.
495/431. Княжна Наиля Арслангалиевна Кудашева.
496/431. Ильдар мурза Арслангалиевич князь Кудашев.
497/432.Набиулла мурза Рашитович князь Кудашев (29.10.1960). Жена Марьям Измаиловна Муратова (05.05.1960). Врач.
498/432. Княжна Ракия Рашитовна Кудашева (1963 г.р.).
499/432. Радик мурза Рашитович князь Кудашев (1968 г.р.).
500/440. Княжна Тамара Алексеевна Кудашева (6.3.1953).
501/440. Князь Николай Алексеевич Кудашев (11.9.1956).
502/442. Князь Александр Владимирович Кудашев (28.5.1951, Аргентина). Доктор философии, журналист, живет в Германии.
XIV поколение:
503/444. Княжна Ануза Мансуровна Кудашева (1947 г.р.).
504/444. Ханиф мурза Мансурович князь Кудашев (1949–2006).
505/444. Княжна Альмира Мансуровна Кудашева (1954 г.р.).
506/444. Камиль мурза Мансурович князь Кудашев (1957 г.р.).
507/444. Княжна Венера Мансуровна Кудашева (17.03.1958). «Заслуженный учитель РБ» (2001). «Отличник здравоохранения РБ» (2006).
508/444. Княжна Гульгена Мансуровна Кудашева (20.06.1960).
509/444. Альберт мурза Мансурович князь Кудашев (1963–1986).
510/453. Артур мурза Рифкатович князь Кудашев (1967 г.р.).
511/453. Булат мурза Рифкатович князь Кудашев (1977 г.р.).
512/455. Тимур мурза Айдарович князь Кудашев (1979 г.р.).
513/455. Чингиз мурза Айдарович князь Кудашев (1984 г.р.).
514/456. Шамиль мурза Юльевич князь Кудашев (1980 г.р.).
515/456. Ратмир мурза Юльевич князь Кудашев (1984 г.р.).
515а/457. Княжна Эльвира Авильдаровна Кудашева (1966 г.р.).
516/457. Эдвард мурза Авильдарович князь Кудашев (1982 г.р.).
517/457. Равиль мурза Авильдарович князь Кудашев (1989 г.р.).
518/459. Рустем мурза Римович князь Кудашев (1975 г.р.).
519/461. Анвар мурза Шамилевич князь Кудашев (1976 г.р.).
520/461. Искендер мурза Шамилевич князь Кудашев (1980 г.р.).
521/464. Княжна Лена Рифкатовна Кудашева (7.9.1980 г.р.).
522/464. Марат мурза Рифкатович князь Кудашев (24.11.1981).
523/466. Княжна Софья Шамилевна Кудашева (1999 г.р.).
524/466. Княжна Раиса Шамилевна Кудашева (2001 г.р.).
524а/466. Максим мурза Шамилевич князь Кудашев (2006 г.р.).
525/471. Амир мурза Салаватович князь Кудашев (1987 г.р.).
526/474. Андрей мурза Робертович князь Кудашев (1977 г.р.).
527/474. Карен мурза Робертович князь Кудашев (1987 г.р.).
528/475. Александр мурза Раянович князь Кудашев (1980 г.р.).
529/477. Азат мурза Тимерьянович князь Кудашев.
530/477. Айрат мурза Тимерьянович князь Кудашев.
531/477. Альберт мурза Тимерьянович князь Кудашев.
532/479. Радик мурза Фарвазович князь Кудашев.
533/479. Княжна Гульнара Фарвазовна Кудашева.
534/480. Княжна Эльвира Галиевна Кудашева.
535/482. Идрис мурза Гумерович князь Кудашев.
536/485. Ирек мурза Ринатович князь Кудашев.
537/485. Алик мурза Ринатович князь Кудашев.
538/485. Княжна Айгуль Ринатовна Кудашева.
539/490. Олег мурза Робертович князь Кудашев.
540/492. Княжна Эльза Салаватовна Кудашева.
541/492. Илшат мурза Салаватович князь Кудашев.
542/493. Рафаэль мурза Илшатович князь Кудашев.
543/493. Идел мурза Илшатович князь Кудашев.
544/497. Усман мурза Набиуллович князь Кудашев (1994 г.р.).
545/497. Княжна Зулейха Набиулловна Кудашева (1996 г.р.).
XV поколение:
546/504. Дамир мурза Ханифович князь Кудашев.
547/504. Ильдар мурза Ханифович князь Кудашев.
548/504. Артур мурза Ханифович князь Кудашев.
549/504. Арсен мурза Ханифович князь Кудашев.
550/506. Княжна Эльвира Камилевна Кудашева.
551/529. Азамат мурза Азатович князь Кудашев.
552/529. Княжна Алия Азатовна Кудашева.
553/529. Княжна Диана Азатовна Кудашева.
554/530. Артур мурза Айратович князь Кудашев.
555/530. Руслан мурза Айратович князь Кудашев.
556/531. Княжна Айгуль Альбертовна Кудашева.
557/531. Айдар мурза Альбертович князь Кудашев.
Переселенческая эпопея
В 1713 году (3 ноября) состоялся печально знаменитый указ царя Петра I о крещении нерусских помещиков Казанской и Азовской губерний, у которых в поместьях и вотчинах имеются крестьяне православной веры. На принятие православной веры татарским помещикам давался срок в полгода. В противном случае указ предусматривал изъятие «на государя» мусульманских поместий вместе с крестьянами и дворовыми людьми. Спустя менее месяца состоялось новое распоряжение (27 ноября), предписывающее: «деревни, которые за басурманами, сказать, что ежели не крестятся все, отнять и чтоб в том долгова сроку не давать». Как и всегда в российской истории проведение в жизнь указов не обошлось без перегибов на местах. Этов вызвало необходимость издания нового указа по данному поводу. 12 июля 1715 года был издан указ «Об описи и взятии в казну крестьян православной веры у помещиков магометанского закона, за невосприятие оными христианской веры». Лишь с выходом данного указа было приостоновлено поголовное изъятие у татар их поместных владений.
Следующим шагом, ударившем по социальному статусу служилых татар, стал указ от 31 января 1718 года по которому было повелено на работы по заготовке корабельных лесов на нужды флота «брать Казанской, Нижегородской и Воронежской губернии и Симбирского уезда служилых мурз, татар, мордву и чуваш без заплаты», т.е. без вознаграждения, в виде повинности. С этих пор эту группу населения стали называть приписными к адмиралтейству, а позднее лашманами (в переводе с немецкого «лесной человек»). С живущих далеко от лесов было предписано взимать взамен этой повинности денежный сбор. Во исполнение этого указа к заготовке корабельных лесов было определено 56113 душ, в том числе 10551 душа из Воронежской губернии. По указам, изданным 31 июля 1722 года и 17 марта 1724 года, было приказано приписанных к адмиралтейству служилых инородцев обложить подушной податью («расположить с прочими в подушную подать»), но денег с них «до указа не имать». В указе 27 апреля 1724 года подтверждается то же распоряжение – «в подушный сбор не писать, а быть им у тех работ и у отправления лесов по-прежнему». С 1729 (указ 12 марта) года с лашманов уже взимается подушная подать, а за работу по заготовке лесов полагается им плата, которая засчитывалась в подушную подать по расчету шесть копеек в день конному работнику, 4 копейки пешему. Излишний сверх суммы подушной подати заработок выдавался деньгами. Таким образом, служилые татары были низведены до положения податного населения (государственных крестьян).
Использовались служилые татары и во время Персидского похода Петра I. Сразу после завоевания Бакинского ханства на земляные работы в Баку и его окрестности были отправлены 5 тысяч человек из служилых (мурз) и ясачных татар, марийцев и чуваш Казанской губернии. Непривычный климат, голод, болезни (чума), тяжелая работа по постройке укреплений у Баку отразились на судьбах служилых татар. Многие из них так и упокоились вдали от родины. В ревизских сказках напротив многих имен татарских служилых стоит отметка – «умре в Баке», в частности, среди них показаны Адельша Тахтаров сын Дивеев из д. Бутаково, Енайдар Бектемиров сын Килдишев из д. Большое Никиткино Кадомского уезда и многие другие. Участвовали в походе и представители рода Кудашевых.
Нельзя сказать, что низведенные до положения государственных крестьян потомки служилых татар и мурз не пытались вернуть свои былые привилегии. Еще в 1736 году уроженец д. Багишево Свияжского уезда служилый татарин Шафей Дмитриев сын Янайдаров, служивший в то время переводчиком при комиссии башкирских дел, добивался пожалования ему «подпорутчицкого» чина. В наказе служилых мурз и татар Пензенского и Саранского уездов Аюпу мурзе Семенееву сыну Еникееву в Уложенную комиссию 1767 году подчеркивалось, что их предки были «пожалованы землями, сенными покосами и всякими принадлежащими угодьями, а мурзам даны были во владение и крестьяне». В наказе служилых мурз и татар Казанского уезда жителю д. Уразлино служилому татарину Рахманкулу Алкину также указывалось, что «пожалованы были… за верные наши службы, мурзам и татарам вотчины и крестьяне и поместные земли». В выступлении же на заседании Уложенной комиссии 3 июня 1768 года Аюп мурза Еникеев заявил: «чтоб как князья, так и мурзы и служилые татары, всякий по своему званию имел о себе преимущество, а чтоб мы от простых и не служебных ясашных татар были отличены».
Из-за нехватки пахотных угодий на родине, из-за притеснений на религиозной почве многие служилые татары искали счастья на окраинах Российского государства, где церковные и центральные светские власти были далече, да и земли привольней и богаче.
На территорию современного Башкортостана князья Кудашевы начали переселяться со второй половины XVIII века. Поселились они первоначально в д. Ахуново Оренбургской губернии (ныне в Благоварском районе РБ). Селение это было основано татарскими мурзами Тевкелевыми. Представители этого рода являлись одними из крупнейших землевладельцев Оренбургской губернии. Помимо владений в Касимовском и Керенском уездах (в современных Рязанской и Пензенской областях) Тевкелевы приобрели земли на территории современных Башкортостана, Татарстана (Агрызский район) и Оренбургской области. Одним из известнейших представителей рода был Кутлумухамет (Алексей) Мамешевич Тевкелев, дослужившийся до чина генерал-майора. Именно он начал скупать земли у башкир Канлинской и Кыр-Иланской волостей начиная с 1744 года, активно пользуяь институтом припуска на башкирские земли. В 1759 году сын К.М. Тевкелева капитан Юсуп Тевкелев был припущен на земли Кыр-Иланской волости. На приобретённые земли Тевкелевы переселили часть своих крепостных крестьян с территории Касимовского и Елабужского уездов (деревни Ахуново, Килимово, Ново-Балтачево, Карьявды современных Буздякского и Чекмагушевского районов).
Почему Кудашевы выбрали местом своего поселения именно Ахуново? Дело в том, что Кудашевы и Тевкелевы были связаны родственными узами. Сестра Кутлумухамета Тевкелева Зулейха была замужем за касимовским князем Бектимиром мурзой Гадельшиным сыном Максютовым. К 1745 году сын Бектемира Тереберда мурза князь Максютов проживал в д. Кеевда Кутеевщина Верхне-Ломовского уезда. Дочь Тереберды мурзы Руфина была замужем за Аюкаем мурзой Абдрахмановым сыном Кашаевым. Матерью же Аюкая мурзы была Алтынбика Илюкова дочь Кудашева. Сын Кутлумухамета Тевкелева Юсуп был женат на Завре Адельшиной дочери Девлеткильдеевой, сёстры которой были замужем за представителями рода Максютовых. Возможно были и иные родственные связи между Кудашевыми и Тевкелевыми. Кроме того, представители родов Тевкелевых, Максютовых, Кашаевых были в родстве с князьями и мурзами Еникеевыми, Дашкиными, Шакуловыми.
О том, что князья Кудашевы первоначально обосновались именно в д. Ахуново повествует ряд документов, собранные С.Х. Еникеевым:
«1789 года мая дня мы нижеподписавшиеся сим свидетельствуем в том, что оставшиеся в магометанском законе, прежде находящиеся Тамбовского наместничества Темниковской округи деревни Масеевки Липяги тож, а ныне переведённые Уфимского наместничества Белебеевской округи в деревню Ахунову их мурз Юскей, Мустафа Абдюковы дети, Якуп Илюков Кудашевы подлинно мурзы, князья татарского происхождения и нам имеются ближние родственники от мужеска, а не от женского колена, в чем во уверение и подписуемся: поручик князь Григорий Васильев сын Кудашев; вышеозначенные мурзы точно князей Кудашевых роду, в том подписуюсь: секунд-майор князь Леонтий Девлеткильдеев; что подлинно означенные мурзы роду князей Кудашевых, в том и свидетельствую и подписуюсь: полковник князь Алексей Макулов; вышеозначенное свидетельствую и подписуюсь: капитан князь Иван Девлеткильдеев; что подлинно означенные мурзы роду князей Кудашевых, в том свидетельствуя подписуюсь: поручик князь Лев Федоров сын Колунчаков; вышезначущиеся точно роду князей Кудашевых, в том свидетельствую и подписуюсь: капитан князь Иван Львов сын Еникеев».
Приведем еще несколько документов того же порядка, дополняющие эти данные:
«1789 года апреля 24 дня в журнале в Темниковском нижнем земском суде записано: по слушании оного прошения приказали: по архиву учинить выправку и что окажется доложить, подлинная за подписанием господ присутствующих за скрепою в должности секретаря Андрея Семенова. По справке в Темниковском нижнем земском суде: с поданными по прошедшей 3 ревизской сказками в написании значутся выселившиеся из деревни Масеевка Липяги тож мурзы Абдей 43, Якуп 22 лет Илюковы дети Кудашевы. У Абдея жена Аишка того ж уезду из села Урей, у них дети написанные в последнюю ревизию Юсуп 22».
«1789 года декабря 31 дня. В Белебеевском нижнем земском суде в журнале записано: по слушании оного прошения приказали: учинить выправку, что окажется доложить подлинной за подписанием господина дворянского заседателя капитана Якова Козловского, за скрепою в должности секретаря регистратора Антона Ершова. А по справке в Белебеевском нижнем земском суде: с поданными к нынешней 4 ревизии сказками в написании заначатся переселившиеся Тамбовского гаместничества Темниковской округи из деревни Масеевки Липяги тож в Уфимское наместничество в Белебеевскую округу по речке Тюшь в деревню Ахунову из мурз Абдюк Илюков 1769 году умре, налицо состоит Юскей Абдюков – 42 лет, у него дети Юнус – 12 лет, Муса – 1 года, Мустафа Абдюков – 25 лет, Якуп Илюков – 60 лет, у него дети Шабай – 18 лет, Бахты – 13 лет, Усман – 6 лет, Халил – 3 лет».
Кудашевы-мусульмане к 1790-м годам обосновавшиеся в Оренбургской губернии были исключены из подушного оклада и утверждены в дворянском достоинстве по указу Правительствующего Сената от 1 декабря 1796 года. Позднее, определениями Правительствующего Сената 16 августа 1849, 28 сентября 1854, 24 июля 1856 годов они были внесены в V часть дворянской родословной книги и утверждены в достоинстве князей татарских. В дворянские родословные книги были внесены князья Кудашевы: 1) Мухамедияр Шабаевич, его сыновья Давлетгарей и Мухаметгарей; 2) Ильяс Шабаевич; 3) Салимгарей, Шагимардан, Хусаин и Мухаметша Усмановичи; 4) Мухаметгарей, Давлетгарей, Мухаметгали, Мухаметвали Мухамедияровичи; 5) Идрис, Сеитбаттал, Нургали Ильясовичи; 6) Давлетгарей, Мухаметгарей, Ахметгарей Салимгареевичи; 7) Юсуп, Юнус Хусаиновичи; 8) Юнус, Арслангарей, Аюп, Давлетгарей, Ибрагим и Салих Юскеевичи; 9) Якуп Юнусович; 10) Салимгарей и Мухаметгарей Арслангареевичи; 11) Мухаметзян, Султангарей, Ахметгарей Ибрагимовичи.
В 1833 году переселилось на территорию современного Буздякского района еще несколько семейств Кудашевых из д. Чёрный Студенец, обосновавшись в д. Шланлыкулево. Хотя и они также будучи на исторической родине подавали прошения об восстановлении в дворянском достоинстве, но как и многие другие представители татарских мурзинских и княжеских родов Пензенской и Тамбовской губерний, так и остались в составе сословия государственных крестьян. Не все представители рода Кудашевых переселились из Чёрного Студенца в Оренбургскую губернию. Еще в 1917 году Всероссийская сельскохозяйственная перепись зафиксировала в д. Чёрный Студенец Введенской волости Краснослободского уезда несколько семейств Кудашевых-мусульман. Приведём эти данные:
Кудашев Сябит Ахмярович 55 лет, татарин, бывший государственный крестьянин. Сын 10 лет, жена 35 лет, дочери 20, 17 и 5 лет. В хозяйстве лошадь, 2 коровы, 10 овец. Земли усадебной 0,03 дес, пашни 7,5. Итого 7,53 дес.
Кудашев Якуп Юниевич 35 лет, татарин, бывший государственный крестьянин. Сыновья 21 год чернорабочий (отсутствует), 16, 14, 12 лет. Жена 35 лет. дочь 7 лет, мачеха 37 лет. В хозяйстве 4 лошади, 1 жеребенок, 3 коровы, 2 теленка, 8 овец. Земли усадебной 0,05 дес.. пашни 5,5 дес, итого 5,58 дес. Купчей товарищеской земли 9,00 дес. Всего 14,58 дес.
Кудашов Ибрагим Калимулин 32 лет, татарин, бывший государственный крестьянин. Брат 26 лет, оба призваны в армию. Жена 30 лет, дочь 7 лет. Мать 50 лет. сестра 17 лет. В хозяйстве 1 лошадь, 2 коровы, 3 овцы. Земли усадебной 0,05 дес., пашни 7,5 дес. Всего 7,55 дес.
Кудашов Юсип Аббясевич 68 лет, татарин, бывший государственный крестьянин. Сыновья 43, 37, 33 (призван в армию) лет. Внуки 27, 24, 16, 4 лет. Снохи 40, 30. 26 лет, внучки 9 и 5 лет. В хозяйстве 7 лошадей старше 4 лет, 2 коровы. 2 бычка. 2 теленка, 22 овцы. Земли усадебной 0,02 дес., пашни 2,60 дес., 0,16 дес. покоса. Купчей товарищеской земли – 14,73 пашни, 1 дес. леса и кустарника. Всего 18,51 дес.
Кудушов Тязятдин Аббясевич, 58 лет, татарин, бывший государственный крестьянин. Сыновья 33 (призван в армию), 28, 26 (призван в армию). Внуки 2 и 1 года. Жена 56 лет. Снохи 33 и 27 лет. Внучки 7, 5 и 4 лет. В хозяйстве 8 лошадей, 2 коровы, 2 бычка, 2 теленка, 9 овец. Земли усадебной 0,02 дес., пашни – 12,00, покоса – 0,11 дес. Купчей товарищеской земли 15,23 дес. Всего 27, 36 дес.
Кудашев Бидятулла Ильясович, 60 лет, татарин, бывший государственный крестьянин. Сын 43 лет, внук 6 лет. Сноха 38 лет. Внучки 8 и 1 года. В хозяйстве 3 лошади, 2 коровы, 12 овец. Земли усадебной 0,02 дес., пашни – 6 дес., покоса – 0,11 дес. Купчей товарищеской земли 1 дес. пашни. Всего 7,13 дес.
Покинули свои родные места к началу XIX века и многие потомки Чепая мурзы Семенеева, к тому времени уже более столетия исповедывавшие православную религию. Они приобретали земли в других областях страны. Ряд документов по этому поводу опубликовал С.Х. Еникеев. Приведём эти документы и мы:
«1807 г. июля 1 дня. По указу Его Императорского Величества Тамбовской губернии губернский предводитель дворянства и уездные дворянские депутаты, рассматривая представленные Тамбовской округи помещика подпоручика Григория Васильева сына Кудашева на княжеское предков рода его доказательства – выпись 1720 года, данную прадеду родному просителя, новокрещену, который напоследок был стольником, князь Ивану Алексееву, а по магометанской вере Алееву сыну Кудашеву, на поместье и вотчину, состоящую прежде со 7156 и 7157 г. (1648, 1649 г.) за отцом за отцом Алеем, а по крещении Алексеем с братьями Васильем, Назаром, Сеитом Чепаевыми детьми князь Кудашевыми, в Шацком уезде в Ценском стану в разных деревнях и урочищах с людьми и со крестьянами. И в платеже, как означенным прадедом его Иваном, так дедом Семеном Ивановым и отцом каптенармусом Васильем Семеновым князьями Кудашевыми, с состоящих за ними дворовых людей и крестьян Шацкого уезда Ценского стана в селе Ракове подушных денег, данных из присутственных мест в 1727, 1731, 1753, 1773, 1777, 1791 годах шесть квитанций. По представленным же просителем на нынешней его подпорутчичей чин за подписанием Государственной Военной коллегии 1782 патента и об отставке с военной службы 1782 годов указа значится он князем, причем поколенную роду его роспись и по форме список. Между ж тем в объявлении своем изъясняя, что из однородцев его никто в подушном окладе не состоял, из числа же состоящего за предками просителями имения часть дошла по наследству к нему, имеется поныне в соответственном его владении. Просит о внесении его с родом в родословную книгу и о даче на оное ему грамоты, а детям его, сыновьям Ивану и Николаю ко вступлению в службу свидетельства и учинить рассмотрение. В приложенном от него по форме списке подано: подпоручик Григорий Васильев сын Кудашев 46 лет, в отставке, пребывание имеет Тамбовской округи в селе Коптеве; женат и имеет сыновей Ивана 15 лет, Николая – 13 лет, Тимофея – 10, Михайлу – 3 лет, Павла – 1 году, дочь Татьяну 6 лет. По нынешней 5 ревизии состоит за ним наследственного имения Тамбовской губернии и округи в селе Коптеве мужеска пола 2, Шацкой округи в селе Ракове мужеска пола 7, да за женою его Тамбовской округи в селе Коптеве мужеска 2, Кирсановской округи в селе Терновом мужеска пола 2 души…».
Ряд потомков Алея мурзы Чепаева сына князя Кудашева распродав свои владения в Шацком уезде переселились в Харьковскую и Полтавскую губернии. Процитируем документ о Кудашевых переселившихся на Украину:
«Подано 7 октября 1838 года…Просит Богодуховского уезда помещик князь Владимир Дмитриев сын Кудашев, а о чем мое прошение тому следуют пункты:
1.По отношению Инспекторского департамента Военного министерства касательно доставления сведений о дворянском и княжеском достоинствах поступивших в военную службу сыновей моих Александра и Виктора князей Кудашевых, рассматривала Герольдия доказательства о происхождении рода их и резолюциею своею в 1832 г. положила: так как род князей Кудашевых доказывает происхождение свое от мурзы Чепая Кудашева, коему в 7134 (1626) г. дана была выпись на владение имением Шацкого уезда в деревне Ракове, но как происхождение от него нынешнего потомства Кудашевых достаточно не доказано, потому что не видно, то ли самое значилось за мурзою Чепаем Кудашевым, и как оное в роде сём от одного к другому переходило, по каковому случаю Герольдия о княжеском достоинстве недорослей Кудашевых не может сделать никакого заключения.
2.А так как Герольдия не смогла сделать точного заключения о княжеском достоинстве сыновей моих потому только, что не имели в виду действительно ли имение, находящееся в Шацком уезде в деревне Ракове перешло из владения князя Чепая Кудашева во владение к настоящим просителям, то я ставлю себе в обязанность объяснить, что имение, предоставленное по выписи 7134 (1626) г. во владение моему предку князю Чепаю Кудашеву Тамбовской губернии Шацкого уезда в деревне Раковой по прямой линии перешло во владение потомству до деда моего князя Лариона Максимовича Кудашева, который продал в разные руки, а часть из оногооставалась во владении отца моего и родных дядей моих князей Семена и Федора Кудашевых, где и ныне земля и лес непроданные, а крестьяне с того имения переведены отцом моим Харьковской губернии в Ахтырский уезд, а дядею моим князем Федором Кудашевым Полтавской губернии Лохвицкого уезда в деревню Потерюхи десять душ ревизских, из числа которых досталось и мне. В точности же, что люди, переселённые из Ракова в Ахтырский уезд и на часть мне доставшиеся, положены за мною по ревизии в хуторе Морозовом и находятся в моем владении, прилагаю при сём свидетельства Богодуховского и Ахтырского земского судов. Ко всему этому не считаю лишним присовокупить, что я и братья мои двоюродные князья Кудашевы Михаил и Иван пользуемся всю жизнь княжеским титулом, несмотря на то, что родной брат полковника князя Михаила Александр именуется не князем Герольдиею, равно как и мои дети в княжеском достоинстве не признаны, а потому Всеподданейше прошу, Харьковской губернии Богодуховского уезда помещик, дабы Высочайшим Вашего Императорского Величества указом повелено было, сие мое прошение в Герольдии Правительствующего Сената со свидетельствами Богодуховского и Ахтырского земских судов принять и рассмотреть совместно с делом, имеющимся в Герольдии, и доказательствами в оную от Харьковского депутатского собрания о происхождении князей Кудашевых… Поручик князь Владимир Дмитриев сын Кудашев». Дополняют данные из этого текста прошение двоюродного брата князя Владимира Дмитриевича Кудашева генерал-майора князя Михаила Федоровича Кудашева:
«Подано 8 февраля 1844 года…1.Роды князей Кудашевых происходят от предков князей Чепая Семенеева и Василья Чепаевича, служивших Российскому Престолу и жалованных за службу поместьями. Из коих Чепаю в 7134 г. (1626) ноября 14 дня дана была выпись на владение жалованным ему имением Шацкого уезда деревнею Ракова, а Василий за службу его поверстан был из Керенского и Шацкого его поместья в вотчину: в Шацком уезде деревни Лоткозина 30 четвертями, а из Керенского поместья, что на речке Чюлоше, 110 четвертями в поле, со всеми угодьями и крестьянами. Происшедшие от сих предков потомки, в числе коих и отец мой поручик Федор Ларионов сын князь Кудашев, владели наследственно доставшимся от предков имением и по представленным в Екатеринославское, Харьковское и Полтавское дворянские депутатские собрания доказательствам на жалованное предкам поместье, внесены в V часть дворянской родословной книги.
2.Когда же брат мой родной Александр Федоров сын Кудашев поступал на службу, то вследствие отношения Инспекторского департамента Военного министерства в Герольдию от 30 июля 1835 г. о правах его, Александра Кудашева, истребованы были доказательства, по коим род князей Кудашевых внесен в родословную книгу, по рассмотрении оных признан брат мой в дворянстве по владению дедом и отцом нашим наследственным имением и крестьянами Тамбовской губернии Шацкого уезда в селе Ракове. В утверждении же прав его на княжеский титул Герольдия нашла представленные откнязей Кудашевых документы недостаточными, ибо из оных не видно, то ли самое имение находится во владении князей Кудашевых, которое в 7134 г. (1626) показано за предком князем Чепаем Кудашевым в деревне Ракове, и каковое переходило от предка к потомкам его…».
Потомки Чепая мурзы Кудашева определениями Правительствующего Сената были внесены в VI часть дворянской родословной книги и утверждены в достоинстве князей татарских по определениям Правительствующего Сената от 15 января и 9 ноября 1823, 30 июня и 30 сентября 1825, 5 июля 1851, 19 июня 1852, 17 июня 1854, 30 мая 1861, 27 ноября 1862, 30 апреля 1885, 19 июля 1889, 30 апреля 1890 годов. В дворянские родословные книги были внесены следующие потомки Чепая мурзы: 1) Михаил Федорович; 2) Николай, Алексей и Иван Александровичи; 3) Иван Алексеевич; 4) Иван Николаевич; 5) Иван Алексадрович и дочь Мария; 6) Александр Алексеевич; 7) Владимир и Николай Ивановичи; 8) статский советник, камергер Сергей Даниилович и его дети Алексей, Виктор, Мария, Николай, титулярный советник Александр, Екатерина, Владимир, Сергей, Ольга, Александра, внук Александр Александрович; 9) генерал-майор Александр Владимирович, его сыновья губернский секретарь Николай, коллежский ассесор Владимир и штаб-ротмистр Евгений и внуки Ольга, Ксения, Варвара Евгеньевны.
Многие потомки Чепая мурзы Семенеева сына князя Кудашева оставили заметный след в истории Российской державы. Среди них были и генералы, и губернаторы, и дипломаты, и поэты. Многие из них были связаны родственными узами с виднейшими аристократическими родами как Российской империи, так и западноевропейских государств. Среди таких династий можно назвать Голенищевых-Кутузовых, Демидовых, Горчаковых, Баратовых, Бельских, Толей, фон Пильхау, Шуазель-Гуфье.
Среди потомков Чепая мурзы наибольшую известность приобрели потомки князя Данилы Ивановича Кудашева (правнук Алея мурзы Чепаева). Князь Данило прожил долгую жизнь. Родившись еще в годы правления императрицы Анны Иоанновны в 1737 году, он умер уже в эпоху императора Николая I в 1840 году. Женат он был на княжне Екатерине Сергеевне Баратовой (1764 г.р.). У них было семь детей – два сына и пять дочерей. Старшая дочь Екатерина родилась в 1785 году. Была выдана замуж за Василия Ивановича Корбе, который дослужился до звания полковник. Елизавета (1787 г.р.) была замужем за генерал-майором Бельским, Александра (1789 г.р.) – за князем Николаем Спиридоновичем Манвеловым, Мария (1790 г.р.) – за генерал-майором Егором Андреевичем Агге, Марфа (1794 г.р.) – за генерал-лейтенантом Гербелем. Старший из сыновей Николай родился по одним данным в 1784, по другим в 1786 году. Женат он был на дочери знаменитого Михаила Илларионовича Кутузова. У них родилась дочь Екатерина (1811 г.р.), бывшая замужем за бароном Карлом Пиларом фон Пильхау. Еще один сын Сергей (29.05.1795–1862) был киевским губернатором. Его дочь Александра вышла замуж за Александра Михайловича Бердяева. Их сын Николай Александрович Бердяев – великий русский философ.
Князь Николай Данилович Кудашев прославится в годы Отечественной войны против Франции 1812 года. С вступлением в должность главнокомандующего русской армией М.И. Кутузова Н.Д. Кудашев становится его адъютантом. Полководец именовал своего зятя «моими глазами». Дело в том, что после потери одного глаза и трёх ранений в голову Михаил Илларионович к концу жизни стал видеть плохо и обычно именно любимый зять вёл всю его переписку. Военачальнику нужно было лишь оставить росчерк своего пера в качестве росписи. После Бородинского сражения и разгорания партизанской борьбы против французских оккупантов М.И. Кутузов отправил своего зятя-полковника также партизанить. Н.Д. Кудашев встал во главе небольшого мобильного отряда из 300 донских казаков. С начала октября 1812 года его отряд начал активно действовать в районе Серпуховской дороги, южнее Москвы.
10 октября кудашевский отряд внезапным ночным ударом разгромил в селе Никольском двухтысячный французский гарнизон. Более 100 человек было убито, 200 человек было взято в плен, а остальные в панике разбежались. 16 октября отряд Н.Д. Кудашева у села Лопасня рассеял французский кирасирский отряд, захватил их обоз и 16 пленных. На следующий день у деревни Алфёрово новый бой. Отряд напал из засады на другой кавалерийский отряд и взял в плен 70 человек. Кутузов, следивший за успехами своего зятя, писал своей дочери, жене партизана: «Кудашев также партизанит и хорошо делает».
Великий российский патриот М.И. Кутузов, чувствуя наполеоновскую агонию в Москве, развязал вокруг Москвы партизанскую «малую войну». Отрядам капитанов А.Н. Сеславина, А.С. Фигнера и полковника Н.Д. Кудашева небольшими группами не более 100 человек было предписано с 20 по 27 октября 1812 года пройтись по тылам наполеновской армии от Серпухова до Вязьмы. Главной задачей являлась разведка, но не следовало забывать и об уничтожении вражеских отрядов. В ходе партизанского рейда были разгромлены отдельные воинские части и фуражирные команды противника. Только один кудашевский отряд взял в плен 400 человек и отбил 100 повозок с продовольствием. Главными же итогами рейда стали ценные сведения о дислокации вражеских соединений. Именно Кудашев нашёл у убитого французского штабиста секретное предписание начальника штаба наполеоновской армии маршала Бертье об отправлении награбленных в Москве богатств и имущества к Смоленску. Эти данные свидетельствовали, что московская эпопея Наполеона Бонапарта завершается. Вскоре Николай Данилович стал генерал-майром. Он геройски погибнет в «битве народов» 18 октября 1813 года под Лейпцигом. Портрет его и ныне висит в галерее героев Отечественной войны 1812 года в Эрмитаже в Санкт-Петербурге.
На новых землях
К сожалению, сохранилось очень мало документов того периода, характеризующих хозяйственную жизнь жителей края. В стране, известной как «жандарм Европы» главное внимание уделялось военным нуждам. В «Военно-статистическом обозрении» 1848 года крестьянское хозяйство Оренбургской губернии характеризуется так: «При изобилии земли и постоянных урожаях не случается, чтобы жители затруднялись в прокормлении себя с семействами своими, и самые бедные из них, приведенные в это положение по каким-либо несчастным случаям, не имеют надобности и не уходят на заработки в другие губернии, а всегда и без затруднения могут иметь выгоды от работ даже в тех самых селениях, где проживают, и весьма редко уходят для того в ближайшие деревни».
Великий российский поэт А.С. Пушкин не понаслышке знавший деревенскую жизнь, побывавший во многих губерниях империи, в том числе Оренбургской, писал: «В России нет человека, который бы не имел своего собственного жилища. Нищий, уходя скитаться по миру, оставляет свою избу… Иметь корову везде в Европе есть знак роскоши; у нас не иметь коровы есть знак ужасной бедности».
Итак, представители рода князей Кудашевых осели в нескольких селениях современной Республики Башкортостан: в деревнях Буздяк (Старый Буздяк), Шланлыкулево, Ахуново (ныне северная часть д. Кузеево Буздякского района) и Уйбулатово (ныне в Чекмагушевском районе). Поэтому необходимо обратить внимание и на историю этих селений. Начнем с деревни Старый Буздяк.
Возникло это селение, видимо, в начале 1740-х годов, после бурных «бунтарных» событий 1730-х годов. Название селения связано с именем башкира-вотчинника Канлинской волости Буздяка Ишимбетова. Сам первопоселенец, видимо, родился в начале XVIII века. Известен его сын Ильяс Буздяков, родившийся в 1757 году.
Уже с 1745 года селение стало разрастаться. С этим годом связан первый припуск жителями Буздяка новопоселенцев. Видимо, это были служилые татары во главе с Кальметем Айдаровым (1716 года рождения), переселившиеся со стороны Чистополя современного Татарстана и ясачные татары. К 1782 году численный состав припущенников селения возрос до 55 душ (32 мужчин, 23 женщины) ясачных татар и 26 душ (16 мужчин, 10 женщин) служилых татар.
Новая переселенческая эпопея началась с конца 1780-х годов и связана с такой группой населения как «тюменцы». Вообще вокруг Буздяка образовался целый куст населенных пунктов, в которых поселились «тюменцы». Среди этих селений можно назвать Шланлыкулево, Батырша-Кубово, Копей-Кубово, Тлякей-Кубово, Новые Каргалы, Устюба. Свое наименование («томэннэр») они получили от названия города Темников (по-татарски Томэн, ныне в Мордовии), вблизи которого большинство из них жило. Русские иногда эту группу населения называли темниковскими мишарями. При императрице Екатерине II в 1784 году был издан указ о восстановлении в дворянском достоинстве князей и мурз татарского происхождения, имеющих документальные доказательства своего дворянского происхождения. Многие из представителей «тюменских» родов в это время получили дворянские права. Среди них: Акчурины, Бигловы, Дашкины, Девлеткильдеевы, Дивеевы, Еникеевы (князья), Еникеевы (мурзы), Кашаевы, Кудашевы, Маматкозины–Сакаевы, Мамины, Мамлеевы, Муратовы, Терегуловы, Шихмаметевы.
По договору от 27 июня 1788 года в селении поселился мулла Таир Калеев, видимо, выходец из деревни Акашево Краснослободского уезда. В этом селении в начале XVIII века входившем в Темниковский уезд проживали в основном служилые татары Янбухтины. В 1794 году в Буздяке поселились татарские князья Ефаевы, выходцы из деревни Тархан Ефаево, хотя сам договор о припуске Ефаевых датирован 28 июля 1793 года. Приведем часть текста договора: «…Калнинской волости команды старшины Ишали Якупова деревни Буздяковой…вотчинники башкирцы со всего нашего общего согласия припустили мы на жалованную нам по наследству землю в тое ж деревню Буздякову Пензенского наместничества, Слоботской округи, деревни Тархановой мурз Салиха Батыршина, Гумера Юнусова, Алмаметя Нагаева, Акбулата Мусина князей Епаевых с товарищи всего десятью дворами для сообщего сожития с нами… по нахождению деревни нашей Буздяковой на большой дороге для отправления с нами же случающих всяких тягостей. Которым мурзам Салиху Батыршину во оной деревне пашню пахать по речкам Чермасану и Кидашу, сено косить и для прокорму скота и со степьми да в вершине речки Кидашу лесу для бревен и всяких домашних потребностей рубить, лубья снимать, хмель щипать, рыбу ловить да по речке Кидашу мельницы строить с тем, чтоб нам именованным хлеб молоть без уплаты…». За припуск Ефаевы заплатили местным жителям 80 рублей денег, кроме того ежегодно они должны были выплачивать по 10 копеек оброка. Договор подписали местные вотчинники Юмаш Баисланов, Ильяс Буздяков, Токтамыш Каипов, Рафик Баязитов, Байгул Курьясов, Кинзекей Юмашев, Арслан Аитов.
В том же 1794 году сюда перешли на жительство мурзы Маматовы, переселенцы из сельца Торопово Тамбовского наместничества и зять Маматовых князь Ахмет Акчурин. 10 января 1795 года был припущен ясачный татарин Башир Мусеев. В 1796 году в селение были приняты на жительство мурзы Дашкины, выходцы из деревни Дашкино Пензенской губернии.
С начала XIX века селение пополнялось новыми группами переселенцев. По договору от 25 февраля 1807 года здесь поселился Якуп мурза Илюков сын князь Кудашев. В 1808 году поселились купцы 3-й гильдии Искандеровы, в 1812 году князья Акчурины, в 1818 – мурза Усман Муратов, в 1820 – мурзы капитан Ханбек, Валиша и Ахмер Надыршины дети Мамлеевы, мурза Егофер Еникеев, в 1827 и 1829 – вновь Мамлеевы, в 1830 – князь Шихмаметев, в 1831 и 1832 годах – мурзы Муратовы и другие.
К 17 июля 1840 года численность населения деревни возросла до 606 человек, в том числе 331 (196 мужчин и 135 женщин) государственных крестьян, 60 (23-37) башкир, 146 (78-68) князей и мурз, 41 (24-17) мещанин, 28 (15-13) купцов 3-й гильдии. В селении в это время действовали две мечети. На ярмарочной площади работал кабак. У сельчан имелись три мельницы, 380 лошадей, 300 коров, 800 овец, 100 коз, 20 ульев.
Главными событиями общественной жизни в Российской империи XIX в. стали Великие реформы 1860-х годов. Была ликвидирована и кантонная система управления в Башкирии. Вместо военного административного управления создавалось волостное крестьянское самоуправление. В 1863 году селения современного Буздякского района вошли в основном в Богадинскую и Тюрюшевскую волости. В то же время государственные крестьяне тех же селений были включены в Буздяковскую волость, но эта волость просуществовала недолго и в 1868 году была распущена.
К 1870 году селение состояло из 196 дворов, а численность населения превзошла отметку в 1000 человек и достигла 1058 (559 мужчин, 499 женщин). На речке Кидаш работали две водяные мельницы. Лавок 40. Базары по вторникам. Ярмарка проходила 6 декабря.
Ярмарочная торговля в селении, видимо, была открыта в начале XIX века. Проводилась она 6 декабря. Еженедельно по вторникам в селении проходила базарная торговля. На базарной площади располагалось 40 торговых лавок. Какое-то время здесь же располагался и кабак для «пития зеленого змия», но, видимо, мусульманское население Буздяка и близлежащей округи воспротивилось против торговли спиртными напитками на своей земле и питейное заведение было закрыто к 1870-м годам. К концу 1870-х годов ярмарочная торговля стала проходить целую неделю с 6 по 13 декабря. Среди местных купцов известны купеческие династии Халфиных и Кальметевых (в купечестве с 1832 года). Среди купцов Кальметевых известны Рахманкул Рахимкулович (1778 года рождения), его сын Хабибулла (1813 г.р.), Нигматулла Мустафинович (1768 г.р) и его сыновья Хусеин (1801 г.р.) и Хасан (1814 г.р.). Возрастал и ярмарочный оборот. Если в 1842 году на ярмарку было привезено товаров на 125695 рублей, а реализовано было на 28543 рублей, то в 1878 году товаров было привезено на 795 тысяч рублей, а продано на 255 тысяч. Ярмарочный оборот в последующие годы представлен в таблице:
год привоз продажа
1879 804 тыс. руб. 261 тыс.
1880 802 тыс. 259600
1881 856 тыс. 312 тыс.
1882 981 тыс. 264 тыс.
На ярмарку крестьяне приходили принаряженными, здесь они встречались со своими знакомыми и родственниками из ближних и дальних деревень, обменивались новостями, обсуждали волнующие их вопросы. Большим событием для окрестной детворы (да и не только для них) были приезды цыганского балаганного цирка с медведями, выступления борцов, фокусников, музыкантов. В качестве обязательного товара на ярмарке все чаще предлагались книги, календари, игрушки. Основными предметами торговли на ярмарке и базарах являлись сельскохозяйственные товары: зерно, мука, крупа, мясо, мед, яйца, живой скот (лошади, коровы, овцы, козы), кожа, шерсть, дрова. Купцы привозили для продажи сукно, разноцветные валенки, сапоги яловые, хромовые и из шеврета, разного рода деликатесы, чай и прочее.
О Буздякской ярмарке писал в конце XIX века и выдающийся российский географ В.П. Семенов-Тян-Шанский, отмечая, что она «замечательная по значительному пригону скота; привоз товаров на последнюю достигает 530 т. р.». Окрестные крестьяне–ремесленники привозили кустарные изделия (колеса для телег, коромысла, лапти, топоры и топорища, деготь, выделанные кожи и овчины и т.д.), нужные в крестьянском обиходе и пользовавшиеся большим спросом. Здесь начали продаваться и промышленные товары: обувь и одежда фабричного производства, сельскохозяйственный инвентарь.
К 1870-м годам в селении работало две мечети – соборная и пятивременная, позднее обе соборные. Известны следующие мусульманские священнослужители – имам Гайнулла Абдулнасыров (в должности с 28 марта 1808 года), хатып Идиятулла Абдулгалеев (Абдулганеев) (с 9.7.1835), имам пятивременной мечети Абдулгани Заитов (с 9.7.1835), муэдзины Рахматулла Фаткуллин (с 11.7.1835), Абдраюл Аслаев (с 30.9.1867). В 1910-е годы в 1-й мечети хатыпом был Ибрагим Зиадитдинов, во 2-й – ахуном Нигматулла Валиуллович Кальметев.
Важным событием в жизни селения стало открытие в 1860-е годы мужского одноклассного училища, находившегося в ведении Министерства Народного Просвещения. Первоначально на содержание училища ежегодно отпускалось 350 рублей. Преподавал в училище в 1880-е годы местный уроженец Кинзекеев, окончивший 3 класса Оренбургской татарской учительской школы (жалованье 300 рублей в год). В 1885/86 учебном году в школе обучалось 24 человека. В 1892 году в школе обучалось 22 ученика, из них пятеро закончили полный курс обучения. Вероучителем в это время был Нигматулла Кальметев, а преподавателем Кудашев Гадельгарей Мухаметгареев (на преподавательской работе с 1.7.1878). Позднее в школе преподавал также Мамлеев Миннигарей Хайруллин (с 1.8.1901). В конце XIX века в Буздяке упоминается наличие и земского женского училища, в которой учительствовала Файзуллина. На нужды училища, заработную плату учительнице земством отпускалось 420 рублей.
К 1896 году Буздяк состоял из 256 дворов. В селении было пять улиц, длиной 100-300 сажень, шириной 12 сажень. Имелось восемь проулков, шириной 3–5 сажень. 202 дома были покрыты деревом и лубом, остальные соломой.
Одним из определяющих моментов в жизни страны в конце XIX века стал демографический взрыв. Это прослеживается и по местному материалу. По данным переписей в первой половине XIX века прирост населения в регионе был незначительным, и во многом был обусловлен переселенческим движением из других губерний, во второй же половине ХIХ – начале ХХ века произошел резкий рост численности жителей края. Такая же ситуация прослеживается и по другим регионам, в частности в Самарской губернии. Если в 1850-х годах численность населения в Буздяке не превышала тысячи жителей, то уже к концу ХIХ века она выросла почти вдвое и в 1897 году составила 1893 человек (997 мужчин, 896 женщин), из них «магометан» 1854 человека.
Демографический взрыв предопределил и обострение земельного вопроса на селе. Стала ощущаться нехватка земельных угодий крестьянами селения. В этой ситуации наиболее предприимчивые селяне стали выкупать с помощью Крестьянского поземельного банка у частновладельцев те или иные участки земли. Так, на карте Уфимской губернии появились новые населенные пункты – поселки Ташлыкуль (основан в 1880-е годы), Табанлыкуль и другие.
К 1896 году селение земскими статистиками характеризовалось так: «Буздяк (государственные крестьяне) – на равнине при р.Кидашке, на которой имеется мельница. Селение с края надела. Поля по ровному месту, до 6 верст от селения. Почва – чернозем, кроме того около 35 дес. серого супесчаника с галькой и около 25 дес. солончаковой. В полях имеются 3 оврага. В селении 2 веялки. Выгон по ровному месту. Скот отдается отчасти на выпас по 1 руб. 50 коп. с головы и по 75 коп. с нетеля. В селении бывает ежегодно ярмарка, продолжающаяся 7 дней. Башкиры-вотчинники – надел в 2 местах; селение с краю надела. Изменения в угодьях: часть пахотной земли запущена под залежь и покос. Поля по ровному месту, до 2,5 верст от селения. Почва – чернозем несколько супесчаного характера. В полях есть неглубокий и отлогий овраг. В селении 1 веялка. Выгон на ровном месте. В селении ежегодная ярмарка».
Новым явлением в жизни села начала ХХ века стала кредитная кооперация. В 1907 году в Буздяке было открыто кооперативное (кредитное) товарищество. В 1912 году председателем правления Буздякского кредитного товарищества был Гадиль-Гирей Мухамет-Гареевич Кудашев, членами правления – казначей Шагивалей Габдуллашевич Янбухтин, счетовод Мини-Гирей Хайруллин Мамлеев.
В 1890-е годы в селении была открыта больница. Больница входила в состав 3-го медицинского участка. В участок входили: части Богадинской, Тюрюшевской, Чермасанской и Чукадытамакской волостей. В 1904 году врачом была Ида Осиповна Калашникова. Фельдшерами являлись Павел Семенович Пономарев, Павел Князев и Федор Петров. В 1910-е годы врачом был Д.Ю. Юсупов, фельдшерами – Н.И. Кольбик, В.А. Дронский.
В 1905 году земство на время полевых работ в целях охраны здоровья детей от эпидимических болезней и травматизма открыло в Буздяке детские ясли-приют. Работой яслей руководили местные учителя и врачи. Как правило ясли располагались в зданиях школ или же частных домов. Здесь же дети получали и питание.
В начале ХХ века уездным земством в селении был открыт Буздякский агрономический участок. В состав участка входили Богадинская и ряд других соседних волостей. Участковый агроном был Султангирей Арслангиреевич Тайчинов (жительствовал в Буздяке).
Действовала в Буздяке до строительства железной дороги и земская станция. У служащих станции имелось 12 лошадей.
В 1917 г. была проведена Всероссийская сельскохозяйственная перепись. По данным переписи фамильный состав буздяковцев в это время был такой: Акчурины, Еникеевы, Дашкины, Кугушевы, Маматовы, Мамлеевы, Муратовы, Сюндюковы, Утяшевы, Халфины, Ченбарисовы, Шихмаметовы (показаны как Шаяхматовы), Янбухтины, Янгуразовы, Яфаевы. Проживали в селении и семейства православных и католиков – Писарева Евдокия – медицинский врач, Эделева Юлия – экономка больницы, Ветошников Аркадий – врач, Баканович Сигизмунд – фельдшер, Антроф (так записано) Иван – почтальон, Рябов Николай – ветеринарный фельдшер и др. Итоговые данные по Буздяку таковы – мишари, 303 двора, 1974 жителя, 2125,49 дес.посева; 492 голов рабочего скота; 4 двора без посева, 91 – до 4 дес., 148 – 4-10, 37 – 10-15, 23 – свыше 15 дес.
- башкиры, 44 двора, 279 жителей, 255,95 дес. посева; 61 голова рабочего скота; 2 двора без посева, 14 – до 4 дес., 22 – 4-10, 5 – 10-15, 1 – свыше 15 дес.
- русские, 11 дворов, 55 жителей, 2 дес. посева, 3 головы рабочего скота, 10 дворов без посева, 1 – до 4 дес.
- поляки, 2 двора, 4 жителя, без посева.
В Табанлыкуле по данным той же переписи показаны – русские, 43 двора, 325 жителей, 302,22 дес. посева, 92 головы рабочего скота, 2 двора без посева, 5 – до 4 дес., 30 – 4-10, 4 – 10-15, 2 – свыше 15 дес.
- мишари, 27 дворов, 149 жителей, 126,2 дес. посева, 45 голов рабочего скота; 6 дворов без посева, 8 – до 4 дес., 10 – 4-10, 2 – 10-15, 1 – свыше 15 дес.
- белорусы, 4 двора, 22 жителя, 8,5 дес. посева, 1 голова рабочего скота; 3 двора без посева, 1 – 4-10 дес.
- тептяри, 2 двора, 21 житель, 2 головы рабочего скота. Без посева
- украинцы, 1 двор, 9 жителей. Без посева.
- чуваши, 1 двор, 1 житель. Без посева.
По данным переписи 1920 года:
Селение Национальность Число
Хозяйств Число
жителей
Буздяк Татары 337 1909
Башкиры 44 248
Тептяри 7 29
Русские 3 19
Украинцы 2 4
Мордва 2 2
Чуваши 1 6
православные 1 5
Табанлыкуль Татары 89 498
Русские 4 21
магометане 2 11
украинцы 1 4

Приведем также ряд родословных линий по родам буздяковцев. Акчурины: Акчура – Булаш – Теребердей – Алмакай – Смолян – Мустай (1661 г.р.) – Янук (1703-1757; жена Марьям (1712 г.р.) – Ахмет (1753-?; Ханифа Бадаева дочь Маматова) – Баязит (1800-?; жена Мигурбану Якупова (1810 г.р.) – Арслангарей (1848-?; жена Бибифатиха Мирхамитдинова) – Гали (1879-?) – Раиль;
Дашкины: Кудяк – Дашка (?-1611) – Сюнчалей (1596-?) – Сафар – Уразмамет – Алей (1676-?) – Валиша (1700-?) – Токтар (1742-?) – Исмагил (1776-?) – Хасан (1811-?);
Кугушевы: Сюнчалей – Юсей (1711-?) – Аит (1740-?) – Салих – Сайфулла (1829-1911) – Гали – Файзулла (1911 г.р.);
Кудашевы: Акчура – Кудаш – Булай – Байбулат – Сафар – Ханмурза (1652-?) – Адельша (1698-?) – Тимербулат (1740-1774) – Яфар (1772-?) – Василь (1799-?) – Сайфутдин (1820-?) – Нуриахмет – Хасаньян (1917 г.р.);
Маматовы: Акмамет – Елизарий – Биктемир – Сулейман (1677-1752) – Мустай (1722-?) – Бадай (1748-?) – Мустафа (1781-?) – Закария (1827-?) – Сулейман – Нигматьян (1895-?);
Мамлеевы: Мамалай – Чекаш – Енак – Енбай – Иванаш – Смаил (1715-?) – Арслан (1739-?) – Надырша (1758-?) – Валиша (1777-?) – Губайдулла – Хайрулла – Миннигарей – Анвар;
Муратовы: Уразай – Айкей – Уразгильда – Осман – Деук (1639-?) – Аит (1715-?) – Ромай (1753-?);
Сюндюковы: Халил – Сеит – Гумер – Гали – Саитгарей (1935-1921; жена Рахима Бикбулатовна) – Батыргарей (1877-1954; жена Яфаева Фатима) – Усман (1914-1987; жена Муратова Марьям) – Ринат – Альберт – Камилла;
Яфаевы (Ефаевы): Байбуре – Гази – Асан – Юнус – Гумер – Ефар – Тимергази – Муслюм.
Тамги буздяковцев
Год Имя, фамилия Сословие Тамга Источники
1793 Ильяс Буздяков Башкир ÍI ЦГИА РБ. Ф. И-2. Оп. 1. Д. 3738
1793 Токтамыш Каипов Башкир Õ 1793 Кинзикей Юмашев Башкир
3225803746500 1793 Юмаш Баисланов Башкир Iɭ 1836 Абдулла Усеев сын Ефаев Государственный крестьянин Î 1864 Валиша Сеитов сын Ефаев Государственный крестьянин
Î ЦГИА РБ. Ф. И-6. Оп. 1. Д. 613.
1864 Гусман Сулейманов Государственный крестьянин 8 1864 Мухаметсадык Мухаметкулуев сын Калметьев Государственный крестьянин Ø 1864 Ибатулла Габдулвахитов сын Калметьев Государственный крестьянин Ø 1864 Билал Сайфуллин Государственный крестьянин I¥ 1864 Рахметулла Феткуллин Государственный крестьянин V
Поселились Кудашевы (в 1833 году) и в соседней с Буздяково деревне Шланлыкулево. Здесь проживали башкиры-вотчинники Канлинской волости, тептяри и государственные крестьяне (тюменцы). Государственные крестьяне в данном селении стали селиться с 1795 года. Именно этим годом датируется покупка земли ясачными татарами из мурз (князей) и служилых татар деревень Булаево и Чёрный Студенец Темниковского уезда. Первоначально в селении поселились лишь три семьи Кутушевых, потомков Шабана мурзы Усеинова сына князя Кутушева. Остальные покупщики земли «заселение возымели» лишь в 1832 и 1833 годах. Помимо этого в селении поселились выходцы из деревень Чекашево Темниковского уезда (в 1832 году), Тарханово (в 1828 году), Енаково (в 1832 году), Байкеево (в 1832 году), Нижний Пишлей, Янгуразово (в 1831 году), Досаево (в 1832 году), Молочная Гора (в 1831 году), Верки (в 1831 и 1833 годах), Сухово (в 1833 году) того же уезда, Богданово (в 1833 году) Елатомского уезда Тамбовской губернии, Резяповка Краснослободского уезда Пензенской губернии. Среди тюменцев были зафиксированы следующие фамилии: мурзы Байтиряковы, Богдановы, Дулатовы, Еникеевы, Кудояровы, Янгуватовы князья Дашкины, Кудашевы, Кулунчаковы, Кутушевы, Мамлеевы, Сакаевы и Ширинские.
К 17 июля 1840 года в селении насчитывалось 145 душ (80 мужчин и 65 женщин) обоего пола тептярей, 230 душ (110-120) башкир и 530 душ (260-270) государственных крестьян. У сельчан имелись 4 мельницы, 300 лошадей, 176 коров, 253 овцы, 100 коз, 50 ульев.
К 1840 году государственные крестьяне относились к Елань-Чишминской волости Белебеевского уезда. В 62 дворах насчитывалось 509 душ татар (247 мужчин, 262 женщины). У них имелось 2 мечети, 120 лошадей, 300 коров. Жители занимались «хлебопашеством и домашними работами». Тептяри поселились в Шланлыкулево в 1755 году. К 1840 году тептяри были в составе 3-й тептярской команды. Их насчитывалось в селении 125 душ обоего пола (68 мужчин, 57 женщин). В тептярских хозяйствах имелось 42 лошади, 61 корова, 45 овец, 20 коз.
На 1853–1854 годы в 28 дворах насчитывалось 73 души мужского и 54 души женского пола тептярей, в 44 дворах 123 души мужского и 107 душ женского пола башкир, в 74 дворах 274 душ мужского и 249 душ женского пола государственных крестьян. У сельчан имелось 723 лошади, 812 голов крупного рогатого скота, 292 козы, 1665 овец. При селении имелась 1 мельница.
На 1859 год в селении в 17 дворах башкир и 15 дворах тептярей насчитывалось 207 душ мужского пола и 199 душ женского пола жителей.
Известны следующие местные священнослужители: на 1835–1836 годы имамами были Курбангали Ишбулдин (в должности с 18.3.1830 года) и Шагимардан Ишбулдин (с 28.11.1831 года), муэдзин Гимадитдин Ишбулдин (с 3.7.1833 года). На 1869 год соборная мечеть. Прихожан 606 мужчин, 496 женщин. Имам-зямиг Имамутдин Сыртланов, имам-зямиг Зиянгул Сыртланов (30.10.1860), муэдзин Гимадитдин Сыртланов (3.7.1833). В 1913 году 1-я мечеть – хатиб Шайхулла Хисматуллин, 2-я – имам Габдулвазис Габдрасулев, 3-я – имам Набиахмед Сыртланов.
В 1874 году государственными крестьянами селения, составившими товарищество из 20 человек, было куплено 1100 дес. земли при д. Батырша-Кубово.
К 1870 году деревня, при речке Кидаш. 65 верст от уездного города, 45 верст от становой квартиры. 201 двор, 687 мужчин, 702 женщины, в том числе башкир 487 душ (227 мужчин, 260 женщин), татар 902 души (460 мужчин, 442 женщины). У прихожан имелись две мечети. Училище. Водяная мельница. 3 стан.
Школа (училище), находившаяся в ведении Министерства Народного Просвещения, была открыта в селении до 1870 года. На содержание школы отпускалось 350 рублей ежегодно. Учительствовал Шахмаметьев, окончивший Оренбургскую татарскую учительскую школу (жалованье 300 руб. в год). В 1885/86 учебном году в школе занималось 25 детей. В 1890-е годы учителем в школе был Музафаров Фаррахетдин.
В 1887 году в Шланлыкулево проживало 1380 человек (842 мужчины, 538 женщин).
В 1890-е гг. в селений было 203 двора. Все дома располагались на одной улице, длиной 1000 сажень, шириной 10. Имелось восемь проулков, шириной 3–4 сажени. 34 дома были покрыты деревом и лубом, остальные соломой.
В 1895 году при содействии губернского земства была учреждена ткацкая мастерская в д. Шланлыкулево.
Земские статистики в конце XIX века это селение описывали так: «Шланлыкулево (припущенники) – по небольшому уклону на С при р.Кидашке, на которой имеется небольшая мельница. Надел окружает селение. Изменения в угодьях не указаны. Поля по возвышенности со склонами в разные стороны, до 4 верст от селения. Почва – чернозем, слегка суглинистый. Выгон частью по склону горы, частью по ровному месту. Кустарник в разных местах. Вотчинники – по ровному месту при р.Кидашке. Почва – чернозем. Выгон частью по ровному, частью по гористому. Государственные крестьяне – на ровном месте при р.Кидашке. Надел в 2 местах, окружает селение. Поля по ровному месту, имеющему небольшой склон к С и большой к Ю, до 7 верст от селения. Почва – чернозем слегка суглинистый; местами попадается галька. В полях 2 глубоких оврага с обрывистыми берегами, ежегодно увеличивающимися. Промыслы: отхожие в Уфу».
К 1914 году в селении действовали женское земское народное училище и мужское двухклассное училище Министерства Народного Просвещения. Преподавали в женской школе Шейхальисламова (8 классов гимназии) и Кузина (4 класса гимназии), а в мужском училище – Эделев (Благовещенская учительская семинария), Дашкин (педагогический класс), Сыртланов (Казанская татарская учительская школа) и Сакаев (педагогический класс).
1917 г. Шланлыкуль – мишари, 143 двора, 961 житель, 1141,11 дес. 244 раб.скота; 6 беспосевных, 24 – до 4 дес., 69 – 4-10, 35 – 10-15, 9 – свыше 15 дес.
- тептяри, 100 дворов, 585 жителей, 705,65 дес., 155 раб.скота; 2 беспосевных, 38 – до 4 дес., 44 – 4-10, 12 – 10-15, 4 – свыше 15 дес. – Башкиры, 10 дворов, 54 жителя, 135,98 дес., 35 раб.скота; 1 – до 4 дес., 3 – 4-10, 2 – 10-15, 4 – свыше 15 дес.
1920 г. Татаро-мещеряки, 135 дворов, 830 человек. Татары, 109 дворов, 589 человек. Башкиры, 4 двора, 15 человек.
Тамги шланлыкулевцев
Год Имя и фамилия Сословие Тамга Источник
1865 Мамет Хурамшин (Кутушев) Государственные крестьяне из мурз ∞ 1865 Фаткулла Абдулов ט 1865 Абдулмазит Аюпов Дашкин ∞ 1865 Калимулла Аюпов Кутушев o 1865 Габбас Яхин Кутушев ф 1865 Хурамша Аюкаев ⋉ 1865 Мурсалим Нуркаев o 1865 Адикай Салеев ‍ 1865 Гизатулла Масягутов 〉 1865 Габдулсалям Гусманов 〈 1865 Габейдулла Алимбеков 8 1865 Бикбулат Ханюков Д.Уйбулатово. Вначале припущенники – черемисы поселились в деревне Уйбулатово, которая была названа по имени, жившего в этой деревне Уйбулата (сын или родственник Енагуша и Зеналея Акмазиных). По соловию они тептяри. Некоторые из тептярей были выходцами из ясачных татар, а некоторые ― из ясачных черемис. Часть Уйбулатово называлась Альменево, от имени жителя селения тептяря Альмена Уйбулатова.
Численность населения в ХVIII – первой половине ХIХ веков:
Год Сословие Мужчин Женщин Итого
1762 Тептяри 33 1782 Тептяри 63 47 110
1795 Тептяри 34 29 63
1816 Тептяри 52 Данных нет Данных нет
1850 Тептяри 68 61 129
1859 Тептяри 71 69 140
Жившие в деревне черемисы, поселившиеся по договору 1635 года, постепенно уходили из коренной деревни и основывали новые селения. К середине ХVIII века все потомки и родственники Енагуша и Зеналея Акмазиных покинули это селение, а в деревне по записи от башкир ― вотчинников в 1739 году поселилась новая группа ясачных черемис, которые также как потомки и родственники Акмазиных, совершенно отатарились. В начале ХIХ века здесь обосновались также мурзы Кудашевы, перешедшие из д. Ахуново (Буздякский район). Мурзы Кудашевы вернули себе дворянство в 1796 году.
В 1840 году у сельчан имелась одна водяная мельница. Тептяри проживали в 16 домах (52 душ мужского, 36 женского пола). Князья Кудашевы (дворяне) – 10 мужчин, 12 женщин У сельчан имелось 100 лошадей, 120 голов крупного рогатого скота, 71 овца, 300 коз. У пчеловодов имелось 100 ульев.
В 1853–1854 годах в селении (в документе селение указано как Альменево в 13 дворах насчитывалось 95 душ мужского и 72 души женского пола тептярей из татар, в 8 дворах 21 душа мужского и 17 душ женского пола тептярей из черемис, в 8 дворах 25 душ мужского и 20 душ женского пола ясачных татар. У них имелось 220 лошадей, 210 голов КРС, 50 коз, 260 овец.
После образования Уфимской губернии селение включено в состав Старо-Узмяшевского сельского общества Карьявдинской волости Белебеевского уезда. В 1865 году в селении насчитывалось 50 душ мужского пола.
В 1870 году в 6 дворах проживало марийцев 22 мужчин и 21 женщина. Жители занимались пчеловодством.
К 1 января 1887 года в селении насчитывалось 53 мужчины, 54 женщины.
Упоминается селение и в документах уездных земских статистиков. По данным на 1896 год селение представлено так: «Дер. Уйбулат (дворяне) – на холме при р. Сыгин-Яды, протекающей по восточной границе надела. Надел в одном месте. Поля по равнине с пологим склоном на В., до 2 верст от селения. Почва – чернозем. Пашут сабанами. Огородов нет. Выгона также нет. Припущенники – надел в одном месте; селение на С надела. Изменения в угодьях: усадьба увеличилась на счет выгона и около 18 дес. кустарника расчищены и распаханы. Поля по холмистой местности, до 2 верст от селения. Почва – чернозем. Пашут сабанами. Выгон по холмистому скату на З. Лес в общем пользовании с дер. Кутуевой».
В 1911 году в 56 дворах было 289 жителей. Сельчанами было засеяно ржи 73,75 дес., овса – 28,5, пшеницы – 4,5, полбы – 3,5, проса – 9,75, гречи – 6,75, гороха – 10 дес. Всего 136,75 дес. На личных подворьях крестьяне держали 61 лошадь ( в т.ч. 51 рабочую), 68 коров, 102 подтелков и телят, 200 овец, 34 козы. Всего 465 голов скота. 14 дворов (60 душ) были безпосевными, 1 имел 1 лошадь, 1 – 2. До 2 дес. засевалось 26 дворами (125 душ) – всего 28 дес. 14 из них были безлошадными, 12 имели по 1. До 4 дес. засевалось 5 дворами (24 души) – всего 14,5 дес. 4 из них имели по 1 лошади, 1 – 2. До 10 дес. засевалось 10 дворами (71 душа) – всего 78,75 дес. 5 имели по 2 лошади, 5 по 3. Свыше 10 дес. засевал 1 домохозяин с 9 душами – всего 15,5 дес. Он имел 5 лошадей.

В советское время
1917 год Кудашевы встретили спокойно. На селе далёкие городские события отражались лишь спустя некоторое время. В деревне работать надо, тут не до городской либерально-демократической говорильни. Так же как и до этого сельская жизнь крутилась по давнему укладу. Лишь опустела в какой-то степени деревня. Многие мужчины в возрасте до 43 лет были призваны на службу в армию. Кто-то служил в запасных полках сравнительно недалеко в соседних губерниях, кто-то был на фронте и воевал против «австрияков и германца». Некоторые из сельчан, побывав на фронте, из-за ран были уволены в запас. Вернулся и призванный на службу Шагали Кудашев из д.Табанлыкуль, которая была основана переселенцами из д.Шланлыкулево в 1912 году.
В общем, давно устоявшаяся жизнь текла по накатанной колее. Об свидетельсвуют и данные подворных карточек Всероссийской сельскохозяйственной переписи, проведенной Временным правительством после свержения царя летом 1917 года. Приведём данные из этих карточек по д. Старый Буздяк:
Подворная карточка №5. Кудашев Саидгарей. Дворянин. Мещеряк. Сыновья 15, 8, 4 лет. Работники 35 и 18 лет. Жена 43 лет. Дочь 13 лет. Мать 70 лет. Нанимаются годовые, сроковые и подённые работники. В хозяйстве 4 рабочие лошади, 3 коровы, 2 нетели, 4 телёнка, 16 овец. Сельхозяйственный инвентарь – 1 плуг железный однолемешный, 1 плуг железный многолемешный, 0,5 жнейки, 0,5 молотилки, 0,5 веялки. 3 душевых земельных надела. Усадьба 0,25 десятин. Арендует в своем обществе 2 дес. под озимые и 1,67 дес. яровых (на 1 посев за деньги). Арендует у учреждения (видимо у Крестьянского поземельного банка или же Департамента государственных имуществ – Р.К., И.Г.) 2 дес. озимых и 1 дес. яровых (на 6 лет за деньги). Посев: озимой ржи – 3 дес., овса – 2, яровой пшеницы – 3, проса – 0,75, гречихи – 0,75, картофеля – 0,06 дес. Всего под посевом 9,56 дес. Пара 3,75 дес. Залежных земель 3 дес. Всего 16,31 дес.
№6. Кудашев Шангарей Хасанов. Дворянин. Мещеряк. 41 год. Сельскохозяйственный работник. Сыновья 9 и 7 лет. Жена 20 лет. Дочь 12 лет. В хозяйстве 1 рабочая лошадь, 3 овцы, 3 козы. 1 душевой надел. Усадьба 0,27 дес. Посев: озимой ржи – 1 дес., яровой пшеницы – 0,5, проса – 0,5, гороха – 0,12, картофеля – 0,17 дес. Всего под посевом 2,29 дес. Пара 1,25 дес. Всего 3,54 дес.
№12. Кудашев Якуп Хусаинов. Припущенник. Дворянин. Мещеряк. 64 лет. Сыновья 30, , 21, 10, 8, 5 лет. Внук 4 лет. Жена 30 лет. Сноха 25 лет. Дочери 18 и 16 лет. Внучке до 1 года. В хозяйстве 3 лошади (в т.ч. 2 рабочие), 2 коровы, 2 телёнка, 12 овец, 1 коза. Имеется 1 плуг железный однолемешный. 2 душевых надела. Всего 10 дес. Усадьба 0,25 дес. Арендует в чужом обществе 3 дес. озимых, 2,66 дес. яровых (на 1 посев за деньги). Арендует у учреждения (видимо у Крестьянского поземельного банка или же Департамента государственных имуществ – Р.К., И.Г.) 2 дес. озимых, 2 дес. яровых, 6 дес. покосов (на 6 лет за деньги). Посев: озимой ржи – 2,25 дес., овса – 1,67, ячменя – 1,67, проса – 1,67, гречи – 1, гороха – 0,5, картофеля – 0,13 дес. Всего под посевом 8,89 дес. Пара 4,75 дес. Всего 13,64 дес.
№14. Кудашев Ибрагим. Припущенник. Дворянин. Мещеряк. 40 лет. Сестра 17 лет. Нанимаются подённые работники. В хозяйстве 2 рабочие лошади, 1 корова, 1 нетеля, 1 телёнок, 8 овец. 1 плуг железный однолемешный. 3,5 душевых надела. Всего 17,5 дес. Усадьба 0,25 дес. Посев: озимой ржи – 1,67 дес., овса – 2, яровой пшеницы – 2, проса – 0,5, картофеля 0,08 дес. Всего под посевами 6,25 дес. Пара 4,5 дес., залежных земель 1 дес. Всего 11,75 дес.
№29. Кудашев Мухаметвали Мухаметгареевич. Припущенник. Дворянин. Мещеряк. 60 лет. Сыновья 30 (в армии), 25 (в армии). Жена 58 лет. Дочь 18 лет. Нанимаются подённые и сдельные работники. В хозяйстве 3 рабочие лошади, 2 нетели, 4 овцы. 1 плуг железный однолемешный. 5 душевых наделов. Усадьба 0,25 дес. Посев: озимой ржи – 3,75 дес., овса – 1,5, яровой пшеницы – 1, проса – 0,5, гречи – 1,5, картофеля 0,17 дес. Всего под посевами 8,42 дес. Пара 5 дес. Итого 13,42 дес.
№40. Кудашев Рустумхан Асмандиярович. Припущенник. Дворянин. Мещеряк. 38 лет (в армии). Братья 27, 25 (в армии), 22 (в армии). Мать 60 лет. Сестра 15 лет. Нанимаются сдельные работники. В хозяйстве 2 рабочие лошади, 1 корова, 1 телёнок, 2 овцы. 1 плуг железный однолемешный. 1,33 душевого надела. Всего 7,5 дес. Усадьба 0,25 дес. Арендует в своем обществе 0,42 дес. яровых (на оброк). Арендует у учреждения (видимо у Крестьянского поземельного банка или же Департамента государственных имуществ – Р.К., И.Г.) 2 дес. озимых, 1 дес. яровых (на 6 лет за деньги). Посев: озимой ржи – 2,25 дес., овса – 1,75 дес., картофеля – 0,03. Всего под посевами 5,03 дес. Пара 2,25 дес. Итого 7,28 дес.
№46. Кудашев Калимулла Идрисов. Припущенник. Дворянин. Мещеряк. 30 лет. Сын 1 года. Жена 20 лет. Сестра 38 лет. В хозяйстве 1 рабочая лошадь, 1 корова, 1 нетеля, 1 телёнок, 5 овец, 3 козы. 1 душевой надел. Всего 5 дес. Усадьба 0,13 дес. Арендует в своей общине 0,16 дес. яровых. Посев: озимой ржи – 0,75 дес., овса – 0,25 дес., ячменя – 0,5, проса – 0,25, гречи – 0,25, картофеля – 0,17 дес. Всего под посевами 2,17 дес. Пара 1,25 дес. Итого 3,42 дес.
№47. Кудашев Рахметулла Идрисов. Припущенник. Дворянин. Мещеряк. 44 лет. Сын 7 лет. Жена 25 лет. Дочь 2. В хозяйстве 1 рабочая лошадь, 1 корова, 1 нетеля, 4 овцы. 1 плуг железный однолемешный. Усадьба 0,13 дес. Арендует у учреждения (видимо у Крестьянского поземельного банка или же Департамента государственных имуществ – Р.К., И.Г.) 0,37 дес. озимых, 0,5 дес. яровых. Посев: озимой ржи – 1 дес., овса – 0,75, гречи – 0,5, картофеля – 0,17. Всего под посевами 2,37 дес. Пара 1,25. Итого 3,62 дес.
№67. Кудашев Нигматзян. Припущенник. Дворянин. Мещеряк. 37 лет. Сын 6. Работник 50. Нанимаются годовые и подённые работники. В хозяйстве 3 рабочие лошади, 3 коровы, 1 нетеля, 1 телёнок, 50 овец, 2 козы. 1 плуг железный однолемешный. 5 душевых наделов. Всего 25 дес. Усадьба 0,25 дес. Арендует у учреждения (видимо у Крестьянского поземельного банка или же Департамента государственных имуществ – Р.К., И.Г.) 2 дес. озимых, 1,32 дес. яровых. Посев: озимой ржи – 4,5 дес., овса – 2,25 дес., яровой пшеницы – 3,5 дес., проса – 1,5 дес., гречи – 1, гороха – 0,5, картофеля – 0,15 дес. Всего под посевами 13,4 дес. Пара 5,5 дес. Итого 18,9 дес.
№71. Кудашев Исмагил Мухаметгареев. Припущенник. Дворянин. Мещеряк. 16 лет. Сельскохозяйственный рабочий. Брат 16 лет. Мать 45 лет. Бабушка 75 лет. Нанимаются сдельные работники. В хозяйстве 2 рабочие лошади, 1 корова, 1 телёнок, 7 овец. 1 плуг железный однолемешный. 5 душевых наделов. Сдает в аренду в своем обществе 1 дес. озимых, 0,75 дес. яровых (на 1 сезон за деньги). Посев: озимой ржи – 2,25 дес., овса – 1, яровой пшеницы – 1, проса – 2, картофеля – 0,06 дес. Всего под посевами 6,31 дес. Пара 5 дес. Залежных земель 3 дес. Итого 14,31 дес.
№90. Кудашев Хусаин Мухаметгареевич. Припущенник. Дворянин. Мещеряк. 57 лет. Сын 14 лет. Жена 40. Дочери 22 (учительница), 20 (учительница), 18 (ученица). В хозяйстве 1 рабочая лошадь, 1 корова, 1 телёнок, 4 овцы. 1 душевой надел. Усадьба 0,25 дес. Всего 5 дес. Посев: озимой ржи – 1 дес., овса – 0,25, яровой пшеницы – 0,12, проса – 0,25, гречи – 0,5, гороха – 0,25 дес., картофеля – 0,06 дес. Всего под посевами 2,43 дес. Пара 1 дес. Итого 3,43 дес.
№116. Кудашев Навширван Шагимарданов. Припущенник. Дворянин. Мещеряк. 55 лет. Торговец. Сыновья 12 и 9 лет. Жена 42 лет. Дочери 14, 9 и 6 лет. Мать 72 лет. В хозяйстве имелся плуг железный однолемешный. Имелись 2 рабочие лошади, 1 корова, 1 нетеля, 1 телёнок, 4 овцы. 3 душевых земельных надела. Посев: 1,5 десятины озимой ржи, 0,5 – овса, 2 – яровой пшеницы, 0,25 – проса, 0,5 – гречихи, 0,07 – картофеля. Всего под посевами 4,92 дес. Пара 2,5 дес. Итого 7,42 дес.
№118. Кудашев Гаделгарей. Припущенник. Дворянин. Мещеряк. 60 лет. Учитель. Сын 4 лет. Жена 45 лет. Нанимаются сроковые работники. В хозяйстве 2 коровы, 1 телёнок. Усадьба 0,5 дес. Арендует у учреждения (видимо у Крестьянского поземельного банка или же Департамента государственных имуществ – Р.К., И.Г.) 1 дес. озимых, 6 дес. покосов (на 6 лет за деньги). Сдает в аренду в чужое общество 4 дес. озимых.
№124. Кудашев Ильдархан Гадилгареев. Припущенник. Дворянин. Мещеряк. 33 лет. Учитель. Жена 30 лет. Дочь 8 лет. В хозяйстве 1 рабочая лошадь, 1 корова, 1 телёнок.
Род Саитгарея Кудашева из Табанлыкуля отметил начало 1917 года свадьбой младшего сына Шагали. Сговорили за сына девушку из соседней деревушки Ташлыкуль Газизу Нургалиевну Кутушеву.
В 1917 году Уфимская губерния, как и вся Россия, пережила социальные потрясения. В феврале свергли царя. У власти оказалось Временное правительство. А уже осенью, 25 октября 1917 года (7 ноября 1917 года по новому стилю), произошел переворот – власть в стране перешла в руки большевиков.
Новая власть не пользовалась популярностью на периферии, лишь в крупных городах большевики имели влияние. Выборы в Учредительное собрание наглядно показали, на чьей стороне симпатии граждан страны. В Белебеевском уезде за татарских социалистов–революционеров (мусульманский национальный совет) голосовало 78579 человек, в Бирском уезде за них же – 66209, в Мензелинском – 82170. В тех же уездах за социалистов–революционеров голосовали соответственно: 56706, 63016 и 63741 человек. В то же время за партию Владимира Ульянова отдали голоса в тех же уезда – 8195, 7027 и 2155 человек. Большинство населения страны составляло многомиллионное крестьянство, соответственно и симпатии сельчан в основном приходились на долю партии социалистов–революционеров (эсеров), как наиболее масштабно выражавшей чаяния сельского люда.
Органами новой власти стали Советы на местах. Процесс перехода власти к Советам на местах занял определенное время. В северо-западной Башкирии выборы в Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов прошли лишь в марте – апреле 1918 года. Во всех волостях создавались волостные Советы, а в отдельных селениях сельские Советы.
Приход к власти большевиков ознаменовался также повсеместным террором против «эксплуататорских» слоев общества, офицеров, чиновничества. Тысячи человек были расстреляны без суда и следствия, в т.ч. рабочие и крестьяне из-за «саботажа», т.е. забастовок, стачек, демонстраций против коммунистической власти. Именно большевики в 1917 году ввели в обиход понятие «враг народа».
На первых порах крестьянство поддерживало советскую власть. После введения советской властью хлебной монополии (продразверстки), когда у крестьян в принудительном порядке стали изыматься все хлебные излишки (оставлялась только потребительская норма и семенной фонд), а губернию заполонили многочисленные продовольственные отряды из промышленных городов (они и изымали крестьянский хлеб), вера крестьян в советскую власть была подорвана.
Положение обострила принудительная мобилизация крестьян в красногвардейские отряды для отправки на фронт против чехословаков, поднявших восстание против Советской власти. Крестьяне толпами собирались у волостных Советов, митинговали, проводили собрания, на которых нередко принимались антибольшевистские резолюции. Деревня оказалась, как бы разделенной на два лагеря: одни за большевиков, другие против.
Многие, наверное, помнят сцену из фильма «Чапаев», когда крестьяне говорят Чапаеву:«Белые придут – грабят, красные придут – грабят». В этом же фильме интересны слова тех же крестьян: «Мы за большевиков, а коммунисты нам не нужны». Далекие от политики сельчане, конечно же, не могли понять, что большевики, отдавшие крестьянам земли помещиков и деревенских богатеев, после одного из очередных съездов этой партии трансформировались в коммунистов, забиравших из крестьянских закромов последнее зерно. В своих многочисленных жалобах крестьянство четко отличало «большевиков», которые «дали землю», от «коммунистов», которые «дерут с мужика три шкуры».
Советская республика недолго пользовалась мирной передышкой после подписания Брестского мира с Германией. В мае 1918 года началось восстание чехословацкого корпуса против Советской власти, которое поддержали все недовольные советской властью. Началась гражданская война, главным апологетом которой еще со времен начала Первой Мировой войны был лысоватый картавящий коротышка с бородкой клинышком – основоположник «великого учения» и предтеча усатого закавказского монстра.
С лета 1918 года на территории Уфимской губернии устанавливается власть эсеровского Комуча, пришедшего к власти на штыках чехословаков. Позднее, после комучевцев у власти оказалось правительство Колчака. Буздяк представлял собой важный транспортный пункт на территории Уфимской губернии. Потому в селении были как белые, так и красные. Побывали в Буздяке и каппелевцы. Во время пребывания каппелевцев произошло любопытное событие, связанное с родом Кудашевых. Любому войску требуются средства доставки, в частности гужевой транспорт. Вот и колчаковцы мобилизовывали местное крестьянство со своими лошадьми под свои знамёна. Видимо, в одном из из таких случаев они переборщили с мобилизацией. Вот и пришлось одному из авторитетных жителей д.Табанлыкуль старому солдату Саитгарею Кудашеву обратиться к командному составу Белой армии с просьбой ослабить гужевую мобилизацию. Старому солдату - фельдфебелю не могли отказать в его просьбе. Генерал Каппель дал даже под его командование роту на полчаса или час. Дед построил роту, прошагал с ними от нашего дома до железнодорожной станции и обратно.
После изгнания колчаковских войск летом 1919 года из Уфимской губернии на территории района восстанавливается советская власть. Вместе с советской властью в Уфимскую губернию вернулись продразверстки и продотряды – бич крестьянства всей страны. Нередко многочисленные продотряды действовали с нарушениями законности: сажали крестьян в «кутузки», морили голодом, пороли, били, заставляя крестьян сдавать последний хлеб. К тому времени реквизициям по твердым ценам (то есть ценам ниже рыночных) подлежали не только зерно и фураж, сахар и картофель, но и мясо, рыба и все виды животных и растительных масел. Сами же большевики писали по поводу такой политики в деревне так: «нужно же наконец понять, что такая политика по отношению к деревне слишком дорого может обойтись нашей революции. Обычно мы спохватываемся тогда, когда уже бывает поздно ... Пишут также, что в деревне произошел перелом. Пожалуй, правда, перелом произошел: пьянство развивается,... власть проклинают, слово «коммунист» стало ругательное...». Такого же рода неутешительные для коммунистов выводы звучали и из периферии. Советская власть еще в годы гражданской войны обрела цензуру. Перлюстрация писем была обычным делом. Обстановка тех дней хорошо видно и из писем простых граждан Уфимской губернии.
В докладе члена Уфимского губернского исполкома Газыма Касымова обстановка в губернии на тот период характеризуется так: «... Базары закрыты, никто не принимал мер к снабжению не имеющих хлеба бедноты и семей красноармейцев хлебом. В то же время в глазах населения ссыпанный пополам со снегом (хлеб – Р.К., И.Г.) гниет на ссыпных пунктах, так как нет возможности отправить его в Центр. Крестьянин не может переварить подобных явлений. Продагитом (продовольственная агитация – Р.К., И.Г.) при отправке их в деревню, кроме выпечки хлеба было поручено, главным образом, организовать деревенскую бедноту, ознакомить ее с сущностью советской власти, завоевать симпатию бедноты ... Но продагиты обо всем этом забыли. Они вообразили, что весь крестьянский мир состоит из кулаков и издевались над ним ... Хлеб оставленный населением на семена отбирался и в тоже время не принимались меры к снабжению населения семенами». Доклад Г.Касымова дополняет доклад информационно-статистического отдела политуправления войск ВОХР Приуральского сектора от 20 апреля 1920 года в ЦК РКП (б) о восстании в Уфимской губернии. Сам доклад имеет рубрику «совершенно секретно». Приведем некоторые выдержки из него: «В«лнения крестьян в губернии начались еще в декабре прошлого 1919 года, но они не имели такого широкого масштаба, какой приняли в настоящее время… Недовольство населения вызывается продагентами из центра, которые не знают часто ни работы, которую взялись вести, ни среды, ни психологии крестьянина; неумелым разрешением местными органами того или иного вопроса. Продовольственники отличаются большей некорректностью, часто превышают данные им полномочия. Часто они политически совершенно неблагонадежны. С другой стороны продагиты и продотряды занимаются взяточничеством, избиением крестьян, оскорбляют национально-религиозное чувство инородцев, насмехаясь над их верованиями и религиозными обрядами»).
В такой обстановке достаточно было искры, чтобы разгорелось пламя крестьянского бунтарства. Такой искрой в Уфимской губернии стало самоуправство одного из продотрядов в Мензелинском уезде, где в начале февраля 1920 года началось восстание крестьян против советской власти. Вскоре восстание, получившее название «Черный орел», охватило значительную часть Мензелинского, Белебеевского, Бирского, Уфимского уездов, смежные районы Самарской и Казанской губерний. Интересны лозунги восставших: «Да здравствует Советская власть!», «Да здравствует Красная Армия!», «Долой коммунистов– насильников!», «Да здравствует свобода торговли!». В «мятежных» воззваниях есть такие строки: «Зачем мы восстали? Кто мы? Кто наши враги? Мы многомиллионное трудовое крестьянство! Наши враги коммунисты!» Провозглашалась вольная торговля и лозунг «Советы без коммунистов».
В просторечье, как нам рассказывали наши бабушки, это восстание именовалось «сэнэк сугышы», то есть «вилочная война». И действительно, каким должно было быть оружие крестьян. Винтовок, пулеметов у них, разумеется, практически не было, если и было то в небольших количествах. Вот и приходилось вооружаться вилами. Бирский уздный исполком сообщал в Уфу: «Восставшие вооружены топорами, вилами, другими хозяйственными орудиями, огнестрельного оружия нет». Пламя народного гнева было так велико, что власть предержащие коммунисты бежали из волостных центров. Восставшим плохо вооруженным войскам был сдан даже уездный город Белебей. Реввоенсовет Туркестанского фронта 2 марта 1920 года охарактеризовал это дело так: «Временная сдача Белебея почти невооруженным бандам представляет факт неслыханного позора...». Численность повстанческой крестьянской армии «черных орлов» в момент наивысшего подъема достигала 50 тысяч человек Части ЧК и ВОХРа, вооруженные пушками и пулеметами, безжалостно истребляли повстанцев с их вилами и пиками. За несколько дней тысячи крестьян были убиты и сотни сел сожжены.
Восстание охватило и территорию Буздякского района. Крестьяне убивали коммунистов, продовольственных работников, как расхитителей их хлеба, комсомольцев, всех сочуствующих советской власти. Председатель Белебеевского уездного исполкома Клюев в то время писал: «Ведется травля и избиение даже учителей и мугаллимов... Ссыпные пункты (для хлеба – Р.К.,И.Г.) в опасности. Повстанцы, по занятии громят и раздают населению...».
В восстании активно участвовали и буздяковские крестьяне. Известно, что они разобрали рельсы в районе д.Богады, дабы помешать переброске большевистских войск из Уфы или Бугульмы. В сводке Белебеевского уездного исполкома сообщалось о положении в Буздяковской волости: «Восстание в волости происходило 29 февраля – 2 марта. 5000 толпа прибыла в Буздяк с криками «Долой коммунистов!» и повела наступление на ст. Буздяк, но были отражены отрядом т.Извекова. Убит во время восстания учитель Наембуллин (видимо правильнее Насибуллин – Р.К., И.Г.). Восстановлен ревком».
Сами коммунисты признавали, что восстание «началось на почве усиленных нарядов Губпродкома» (то есть Уфимского губернского продовольственного комитета). Крестьяне выступали не против разверстки вообще, а против чрезмерной нормы и злоупотреблений при ее взимании. Сами лозунги восставших говорят о том, за что они боролись: «Да здравствует Советская власть!», «Да здравствует Красная Армия!», «Долой коммунистов-насильников!», «Да здравствует свобода торговли!».
Политика советской власти после ряда крестьянских восстаний в 1920 году по отношению к крестьянству оставалась прежней – продразверстки, продотряды, изымание ими «излишков» хлеба у крестьян, так, что у них не оставалось запаса на случай неурожая. Крестьянство было недовольно такой политикой. Уже после подавления восстания большевистские лидеры Уфимской губернии признавали, что «настроение населения враждебное».
Зная то, что выращенный ими хлеб все равно отберут, крестьяне из года в год сокращали посевные площади. Кроме того, не хватало семян после ежегодных проскрипций большевиков. Губернские статистики отмечали, что «крестьянское хозяйство... за время войны и революции дошло до крайней степени упадка». Далее говорилось: «Из отдельных культур наибольшему сокращению подверглись производство пшеницы и гречи, за счет относительного роста менее ценных культур – овса и проса. Из отраслей скотоводства максимальный упадок – в овцеводстве, где сокращение против 1911 года достиг 63%».
Политика «военного коммунизма» по отношению к крестьянству обернулась для последних большой бедой. В 1921 году, из-за сильнейшей засухи начался голод. Голодом были охвачены поволжские губернии – Самарская и Саратовская, Тамбовская, Уфимская и Оренбургская. Это были те губернии, где крестьянство наиболее яростно сражалось против советской «комиссарократии». Голодало почти 30 миллионов человек. Можно сказать, что голод был спущен сверху и являлся логическим продолжением коммунистической политики пуль и виселиц против крестьянства.
Засуха сжигала все, земля от зноя потрескалась, реки обмелели. Среди архивных материалов сохранилось письмо председателя Бакалинского волисполкома заведующему Уфимского губернского земельного управления Беляеву. То, что обрисовано в этом письме, безусловно, происходило и в других районах Башкирии. Поэтому, приведем некоторые выдержки из этого письма: «По уборке хлебов с поля 1921 года осенью крестьяне сняли не хлеб, а исключительно суррогат, лебеду, когда произвели ее в обмолот, то крестьяне пали духом и в надежде прожить только 2-3 месяца лишь только на суррогатах, и не поминая уже хлеб. Прожив они означенное время – стали весьма голодать, в большинстве у крестьян лебеда кончилась, крестьяне уже приступили к уничтожению скота коров, лошадей, овец и т.д.... дети бродили по улицам со слезами; вымирали целыми семьями, жители искали... себе продукты питания, открылось в большом размере воровство, грабежи, убийства, и кроме того, людоедство. И те маломощные крестьяне закончили свой рабочий скот в продукты питания ... за период весны (1922 год – Р.К., И.Г.) кончили кошек; из рек лягушек, раков и других водных животных... В настоящее время в июне месяце (1922 г. – И.Г.) голодовка свирепствует так же, как и в апреле и мае месяце...». То же самое происходило и на территории Буздякского района. Старожилы утверждают, что муку делали из лебеды и из желудей. Ели также древесную кору, лебеду, крапиву, различные травы и коренья, лишь бы хоть немного набить желудок и обмануть голод.
«Известия Башкирского ЦИК» это время описывали так: «Затерянные среди снежной пустыни, башкирские деревни, отстоящие на сотни верст от железных дорог, обычно поддерживали между собой связь конным путем, но теперь вследствие бескормицы, лошади почти все погибли, и всякая возможность общения с внешним миром для этих селений потеряна. Оставшиеся в живых люди настолько обессилели, что пешком ходить не в состоянии. Деревни занесены снегом и добраться до них можно только на лыжах… Когда даже является откуда-нибудь возможность получить помощь, население не может этим воспользоваться: лошадей, чтобы привезти хлеб, нет, люди еще бродят или лежат опухшие, в ожидании смерти. Из изб, занесенных снегом, не слышится лай собак: они давно съедены. Не видно дыма из труб – топить некому…».
Большой голод 1921–1922 годов можно считать своеобразным эпилогом гражданской войны и политики «военного коммунизма». Политику продразверсток в деревне сменила «новая экономическая политика» – нэп, принятая на Х съезде РКП (б) в марте 1921 года. Переход к нэпу вел к улучшению политического и экономического положения в стране. Нэп допускал многообразие форм деятельности и собственности в экономике – государственного, кооперативного и частного предпринимательства и торговли.
Введение нэпа было вынужденной мерой со стороны коммунистических властей. К этому времени почти вся страна полыхала от крестьянских выступлений против Советов. Даже крепость Кронштадт – оплот большевизма в предшествующие годы поднялся с оружием в руках против советской власти.
Началом нэпа в деревне явилась замена продразверстки строго фиксированным продовольственным налогом. Продовольственный налог в отличие от продразверстки взимался в виде процентного или долевого отчисления от произведенных в крестьянском хозяйстве продуктов, исходя из учета урожая, числа едоков в хозяйстве и наличия скота в нем. Крестьянин, сдавший определенное количество хлеба государству, оставшейся продукцией распоряжался по собственному усмотрению. Таким образом, крестьянин был заинтересован в том, чтобы получать большее количество сельскохозяйственной продукции. На селе допускалась частичная аренда земли. В то же время сама реформа носила половинчатый, неустойчивый характер. Частная собственность не была гарантирована, наём рабочей силы ставил нанимателя в разряд «кулаков», а значит и в число классовых врагов Советской власти.
С переходом к нэпу началась либерализация жизни в стране, однако, либерализация, в основном, касалась только экономики. Руководящая же роль в области политики и идеологии оставалась за коммунистической партией. В том же 1921 году окончательно прекратили свое существование после ряда судебных процессов партии меньшевиков и эсеров. А на политической арене воцарилась ленинская партия в единственном числе.
В 1922 году произошли изменения в административном делении. Уфимская губерния была ликвидирована, а ее уезды за исключением Мензелинского (Белебеевский, Бирский, Златоустовский, Уфимский) вошли в состав БАССР. На основании декрета ВЦИК от 14 июля 1922 года республика была разделена на восемь кантонов: Аргаяшский, Белебеевский, Бирский, Зилаирский, Месягутовский, Стерлитамакский, Тамьян-Каиайский, Уфимский. Каждый кантон делился на волости. Изменения произошли и в составе волостей – они были укрупнены.
Введение нэпа положительным образом сказалось на положении крестьянства. Так, земельный надел вместе с арендованными землями Шагали Саитгареевича Кудашева обеспечивал безбедную жизнь. В хозяйстве имелись сеялка, косилка, молотилка. На подворье были также пять лошадей и много другой домашней живности. В посевную и жатву нанимали наёмных работников. Два работника работали круглогодично. Хозяйство было крепкое. Была своя пасека. Имелись три своих дома, амбары, сеновалы, скотный двор. Занимались и бизнесом. Три двоюродных брата Кудашевых, в том числе и Шагали при Буздяковском базаре (ярмарке) открыли харчевню (закусочную).
Но такая мирная иддилия продолжалась недолго. Сама коммунистическая идеология не допускала наличия оппозиции. В стране появились многочисленные изгои, так называемые «лишенные права голоса». Эту категорию населения страны по решениям партийных властей составляли в основном «бывшие» – зажиточное население царских времен и нэпа, торговцы, служившие в Белой армии, священники и муллы и т.д.
В 1928 году в связи с хлебозаготовительным кризисом, под давлением сталинской группировки в руководстве страны, начали применяться чрезвычайные меры по отношению к крестьянству. Под давлением непосильных заданий сверху по хлебозаготовкам, власти на местах становились на путь повальных обысков крестьянских дворов, незаконных арестов. У крестьян изымались не только излишки хлеба, но и семенное зерно, производственный инвентарь. По существу, это была та же политика «военного коммунизма», что и в годы гражданской войны. Под политику раскулачивания подпадали не только зажиточные крестьяне и духовенство, но и середняки, и даже бедняки. Нарушения законности, произвол, насилие вызывали открытые протесты крестьян вплоть до вооруженных восстаний. В то же время трансформировалась политика всемерного развития кооперации во всех ее формах на сплошную коллективизацию.
Тогда же у Сталина возникла идея демонтажа нэпа и создания колхозно-совхозной системы, в которой колхозам отводилась роль безропотного поставщика хлеба государству. В погоне за выполнением сталинских установок о коллективизации, власти на местах просто-напросто загоняли крестьян силком в колхозы. В некоторых селениях района крестьянам, не желавшим вступать в колхозы, запрещалось продавать керосин, спички, соль. В Белебеевском кантоне собрания крестьян по коллективизации в некоторых деревнях проходили по следующему сценарию. Председательствующий говорил: «Советская власть проводит коллективизацию. Кто против Советской власти – поднимите руки». В результате, решение о вступлении в колхоз присутствовавших на собрании считалось принятым. Такая политика принесла результаты – к 20 февраля 1930 г. в колхозы БАССР было водворено 88,8% всех крестьянских дворов.
Сами крестьяне оказались фактически прикреплены к колхозам и не имели права свободного выхода из них. Колхозное крестьянство оказалось практически единственной категорией населения Союза «свободных» республик, которое не имело паспортов.
Так, без каких-либо законодательных актов была похоронена нэп, и вся страна вернулась к принципам «военного коммунизма», к продразверстке.
Сталиным же была выдвинута теория о том, что будто бы по мере успехов социализма классовая борьба якобы неизбежно будет обостряться. В 1930 году врагами социализма были объявлены кулаки, и выдвинут лозунг о «ликвидации кулачества как класса». Ликвидацию кулачества предписывалось производить путем конфискации скота, орудий труда, хозяйственных сооружений, семян и т.д. Часть кулачества, которая активно выступала против коллективизации, подлежала аресту, а остальные выселению из своих деревень.
Практически все кулацкое имущество конфисковывалось. В постановлении ЦИК и СНК СССР от 1 февраля 1930 года по этому поводу говорилось: «Конфискованное имущество кулацких хозяйств, за исключением той части, которая идет в погашение причитающегося с кулаков обязательств (долгов) государственным и кооперативным органам, должны передаваться в неделимые фонды колхозов в качестве взноса бедняков и батраков... ».
Обычными сроками для арестованных справных хозяев, а по коммунистической фразеологии – кулаков, стали 5 и 10 лет лагерей. Техника «шитья» антисоветского «дела» была предельно простой. За какую-либо провинность, за прошлые, с точки зрения коммунистов, грехи или колебания, или же в результате доноса арестовывалось два-три человека, затем с виду простенькое дело разрасталось как снежный ком, и вместо нескольких обвиняемых на скамье «антисоветчиков», «террористов», «шпионов» оказывались десятки «матерых», зачастую неграмотных «оппозиционеров».
Хронику событий по Буздяку и прилегающим селениям в связи с репрессивными мерами властей в отношении крестьян была летом 1930 года такова. 30 августа 1930 года были арестованы ряд местных крестьян, в том числе колхозники Мамлеев Халиулла Гизитдинович (1886 г.р.), Маматов Зариф Касымханович (1893 г.р.). Судебные мероприятия в отношении арестованных продолжались недолго – уже через неделю 6 сентября 1930 года Халиулла Мамлеев был расстрелян. Зариф Маматов прожил чуть дольше, его расстреляли в начале ноября 1930 года. В конце октября были арестованы также единоличники Мамлеев Хусаин Самигуллович (1895 г.р.), его брат Шайхулла (1898 г.р.), Маматов Ахметсултан Касымович (1897 г.р.) и его брат Гали (1890 г.р.) из Старого Буздяка, Кудашевы Мулюк Саитгареевич (1880 г.р.), Якуп Арслангареевич (1892 г.р.), Шагали Саитгареевич (1891 г.р.) и другие. Каждый из арестованных вскоре получил свои сроки заключения. Большинство из них было отправлено строить Беломорканал.
Какие же преступления инкримировались нашим землякам? Практически все из арестованных были осуждены по политической 58-й статье, в которой было довольно много пунктов. Так, Шагали Кудашев был осуждён по статье 58-й, пункты 10-й, 11-й, 13-й. Что же гласили эти пункты зловещей статьи? Статья 58 – 10, по которой обвинялся Кудашев Ш.С., гласила «Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений, а равно распространение или изготовление или хранение литературы того же содержания». Следующая статья 58 – 11 содержала такие положения: «Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных в настоящей главе преступлений, а равно участие в организации, образованной для подготовки или совершения одного из из преступлений». Статья 58 – 13 гласила: «Активные действия или активная борьба против рабочего класса и революционного движения, проявленные на ответственной или секретной (агентура) должности при царском строе или у контрреволюционных правительств в период гражданской войны». Наказание по этой статье – «расстрел или объявление врагом трудящихся с конфискацией имущества и с лишением гражданства… с допущением, при смягчающих обстоятельствах, понижения до лишения свободы на срок не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества».
Отбыв свой срок «исправления» Кудашев Шагали вернулся в родное село. Нажитого в относительно благополучные годы уже не осталось. Всё отобрали. Семья ютилась в бане. Недолго пробыл в родном селе Шагали Саитгареевич. Как и во многих других областях страны в республике началась новая кампания арестов. Многие уже отбывшие свой срок простые крестьяне, оппозиционеры различных мастей и «бывшие» опять были арестованы. Был арестован и Ш.С. Кудашев. Вскоре он был отправлен в лагеря ГУЛаг, откуда уже не вернулся. Младшему сыну Ринату, который родился в марте 1936 года, ко времени ареста отца было чуть больше года.

Кудашевы сегодня
Ныне представителей рода Кудашевых судьба разбросала по различным городам и весям России. Иные еще со времён Гражданской войны проживают за рубежом – во Франции, США и других странах Европы и Америки.
Послевоенное время характерно тем, что увеличивается отток населения из деревни в город или в дальние края на различные стройки страны. В городе можно и более прилично заработать, не прилагая таких больших усилий как на селе, и досуг можно провести неплохо – в кино сходить или в театр, цирк, парк. Многие сельчане поступили на учёбу в учебные заведения республики и были направлены после обучения на работу в другие края или же в города республики.
Показательной в этом плане является биография Рината Шагалиевича Кудашева. Детство Рината Шагалиевича пришлось на трудное время. Отца Шагали Саитгареевича Кудашева репрессировали. Семья жила в старой бане. Лишь в 1943 году, узнав о том, что погиб сын Шагали и Газизы Нургалиевны Рифкат, местные буздяковские власти предоставили угол в одном из домов, прежде принадлежавших семье Кудашевых. Собственная изба появилась у Кудашевых лишь в 1948 году.
Учился Ринат в школе хорошо. В годы войны ученикам приходилось самим носить в школу для отопления дрова. Не хватало тетрадей, приходилось писать в старых книгах между строк. Но учителя давали хорошие знания. Познакомился в эти годы Ринат с творчеством Пушкина, Лермонтова, других классиков русской литературы. Дома же образованием внука занималась бабушка Иртукямал Еникеева. Именно от неё узнал Ринат о творчестве Кул Гали, она же пересказывала внуку старинные предания, легенды. Помимо учёбы в школе, Ринат как и другие школьники работал в колхозе – рабочих рук-то не хватало. Его первой зарплатой были четыре мешка ржи.
После окончания школы Ринат поступил на учёбу в Октябрьский нефтяной техникум. В студенческие годы он был секретарём комсомольской организации. Был неутомим, спортивен. Был постоянным участником соревнований в лыжном спорте и волейболе. Кроме того, Ринат был отличным танцором, занимался и бальными танцами. В то же время и подрабатывал – участвовал в духовом оркестре, вместе с которым часто бывал на весёлых студенческих вечеринках с танцами. На танцах Ринат Кудашев и познакомился со своей будущей женой Райсой Харисовной Давлетшиной.
С 1955 по 1981 год Ринат Кудашев прошёл путь от мастера до управляющего трестом «Туймазанефтьстрой». Он участвовал в обустройстве нефтяных промыслов, руководил и принимал участие в строительстве городов и посёлков, всех систем газопроводов в Башкортостане. Под его началом построены и введены в строй сотни многоэтажных жилых домов и объектов социального значения.
В 1981 году Рината Шагалиевича назначили начальником главка Миннефтегазстроя. Семья Кудашевых переехала в Москву. В последующие годы он руководил работами по обустройству нефтегазовых комплексов и строительству объектов машиностроения, агропрома, социального значения в Башкортостане, Казахстане, Куйбышевской, Московской, Оренбургской, Пермской и Астраханской областях, а также строительством компрессорных и нефтеперекачивающих всех очередей магистральных нефтегазопроводов Миннефтегазстроя СССР, Газпрома СССР, «Транснефти».
В настоящее время Ринат Шагалиевич занимает пост председателя совета директоров ОАО «ВНИИПКспецстройконструкция» и по-прежнему ведёт насыщенную общественную жизнь. Весной 2013 года Ринат Шагалиевич был избран академиком РАН. Его любимое хобби – охота. Лет двадцать назад Ринат Шагалиевич вместе с Ринатом Смаковым, Робертом Нигматуллиным и другими видными представителями московских татар основали клуб «Интеллектуал».
Ринат Шагалиевич – кавалер двух орденов Трудового Красного знамени, орденов «Дружбы» и «Знак Почёта», награждён золотой медалью им.А.К. Кортунова, лауреат премий имени Б.Е. Щербины и Н.К. Байбакова, почётный работник Миннефтегазстроя, газовой промышленности, Минтопэнерго РФ и т.д. В 2013 году Ринат Шагалиевич избирается членом-корреспондентом АН РФ. О своих наградах Р.Ш. Кудашев говорит так: «Мне удалось стать активным участником создания и становления топливно-энергетического комплекса СССР и Российской Федерации – выходит не зря прожил свою жизнь. Такие награды, как премия им.Н.К. Байбакова за свои технические достижения, для меня большая честь. Благодарен землякам за то, что в 1997 году меня признали почётным гражданином г.Октябрьский, в котором я прожил 30 лет. И, конечно, трепетно отношусь к ордену святой Анны 3-й степени за заслуги перед Отечеством, который был вручён мне на 70-летие».
Ринат Шагалиевич живо интересуется историей. В 2007 году он основал меджлис татарских мурз в Москве. «Мы занимаемся изучением истории, архивов, даём консультации, помогаем тем, кто желает знать свою родословную, а при подтверждении принадлежности к роду мурз выдаём соответствующий документ», - рассказывает он о деятельности меджлиса.
Дочь Рината Шагалиевича Дина и сын Шамиль пошли по стопам отца и стали инженерами-нефтяниками, а младшая Гузель стала инженером-экологом. Один из внуков учится в Дубаи на Аравийском полуострове, другой – в татарской школе в Казани. Всего у него семь внуков.
Ринат Кудашев прошёл полный хадж, посетил вместе с женой и другие центры религий, и уверен, что все религии мира достойны уважения. По его мнению, религии не должны рождать ссоры и конфликты, потому, что все они имеют единую суть – воспитывать в человеке доброту, нравственность, почтительное отношение к ближнему. «Мои предки когда-то обрели приют на башкирской земле, – говорит Ринат Шагалиевич, – и я благодарен башкирам за то, что Башкортостан стал для нас родным. Башкирский и татарский языки, культура и обычаи являются родственными и прекрасно дополняют друг друга».
В настоящее время Кудашевы продолжают дело своих предков: служат Родине. Многие представители рода Кудашевых известны как прекрасные учёные, инженеры, врачи, артисты. Есть и работники правоохранительных органов, юстиции. В Буздякском районе, в райцентре есть и улица Кудашева. Эта улица названа в честь местного врача Шамиля Рустемхановича Кудашева. Установлена и мемориальная доска на здании больницы. Он участник Великой Отечественной войны. Побывал в фашистском плену. Он работал главным врачом Буздяковской районной больницы с 1947 по 1969 год. Шамиль Рустемханович вместе с женой Татьяной Алексеевной Кузлякиной были терапевтами, хирургами, урологами, гинекологами, фармацевтами и т.д. Ему присвоены звания «Заслуженный врач БАССР», «Почётный гражданин Буздякского района» (посмертно). Отцовскую стезю ныне продолжает его сын Юлий, работающий в Кандринской поселковой больнице.
Широко известен в республике и другой врач Бари Батыргареевич Кудашев, родившийся в 1916 году в деревне Ташлыкуль Богадинской волости. После окончания школы-семилетки в Каргалах обучался в Уфе в мединституте, но с последнего курса был переведён на военный факультет Саратовского мединститута. С 1940 по 1946 год служил в Советской армии. Неоднократно награждался за годы службы правительственными наградами. Позднее долгие годы работал по специальности в Уфе.
Этот список можно продолжить. Достаточно назвать Ильяса Батыргареевича Кудашева организатора первой татарской театральной труппы. Он родился в 1884 году в Оренбурге. В 1926 году ему присвоено звание Герой Труда. Другим знаменитым актёром является Хусаин Ильдарханович Кудашев, родившийся в деревне Старый Буздяк. Ему присвоены звания «Народный артист Башкирской АССР» и «Заслуженный артист РСФСР». Воспоминания его сына Рифката Хусаиновича об отце даются в приложении.
Сын Хусаина Ильдархановича Рифкат Хусаинович доктор химических наук. Активно занимается краеведческими поисками. Принимает активное участие в работе Татарского дворянского собрания в Уфе.
Секретарём Татарского дворянского собрания в последние годы является Венера Мансуровна Кудашева. Она получила звания «Заслуженный учитель РБ» (2001), «Отличник здравоохранения РБ» (2006). Как и прежде, Кудашевы составляют значительную часть татарской интеллигенции республики.


Приложения
Биографический словарь
Адильгарей Мухаметгареевич Кудашев (1854–?; д.Уйбулатово Белебеевского уезда Оренбургской губернии (ныне Чекмагушевский район РБ). В 1876 г. закончил Оренбургскую учительскую школу. В том же году был назначен преподавателем в д. Урметово Куручевской волости. С 1877 г. преподает в русском классе медресе в Оренбурге. С 1885 г. переведен на должность учителя мужского одноклассного училища в д. Буздяк Богадинской волости Белебеевского уезда, где он и преподавал вплоть до времён советской власти. В отчётах уездной земской управы о преподавательской работе А. М. Кудашева говорится так: «С приездом А.М. Кудашева училище возсияло и симпатия населения к училищу росла, как семя, брошенное в почву». Адильгарей Мухаметгареевич широко использовал в педагогической практике переводы текстов классиков русской литературы на татарский язык. Впервые ввёл вечернюю форму обучения для детей, занятых в дневное время сельскохозяйственными работами. Многие воспитанники А.М. Кудашева в тот период поступили в городские учебные заведения и гимназии. 30 его питомцев, в т.ч. и два сына стали учителями. В неоднократных ходотайствах о поощрении его педагогических заслуг в Белебеевском уездном земском собрании отмечалось, что он «как первый светоч в области народного просвещения».
Адый Шагалиевич Кудашев (1928–1985; д.Табанлыкулево Буздякской волости Белебеевского кантона БАССР). Инженер. Один из первооткрывателей крупных нефтяных месторождений в Башкортостане: Манчаровского, Сатаевского, Демского, Раевского, Белебеевского, Мустафинского, Копей-Кубовского, Андреевского, Волостновского, Вознесенского. «Заслуженный нефтяник БАССР», отличник нефтяной промышленности.
Александр Сергеевич Кудашев (1872, С-Петербург – Париж). Инженер-путеец. Профессор Киевского политехнического института (1899–1900, 1906–1911). После окончания института инженеров путей сообщения (1895, С-Петербург) определён штатным инженером-путейцем на строительстве железнодорожной линии Тифлис–Карс. Заведующий землечерпальницей «Днепровская-4» в Киевском округе (1898). Командирован за границу для подготовки к профессорскому званию (1898–1900). С 1900 – титулярный советник. В 1900–1905 – преподаватель Донского политехнического института. Автор 4 моделей отечественных самолётов с использованием бензиновых двигателей, разработанных французскими инженерами. 23 мая 1910 г. впервые в России осуществил полёт на самолёте собственной конструкции «Кудашев-1» на Сырецком ипподроме под Киевом. В 1914 эмигрировал во Францию. Преподавал в Высшей технической школе в Париже.
Амир Калимуллович Кудашев (1931 г.р.; д.Старый Буздяк Буздякского района БАССР). С 1940 г. проживает в Уфе, где в 1949 г. окончил школу. С 1949 по 1954 г. – студент ветеринарного факультета Башкирского сельскохозяйственного института. В 1954 – 1956 гг. – старший ветврач Карышевской МТС Балтачевского района БАССР. С апреля 1956 по январь 2000 г. – заведующий отделом биохимии и токсикологии Республиканской ветбаклаборатории (с 1959 – Башкирская научно-производственная ветеринарная лаборатория). Кандидат ветеринарных наук (1968). Круг научных интересов – этиология и меры профилактики нарушений минерального витаминного обмена у стельных коров, а также проблемы ветеринарии в области овцеводства и свиноводства. Автор 200 публикаций, в т.ч. брошюр и рекомендаций. Разработаны и внедрены 6 рацпредложений. Материалы разработок и исследований экспонировались в павильоне «Ветеринария» на ВДНХ СССР. Награждён серебряной медалью ВДНХ СССР. В 1982 г. присвоено почётное звание «Заслуженный ветеринарный врач РСФСР». Ветеран труда.
Барый Батыргареевич Кудашев (1916, д.Ташлыкулево Богадинской волости Белебеевского уезда Уфимской губернии – 1992, Уфа). Рентгенолог. Доктор медицинских наук (1974), профессор (1976). Заслуженный врач БАССР (1983), отличник здравоохранения СССР (1966). Участник Великой Отечественной войны. После окончания Саратовского медицинского института (1940) военный врач. Демобилизовался в 1946 г. В 1946–1947 гг. работал в центральной клинической больнице Уфы, с 1951 – в республиканской клинической больнице, с 1956 – в медицинском институте (БГМИ) в Уфе (до 1987 г. заведующий кафедрой рентгенологии и медицинской радиологии). Научная деятельность посвящена проблемам лучевой диагностики и терапии, изучению функциональных изменений в организме больных при гамма-терапии. Автор свыше 100 научных трудов и более 20 изобретений. Награждён орденами Красной Звезды (1943, 1945).
Булай Кудашев (?–1622), князь. По грамоте царя Василия Ивановича от 14 октября 1608 г. пожалован за 36-летнюю службу «и за раденье выморочным княж Акчуриным княженьем Караева (над) мордвою Кершинского беляка судом и пошлинами», «да выморочным городецкого (городок Саканы) Шихмамая мурзы Салтаналеева сына Искачева есаком, что он имал с тое ж Кершинские мордвы на год по тринатцати рублев с полтиною». В Смутное время князь Булай выступал на стороне Годуновых и царя Василия Шуйского. Воевал против Лжедмитрия I – в 1605 г. под Кромами и Калугою и в 1606 г. под Москвой, против Лжедмитрия II и Ивана Болотникова – в 1607 г. под Каширой и Тулой. После победы над Лжедмитрием II был послан из Москвы в Касимов, а оттуда в Темников с царским «жалованным словом», где темниковцы, не приняв грамоты царя Василия Ивановича, «хотели миром убить» царского посланника. В 1614 г. его двор показан в Ширлейской слободе Темникова. На поместных землях (всего 87 четей пашни) в Темниковском уезде у князя Булая проживало семь дворов зависимых людей (крестьяне и бобыли).
Гали Ильдарханович Кудашев (1920, д.Буздяк Буздяковской волости БАССР – 1995, Уфа). Башкирский оперный актёр, режиссёр, администратор. Окончил Башкирское отделение Московской консерватории в 1946 г. Работал солистом в Башкирском государственном театре оперы и балета. В 1956–1959 гг. – директор Башгосфилармонии. В 1970-е – режиссёр Башкирской студии телевидения. При его участии снят фильм «Башкирский кумыс», показанный на Международной выставке в Монреале (Канада). Пел оперные партии в «Кармен» (Ж. Бизе), «Евгений Онегин» (П.И. Чайковский), «Севильский цирюльник» (Дж. Россини) и др.
Иван Александрович Кудашев (1859–?). Дипломат. Воспитывался в пажеском корпусе. В 1872 г. – паж при царском дворе. Окончил спецкласс, предусматривающий программу военных училищ России. С 1878 г. – корнет лейб-гвардии Конного полка. С 1883 – служит в МИД Российской империи. Титулярный советник (1886) и 2-й секретарь дипломатической миссии в Дании. В начале 1901 г. назначен министром-резидентом при Дворах их Корлевских Высочеств Великого Герцога Гессенского и Герцога Саксен-Кобург-Готского (Германия). В 1904 г. – 1-й секретарь миссии и удостоен придворной должности шталмейстера. С 1906 – действительный статский советник. Тогда же назначен Чрезвычайным Посланником и Полномочным министром в Дании. С сентября 1910 г. стал посланником в Бельгии и одновременно в герцогстве Люксембург. В 1916–1917 гг. – посол в Испании. Награждён орденом Св.Владимира 4-й степени (1908), Св.Станислава 1-й степени (1912). Также отмечн орденами Св.Владимира 2-й степени и Св.Анны всех трёх степеней. Награждён также иностранными орденами. Дальнейшая судьба неизвестна.
Ильяс Батыргареевич Кудашев-Ашказарский (1884, посёлок ж.д. ст.Шингак-Куль Белебеевского уезда – 1942, Казань). Актёр, музыкант, драматург, режиссёр. Основатель первого татарского театра в России. Герой Труда (1926). Окончил медресе «Хусаиния» (1899, Оренбург) и Казанскую татарскую учительскую школу (1904), работал учителем в Оренбурге. В 1905 г. собрал в Оренбурге группу любителей театрального исскуства для создания постоянного профессионального театра. Первые спектакли вызвали недовольство рекционного духовенства и под их давлением были запрещены Оренбургским губернатором. В 1907 г. Кудашеву-Ашказарскому удалось осуществить ряд постановок на татарском языке в помещении Народного дома в Оренбурге. В том же году созданная им труппа под названием «Первая в России передвижная труппа мусульманских драматических артистов» совершила поездку по России (спектакли были показаны в Самаре, Симбирске, Казани, Нижнем Новгороде, Москве, Рязани, Касимове). В годы гражданской войны работал во фронтовых театральных труппах, позднее в театрах Оренбурга, Казани.
Миннибай Саитгареевич Кудашев (1888–1923; д.Шланлыкулево Богадинской волости Белебеевского уезда Уфимской губернии). После окончания учительской школы в Казани преподавал в д.Байкибашево Байкибашевской волости Бирского уезда. Позднее, проживал в Белебее. Являлся членом городской Думы и уездной земской управы. В мае 1919 г. вместе с семьёй из 6 человек эвакуировался с отступающей армией адмирала А.В. Колчака в Сибирь. Позднее, перебрался в г.Семипалатинск. После окончания гражданской войны Народным комиссариатом просвещения рекомендован на учительскую работу в Семипалатинске, где и был похоронен.
Михаил Федорович Кудашев (1805–1847). Декабрист, подпоручик лейб-гвардии Московского полка. Накануне восстания участвовал в заседании Северного общества, выступал против принятия присяги Николаю I, заявляя о верности Великому князю Константину Павловичу. Его непосредственный командир штабс-капитан Д.А. Щепин-Ростовский после встречи с К.Ф. Рылеевым объявил Кудашеву о необходимости идти с войском. Вместе с тем в момент смятения М.Ф. Кудашев старался удержать солдат в повиновении. Следствие по делу о декабристах показало, что членом тайных обществ декабристов он не был. Был верен слову и понятию чести. Содержался под арестом в Семеновском полку. Высочайшим повелением от 22 мая 1826 г. оставлен в полку, но отослан в батальон, отправленный в Грузию. Позднее произведён в поручики. Участник Русско–Иранской войны 1826–1828 гг. Участвовал в сражениях. Был командирован генералом И.Ф. Паскевичем в Тифлис для ускорения передвижения транспортов в августе 1827 г. Принимал участие в составе Сводного полка в боях против отрядов Шамиля. Дослужился до генерал-майора.
Николай Александрович Кудашев (1866-1925). Дипломат. Действительный статский советник, камергер. В 1902–1905 гг. являлся 1-м секретарём Российского посольства в Токио, в 1908–1911 – 1-й секретарь Генерального консульства в США, в 1912–1914 – в Вене. Награждён орденом Св.Анны 2-й степени (1911). Перед Октябрьской революцией 1917 г. состоял директором дипломатической канцелярии при штабе Верховного главнокомандования. В 1917–1920 гг. – посланник России в Китае. Н.А. Кудашев был идейным сторонником и вдохновителем адмирала А.В. Колчака. Эмигрировал во Францию.
Николай Всеволодович Кудашев (1903, Кременчуг–1978, США). Поэт-эмигрант. Окончил Кадетский корпус. Служил в Добровольческой армии барона Врангеля и в отряде генерала Шкуро. С 1920 г. в Югославии, где 20 лет прослужил пограничником. В 1941 г. вступил в Русский белый корпус, а потом в армию генерала Власова и попал в плен. В 1947 г. арестован за выступление против насильственного возвращения в СССР русских беженцев. В 1978 г. в Сан-Франциско (США) выпустил сборник стихов «Тени». Они навеяны памятью о его тюркских предках («Мой пращур вёл свою орду», 1930), своей причастностью к истории России («Внук декабриста», 1925) и ностальгией по ней («Сестра на скамье у беседки…», 1945), а также трагизмом противостояния сил одного народа («Ледяной поход», 1948; «Этаких мы ищем», 1950).
Николай Данилович Кудашев (1784 (1786) – 1813). Генерал-майор, адъютант и зять М.И. Кутузова. Кавалер орденов Св.Георгия 4-й и 3-й степеней, Св.Владимира 3-й степени, Св.Анны 1-й степени. Был адъютантом Великого князя Константина Павловича (1809). Участник Бородинского сражения (1812) и «битвы народов» под Лейпцигом (Германия), где и был смертельно ранен. Командовал партизанским отрядом, в состав которого входил и 1-й Башкирский полк в конце 1812 г. Особо отличился в боях с французами на Калужской и Серпуховской дорогах и у Боровска под Москвой, где наносил ощутимый урон противнику. Оставил о себе добрые воспоминания у А.П. Ермолова, Д.В. Давыдова и Н.И. Лорера. Его стремительность и решительность воспеты в поэме В.А. Жуковского «Певец во стане русских воинов». Портрет Н.Д. Кудашева кисти английского художника Д.Доу находится в военной галерее Эрмитажа (С.-Петербург).
Ринат Шагалиевич Кудашев (1936 г.р., д.Табанлыкулево Буздякского района БАССР). Инженер-строитель. В 1955 г. окончил нефтяной техникум в Октябрьском, в 1964 – Всесоюзный инженерно-строительный институт, в 1990 – Высшую коммерческую школу Академии народного хозяйстве в Москве, в 1991 – Школу бизнеса при Колумбийском университете в США. Кандидат технических наук, академик Академии строительства, экономики и инвестиций. Член-корреспондент АН РФ. С 1955 по 1981 г. Ринат Кудашев прошёл путь от мастера до управляющего трестом «Туймазынефтьстрой». Он участвует в обустройстве нефтяных промыслов, принимает участие в строительстве городов и посёлков, всех систем газопроводов в Башкортостане. В 1981 г. назначен начальником главка Миннефтегазстроя. В последующие годы руководит обустройством нефтегазовых комплексов и строительством объектов машиностроения, агропрома, социального значения в Башкортостане, Казахстане, Куйбышевской, Московской, Оренбургской, Пермской и Астраханской областях, а также строительством компрессорных и нефтеперекачивающих всех очередей магистральных нефтегазопроводов Миннефтегазстроя СССР, Газпрома СССР, «Транснефти». В настоящее время занимает пост председателя совета директоров ОАО «ВНИИПКспецстройконструкция». Награждён 2 орденами Трудового Красного знамени, орденами «Дружбы» и «Знак Почёта», золотой медалью им.А.К. Кортунова, лауреат премий имени Б.Е. Щербины и Н.К. Байбакова, почётный работник Миннефтегазстроя, газовой промышленности, Минтопэнерго РФ.
Рифкат Хусаинович Кудашев (1939 г.р., Уфа). Химик-органик. Доктор химических наук (1992), профессор (2001). После окончания БГУ (1964) работал на Стерлитамакском химическом заводе. С 1968 г. преподаватель Стерлитамакского химико-технологического и Уфимского нефтяного техникумов. С 1972 г. работает в институте органической химии младшим и старшим научным сотрудником (1977–1980 – заместитель директора по научной работе). С 1992 – преподаватель Башкирского государственного аграрного университета. Круг научных интересов – химия высокомолекулярных соединений, процессы получения низкомолекулярных полимеров (олигомеров) и совместной полимеризации с применением катализаторов, а также синтез термостойких полимеров. Автор свыше 90 научных трудов, 4 изобретений, а также около 100 краеведческих статей.
Ришат Шарафутдинович Кудашев (1929 г.р.). Дипломат. Родился в г.Беднодемьянск Пензенского округа Средневолжского края (ныне Пензенская область), куда из д.Шланлыкулево Белебеевского уезда переехал его отец. В 1951 году окончил Институт востоковедения в Москве. В 1954 – 1984 годах в аппарате МИД СССР, секретарь генерального консульства (Тянь-Цзинь, КНР) и посольства СССР в Пекине. В 1956 – 1959 – переводчик и атташе посольства в ранге советника. В 1970 – 1980-е годы работал в Международном отделе аппарата ЦК КПСС, с 1977 по 1984 год находился в Нью-Йорке на должности старшего советника представительства СССР при ООН в ранге Чрезвычайного Полномочного посланника. Отмечен правительственными наградами, а также афганским орденом Славы и медалями КНР.
Флорида Хусаиновна Кудашева (1940, Уфа). Химик. Окончила Башкирский государственный университет (1963). Доктор химических наук (1995), профессор (1997). С 1966 г. на преподавательской работе в БГУ, в 1978–1987 – декан химического факультета, с 1997 г. – заведующая кафедрой общей химической технологии и аналитической химии. Круг научных интересов – физическая химия, анализ органических веществ в объектах окружающей среды. Автор 150 публикаций. Отличник народного образования РФ (1992).
Хусаин Ильдарханович Кудашев (1913, д.Буздяк Богадинской волости Уфимской губернии – 1986, Дамаск, похоронен в Уфе). Актёр. Народный (1983) и заслуженный (1973) артист РСФСР, народный (1969) и заслуженный (1954) артист БАССР. После окончания Башкирской студии при Московской консерватории (1941, класс Е.А. Милькович) певец Башкирского государственного театра оперы и балета, в 1948–1986 – актёр Башкирского академического театра драмы. Актёр большого драматического дарования, яркого темперамента, высокой сценической культуры. Обладал богатым звучным голосом. В Башкирском театре драмы сыграл более 200 разноплановых ролей: в драмах «Галиябану», «Башмагым», «Тальянка», «Не бросай огонь, Прометей», «Айгуль иле», «Макбет», «Красный паша» и др. На сцене театра оперы и балета исполнил партии Эскамильо («Кармен», Ж.Бизе), Вагапа («Карлугас», Н.К. Чемберджи), Ахмета («Хакмар», М.М. Валеева). Снимался в кинофильмах: Парень из хора («Волга-Волга», 1937), Кусмет-бий («Всадник на золотом коне», 1980, оба киностудии «Мосфильм»). Награждён орденом «Знак Почёта» (1955). В Уфе на доме, где он жил установлена мемориальная доска.
Чепай мурза Семенеев сын князь Кудашев. Женат на дочери князя Ислама Енбулатова и в 1608 году получил в Шацком уезде прожиточное поместье своей тещи княгини Айтюган с обязательством содержать ее. Его поместный оклад составлял 205 четей. В 1613 году получил прибавку к четверному денежному жалованью и его оклад составил 25 рублей. В 1614 году участвовал в боях против польских войск под Смоленском: «под Смоленском был и ранен отпущен к Москве августа в 11 день 122-го (1614) году». В 1649 году в писцовых книгах Шацкого уезда назван князем. Всё его потомство приняло православную веру.
Шагали Саитгареевич Кудашев (1891, д.Шланлыкулево Белебеевского уезда–1941, Комсомольск-на-Амуре). Зажиточный крестьянин. Участник 1-й Мировой войны. В годы нэпа вместе с двоюродными братьями занимался предпринимательством. В 1929 г. вступил в колхоз. В 1931 г. раскулачен и выслан на 5 лет на стройку Беломорканала. После возвращения в 1935 г. на родину вновь арестован 23 ноября 1937 г. и осужден к 10 годам лишения свободы. Умер во время заключения.
Шамиль Рустамханович Кудашев (1919, д.Буздяк Богадинской волости–1986, с.Буздяк). Врач. С 1934 г. обучаентся на рабфаке в Уфе, с 1936 – в Башкирском государственном медицинском институте. В 1939 г. переведён на военно-медицинский факультет Саратовского мединститута, который окончил в июне 1941 г. Воевал на Юго-Западном фронте в составе 37-й армии генерала Власова в должности военврача 3-го ранга пулемётного батальона. Осенью 1941 оказался в плену. Находился в лагерях на Украине и в Австрии. Освобождён американцами в мае 1945 г. После репатриации на родину в течение года работал в фильтрационном лагере под Тулой на шахте. С 1947 г. работает по специальности в Буздяке, с 1960 по 1971 год работал главным врачом Центральной районной больницы в Буздяке. Заслуженный врач БАССР. Почётный гражданин Буздякского района. Его именем названа одна из улиц Буздяка, в его честь на здании районной больницы установлена мемориальная плита.
Юскей Абдюкович Кудашев (1740–после 1812). Уроженец д. Масеевка Липяги Темниковского уезда. Во второй половине XVIII века вместе с родственниками поселился в д. Ахуново Канлинской волости Уфимского уезда. Здесь он породнился с известным мещерякским родом Мансуровых из д. Чекмагуш, взяв в жёны Гульзару Абдулкаримову дочь Мансурову. С началом крестьянской войны под предводительством Е.И. Пугачёва восставшие привлекли Юскея мурзу как грамотного человека к канцелярской работе. Им был переведён на татарский язык манифест «народного царя» к нерусским народам. В феврале 1775 года он был схвачен правительственными войсками и привезён в Казанскую Секретную комиссию. На следствии отрицал свою причастность к восстанию. В марте того же года был освобождён от наказания. В начале XIX века его сыновья и он сам перешли на жительство в д. Уйбулатово Белебеевского уезда. В 1812 году вместе с четыремя сыновьями добровольно стал ратником – ополченцем.
Габдуллин И.Р.
Татарские мурзы в Башкортостане
Подавляющая часть татарских мурз и князей, проживающих на территории современного Башкортостана являлись, потомками тех, чьи предки проживали прежде на территории современных Пензенской, Тамбовской, Рязанской областей. Предки многих из них еще в XV–XVI веках вошли в состав привилегированного служилого сословия Российского государства.
На территории Уфимского уезда служилые татары и мурзы появились еще с XVI века. Как выходцев из Мещерского края эту группу населения именовали «мещеряками» или же «мишарями». Позднее, они составили особое мещерякское сословие в Башкирии.
О характере их прежних мест жительства и происхождения оставлено довольно много источников. Так, в 1792 году мещеряки Уфимского наместничества показали: «происхождение наших предков из ногайских владетельных фамилий и мурз, служилых мещеряков и татар». Будущий сенатор полковник И.Г. Головкин в письме своему отцу президенту Коллегии иностранных дел Г.И. Головкину от 24 сентября 1720 года писал, что «служилые татары здесь называютца… мещеряки, как слышно многие в Уфинском уезде помещены по грамотам ис приказу Казанского Дворца». В «Записке Оренбургского правления по вопросам управления разными группами населения Башкирии» (1800 год) о мишарях сказано так: «Сей народ не коренной Оренбургской губернии, но перешедший по нынешнему положению Симбирской губернии из Алаторского и Симбирского уездов». И.К. Кириллов в своем изъяснении о населении Уфимского уезда в 1735 году подчеркивал, что «мещеряки, то есть служилыя татары… накликаны с начала города Уфы».
Последнее из этих пояснений находит свое подтверждение и в преданиях самого мишарского населения. Предание это было записано у мещеряков в 1801 году в Пермской губернии. По словам этих мещеряков, их предки служили у царя Ивана Васильевича «и получили грамоту в Уральские места; поселившись мещеряки в сих странах и особливо на реке Белой, построили первую деревню на реке Борлак, назвав оную Мулла, потом на реке Белой застроили город и назвали оный Уфою». Возможно, за названной в тексте рекой Борлак скрывается река Бирь, а деревня Муллино нынешнего Бураевского района известна как мещерякская. Данная трактовка событий второй половины ХVI века, видимо, была реальной.
Среди русского воинства, осаждавшего в 1552 году Казань, были и служилые татары во главе с темниковским князем Еникеем Тенишевым. В основном на них возлагались задачи невоенного характера – постройка мостов, укреплений и т.д. Необходимо отметить то обстоятельство, что именно в темниковских местах зафиксированы «башкирцы». В грамоте данной князю Еникею Тенишеву в 1539 году говорится: «татар из тарханов и башкирцев и можарян, которые живут в Темникове, судить и ведати их по старине, по тому же, как наперед сего судил и ведал отец Тениш». Да и среди присягнувших русскому царю служилых татар бывшего Казанского ханства было немало выходцев из Ногайской Башкирии. Имеются и многочисленные письменные свидетельства о пребывании, как башкир, так и ногайцев в Казанском ханстве и уезде. По писцовой книге Казанского уезда 1602−1603 годов в д.Шатки Ногайской даруги (ныне с.Шадки Тюлячинского района РТ) проживал «башкирский князь» Тятигач Муралеев. Он же был связан и с д.Чиндырево той же дороги, которая в 1591 году была жалована ему и служилому татарину Ишею Наурузову. Видимо, И.Наурузов также был выходцем из Ногайской Орды, т.к. в Казанской губернии в начале XIX века известны татары, ведшие свое происхождение от башкирских князей Наурусовых. Еще одним известным родом служилых татар, выходцев из Башкирии, были Манашевы. В шежере племени Кыпчак, родоначальник рода показан как Монаш (или Мунаш) би. Сам род Манашевых связан со служилыми татарами д.Кугарчин нынешнего Рыбно-Слободского района Татарстана.
Видимо, как раз служилых татар использовало царское правительство в своих посольствах к башкирским племенам после взятия Казани. Русские власти при этом учитывали общность языка и культуры, единую религию, возможно и родственные связи служилых татар и башкир.
О местах прежнего места жительства мещеряков можно судить по топонимическим материалам. Так, в Балтачевском районе РБ находится д.Чукалы, издавна заселенная мещеряками. Селение с таким же названием со служилым татарским населением известно и на современной территории Ульяновской области. Среди жителей д.Большая Ока Мечетлинского района сохранилось предание о том, что прежде они несли службу на большой реке Оке. Данные о прежних местах жительства новых насельников Уфимского края известны и по другим источникам. Так, представители известного дворянского рода Тупеевых прежде проживали в д.Ендовище Алатырского уезда, где у них еще к 1768 году оставались принадлежавшие им земли. 55-летний мещеряк д.Богданово Кощи (ныне в Балтачевском районе) Нурмет Илмурзин в 1720 году показал, что его отец выходец из Свияжского уезда. Жители д.Кизганбаш тогда же определили себя выходцами из Алатырского уезда. Представители известного татарского рода Исянбердиных из д.Тюрюшево (ныне в Буздякском районе РБ) показали, что они являются выходцами из д. Шубино Алатырского уезда. Были в этом селении и выходцы из д. Пошатово того же уезда (оба этих селения ныне в Нижегородской области). Были переселенцы и из Темниковского уезда (д.Богдановы Кощи) . Поместные земли Булгаковых – мещеряков д. Султангулово оставались к 1729 году и в д.Большой Студенец Ногайской дороги Казанского уезда. О родственных связях мещеряков Уфимского уезда и поволжских уездов Российского государства говорят и их фамилии. Фамилия Булгаковых была распространена среди татарского служилого населения Темниковского уезда. Мещеряки Кочкаровы проживали в д. Акбердино Кундешли. Служилые татары с такой же фамилией известны в Темниковском уезде и д.Старые Чукалы Шланга Симбирского уезда (ныне в Дрожжановском районе Татарстана). Мещеряки мурзы Агышевы (Агишевы) и Утешевы (Утяшевы) проживали в д.Бешелап. Эти же фамилии распространены среди татарского населения современной Мордовии и Пензенской области. Деревня Новое Бешелапово с жителями – служилыми татарами известно и в Свияжском уезде. Дополнить этот перечень татарских мещерякских и мурзинских родов можно фамилиями Битеевых, Деушевых, Карачуриных, Кильдибековых, Киреевых, Чюрмантаевых.
К 1658 году известны следующие селения, в которых были размещены «служилые татаровя» в Уфимском уезде: деревни Уразаево, Кулбарисово, Налмасово, Байбаково, Ишмаево (заселена в 1656 году), Кулаево, Байбюрино, Сикияды, Четвертаково, Базы. Большинство из этих населенных пунктов позднее входили в состав Бирского уезда. Службу служить им было предписано с «пашни». Часть жителей в «росписи всяких чинов служилых и жилецких людей» в 1657 году показана служилыми татарами, а в 1658 году переведена в состав служилых мещеряков. Всего по этим деревням было верстано на службу 84 человека. Сами жители, при этом показывали, что прежде «по Темникову городу», «по Алатырскому городу» служили. Часть же «новоприезжих мещеряков» было велено сослать в Свияжский, Курмышский, Алаторский и Арзамасский уезды в «те городы, из которых приехали» .
Особую подгруппу в составе уфимских служилых татар составили переселенцы из Хлыновского уезда, так называемые каринские татары. Они получили оберегательную память на земли около р. Камы и ее притока р. Иж еще в 1649 году. Здесь ими были основаны деревни Варзи, Салагуш, Рысово, Ишмаметево, Атабаево, Байбеково, Кабаново, Мушуги, Кучуково Казанской дороги Уфимского уезда. Представители этой группы населения на новом месте (в Уфимском уезде) первоначально были положены в бобыльский ясак. Среди них оказались представители следующих фамилий: Хиляловы, Касимовы, Девлетьяровы, Хозясеитовы, Зянчурины, Сейтяковы. Все они оказались потомками каринских владетельных родов, которых в научной литературе называют еще и «арскими князьями». В 1684 году они подали «челобитье», в котором просили «за службы прадедов и дедов… ясак с них сложить и положить» на бобылей, живущих «безясачно». В следующем 1685 году каринских татар велено было «написать на Уфе в список служилыми татарами и служить… с старинной пашенной земли, а ясак с них снять и написать на безясашных бобылей». Но, видимо, этот указ был выполнен лишь наполовину. В последующем каринские татары в Уфимском уезде и «службы служили», и ясак выплачивали. Так, в 1695 году «служилой» Кулуш мурза Еналеев из рода Сейтяковых объявил, что он платит в казну ясак «по четыре куницы да по ансырю меду да по десяти денег на год». Таким образом, положение каринских татар было близким к статусу ясачных татар. Видимо, именно в связи с этим обстоятельством впоследствии данная группа населения пополнила собой разряд тептярей. В частности, в деревнях Курмашево и Новое Алимово (Актанышский район Татарстана) известны «из татар тептяри», оказавшиеся потомками князей Девлетьяровых.
В составе «мещерякского» сословия какое-то время находились и тарханы. Часть этого слоя, являясь феодальной верхушкой на территории «Ногайского юрта» Казанского ханства, была жалована поместьями с ясачным крестьянским населением за службу казанскому хану в непосредственной близости к Казани. Кроме того, они же владели и вотчинами на территории бывших «Беловолжской» и «Башкирской» земель. Оставшись на территории Казанского уезда после его завоевания Московским государством эта категория населения, наряду с другими феодальными элементами, была причислена к военно-служилому сословию Московского царства и стала именоваться служилыми татарами. Так, в грамоте за 1702 год в тарханы были написаны служилые татары д. Базы Кутлуметко Кулушев, Уразака Ишметев, Алийка Ишметев и д. Янгаз-Нарат Абдрахман Каминкин. Упоминаемый в этом списке Кутлуметко (Кутлумбетко) Кулушев, видимо, имеет прямое отношение к подавшему в 1685 году челобитную о тарханстве жителю д. Танламас Казанской дороги Кутлуметко Кутлугушеву. Эта деревня издавна входила в состав Кыр-Иланской волости, там же отмечена и Танламасовская тюба. При подаче своего челобитья он также предъявил ярлык на тарханство, выданный казанским ханом Ибрагимом (правил в 1467–1479 годах). По его утверждению «в прошлых годех давних служили деды и отец мой в служилых тарханех». Тарханы в Кыр-Иланской (Иланской) волости были известны еще со времен «Еналеевского бунта» в 1615 году. За участие в поимке Еналея Емаметева эти тарханы получили поместья.
В соответствии с установленными правилами поместной службы все служилые люди, получившие поместные и денежные оклады, обязательно должны были быть записаны в городовые десятни. Десятни служили основным документом, на основании которого производилась раздача денежного жалованья провинциальному дворянству. По словам уфимского служилого татарина Сюнчалея мурзы Бегеева сына Киреева «написан он… по Уфе в десятне и верстан окладом денежным и земляным» (в 1700 году 300 четей и денег 10 рублей). Большинство же служилых мещеряков получали от 4 до 6 рублей.
Основной обязанностью служилых мещеряков была станичная служба, которая осуществлялась дозорными конными отрядами – «станицами». Служилый татарин Кулуш мурза Еналеев утверждал, что служит он «службы дальние и ближние… посылают на окологородные ближние караулы». С появлением в южных степях калмыков в ходе нередких схваток с ними участвовали уфимские мещеряки. Они же привлекались к службе в ходе народных восстаний на территории Уфимского и Казанского уездов в ХVII—ХVIII веках. Так, житель д. Кулбарисово (Сабаево тож) (Мишкинский район РБ) Осинской дороги Уфимского уезда Кантуган Келдибеков сидел в осаде в Уфе во время «первой башкирской шатости». Сепай Урмаев в 1680-е годы из д. Бешелапово того же уезда с семейством был взят «в полон» калмыками Аюки хана. Тогда же калмыками были захвачены, «а за скудостью» не вернулись, семейства Мемкея Янтуганова и отцов Усеина Нураева из д. Иштыбаево (Мишкинский район), Клейки Бабараева («в полону убит») из Карышево (Балтачевский район). С построением Оренбургской линии, мещеряков привлекали к охране южных границ. Отправлялись мещеряки и в дальние походы. В 1696 году они принимали участие в походе на Азов во время русско-турецкой войны. Пятисотенная мишарская команда участвовала в Семилетней войне с Пруссией. Они же несли охранную службу по Сибирской линии. Так, родоначальник дворянского рода Асядуллиных Калимулла Асядуллин в одной из своих челобитных показывал, что он участвовал вместе с другими мещеряками « в походах 757, 758, 759 годов… в Пруссии», в 771–773 годах на сибирских линиях сотником».
В 1699 году служилых татар и мещеряков в Уфимском уезде насчитывалось 748 человек. В переписных книгах 1720 года «служилых мещеряков» было зарегистрировано, что они проживают в 41 деревне, в основном в Осинской дороге. Всего в них насчитывалось 380 дворов. При этом у некоторых из жителей имелись и дворовые люди. В 1736 году служилые мещеряки по своей переписи показали, что их насчитывается около 20000 человек, в том числе к службе годных 5000 человек. Видимо, в этом случае учитывались и те «мещеряки», которые ранее были положены в подушный оклад, а на время восстания 1735 – 1740 годов, вызванные на службу, с освобождением на время службы от подати. Это видно и из того, что позднее в 1766 году в Уфимской и Исецкой провинциях служилых мещеряков насчитывалось 1937 дворов (всего 15517 душ обоего пола), служилых татар 237 дворов (1429 душ) и тархан 443 двора .
Хотя основной обязанностью уфимских мещеряков являлась служба, но в 1699 году с них было велено собрать вместо «Камышенской службы» по рублю. Позднее, после перевода служилых татар Казанской губернии в лашманы в 1718 году с мещеряков Уфимского уезда было собрано опять по 1 рублю. В 1732 году указом Правительствующего Сената мещерякам предписывалось служить «по прежнему с Уфимскими дворянами и иноземцами» . С 1747 по 1754 год мещеряки платили 25-копеечный ясак, который с них затем снят . С этого времени основной обязанностью мещеряков стала военная служба. Они послужили одной из составных частей, сформированного в ХIХ веке башкиро–мещеряцкого войска.
Со второй трети XVIII века началась новая волна переселенческого движения служилых татар и мурз на территорию Башкирии. В Башкортостане этих переселенцев и их потомков, в зависимости от мест их прежнего места жительства в Темниковском и Алатырском уездах, до сей поры нередко именуют «тюменцами» (томэннэр) или же «алатырцами» (алатор). К этому времени социальный статус татарской элиты изменился. Они пополнили собой разряд государственных крестьян. Помимо татарских мурз и князей в это сословие были низведены и многие обедневшие русские дворяне и «дети боярские». Это было связано с военными реформами Петра I, в ходе которых было ликвидировано дворянское ополчение. По указу от 31 января 1718 года было повелено на работы по заготовке корабельных лесов на нужды флота «брать Казанской, Нижегородской и Воронежской губернии и Симбирского уезда служилых мурз, татар, мордву и чуваш без заплаты», т.е. без вознаграждения, в виде повинности. С этих пор эту группу населения стали называть приписными к Адмиралтейству, а позднее и «лашманами» (в переводе с немецкого «лесной человек». Использовались служилые татары и мурзы и в ходе Персидского похода Петра I, в ходе которого многие из них из-за непривычного климата и непосильных работ погибли. Напротив имён многих из них в ревизских сказках стояла пометка «умре в Баке», т.е. в Баку.
В этих условиях многие служилые татары и мурзы вынуждены были искать для себя новые места для проживания. Растущее малоземелье и религиозные гонения не добавляли симпатий царским и местным властям. Основным районом переселенческого движения стала Оренбургская губерния.
Нельзя сказать, что башкирские земли не были знакомы татарским мурзам. С построением оборонительных линий на окраинах государства служилые люди из татар нередко переводились на новые земли. Так, с построением Закамской черты в 1658 году их переселили на земли по рекам Черемшан и Шешма из Арзамаса, Темникова и Саранска. Среди поселившихся в деревнях Яртуганово (Верхняя Кандала тож), Ураево, Янтудино, Уреньбаш показаны переселенцы из деревень Каракитан (мурзы Тогаевы), Шамурзино (мурзы Тенишевы), Чекурское, Тюка Симбирского уезда, Красный Остров, Кочки Пожарки Арзамасского уезда, Княжево Кадомского уезда (князья Мансыревы), Чеушево Керенского уезда, Желаева починка Кадомского уезда, Новый Медян, Красный Яр, Рыбушкино, Курлино, Ендовище, Уразовка Алатырского уезда, Идяково Темниковского уезда, Сурга Курмышского уезда, Альмендерово, Беденга, Бикшиково, Каменный Брод, Тарханы, Шемурша Свияжского уезда. Многим из поселившихся у Закамской черты служилых татар отводились земли и на территории Уфимского уезда. Так, в частности получили земли по р. Стерля на территории современного Азнакаевского района мурзы Тенибековы.
Вторая половина ХVIII в. в России характеризуется как время «просвещенного абсолютизма». Провал политики насильственной христианизации, волнения среди служилых татар в 1748 г. и, наконец, башкиро-татарское восстание под руководством муллы Батырши вынудили царское правительство сменить приоритеты в политике по отношению к мусульманскому населению Поволжья и Приуралья. Наметившаяся внутренняя государственная политика «просвещенного абсолютизма» привела к смягчению религиозного гнета над татарами–мусульманами. В 1773 г. был издан указ «О веротерпимости» ко всем вероисповеданиям, в 1788 г. в Уфе было учреждено Оренбургское мусульманское духовное собрание, как орган управления мусульманскими делами. Было разрешено строительство мечетей и школ при них. Из гонимой конфессии мусульманская религия с этого времени становится открыто «неотвергаемой». Помимо привлечения на свою сторону магометанского духовенства, одним из шагов по привлечению мусульманской элиты на сторону властей стал указ правительства Екатерины II от 22 февраля 1784 г. «О позволении князьям и мурзам татарским пользоваться всеми преимуществами российского дворянства». В преамбуле документа отмечается, что среди князей и мурз, оставшихся «в магометанском законе, находятся такие, коих предки за их верную Всероссийскому престолу службу получили от высоких предков наших жалованные грамоты и поместные дачи и другие неоспоримые доказательства, что служба и состояние их были равными с прочими благородными». При этом правительство, следуя букве законодательных актов ХVII – начала ХVIII вв., направленных против помещиков «басурманской веры», оговаривает запрещение дворянам–мусульманам «покупать и приобретать крепостных или подданных христианского исповедания коими никто в империи нашей не будучи в христианском законе пользоваться не может».
Уже в первые годы после издания указа начали поступать прошения татарских мурз о возведении в дворянство. Но процесс утверждения татарских княжеских и мурзинских родов затянулся. Сбор свидетельств о дворянском происхождении требовал немалых трудов в различных чиновничьих инстанциях. Нужна была и достаточно крупная сумма денег, не превышающая по закону 200 рублей.
Первыми из подушного оклада по указу от 24 мая 1788 г. были выключены семейства Юнуса Шабанова и Юсупа Бахтеева детей князей Дашкиных, а 3 декабря 1791 г. по указу Сената (№ 4440) им было возвращено дворянство. По указу Сената от 1 декабря 1796 г. в дворянстве были восстановлены остававшиеся в мусульманстве князья и мурзы Акчурины, Бигловы, Дивеевы, Еникеевы, Кашаевы, Кудашевы, Маматкозины-Сакаевы, Мамины, Терегуловы, Чанышевы, Шихмаметевы и Яушевы. Все они были первоначально записаны в 4-ю часть дворянских родословных книг (наравне с иностранными дворянскими родами, как роды «выезжие», то есть Золотая Орда приравнивалась к иноземным государствам). Чуть позже в дворянские родословные книги были внесены Маматовы, Мамлеевы, Муратовы, Янбулатовы и ряд других родов. В Пензенской губ. татарское дворянство, в т.ч. княжеские роды татарского происхождения, исповедовавшие православие, вначале как и Рюриковичи были записаны в 5-ю часть дворянской родословной книги. Позднее, татарские дворянские и княжеские фамилии стали записывать в 6-ю часть дворянских родословных книг. Так, семейство жителя Пензенской губ. князя Абдрахмана Илюкова сына Муратова, внесенное в 5-ю часть родословной книги в 1848 г. было переведено в ее 6-ю часть.
На 1797 г. в дворянстве было восстановлено 350 татарских мурз и князей, в т.ч. 231 душа в Оренбургской, 8 – в Тамбовской, 15 – в Саратовской, 96 – в Пензенской губ. В стадии рассмотрения находились документы 17 княжеских и мурзинских родов (1008 человек) Саратовской губ., 32 родов (388) – Рязанской губ., 2 (61) – Оренбургской, 7 (282) – Симбирской, 22 (524) – Пензенской, 1 (55) – Нижегородской, 96 (2493) – Казанской губ. Всего по семи губерниям из податного сословия просили вывести 4811 человек, представлявших 177 знатных татарских родов.
В дальнейшем наплыв прошений об исключении из податного состояния и восстановлении в благородном сословии увеличивается. В Оренбургской губ. свое дворянское происхождение доказывали князья и мурзы Арслановы, Байкеевы (два рода), Бахтияровы, Войкины, Дебердеевы, Девлетьяровы, Долоткозины, Дулатовы, Енгалычевы, Ефаевы, Илышевы, Казаевы, Касимовы, Кудояровы, Кутушевы, Кутыевы, Макуловы, Маматовы, Мусаловы (или же Булатовы), Сакаевы, Сюндюковы, Тебиковы, Тембяковы, Тимашевы, Утяшевы, Чепчиковы. Вслед за знатными татарскими родами в этот же процесс включились представители башкирских (мурзы Тятигачевы), мещерякских (князья Богдановы, потомки мурз Байбаковы, Кайбышевы), и мордовских мурзинских родов (Буркины, Деберские, Еделевы, Ромодановские, Садовские). В основном они проживали на территории Белебеевского у. По материалам V ревизии 1795 г. служилых мурз и татар в этом уезде насчитывалось 798 душ мужского пола.
К 1837 г. в Оренбургской губ. в дворянстве было восстановлено 1332 души мужского пола «благородных» мурз и князей, в т.ч. Акчуриных – 46 душ, Бигловых – 100, Дашкиных – 66, Дивеевых – 13, Еникеевых (князей) – 28, Еникеевых (мурз) – 189, Кашаевых – 18, Киреевых (по исключении из мещеряков) – 420, Кудашевых – 31, Маматказиных-Сакаевых – 37, Маминых – 43, Мамлеевых – 66, Муратовых – 62, Терегуловых – 72, Чанышевых – 101, Шихмаметевых – 2, Янбулатовых – 8, Яушевых – 30.
Нередко одни из ветвей перечисленных выше родов были внесены в дворянские родословные книги, а их единородцы (к примеру, князья и мурзы Акчурины, Дашкины, Кашаевы, Янбулатовы) оставались в подушном окладе, хотя и подавали прошения о восстановлении в дворянстве. Известны и случаи внесения тех или иных родов в губернские родословные книги, которые не утверждались Правительствующим Сенатом. Так, в 1793 г. в 6-ю часть родословной книги Пензенской губ. был внесен род Бахтигозиных, но Сенат не утвердил данное решение. В Оренбургской губ. решение о внесении во 2-ю часть дворянской родословной книги уроженца Сеитовского посада сотника Гисметуллы Гибайдуллина сына Кайсарова, также не получило утверждения Департаментом Герольдии.
В основном татарское дворянство в Оренбургской губ. расселялось в селениях Белебеевского и Уфимского уу. Так, к примеру князья Кудашевы обосновались в деревнях Буздяк, Ахуново и Уйбулатово Белебеевского у., а Муратовы – в Буздяке, Новом Калмашево Белебеевского и Бакаево Уфимского уу.
Существенное значение для получения татарами дворянских прав имела военная и гражданская служба. С введением в Оренбургской губернии кантонной системы управления башкирское и мещерякское население было переведено в военное сословие. Основной обязанностью этих сословных групп стала военная служба, которая осуществлялась за счет сельского общества, т.е. каждые 4–5 дворов обязаны были ежегодно снаряжать за собственный счет одного воина. Военную службу стали нести и тептяри. Еще в апреле 1790 г. было принято решение о формировании пятисотенного тептярского казачьего полка, который в 1791 г. был назван Уфимским казачьим полком. По указу от 11 октября 1798 г. этот полк был разделен на два, названные 1-м и 2-м тептярскими казачьими полками. Рядовые и офицерские чины по этому указу полагалось набирать из числа тептярей, но для общего командования необходимо было иметь в полку русского офицера. Так же как башкирские и мишарские полки, тептярские кавалерийские полки должны были нести пограничную службу на Оренбургской линии. Служба в тептярских полках позволяла тептярям за счет выслуги чинов получить российское дворянство. Таким путем в дворянские родословные книги Оренбургской губернии был внесен род Ягудиных, происходивший из тептярей д.Мензелибашево (Бикбулатово тож) Мензелинского у. (ныне д.Старый Мензелябаш Сармановского района Татарстана). Уроженец д.Тузлукушево Белебеевского у. (ныне д.Тузлукушево входит в состав Чекмагушевского района РБ) Бикташ Муратов за хорошую службу в тептярском полку в 1813 г. был произведен в прапорщики.
Значительная часть татарских и башкирских дворянских родов получила права на дворянство в годы кантонной системы управления. Помимо доказавшей свое дворянской происхождение старой татарской аристократической элиты, многие дворянские роды Оренбургского края были внесены в дворянские родословные книги за ратные заслуги.
Башкиры и мишари Оренбургской губернии стали активно использоваться самодержавием, как на пограничной службе, так и в войнах с середины XVIII в. Они проходили службу на южных рубежах Российского государства по Оренбургской и Сибирской оборонительным линиям. В случае военной нужды башкирские и мишарские команды вызывались на службу на театр военных действий. Так, в ходе семилетней войны с Пруссией 1756–1763 гг. в 1756 г. на службу в западные районы империи были вызваны пять мишарских (мещерякских) сотен. Позднее, башкирские и мишарские пятисотенные полки участвовали в боях против поляков и шведов.
Агрессивная внешняя политика республиканской, а затем и Наполеоновской Франции, перекраивание политической карты центральной Европы вынудили многие европейские государства, в том числе и Российскую империю, начать военные действия.
Среди уроженцев Оренбургской губернии участвовавших в войне с Францией в годы правления императора Павла I, можно отметить Алюка Батыршина (родился около 1773 г.). Он происходил из татар д.Аллагуватово Стерлитамакского уезда (ныне Стерлитамакский район РБ). В службу вступил 2 января 1790 г. в Московский гренадерский полк, в составе которого принимал участие во взятии Вильно в 1794 г. в ходе русско-польской войны 1792–1794 гг. Против Франции А.Батыршин воевал в составе лейб-гвардии Павловского полка в 1799 г. в Голландии. Позднее, отставной штабс-капитан 26-го егерского полка А.Батыршин был признан в дворянском достоинстве и внесен во 2-ю часть дворянской родословной книги.
В составе башкирских, мишарских, тептярских полков многие жители Приуралья участвовали в Отечественной войне 1812 г. и Заграничном походе против Наполеоновской Франции. После вторжения французов в Россию по всей стране был оглашен Манифест императора Александра I с призывом об обороне Отечества. Многие жители Оренбургской губернии добровольно изъявляли желание служить в действующей армии. Так, братья Абдулхалик и Назир Абдулвахитовы (известен дворянский род Абдулвахитовых) просили включить их в состав башкирского полка, сформированного в 9-м башкирском кантоне. Вступили в службу и четыре сына дворянина князя Юскея Абдюковича Кудашева (1742 г.р.).
Многие жители Оренбургской губернии за героизм в ходе Отечественной войны 1812 г. и Заграничного похода русской армии были награждены различными наградами. По данным московского историка Д.И.Арапова, еще в 1814 г. в дворянском достоинстве Уфимским дворянским собранием было признано сразу 64 мусульманина, участвовавших в заграничных походах против наполеоновской Франции.
В основной своей массе татарские дворяне не имели крупных земельных владений. В какой-то мере именно в связи с этим их и прозвали «чабаталы мурза», то есть «лапотные мурзы (или дворяне)». К 1795 г. из 933 земельных владений с 57672 душами мужского пола крепостных крестьян, принадлежавших помещикам в Уфимском наместничестве, лишь 28 были во владении помещиков–мусульман. За ними было зарегистрировано 944 души мужского пола крестьян. Среди них отставной подпоручик Мухамет Усманов и Юсуп Смагилов дети Яушевы, имевшие во владении д.Верхние Ерыклы Мензелинского у. с 24 душами крепостных крестьян мужского пола, Алкины, Бековичи-Черкасские, Девлеткильдеевы, Максютовы, Тевкелевы.
Таким образом, можно констатировать, что львиную долю татарского дворянства составили роды, получившие дворянство по офицерским чинам или российским орденам. В то же время, общая численность дворян «по породе», происходивших из старинных княжеских и мурзинских родов, была выше, чем «выслужившихся» дворян из других, неаристократических по происхождению родов.
В Поволжье и Приуралье насчитывалось примерно 90 дворянских мусульманских родов. Большинство из них получило дворянство и было внесено в дворянские родословные книги Оренбургской губ. В Казанской губ. в дворянскую родословную книгу было внесено всего лишь девять татарских родов. Ни один из не получил дворянства «по отечеству» – семеро получили дворянство на военной службе и двое – на гражданской. Подобная ситуация во многом объясняется приграничным статусом Оренбургской губ.
Всего к началу ХХ в. в Поволжье и Приуралье, центральной части Российской империи (Казанская, Оренбургская, Пензенская, Рязанская, Самарская, Саратовская, Уфимская губернии) были утверждены в дворянском достоинстве представители следующих мусульманских (в т.ч. башкирских) родов: Абдулвахитовы, Абдуллины, Абзановы, Аитовы, Акзигитовы, Акимбетовы, Акчулпановы, Акчурины, Алеевы, Алкины, Асядуллины, Аскаровы, Бакировы, Батыршины, Башировы, Бекович-Черкасские, Бекчурины, Бигловы, Бикташевы, Бикмаевы, Бикметевы, Вагимовы, Валитовы, Давлетшины, Дашкины, Девлеткильдеевы, Деушевы, Джантюрины, Диваевы, Дивеевы, Еникеевы (князья), Еникеевы (мурзы), Ермухаметовы, Ибрагимовы, Ижбулатовы, Каиповы (Каюповы), Кайбишевы, Кайсаровы, Кашаевы, Кийковы, Киреевы, Куватовы, Кугушевы, Кудашевы, Курбангалины (из тептярей), Кутлубаевы, Кутыевы, Кучуковы, Максутовы, Максютовы, Маматкозины-Сакаевы, Маматовы, Мамины, Мамлеевы, Манашевы, Мансуровы, Мунасыповы, Муратовы (князья), Муратовы (из тептярей), Мусины, Муслимовы, Мутины, Нагайбековы (Нугайбековы), Надыровы, Рафиковы, Резяповы, Саиновы, Сафаровы, Субханкуловы, Султановы, Сыртлановы, Тевкелевы, Терегуловы, Тупеевы, Умитбаевы, Халфины, Чанышевы, Шихмаметевы, Эльмурзины, Юнусовы (Казанская губ.), Юнусовы (Оренбургская губ.), Ягудины, Янбулатовы, Янышевы, Яушевы.
По материалам Всероссийской переписи 1897 г. в 11 губерниях Европейской части России насчитывалось 8219 потомственных дворян–татар (4036 мужчин и 4183 женщин) (см.таблицу). В процентном соотношении к общей численности татарского населения в этих губерниях их доля составляла лишь 0,53%.
Губернии Потомственные дворяне Личные дворяне, чиновники не из дворян Всего татар
муж. жен. муж. жен. муж. жен.
Вятская 19 18 31 38 63359 62155
Казанская 55 66 66 58 581278 596404
Нижегородская 27 29 - - 17856 23483
Оренбургская 261 249 31 38 51253 46571
Пензенская 436 545 14 9 26602 31928
Рязанская 39 38 2 2 2217 2816
Самарская 108 127 8 7 86859 84912
Саратовская 147 169 12 6 47507 47186
Симбирская 37 44 18 18 79558 80208
Тамбовская 40 59 34 22 7526 9450
Уфимская 2867 2839 63 69 105056 100718
Итого 4036 4183 279 267 1069071 1085831
Почти 70% (всего 5706 человек) всех зафиксированных потомственных дворян–татар дала Уфимская губ. К началу ХХ в. большинство из них проживало в деревнях. Так, по сведениям собранным в 1902 г. о дворянах, проживающих в селениях Уфимской губ. в дд.Батырово и Балыклы Стерлитамакского у. проживало соответственно 10 и 5 семейств Акчуриных, в д.Абзаново Уфимского у. 52 семейства Маматказиных-Сакаевых и 71 – Бигловых, в д.Кузеево Белебеевского у. – 103 семьи Чанышевых и т.д. Большинство из дворян–сельчан имели на руках документы о дворянстве. Так, у дворян Мусиных из д.Верхнее Тимкино Стерлитамакского у. имелось свидетельство Уфимского дворянского депутатского собрания от 8 марта 1876 г. о внесении в родословную книгу, житель д.Старое Кузяково того же уезда Губайдулла Асадуллин имел такое же свидетельство, выданное в 1900 г..
Эти дворяне мало чем отличались от обычных крестьян-землепашцев. Необходимо отметить довольно высокую обеспеченность землей этой категории сельского населения. Например, у жителей д.Ново-Баширово Белебеевского у. князей Еникеевых по 25 дес. надела в том же 1902 г. имели Сеитягофер Шангареев, Давлетгарей Усманов, Рамазан Загидуллин, Ахметша Ахмадеев, 20 дес. было у Шагимурата Шагиахметова.
Дворяне–татары составляли в Уфимской губ. 54,5% всех потомственных дворян губернии. Кроме того в Уфимской губ. проживало 512 потомственных дворян башкирского происхождения, еще 452 дворянина из башкир зафиксировано в Оренбургской губ. [Ямаева, 2002, с.71, 272–273].
Таким образом, реализация указа от 22 февраля 1784 г. о предоставлении татарским мурзам и князьям возможности вхождения в состав российского дворянства оставила двойственное впечатление. Лишь небольшая часть татарской старой титулованной знати смогла реализовать свое право возвращения былого статуса. При этом в основном это касалось только лишь Оренбургской губ. В данном случае, свою роль сыграло приграничное положение этой губернии, потребность иметь в губернии верных людей, владеющих татарским (тюркским) языком и «письмом» для связей с неспокойными южными соседями.
Беханиды. Татарские княжеские и мурзинские роды
Акчурин Р.У., Габдуллин И.Р.
Акчурины
Татарский княжеский и дворянский род. Акчурины состоят в родстве с княжескими и мурзинскими родами Барашевых, Дашкиных, Едигеровых, Енгалычевых, Еникеевых, Ишеевых, Кашаевых, Кудашевых, Муратовых, Седахметевых, Тенишевых, Теркуловых, Чекашевых. Родоначальником рода Акчуриных является князь Акчура Адашев, которому в 1509 году были пожалованы земли в Мещерском крае. В 1577 году внук князя Акчуры Изекай мурза отличился на службе и был за это пожалован ясаком. Приведем текст этой грамоты: «Се аз Царь и Великий Князь Иван Васильевич всеа России пожаловал есми темниковского Изекая мурзу Булашева сына князя Акчурина за немецкую службу в Мещере Четгеранские мордвы, что за князем Чотом Аганиным ясаком Немеческим жеребьем Чуракова имати ему того ясаку пять рублев без четверти в Мещере самому по писцовым книгам каковыя книги даны Василью Чубареву смешенных книг Морозова с товарищи, а письмо ему имать с них тем ясаком у мордовского прикащика у Василья Чубарева за его рукою, а будет впредь с той мордвы прибудет ясачныя же деньги и мордовскому прикащику Василью Чубареву или что иной по нем прикащик над мордвою будет те ясаки збирать на нас, а писать у себя в приход книги за те ясачныя деньги присылать к Москве в Нижегородский Мещерский дворец, а взять Изекею мурзе нашей жалованные с мордвы тот ясак пять рублев без четверти Немечинский жеребей впервые восемьдесят четвертом г. как учнут в Мещере ясачныя деньги с мордвы збирать мордовские приказчики. Дана грамота на Москве лета 7083 г. (1577) марта 28 дня».
По легендам, записанным монахами Саровского монастыря отец князя Акчуры и его дядья князья Мамет и Седахмет проживали на правой лесной стороне реки Мокша в д. Кавтотижан (в переводе с мордовского языка 2000 дворов). О расположении этого селения в предании говорится «где ныне Митрялы была деревня». Деревня Митрялы в начале ХVIII века относилась в Темниковскому уезду и в ней проживали представители служилых татарских и мурзинских родов Кичемасовых, Кленчеевых, Урусовых и Юлушевых. Далее та же легенда гласит: «и от мору и от рати воинской запустела, разошлися в разные места, и дети оставшися их последи разошлися в разныя места в степь». О времени переселения можно судить по фразе о том, что «Булашевы дети» построили деревню Адаеву Старую. Зная о том, что родоначальник рода Акчура Адашев умер глубоким старцем в 1560 году, время переселения можно было бы отнести ко второй половине ХVI века. Но скорее всего, переселение произошло раньше в первой половине ХVI века, а возможно и раньше во время жизни отца князя Акчуры Адаша, если судить по названию селения – Адаево.
В ХVII–ХVIII веках большинство представителей рода Акчуриных проживало на территории будущих Пензенской и Саратовской губерний. К 1713 году у князей Мурата Асяинова, Саина Алеева, Ибрагима Асанова, Мурата Асяинова, Асана Келмашева, Байчуры Смолянова детей Акчуриных в деревнях Демино, Кулчюрино Пензенского уезда (ныне Пензенская область), Бармаково Саранского уезда имелось 11 крестьянских дворов. В 1719 году князья Акчурины отмечены среди жителей деревень Шуструй, Адаево Темниковского уезда (ныне Респ. Мордовия). С конца ХVIII века Акчурины начали переселяться на территорию современного Башкортостана. В 1779 году служилые татары «Оренбургской губернии Бугульминского ведомства, деревни Габдуллиной, Аманатские вершины тож» (ныне д. Ильбяково Азнакаевского района РТ), в числе которых были мурзы Надырша, Умряк и Кодряк Урмаевы (Уразметовы) дети Акчурины, купили землю у башкир Юрматынской волости Ногайской дороги Уфимского уезда по рекам Ашказар, Беркутлы. Позднее, потомки Надырши, Умряка и Кодряка Урмаевых детей Акчуриных проживали в деревнях Батырово и Балыклы (Федоровский район РБ). По указу Сената от 1 декабря 1796 года, проживавшие в этих двух деревнях князья Акчурины, вернули себе дворянские права и были внесены в дворянские родословные книги. Акчурины, восстановленные в дворянском достоинстве были внесены в дворянские родословные книги Пензенской, Оренбургской, Саратовской и Уфимской губерний. Определениями Правительствующего Сената от 15 февраля 1849, 16 мая 1850 и 24 марта 1851 годов были внесены в VI часть родословной книги и утверждены в достоинстве князей татарских 19 семей Акчуриных из Стерлитамакского уезда Оренбургской губернии: 1) Абдул-Меняф Килеевич; 2) Кутлу-Ахмет и Шарафутдин Якуповичи; 3) Мухаметгали Абубакирович; 4) Ибрагим и Исмаил Юнусовичи; 5) Габбяс Юнусович и его сын Харряс; 6) Ильяс Юнусович и его сыновья Исхак и Якуп; 7) Бахтияр Абубакирович; 8) Мухамедьяр Абубакирович и его сыновья Габдулла и Шарафутдин; 9) Аюп Сулейманович, его сыновья Мухамедьяр, Динмухамет, Мухаметрахим и внук Сиразетдин Динмухаметович; 10) Абдуллатиф Килеевич, его сын Тохфетулла и внук Габейдулла Тохфетуллович; 11) Абдулгафар Килеевич, его сын Мухамет-Хасан и дочь Фариза; 12) Абдулханнян Килеевич и его сыновья Абдулмукмин, Галяутдин и Гимадитдин; 13) Мухамет-Сафар, Шугаин, Идрис и Ильяс Абдулменняфовичи; 14) Бикмурза, Ханмурза и Мурзакай Бадамшичи и Янтуря Мурзакаевич; 15) Давлетша Юсупович, его сыновья Гайнетдин, Зиганша, Гимадетдин и Земалетдин; 16) Ахметша Юсупович и его сыновья Насретдин и Хуснутдин; 17) Хасан Алеевич и его сыновья Мухамеди, Ахмеди, Хисамутдин; 18) Якуп Ибраевич и его сыновья Саляхетдин, Зайнетдин, Гайнетдин и Шагиахмет; 19) Гайнулла Ибраевич и его сыновья Исхак, Ахсян и Мирас.
В конце ХVIII века из Нижегородской губернии семейство князя Ахмета Акчурина (проживавшее ранее в д. Адаево Аксельского стана Пензенской губернии) перешло на жительство в д. Буздяк Белебеевского уезда (Буздякский район РБ). В 1795 году из д. Адаево Краснослободского уезда в д.Ново–Калмашево Белебеевского уезда (ныне Чекмагушевский район РБ) переселилось семейство Кансуяра Резяпова сына Акчурина, а в 1814 году из той же д. Адаево в д. Старо–Калмашево (Чекмагушевский район РБ) перешло семейство Мухая Резяпова сына Акчурина (1744 г.р.). Кроме того, князья Акчурины проживали в ХIХ – начале ХХ веков в деревнях Нуркеево, Ново–Аллагулово, Усть–Рахманка Краснослободского уезда (ныне Респ. Мордовия), Яковлевка, Пенделки, Чертанлы, Демино Кузнецкого уезда Саратовской губернии (ныне Пензенская обл.). Все они оставались в сословии государственных крестьян. К роду Акчуриных принадлежат известные дипломаты, государственные и военные деятели – В.Г. Акчурин (1689-1760), С.В. Акчурин (1722-1790), генерал-полковник Р.С. Акчурин, известный хирург Р.С. Акчурин, и плеяда симбирских предпринимателей и общественных деятелей Акчуриных. Одна из родословных линий князей Акчуриных такова: Бехан – Ханубек – Худайберды – Кутай – Адаш – Акчура – Булаш – Изекей – Бекбулат – Килмаш – Асан – Курмай – Умряк (1716 г.р.) – Алей – Юсуп – Ахметша – Насретдин – Фахретдин – Абдулла (1896 г.р.) – Узбек – Риф (1957-2012) – Альберт.
Габдуллин И.Р.
Барашевы.
Княжеский род татарского происхождения. В родстве с князьями и мурзами Акчуриными, Дашкиными, Едигеровыми, Енгалычевыми, Еникеевыми, Ишеевыми, Кашаевыми, Кудашевыми, Кулунчаковыми, Муратовыми, Седахметовыми, Тенишевыми, Теркуловыми, Чекашевыми. Родоначальником рода является сын князя Акчуры Адашева Бараш мурза князь Акчурин. По грамоте царя Федора Ивановича за 7098 год (1589/90 – И.Г.) за Ишеем мурзой Барашевым в Темниковском уезде имелись деревни Отяково, Шавезда Легалово тож и Старое Городище. В них находились двор самого помещика, два двора приказных людей, восемь дворов крестьянских и пять бобыльских дворов. В 1608 году «по челобитью крымского царя» Ишей мурза Барашев был жалован княженьем деда и брата его в Суконялской мордве. В 1613 году это жалование было подтверждено. Во второй половине XVII века упоминается темниковский мурза Сюнбай Булаев сын Барашев. В первой половине XVIII века Барашевы, остававшиеся в «магометанском законе» проживали в д. Новосёлки Темниковского уезда. Православная ветвь рода внесена в дворянские родословные книги Тамбовской губернии.
Дашкины.
Татарский княжеский и дворянский род. В родстве с князьями и мурзами Акчуриными, Барашевыми, Едигеровыми, Енгалычевыми, Еникеевыми, Ишеевыми, Кашаевыми, Кудашевыми, Кулунчаковыми, Муратовыми, Седахметовыми, Тенишевыми, Теркуловыми, Чекашевыми. Родоначальник рода князь Дашка Кудяков (Кудашев), сын князя Кудаша Акчурина «за службы его жалован был поместным окладом четырмя стами четвертями и с крестьяны». Князь Дашка участник первого ополчения против польских интервентов. Погиб в 1611 году под Москвой. В 1612 году упоминаются его сыновья Сюнчалей, Ишмакай (Ишмамет) и Алмакай. При этом Дашка и его старший сын Сюнчалей (15 лет) названы князьями, а два других сына мурзами. В 1699 году мурзы Кудряк Обраимов, Байтер Емлакаев, Устин Нуркаев, Абраим и Смаил Ишмаметовы, Мустай Сафаров, Алей Уразмаметев, Бегай Абраимов, Иванаш Расланов, Халислам и Цараслам Плюнбаевы, Резяп Уразмаметев дети Дашкины владели населёнными имениями. К 1713 году у мурз Арслана Бекбаева и Иванаша Арсланова детей Дашкиных в д. Средний Юлюзань (ныне Пензенская область) имелось 11 крестьянских дворов. После указа Петра I о крещении помещиков – мусульман от 3 ноября 1713 года поместья и крестьяне Дашкиных были отписаны «на государя», в т.ч. у мурз Батея Дашкина 19 душ крестьян и Мустая Дашкина пять душ, проживавших в д. Дашкино Темниковского уезда. В XVIII–XIX веках мурзы Дашкины проживали в деревнях Горный Шуструй, Дашкино, Кочалейка Темниковского, Черный Студенец Краснослободского уездов. В 1755 году часть представителей рода Дашкиных переселилась в д. Абдуллино Аманатские вершины Оренбургской губернии (ныне д. Ильбяково Азнакаевского района РТ). В 1779 году семейство Заита мурзы Якупова сына Дашкина переселилось из этой деревни на земли купленные у башкир Юрматынской волости Ногайской дороги Оренбургской губернии. Позднее, это семейство проживало в д. Старо-Яушево (ныне Федоровский район РБ).
В 1797 году и в начале XIX века в Старо-Яушево переселились семейства мурз Юнуса Шабанова и Юсупа Бахтеева детей Дашкиных. Эти два семейства были выключены из подушного оклада 24 мая 1788 года. 3 декабря 1791 года по указу Правительствующего Сената за №4440 вернули себе дворянство. К середине 1830-х годов в дворянском достоинстве были утверждены следующие представители рода Дашкиных: 1) Юсуп Бахтеев; 2) Муртаза Юсупов, его дети Ахмет, Абей, Саиза; Ахмета дети Сеитягофер, Абдулгафар, Сеитбаттал; Абея дети Нигматулла, Амир, Мирхайдар, Рахматулла; Сеитягофера сын Шангарей; 3) Мустафа Юсупов, его дети Башир, Сулейман; Башира дети Алей, Исмагил, Абдулгазиз, Бахтияр, Абдулгали; Сулеймана дети Салих, Ильяс, Абдулла, Шарафутдин, Шамсутдин; Салиха Сулейманова сын Гузеир; 4) Амир Юсупов, его дети Усман, Забир, Абдрашит, Асфандияр, Фархетдин; Усмана дети Ефар, Музафар, Забира Амирова дети Шафей, Заит, Абдразяк, Саржияр, Сафиян; Абдразяка Забирова сын Зейнетдин; 5) Ибрагим Юсупов, его сыновья Давыд, Абсалям, Аит, Алмакай, Яхья, Хусаин, Хасан, Аликай; Яхьи Ибрагимова дети Нигматулла, Рахматулла; Хасана Ибрагимова дети Камалетдин, Абубакир, Габидулла, Гималетдин, Кафутдин; Абсаляма Ибрагимова сын Хуснутдин; Алмакая Ибрагимова дети Абдулвали, Хуснутдин, Хисамутдин; 6) Абдразяк Юсупов; 7) Заит Якупов, его дети Амин, Исмагил. Ведут они свой род от Ишмакая мурзы Дашкина.
Кроме того, Дашкины в первой половине XIX века поселились также в деревнях Буздяк, Шланлыкулево (ныне Буздякский район РБ), Мавлютово (ныне Кушнаренковский район РБ), переселившись из Пензенской губернии. Все они, являясь потомками Сюнчалея Дашкина, оставались в сословии государственных крестьян. Представители этого рода Ахтям Муртазин сын, Усман Гумеров сын, Идрис Ильясов сын, Габейдулла Хусаинов сын Дашкин выслужили офицерские чины за время военной службы. Одна из родословных линий Дашкиных по д. Яушево Фёдоровского района Башкортостана такова: Бехан – Ханубек – Худайберды – Кутай – Адаш – Акчура – Кудаш – Дашка – Ишмакай (1609 г.р.) – Курмай – Буркай (Борис) – Бахтей (1678-1770) – Юсуп (1711 г.р.) – Ибрагим – Яхья – Рахматулла мулла (?-1902) – Загретдин муэдзин – Салех – Рим – Рита.
Енгалычевы
Татарский княжеский и дворянский род. В родстве с князьями и мурзами Акчуриными, Барашевыми, Дашкиными, Едигеровыми, Еникеевыми, Ишеевыми, Кашаевыми, Кудашевыми, Кулунчаковыми, Муратовыми, Седахметовыми, Тенишевыми, Теркуловыми, Чекашевыми. Родоначальник рода князь Янгалыч Бедишев, потомок Мамата. Все потомки Янгалыча Бедишева во всех официальных актах именуются князьями. Существует и другой княжеский род Енгалычевых, не находящийся в родстве с Беханидами. Проживали они в Шацком уезде. Во второй половине ХVII века упоминается Ишкиня Туваков сын Енгалычев из д. Шуструй Темниковского у. (ныне Респ. Мордовия). К 1713 году у князя Смоляна Адюшева сына Енгалычева в д. Тимошкино Симбирского у. (ныне Ульяновская обл.) имелось 13 крестьянских дворов, а у его сына Сюнялея в той же деревне восемь дворов. Все крестьяне за некрещение у этого помещиков были отписаны «на государя». В ХIХ–ХХ веках Енгалычевы-мусульмане проживали в деревнях Никиткино Верхне – Ломовского, Тенишево Темниковского уездов (ныне Респ. Мордовия). Христианская ветвь рода была внесена в I, II и V части дворянской родословной книги Пензенской губернии. Определениями Правительствующего Сената от 9 сентября 1840, 3 апреля 1853 и 22 декабря 1854 годов князья Енгалычевы были утверждены в достоинстве князей татарских. Прошения Енгалычевых, исповедывавших ислам, о возведении в потомственное дворянство были не удовлетворены и они остались в сословии государственных крестьян.
Еникеевы
Татарский княжеский и дворянский род. В родстве с князьями и мурзами Акчуриными, Барашевыми, Дашкиными, Едигеровыми, Енгалычевыми, Ишеевыми, Кашаевыми, Кудашевыми, Кулунчаковыми, Муратовыми, Седахметовыми, Тенишевыми, Теркуловыми, Чекашевыми. Родоначальником рода является князь Еникей Тенишев, княживший в городе Темников в первой половине ХVI века. В грамотах царя Ивана Васильевича IV от 20 марта 1551 и 1 октября 1572 годов Еникей Тенишевич Кугушев и его сын Сабак-мурза названы князьями. Царь Иван IV пожаловал князя Еникея, мурз Емаша и Исяша Тенишевых детей Кугушевых «отца их поместьем в Мещере, в Подлеской волости, сельцом Верхним Пыжовым опричь деревни Козловы». Заново выстроенный город Темников царем Иваном Васильевичем по грамоте от 6 мая 1539 г. был отдан под начало князя Еникея и было «велено ему татар, тарханов, башкирцов и можарян, которые живут в Темникове, судити и ведати их по старине как… судил и ведал отец его Тениш». У Еникея Тенишева было пять сыновей – Кулунчак (родоначальник князей Кулунчаковых), Кобяк, Ишмамет, Елмамет, Сабакай. В 1629 году среди темниковских мурз, имевших крепостных крестьян, упомянуты Брюшей, Елмамет и Ишмамет Еникеевы, Китей и Ютей Сабакаевы. В 1654 году (1645/46 – Р.К., И.Г.) за Бегишем Елмаметевым Еникеевым в с.Старое Городище Темниковского уезда числилось два крестьянских и четыре бобыльских двора. В 1699 году населенными имениями владели Обраим Умряков, Валиша Усейнов, Касим Асянов, Смайко Уразов, Иванаш, Декелмей и Мустафа Мамадалеевы, Умряк Утямышев, Ураз, Нурка Уразмаметевы, Кондрак Корнаев, Алей Сулейманов, Иван Шетимаев, Ураз Бахмаев, Елбай Мустаев, Ханей Салтанов, Ураз Хамураев (Хансверов), Мамадалей Тимаев, Батырша и Валиша, Хунтемир Хановы, Умряк Байтемиров, Адильша Исенев дети Еникеевы. В ХVIII веке князья Еникеевы проживали в деревнях Мусино и Черный Темниковского уезда. У представителей рода, не принявших православие, по указу 1713 года поместья были отписаны на государя, а сами они положены в подушный оклад по Инсарскому и Краснослободскому уездам. Часть рода князей Еникеевых, перешедших из д. Мусино на жительство в д. Баширово Белебеевского уезда (Чекмагушевский район РБ), оставаясь в «магометанстве», вернули себе дворянство по указу Сената от 10 мая 1796 года и были восстановлены в княжеском достоинстве. Определениями Правительствующего Сената от 21 марта 1851, 10 сентября 1857, 17 сентября 1869, 4 марта 1870 и 9 сентября 1874 годов были внесены в VI часть дворянской родословной книги и утверждены в достоинстве князей татарских князья Еникеевы: 1) прапорщик Николай Иванович, сын его чиновник 12-го класса Николай и внуки Николай, Александр, гвардии штаб-ротмистр Павел Николаевичи; 2) прапорщик Петр Иванович; 3) надворный советник Александр Иванович; 4) капитан Иван Львович, его дети Феодосия, Прасковья и губернский секретарь Акинфий, внуки: подпоручик Дмитрий, Никифор Акинфиевичи, правнуки: Мария, Дмитрий, Сергей Дмитриевичи, Мария, Екатерина, Пелагея, Варвара, Павел и Дмитрий Никифоровичи; 5) Нигматулла Бахтеевич и его сыновья Ибатулла, Загидулла; 6) Абдулсалих, Абдуллатиф Абдулсалямовичи, сыновья Абдуллатифа Фахретдин, Мифтахетдин, Шамсутдин, Хисамутдин; 7) Мухаметамин Абдулкаримович, его сын Мухаметша и внуки Мухамедияр и Мухамеди Мухаметшинович; 8) Сулейман Абдулкаримович, его сыновья Салих, Хисамутдин, Фахретдин, внук Ибрагим Салихович; 9) Шафей Абдулкаримович, его сын Мухаметгарей и внук Гизатулла Мухаметгареевич; 10) Амирхан Абдулкаримович, его сыновья Ахметзян, Мухаметзян, Мухаметвали; 11) Ибатулла Абдулкаримович, его сыновья Набиулла, Хабибулла, Халильулла, Рахматулла; 12) Арслан Мосеевич, его сыновья Шагиахмет, Мухаметгарей, Сахипгарей, Усман, дочери Бибисара, Бибихадича, Бибизухра, Бибизюлейха, внук Султангарей Усманович.
Все остальные представители рода, исповедывавшие ислам, остались в сословии государственных крестьян. В ХIХ веке дворяне князья Еникеевы поселились также в деревнях Новая Муртаза и Старо–Калмашево (Чекмагушевский район). Родословная главного аксакала рода князей Еникеевых 104-летнего ветерана Великой Отечественной войны уроженца д. Ново-Баширово Фаткуллы Абдулловича Султангареева (Еникеева) такова: князь Еникей Тенишев – Ишмамет мурза – Сюнчалей мурза – Исеней мурза – Адельша мурза (д. Янгуразово Темниковского уезда; 1662 г.р.; жена Сабира Утямышева дочь) – Надырша мурза (д. Янгуразово; 1700-1763) – Мосей мурза (д. Янгуразово и д. Мосеевка; 1739 г.р.; жена Гульгина Сулейманова дочь) – Арслан мурза (д. Баширово Белебеевского уезда; 1774 г.р.) – Усман мурза (д. Баширово) – Султангарей мурза – Абдулла мурза (1858-1919; жена Малика Габдулвалеева дочь) – Фаткулла мурза (11.02.1909; жены Мугалима Хайбрахмановна Хасанова (1914-1947); Магира Сеитгалеевна Киреева (1916-2008).
Ишеевы.
Татарский княжеский и дворянский род. В родстве с князьями и мурзами Акчуриными, Барашевыми, Дашкиными, Едигеровыми, Енгалычевыми, Еникеевыми, Ишеевыми, Кашаевыми, Кудашевыми, Кулунчаковыми, Муратовыми, Седахметовыми, Тенишевыми, Теркуловыми, Чекашевыми. Родоначальник рода темниковский мурза Ишей Барашев в битве под Тулой против войск Ивана Болотникова был взят в плен и подвергнут пытке. Царь Василий Иванович Шуйский грамотой от 27 октября 1608 года за его 35-летнюю службу и мучения в плену у болотниковцев, где его «били кнутом и медведем травили, и на башню возводили, и в тюрьму сажали, и голод и нужду всякую терпел», пожаловал ему княжение над Коняльской мордвой «после деда его князя Акчуры и двоюродного брата князя Сатая Кулаева сына Акчурина».
Кашаев Ш.Ш.
Род мурз Кашаевых
Понять историю можно только узнавая факты жизни отдельных лиц, живших в ту или иную эпоху. Эту истину, высказанную академиком Ю.М. Лопатиным, я почувствовал на примере жизни татарских мурз и князей, изучая архивные источники прошлого. Знакомясь с жизнью наших предков, определяя их значимость для России, мы одновременно получаем ключ к истокам их деяний. Через предков мы ощущаем свою связь с живыми людьми, жившими столетия назад, людьми, благодаря которым мы существуем на свете.
До недавнего времени роль татарских мурз и служилых татар в историческом процессе оставалась вне поля зрения исследователей. Лишь в последние годы стали появляться статьи в научных сборниках и интересные книги о татарских дворянах. Среди них есть и работы, посвященные татарским мурзам Башкортостана. Значительный вклад в разработку проблем, связанных с нашей темой внесли исследования Саид мурзы князя Еникеева, И.Р. Габдуллина, Максата и Рашита Мамлеевых. Отрадно, что ныне работа над этой темой продолжается. Хочется надеяться, что число летописцев татарских дворянских родов будет и впредь будет пополняться. Настоящая работа является логическим дополнением предшествующих исследований о татарских мурзах и князях и опирается в основном на архивные источники.
Достоверная родословная мурз Кашаевых прослеживается с XVI века. Сведения о них я обнаружил в архивах Санкт-Петербурга (РГИА) и Уфы (ЦИА РБ). Оказывается в XVI веке жил князь Кашай, у которого было три сына: Ишей, Сабай (Степан) и Кулуш. В середине XVI века у местных татарских родов образуются фамилии, и таким образом, потомки князя Кашая получили фамилию Кашаев. Как и многие татарские мурзы и князья они входили в сословие служилых людей, верой и правдой служили России на военном и гражданском поприщах. Служили честно, ничем не запятнав свой род. За заслуги перед царским правительством им были дарованы земельные угодья и денежное жалование.
Наш предок Ишей мурза Кашаев был участником освобождения Москвы от польского королевича Владислава. В грамоте царя Михаила Федоровича выданной Ишею мурзе 24 января 1624 года говорится, что «Ишей мурза Кашаев… на Москве в осаде сидел, стоял крепко, мужественно и на боях и приступах бился не щадя головы своей и на никакие королевичи прелести не прельстился и верность свою к нам и ко всему Московскому государству показал». За верную службу был пожалован в вотчину пятою частью своего поместного оклада, а именно 120 четвертями земли при деревнях Акселе, Митралях, Новое Виляево Темниковского уезда.
В родословной росписи указаны, что у Ишея мурзы Кашаева был сын Тимергали. Его вотчины и поместья находились в деревнях Адаево, Чукаево и в Ковылях. У него было три сына: Исай, Мустай и Мансур.
По данным разборных книг 1710 года Исай мурза владел в Темниковском, Кадомском, Саранском уездах 310 четвертями пашней и 13 рублей годовых. На службе Исай мурза состоял с 1671 года. Служил в полках воеводы князя Ю.Н. Барятинского под Симбирском, стольника и воеводы П. Сомова под Нижним Ломовом, стольника и воеводы князя П.И. Хованского на Дону. В его владении находилось 9 крестьянских дворов. Мустай и Мансур мурзы Кашаева служили по городу Темникову. Дворовая усадьба Мансура мурзы находилась в селе Аксел. Мустай мурза был в числе первых земледельцев, заселявших глушь Керенских «порожних» земель. Исай мурза погиб в Баку, в ходе Персидского похода Петра I.
По ревизским сказкам 1745 года (вторая ревизия) у Исая мурзы Кашаева было два сына: Ханюк и Резяп. У Ханюка мурзы было два сына: Якуп и Алей. Якуп мурза был женат на Рабиге – дочери Шигалеева из деревни Камалово Кадомской округи. У них было два сына: Юсуп и Мустай. Юсуп (1742 г.р.) женат был на Алтынбике дочери Батырши Еникеева. Родом она была из деревни Черной Темниковской округи. В их семье были сын Мухамет и четыре дочери: Альфия, Алтынбика, Салиха и Сафура. Мухамет мурза проживал в деревне Иванково Рязанской губернии. Из этого рода произошли известные Касимовские купцы Кашаевы. Они торговали не только в Касимове, но и в Москве. Кашаевы были в родственных отношениях с татарскими купцами Беляевыми и Ерзинами. Например, дочь известного купца Хамзы Кашаева была замужем за муллой Сагадеем Беляевым. Хамза Кашаев занимался не только предпринимательской деятельностью. Он являлся активным членом Касимовского мусульманского благотворительного общества. Вместе с московским предпринимателем Салихом Ерзиным (1833-1911) пожертвовал крупную сумму денег на возведение Московской мечети. Второй сын мурзы Алей (1723 г.р.), был женат на Наиме, дочери служилого татарина Исмаилова из деревни Айкеево Краснослободской округи. У них было два сына: Батырша, Адикай и дочь Марюк.
Резяп мурза жил в деревне Рождественское (Ковылей тож). Все Кашаевы, ныне проживающие в Федоровском районе Башкортостана являются потомками Резяпа мурзы Кашаева. У него было два сына: Ижбулат и Казбулат. Они за не крещение по указу Петра I за 1713 год были лишены своих поместий, а потом положены в подушный оклад. Оставаясь верными исламу в 1755 году перешли на жительство в Уфимское наместничество.
Теперь хотел бы коротко рассказать о потомстве Сабая (Степана) мурзы Кашаева. У него было три сына: Тимералей, Михаил и Курмаш. Тимералей (Тимофей) и Михаил приняли крещение и получили титул князя и чин стольника. Приняв православие, они приумножили родовые владения. У князя Тимофея Степановича было два сына: Семен и Биктимир. В одном из документов об этой ветви рода Кашаевых упоминается так: «Сын этого Биктимира Гавриил Биктимирович Кашаев умер бездетным холостяком и оставил дяде своему князю Семену Тимофеевичу вотчины свои, в Кадомском уезде на реке Калин в деревне Будаевой, да в деревне Ефремовке, да в деревне Татарском Чиуше (ныне Старый Чиуш)» («Известия Тамбовской Ученой Архивной комиссии». 1887. Вып. 13). Потомки крещеных мурз Михаила и Тимофея Кашаевых проживали в Тамбовской, Рязанской, Московской и Орловской губернии.
Второй сын Сабая мурзы Кашаева князь Михаил Степанович Кашаев за крещение получил село Кушку Темниковской десятины. Хотя в имении за Кашаевым числилось всего 8 дворов, он построил для своих крестьян Михаило-Архангельскую церковь. Последующими попечителями храма были его сын Иван Михайлович Кашаев и внучка Ирина Ивановна Кашаева. Иван Михайлович скупил и выменял земли с деревнями и крестьянами вокруг села Новоселки Кадомского уезда. Подьячий Васильев продал ему 17 десятин за 15 рублей. А князь Одоевский – за 500 рублей целую вотчину несколько сел и деревень. Благодаря этим сделкам в начале XVIII века стольник Иван Кашаев стал крупнейшим землевладельцем уезда. Сын Биктимира Гавриил Кашаев, ринявший крещение построил в своей деревне Лашме церковь. В другом селе, Вочасове, он в 1727 году построил по указу Синода новую деревянную Ильинскую церковь.
У Курмаша мурзы Сабаева было три сына: Сюнчалей, Бахтияр и Утямыш и дочь Фариза. Его старший сын Сюнчалей состоял на службе с 1669 года и имел поместный оклад 250 четей, денежный – 8 рублей, в придачу «за рану» – 100 четей и денег – 4 рубля. В его владении состояло 8 крестьянских и бобыльских дворов в селе Аксел и в деревне Адаево, 6 дворов в деревне Выползово Кадомского уезда, 3 двора в деревне Барашево Шацкого уезда. Дочь Курамши мурзы Кашаева Фариза была замужем за Курамшой мурзой Еникеевым из деревни Идеево.
У Сюнчали мурзы был сын Усман, у Усмана было три сына: Бикбай, Адикай и Сулейман. У Бикбая был сын Абдурахман. Женат он был на Алтынбике, дочери мурзы Илюка Кудашева. Согласно родословию у них было семь сыновей и четыре дочери: Ибрагим, Аюкай, Абдюк, Хусейн, Ханмурза, Якуп, Мустай, Асылбика, Забира, Хадича и Ханифа. Старший сын Ибрагим умер в 1771 году. Второй сын Аюкай был женат на дочери мурзы Руфине Тербердеевой из деревни Кутеевщина. Они не оставили потомства. Сыновья Усмана Адикай и Сулейман проживали в деревне Карлино Чукалы Темниковского уезда. Сулейман мурза Кашаев принял православную веру (в крещении князь Петр Александрович. У него было два сына: Бахтияр и Юсуф, дочь Марюк. Бахтияр мурза Кашаев владел семью душами крестьян в деревне Карлино Чукалы. Его второй сын Юсуф был женат на Мархабе Ибраевой из деревни Усть-Рахманка Троицкой округи. У них был сын Якуп.
Особо хотел бы сказать о его третьем сыне Абдюке (1751 г.р.). Он является предком мурз Кашаевых, ныне проживающих в деревне Старый Калмаш Чекмагушевского района Башкортостана. Женат он был на Рахиме, дочери мурзы Хансювара Еникеева из деревни Адаево. Абдюк мурза Кашаев с женой Рахимой вырастили четырех сыновей: Ахмета, Ханюка, Саита и Шафея. Представители рода Кашаевых состояли в ближнем и дальнем родстве со многими известными княжескими и мурзинскими родами. Например, старшая дочь Усмана мурзы Кашаева Асылбика была замужем за князя Адельшой Давлеткильдиевым, а их первая дочь Алтынбика была выдана замуж за Булата мурзу Максютова. Вторая дочь Забира выдана в замужество за помещика Оренбургской губернии капитана Юсупа Тевкелева. Третья дочь Амина была замужем за Рамакаем мурзой Максютовым, Аюп мурза Кашаев был женат на дочери князя Юсупа Дашкина Сахибджемал.
Теперь несколько слов о третьей ветви, идущей от Кулуша мурзы Кашаева. У него было три сына: Логвин, Иван и Семен. По сохранившимися материалом, в начале XVII века Кулуш мурза состоял на службе в дипломатическом ведомстве Московского государства. Он в 1615 году с посланником Спешневым находился в Крыму. На обратном пути из Крыма сопровождал в Москву крымских гонцов. Тогда его оклад составлял 12 рублей и 300 четей поместья. В 1617 году отправился с посольством А. Ладыжинского в Крым. В 1618 году находился в Крыму, прибыл в Москву с подьячим Болдыревым в октябре 1618 года. В это время его оклад составлял 18 рублей. В 1853 году его потомки – прапорщик Николай Петров сын Кашаев, Анна Васильевна Кашаева ходатайствовали о восстановлении их в древнем дворянском достоинстве с занесением в шестую часть родословной книги Рязанской губернии. Указом Правительствующего Сената от 7 февраля 1855 года прапорщик Петр Михайлович Кашаева со своим семейством, Анна, Екатерина и Сергей Васильевы дети Кашаевы были утверждены в дворянском достоинстве по личным заслугам, с внесением в первую часть родословной книги дворян Рязанской губернии. Потомки Логвина Кашаева проживали в селе Боусловское Кирсанского уезда. В 1850 году прапорщик Назар Андреевич и его сын подполковник Федор Назарович Кашаев, также, как и другие потомки мурзы Кулуша, ходатайствовал об утверждении их в древнем дворянском достоинстве, но были внесен по выслуженному им офицерскому чину во вторую часть дворянской родословной книги.
К сожалению, мурзы мусульмане не могут утверждать, что их гражданская чувства всегда находили справедливую оценку со стороны русской государственной власти. Она продолжала проводить политику христианизации мусульманских народов, начатую еще Иваном Грозным. 13 ноября 1713 года последовал Указ Петра I, по которому все татарские мурзы в течение шести месяцев должны были перейти в христианство. Для сохранения своего положения и статуса некоторые мурзы вынуждены были креститься. Как было сказано выше, и среди Кашаевых были такие, которые, не желая терять нажитое, крестились. Но большинство наших предков были люди крепкой нравственной закалки. Они не хотели принять чужую религию, за что были лишены дворянского звания. У них были отобраны поместья, вотчины, и сами они были положены в подушный оклад. Многие представители нашего рода, как и другие татарские мурзы, вынуждены были оставить свои исконные земли и переселиться в Уфимскую и другие губернии.
Первыми на башкирские земли из нашего рода переселились сыновья Резяпа мурзы Ижбулат и Казбулат мурзы Кашаевы. Из сохранившихся до наших дней документов видно, что Казбулат мурза Кашаев, вместе с другими темниковцами в 1755 году купили землю у башкир в Аманатских вершинах на реке Аменяке, где образовали деревню Абдулова. Затем Казбулат мурза покупает землю по речке Ашкадар, при устье речки Беркутлы. Его сын Валиша остается жить в деревне Абдулово. Ижбулат мурза Кашаев со своей семьей переселяется в деревню Баймурзино Белебеевского уезда.
В 1779 году жители деревни Абдулово – Валиша мурза Кашаев, Гадельша Богданов, служилые татары Акбулат Сулейманов, Тимак Такташев и другие продают земли при деревне Абдулово заводчику И.Л. Тимашеву и вместе с князьями Умряком Акчуриным, Заитом Дашкиным и другими, проживающими в деревне Абдулово, покупают землю у башкир за 200 рублей в тех местах, где проживал Казбулат мурза Кашаев. Вместе с ними сюда переехало 175 человек. Затем сюда же переселились из деревни Баймурзино и сыновья Ижбулата мурзы Кашаева Сафар, Аит, Аюп. На купленных землях были основаны деревни Алиево, Беркутлы, Бикметево.
Внуки Исая мурзы Кашаева Якуп и Алей не приняли участия в переселенческом движении в Уфимскую губернию и остались на исторической родине.
Другая веть мурз Кашаевых – сыновья Абдюка мурзы: Ханюк, Саит, Шафей из села Урей Краснослободской округи переселились в деревни Верхний Атяш, Новый Атяш, Старый Атяш Белебеевского уезда.
Поселившись на территории башкирского народа, мурзы Кашаевы начали новую жизнь, положив начало новой истории своих родов. Они заново начали обустраиваться, создавали хозяйств, возводили мечети, осваивали земледелие, обменивались невестами, справляли совместные свадьбы. Шли годы, наши предки свыклись с горечью тяжелых утрат. Их потомки превратились в «дворян в лаптях». Нам известно, что хотя они и уехали из родных мест, но навещали своих родственников, живущих в Темниковском уезде. Поездки были связаны со сбором необходимых документов для восстановления в дворянском достоинстве. Мои предки, жившие в Стерлитамакском уезде, как и многие мурзы, по указу императора Павла I в 1796 году были восстановлены в дворянском достоинстве со внесением в 4-ю часть дворянской родословной книги Оренбургской губернии. Приложенный к сенатскому решению список мурз Кашаевых включал пять человек: Белебеевской округи деревни Баймурзино: Сафар, Аит, Аюп Ижбулатовы дети, Стерлитамакской округи деревни Абдулово Валиша Казбулатов и его сын Рафик. Но поместья и земли им не были возвращены. Определением Правительствующего Сената от 27 ноября 1851 года были утверждены в дворянском достоинстве и сыновья, внуки Аита, Аюпа, Валиши мурз Кашаевых, проживавшие в деревне Акбулат Стерлитамакского уезда.
Подобрав материалы о своей родословной, потомки Абдурахмана мурзы Кашаева, проживавшие в деревне Старый Калмаш тоже обратились к Оренбургскому дворянскому депутатскому собранию с просьбой о восстановлении их в дворянском достоинстве. Пензенское и Оренбургское дворянские собрания 24 марта 1789 и 10 мая 1854 года рассмотрев, представленные ими доказательства достаточными «заключили: первое записать мурз Кашаевых в особый список для исключения их из подушного оклада, а второе род Кашаевых признать во дворянстве и внести в шестую часть дворянской родословной, но как род сей состоит в подушном окладе, то, не приводя сего заключения в исполнение, представить о сем Правительствующему сенату, хотя находит, что за предком рода сего стольником Курмашем Степановичем Кашаевым и братьями его Тимералием и Михаилом состояло по грамоте царя и Великого князя Алексея Михайловича отказное отца их Степана Кашаева именье Темниковского уезда в деревнях Адаева, Барки, Аким и других каковое в 1663 году отказано сыновьям Курмаша Темниковским мурзам Бахтиару и Сюнчалею Курмашевым, но как происхождения от Сюнчалей мурзы Кашаева сына его Усмана, от его сына Бикбая и сего Абурахмана, ни переходом к ним того жалованного предку их именья, ни другими документами не доказано и кроме того Тамбовское губернское правление уведомило, что помянутых имений в Темниковском уезде нет».
Правительствующий сенат указом 31 августа 1854 года отказал потомкам Абдурахмана мурзы Кашаева «об исключении их из подушного оклада и возведении их в первобытное предков их дворянское достоинство», сочтя недоказанными о наследовании родовых имений. Нежелание уравнять эту ветвь мурз Кашаевых российским дворянским сословием немаловажное значение сыграло сообщение Тамбовского губернского правления – «что помянутых имений в Темниковском уезде нет». Видимо, основной причиной этого является позиция местных русских и крещеных татарских дворян, опасающихся, что эти мурзы могут добиться не только титулов, но и поместий, многие их которых уже принадлежали им.
Потомки мурзы Кашая жили и в других местах. Там они тоже имели свои поместья. В начале XVIII века они проживали в деревнях Кожбухтино, Шильно Рязанской области и в селе Красный Яр Сергачского уезда Нижегородской губернии. По архивным данным, в 1848 году в селе Красный Яр проживали Максют, Гайса, Мавлихан, Бикбулат, Тимербулат, Юзей Кашаевы и их малолетние сыновья: Халиулла, Садык, Зайнетдин и другие. В это время здесь указной муллой был Тимербулат Абдулов.
Шли годы, Кашаевы, как и другие татарские мурзы, строились, работали, жили, растили детей, своим трудом вносили большой вклад в развитие экономики, культуры и образования Башкортостана. Немалый вклад они внесли в просвещение мусульман края. В свое время оренбуржцам хорошо было известно имя Загидуллы Кашаева. Он является внуком Аюпа мурзы Кашаева, родился в деревне Акбулат Федоровского района. Учился в Каргалинском медресе. Долгие годы был имамом и мударисом Оренбургской городской мечети. В конце XIX века приход этой соборной мечети был крупнейшим в городе. Медресе при мечети считалось новометодным. При медресе каждый год летом работали курсы по обучению русскому языку. Он имел большой авторитет среди мусульман города. В январе 1906 года группа мусульман встретилась с председателем правительства России, графом С.Ю. Витте и среди них был и имам из города Оренбурга Загидулла Кашаев. После смерти имама Загидуллы имамом мечети и хазратом медресе стал его сын Абдулла Кашаев. Судьба его оказалось трагичной. Тройкой УНКВД по Оренбургской области 15 февраля 1938 года он был приговорен высшей мере наказания.
Среди мурз Кашаевых были и толковые предприниматели. Одним из таких был Зинатулла Кашаев. Он был вторым сыном Фаткуллы мурзы Кашаева. По рассказам его потомков он был человек деловой. Жил в селе Старый Калмаш Чекмагушевского района Башкортостана, был крупным землевладельцем, имел 1340 десятин земли, 50 лошадей, 90 голов крупного рогатого скота. Постоянно расширял свои земельные владения, жил по мудрому принципу – «лучше поскупиться, чем промотаться». У него было пять сыновей: Шакир, Ахматгарей, Асфандияр, Шарифьян и Рахматьян. Асфандияр был женат на Фатиме, дочери известного купца Сайфуллы Ягудина. Брат Асфандияра Шарифьян предложил руку и сердце сестре Фатимы – Зулейхе. Таким образом, две родные сестры оказались замужем за родными братьями Кашаевыми. Они не только занимались земледелием, но и вели активную торговлю. В советский период о таких как они писали – крупный кулак. Их судьба, как и многих других толковых землевладельцев, оказалась трагичной. В те годы была ликвидирована наиболее инициативная часть крестьянства. Так наши деревни лишились умелых, трудолюбивых, преданных земле людей.
Теперь хотел бы более подробно рассказать о мурзах Кашаевых, проживавших в Федоровском районе Башкортостана. Согласно родословию, у Ижбулата мурзы Кашаева было три сына: Сафар, Аит и Аюп, у Казбулата мурзы был сын Ибрагим. Потомство Сафара мурзы мне не известно. У Аита мурзы было пять сыновей. От первого брака с Забидой Салиховой: Ишмухамет (1806 г.р.), Мухаметша (1817 г.р.), а от брака с Гюльземал Юсуповой: Давлетша (1821 г.р.), Ахметша (1826 г.р.), Ахмадулла (1829 г.р.). Потомство Ишмухамета и Мухаматши мне не известно. Мурза Давлетша Кашаев был женат на Мухтаре Маминой. От этого брака он имел сына Ибрагима (1847 г.р.).
Четвертый сын Аита Кашаева Ахматша. Является моим прапрадедом. У него был сын Мурзагали. Он имел четырех сыновей: Закир (1880 (г.р.; мой дед), Хафиз, Муллагали (1895 г.р.) и Хаматгали (1905 г.р.). Кашаев Закир был женат в два раза. От брака с Аминой Ибрагимовой имел двух сыновей: Шакира (мой отец), Абдуллу и двух дочерей: Кашифу и Ханифу, а от второго брака с Файзой Насыровой у них родились пятеро детей: Фариза (1927 г.р.), Галия (1930 г.р.), Мазит (1933 г.р.), Рашида (1936 г.р.), Машруфа (1941 г.р.). Хафиз бабай жил в деревне Ялчыкай Шарлыкского района Оренбургской области. Третий сын Мурзагали бабая Муллагали был женат на Шамсие Исмагиловой из деревни «Балыклыбаш». Их дети: Зубаржат (1930 г.р.), Фаузия (1932 г.р.), Савия (1935 г.р.), Фануза (1937 г.р.), Файруза (1940 г.р.). Хаматгали Мурзагалиевич был женат Бике Усмановой из деревни Тятер-Арсланово Стерлибашевского района. Они не оставили потомства.
Второй сын Закира мурзы Абдулла 1920 года рождения, жену его зовут Кабира (родом из деревни Биектау Дюртюлинского района РБ). У них было четверо детей: Ринат, Ришат, Фарит и Гульчира. К сожалению, дядя Абдулла и его два сына уже ушли из жизни, а его супруга Кабира, дети Фарит и Гульчира ныне проживают в Сызрани Самарской области. Дети Закира бабая от второго брака все живы и здоровы, живут в деревне Акбулат Федоровского района.
Младший сын Аита мурзы Кашаева – Ахмадулла (1829 г.р.; жена Шамсихаят из деревни Карагуш Стерлибашевского района). Их дети: Самигулла, Гизатулла, Хамидулла, Шаймухамет, Рахима, Магрифа и Зухра. Самигулла Ахмадуллович был женат на Хадии Хайбуллиной из деревни Каралачик Федоровского района. Их дети: Магира (1926 г.р.), Баян (1928 г.р.), Гульбастан (1930 г.р.), Нургаян (1934 г.р.), Кавсария (1937 г.р.), Фируза (1939 г.р.) и Гирфан (1943 г.р.). Их младший сын Гирфан был женат на моей сестре Кашаевой Асие. К сожалению, он ушел из жизни, оставив двух сыновей: Ирека и Ильшата, дочь Гузель. К сожалению, трагически оборвалась жизнь и его сына Ильшата. Второй сын Ахмадуллы Кашаева – Гизатулла (1883 г.р.; жена Минзифа). Их дети: Зинатулла (1923 г.р.), Нигматулла (1928 г.р.), Рахимьян (1930 г.р.) и Залифа (1939 г.р.) Его третий сын Хамидулла был женат на Гафие. Их дети: Тимергали (1925 г.р.; погиб на войне), Миннигарей, Салимгарей и Бибинур. У Шаймухамета Ахмадулловича было два сына: Хазиахмат и Валиахмат. Хазиахмат мурза (1906 г.р.; жена Шамсихаят Юсупова из деревни Сухой Изяк Федоровского района. Их дети: Заки (1925 г.р.; погиб на войне), Гульчира (1927 г.р.), Мансур (1930 г.р.), Майжан (1937 г.р.), Рамазан (1940 г.р.).
Третий сын Ижбулата мурзы Кашаева Аюп женат был на княжне Сахибземал Юсуповне Дашкиной, которая родила ему двух сыновей: Даута и Хайбуллу. У Даута (1806 г.р.; жена Халида Мухаметкаримова) было четыре сына: Губейдулла (1831 г.р.), Гизатулла (1837 г.р.), Гатиятулла (1843 г.р.), Сулейман (1846 г.р.). Хайбулла Кашаев (жена Мухбиземал Гиматдинова) имел сыновей Сайфуллу (1842 г.р.) и Загидуллу (1844 г.р.).
Старший сын Даута мурзы Кашаева Губейдулла является предком Кашаевых, потомки которых ныне проживают в деревне Сузой Изяк Федоровского района РБ. Его второй сын Гизатулла был женат дважды, первую жену звали Гайша. От этого брака их дети: Хамидулла, Хифзулла и дочь Гафифа. Хамидулла женился на дочери Оренбургского мещанина Халиуллы Кашаева. Их дети: Абдулла (1924 г.р.; младший сержант, погиб на войне), Хадича (1921 г.р.; муж сын муллы Зубаирова из деревни Балыклы), Хабибземал (1929 г.р.; муж Хатям Хабибуллин), Бану (1934 г.р.; муж Рашит Ибрагимов из деревни Балыклы). Второй сын Гизатуллы Кашаева Хифзулла (1885 г.р.; жена Кафия, дочь Сахиуллы мурзы Кашаева). От брака с нею он оставил двух сыновей: Рафката (1921 (г.р.; погиб на войне). Их второй сын Шавкат (1925 г.р.; жена Марьям Муртазина из деревни Каралачик. Марьям апа была учительницей в нашей деревне Акбулат. Шавкат абый участник Великой Отечественной войны. После войны работал председателем колхоза в деревне Яушево и первым секретарем райкома партии Федоровского района. Хочу сказать, что они вырастили достойную смену. Их дети: Рафкат (1949 г.р.) окончил Ленинградский энергетический институт, сейчас живет и работает в Москве, старшая дочь Асия (1952 г.р.) окончила Уфимский педагогический институт, работает председателем пенсионного фонда города Мелеуза, дочь Ильсия закончила Казанский финансово-экономический институт, работает заместителем управляющего сбербанка города Мелеуза. Старшая дочь Хифзуллы Кашаева Казима (1932 г.р.; муж Нурфаиз Рафиков) живет в родной деревне Акбулат.
У третьего сына Даута мурзы Кашаева Гатиятулла (1843 г.р.) известен сын Идиятулла (1891 г.р.; жена Нагима). Их дети: Аюп (1926 г.р.), Зинат (1928 г.р.), Багида (1923 г.р.) и Фаузия (1932 г.р.). Четвертого сына звали Сулейман (1867 г.р.). От первого брака у него было два сына: Тухватулла (1892 г.р.) и Зинатулла (1905 г.р.). Его вторую жену звали Мугульсум. Их сын Гайнулла. Тухватулла был женат на Сабиле, которая родила ему сына Шамиля (1932 г.р.) и дочерей: Зайтуну (1929 г.р.), Рамзию (1937 г.р.) и Фарзию (1941 г.р.). Гайнулла Сулейманович был женат на Амине Вахитовой из деревни Акбулат, он погиб на войне. Их дети: Раиса (1932 г.р.), Мадина (1936 г.р.), Мидхат (1938 г.р.) и Ахат (1941 г.р.).
У Сафиулы мурзы Кашаева была два сына: Сахиулла (1866 г.р.), Гарифулла (1882 г.р.). Дети Сахиуллы Сафиулловича от первого брака: Хатима, Кафия, Хасан (1907 г.р.), Хусаин. Вторую жену Сахиуллы Кашаева звали Умикамал. От этого брака дети: Хабибземал (1916 г.р.), Хамида (1920 г.р.), Лутфулла (1926 г.р.) и Сагидулла (1929 г.р.). Гарифулла Сафиуллович жил и работал в Оренбурге. В 1938 году он был репрессирован, реабилитирован в 1956 году.
Теперь о родителях и о себе. Мой отец Кашаев Шакир Закирович (1906 г.р.; жена Хабибзямал Юсупова из деревни Сухой Изяк. Их дети: Шакур, Тахир, Мансур, Анвар, Абузар, Рамзия, Халида, Асия, Альмира, Нафиса. Мама происходила из большой семьи и сама оставила большое потомство. Она умерла осенью 1988 года. Отец в 1928 – 1931 годах служил пограничником на Пянджской заставе в Таджикистане. Вернулся из армии коммунистом. В 1931 году в нашей деревне Акбулат был создан колхоз. Он был одним из его организаторов и председателем. Участник Великой Отечественной войны. Там он часто встречался со смертью, был тяжело ранен. К счастью, остался живым, в госпиталях вылечили. Вернулся домой инвалидом, работал председателем колхоза, затем бригадиром тракторной бригады. Награжден орденами и медалями. Он прожил 93 года и до последнего дня обладал ясным умом, хорошей памятью.
Несколько слов о себе. Родился в 1932 году в деревне Акбулат. В 1949 году уехал к дяде в Таджикистан. Там окончил Душанбинский техникум ирригации и механизации сельского хозяйства. Работал в проектно-изыскательском институте. После окончания Московской Высшей школы профдвижения ВЦСПС работал в профсоюзных органах Таджикистана. До ухода на пенсии работал заместителем председателя Федерации профсоюзов Таджикистана. Награжден орденами «Знак Почета», «Дружбы народов», медалью «За трудовую доблесть», нагрудным знаком «За активную работу в профсоюзах», Почетными Грамотами Верховного Совета Таджикской ССР и ВЦСПС. В 1991–1996 годах возглавлял Татаро-башкирскую общину в Таджикистане. В те годы общественный центр проводил дни татарской и башкирской культур, организовывал концерты, различные тематические вечера отдыха. После развала Советского Союза я, как и все жители Таджикистана пережил трагические события, которые происходили в республике. Принимал активное участие в подготовке Договора об общественном согласии и вместе с руководителями политических партий, общественных объединений, религиозных организаций, национально-культурных общин и творческих союзов поставил свою подпись под этим договором. С 1997 года живу в России, давно уже на пенсии, но без дела не сижу, занимаюсь изучением истории татарского дворянства. Женат, имею двух дочерей и внучку. Жена Лилия Загидовна Абдулина родилась в 1933 году в Туркмении. В 1957 году окончила Душанбинский медицинский институт, работала врачом в лечебных учреждениях Таджикистана. Сейчас на пенсии. Моя старшая дочь Эльвира Шакуровна родилась в городе Душанбе в 1959 году, окончила Московский государственный институт иностранных языков им. Тореза работала в научно-исследовательских учреждениях. Зять Владимир Иванов родился в Москве, окончил МВТУ им. Баумана. Вторая дочь – Диляра Шакуровна родилась в 1967 году в Душанбе, окончила Санкт-Петербургские технический и государственный университеты, работает главным бухгалтером в коммерческой фирме. Зять Антон Новиков родился в Ленинграде, тоже окончил Санкт-Петербургский технический университет, работает программистом в коммерческой фирме. Их дочь моя внучка Александра 1989 года рождения учится в университете в городе Хельсинки.
Потомки мурз Кашаевых сегодня живут в Москве, Санкт-Петербурге, Казани, Рязани и в других городах и селах России, трудятся в различных отраслях народного хозяйства, в сфере науки, в области просвещения, здравоохранения и искусства. Среди представителей Кашаевых, проживающих в Казани широко известно имя Рустама Султанхамитовича Кашаева, физика, доктора химических наук. Он в 1971 году окончил Казанский университет, работал в научных и проектно-конструкторских учреждениях Казани, имеет ряд ценных изобретений. Особенно весомый его вклад в развитие нефтяной отрасли страны.
Хотел бы сказать и своем брате, заслуженном художнике Башкортостане Анваре Кашаеве. Родился он в 1949 году в деревне Акбулат. Окончил Уфимское художественное училище, член Союза художников России. Его имя хорошо известно ценителям изобразительного искусства Башкортостана и России. Он художник многогранного дарования, создавший множество замечательных пейзажей и портретов. Его персональные выставки живописи и графики проходили в культурных центрах России. Жена Анвара Алия Рифкатовна (1956 г.р.) окончила Московскую академию труда и социальных вопросов. Работает в системе социального страхования в Уфе. Она из древнего рода Карачуриных. Известно, что Карачурины являются потомками Казанского князя Чуры Нарыкова – героя татарского эпоса «Чура Батыр».
Почти 250 лет тому назад предки ныне проживающих в Башкортостане Кашаевых поселились на башкирской земле и с того времени живут радостями, бедами, проблемами и достижениями башкирского народа. Надо отдать должное этому народу – он всегда по-доброму относился к татарам, представителям других наций и народностей. Поэтому мы по праву считали и считаем Башкортостан – землей наших предков и наших детей.
ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА
Российский Государственный архив древних актов (РГАДА). Москва.
Ф. 350. Ландратские книги и ревизские сказки. Оп. 2. Д. 3562.
Российский государственный исторический архив (РГИА). Санкт-Петербург.
Фонд 1343. Департамент Герольдии Правительствующего сената. Оп. 23. Ч.1. Д. 2431 (1854 г. Оренбургской губернии); Д. 2433 (1856 г. Рязанской губернии); Д. 2434 (1851 г. Тамбовской губернии); Д. 2432 (1857 г. Орловской губернии); Д. 2430 (1858 г. Нижегородской губернии); Д. 2427 (1822 г. Московской губернии); Оп. 46 (дела о признании дворянских титулов); Оп. 51. Д. 391 (1806 г. Родословная книга дворян Оренбургской губернии).
Центральный исторический архив республики Башкортостан. Уфа.
Ф. 138. Оренбургская казённая палата. Оп. 2. Д. 53.
Петров Л.Н. История родов русского дворянства. СПб., 1887.
Еникеев Саид мурза князь. Очерк истории татарского дворянства. Уфа,1999.
Габдуллин И.Р. От служилых татар к татарскому дворянству. М., 2006.
Габдуллин И.Р.
Кулунчаковы.
Татарский княжеский и дворянский род. В родстве с князьями и мурзами Акчуриными, Барашевыми, Дашкиными, Едигеровыми, Енгалычевыми, Еникеевыми, Ишеевыми, Кашаевыми, Кудашевыми, Муратовыми, Седахметовыми, Тенишевыми, Теркуловыми, Чекашевыми. Родоначальник рода князь Кулунчак Еникеев, сын князя Еникея Тенишева. В 1586 году у р.Мокша отмечена д. Малое Пурдышково с двором князя Кулунчака. В 1595 году его двор находился в починке Исеев Гильдина. В 1613 году поместья Килмамая мурзы князя Кулунчакова и его сына Девлекая были расположены по р.Мокша и по обе стороны р.Ирсит. В 1686 году у темниковского мурзы Ибрагима Сеитова сына князя Кулунчакова поместный оклад составлял 350 четвертей, а денежный – 12 рублей. В отказных книгах 1689 года стольник Федор Кутлумаметович Кулунчаков и его сын Лев названы князьями. За некрещение по указу за 1713 год были отписаны «на государя» у Ибрагима мурзы Кулунчакова 10 душ крестьян из д. Рахманка Темниковского уезда. В XVIII веке Кулунчаковы-мусульмане проживали в д. Досаево Темниковского уезда, откуда часть рода переселилась в д.Шланлыкулево Белебеевского уезда Оренбургской губернии (ныне Буздякский район РБ). Православная ветвь рода была внесена в дворянские родословные книги Пензенской губернии. 19 октября 1833 года Высочайше утверждённым мнением Государственного Совета были внесены в VI часть дворянской родословной книги с утверждением в достоинстве князей татарских коллежский советник Алексей Петрович Кулунчаков и его сын Владимир. Определениями Правительствующего Сената от 11 августа 1836, 20 сентября 1855, 28 февраля 1857 годов к этому же роду князей Кулунчаковых были сопричислены: 1) Николай Алексеевич и сын его Алексей; 2) ротмистр Алексей Павлович и его дети Александра, Сергей, Евдокия, Николай. Одна из родословных линий Кулунчаковых по д. Шланлыкулево такова: Бехан – Ханубек – Худайберды – Касим – Кугуш – Тениш – Еникей – Кулунчак – Килмамай – Девлекай – Кутлумамет – Сеит (Федор) – Резяп – Юсуп – Сулейман – Алимбек (1779 г.р.) – Абейдулла (1814 г.р.) – Хабибулла (1854 г.р.) – Шаймулла (1884–1979) – Тимерьян (1928–2007) – Булат (1957 г.р.).
Муратовы.
Татарский дворянский род. Потомки князя Бихана. В родстве с князьями и мурзами Акчуриными, Барашевыми, Дашкиными, Едигеровыми, Енгалычевыми, Еникеевыми, Ишеевыми, Кашаевыми, Кудашевыми, Кулунчаковыми, Седахметовыми, Тенишевыми, Теркуловыми, Чекашевыми. На русской службе с ХVI века. В середине ХVII века мурзы Муратовы жили в Касимове. По выписи 1610 года за предком мурз Муратовых Айкеем мурзой Уразаевым в Темниковском уезде имелось 8 крестьянских и бобыльских дворов с пашней в 30 четвертей и сенокосных угодий в 500 копен . В 1719 году князья Муратовы отмечены среди жителей деревень Якса Кадомского уезда, Айкеево, Салмовка Темниковского уезда. В первой четверти ХVIII века во владении Мурата мурзы князя Муратова в д. Кочетбеке Верхнемокшанского стана имелось 26 душ крепостных крестьян. По договору от 1 июля 1795 года мурзы Булкай и Муса Сулеймановы дети Муратовы из д.Айкеево Краснослободского уезда переселились в д. Новое Калмашево (Чекмагушевский район Башкортостана) Белебеевского уезда. Позднее представители рода поселились также в деревнях Мавлютово, Бакаево (Кушнаренковский район РБ), Буздяк (по договору от 26 сентября 1818 года, поселились в 1827 году) Белебеевского и Уфимского уездов. В дворянстве род Муратовых (всего 74 человека, все мусульмане) утвержден по указу Сената от 9 апреля 1802 года, и внесен дворянские родословные книги Оренбургской губернии. К 1837 году в д. Новое Калмашево проживало семь семейств князей Муратовых. Князья Муратовы из Краснослободского уезда (Зелил Усманов, Абдрахман Илюков, Алмай Казбулатов, Абдрахман Илюков со своими семействами) были внесены в V и VI части дворянской родословной книги Пензенской губернии. Одна из родословных линий князей Муратовых такова: Айкей Уразаев – Уразбахты – Уразмамет – Муртаза – Мустай (1678 г.р.) – Сулейман (1719-1792; жена Куралша Курмашева дочь Еникеева) – Мусей (1740 г.р.; жена Хадича Шабанова дочь) – Яхья (1772 г.р.) – Рахматулла – Салих - Исмагил.
Тенишевы.
Татарский княжеский и дворянский род. В родстве с князьями и мурзами Акчуриными, Барашевыми, Дашкиными, Едигеровыми, Енгалычевыми, Еникеевыми, Ишеевыми, Кашаевыми, Кудашевыми, Кулунчаковыми, Муратовыми, Седахметовыми, Теркуловыми, Чекашевыми. Родоначальником рода является князь Тениш Кугушев, пожалованный в 1528 году царём Василием Ивановичем городом Темников и несколькими деревнями. У князя Тениша было три сына: Еникей (от него князья Еникеевы), Емаш и Исяш (от них князья Тенишевы). По жалованной грамоте от 19 марта 1554 года Емаш и Исяш Тенишевы были пожалованы «Сыхретинские мордвы Кучукова беляка ясаком». В этом же документе Исяш Тенишев назван князем. В 1629 году упоминаются темниковские мурзы Мамлей, Ахмамет, Усикей, Чиниш Тенишевы, имевшие крепостных крестьян. В 7154 году (1645/46 – Р.К., И.Г.) за Маметем мурзой Исаковым сыном князем Тенишевым в Темниковском уезде насчитывалось 29 крестьянских и бобыльских дворов, которые впоследствии были разделены между его наследниками. В 1678 году при д. Ишейка Темниковского уезда находились владения Сафара мурзы Маметева, Илюка мурзы Тимралеева, Арслана мурзы Мердяшева детей князей Тенишевых. В первой четверти XVIII века Тенишевы проживали в деревнях Михайловка Ишейка тож, Адаево Темниковского уезда. В XIX – начале XX веков фамилия Тенишевых зафиксирована также в деревнях Верхний Пишляй, Ишейка, Вилязьма Темниковского (ныне Республика Мордовия), Абзаново Белебеевского уездов (ныне Благоварский район РБ). Исповедывавшие православие ветви рода Тенишевых определениями дворянских депутатских собраний в XVIII–XIX веках были внесены во II, IV, V, VI части дворянских родословных книг Казанской, Московской, Пензенской, Рязанской и Тамбовской губерний. Определениями Правительствующего Сената от 7 мая 1845, 2 октября 1851 годов были утверждены в достоинстве князей татарских с внесением в IV часть дворянской родословной книги: 1) действительный статский советник Дмитрий Васильевич и его сыновья Александр и Николай; в VI часть дворянской родословной книги: 2) подпоручик Петр Иванович; 3) старший адъютант Иван Иванович, его сын генерал-майор Николай Иванович и внуки Ольга, Людмила, Александра, София, Екатерина, Вера, Юлия, Владимир, Вячеслав Николаевы.
Все мусульманские ветви рода, в отличие от православных, оставались в сословии государственных крестьян. Одна из родословных линий князей Тенишевых такова: Бехан – Ханубек – Худайберды – Касим – Кугуш – Тениш – Исяш – Исекей – Мамет – Сафар – Смаил – Шабан – Тимербулат – Муртаза.
Кудашев Р.Х.
Да, были люди в наше время
В прошлом году в России с размахом отмечалось 300-летие Бородинского сражения. Главнокомандующим русской армии был Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов, родившийся 5 (16) сентября 1745 года в Санкт-Петербурге в старинной дворянской семье, чья родословная по преданиям восходит к XIII веку. Основатель рода Гаврила по тем же преданиям сражался под предволительством Александра Невского.
У полководца было пять дочерей: Прасковья (в замужестве Толстая), Елизавета (Тизенгаузен), Анна (Хитрово), Дарья (Опочинина) и Екатерина (Кудашева). Последняя была замужем за генерал-майором князем Николаем Даниловичем Кудашевым. За год до начала Отечественной войны 1812 года у них родилась дочка, также в честь матери названная Екатериной. Счастливейшие свои дни в имении Горошки накануне войны М.И. Кутузов провёл вместе с дочерью и внучкой Катенькой, в которой души не чаял. Его дочь Екатерина Михайловна (1787-1826) на тринадцать лет пережила своего мужа Н.Д. Кудашева, скончавшегося от ран, полученных в бою под Лейпцигом (Саксония).
Были периоды, когда имя спасителя Отечества от наполеоновских полчищ принижалось как в российской, так и в зарубежной историографии. Считался не существенным вклад русского и всего российского народа в победу над врагом. Пальму первенства в этом держали немецкие историки, хотя известно, что именно земли их соотечественников освобождала тогда от французов русская армия под начальством военачальников фельдмаршала М.И. Кутузова. Имена многих из них стали предметом исследований, мемуаров и художественных произведений. Характеризуя героев войны 1812 года, поэт Василий Жуковский так пишет о полковнике Н.Д. Кудашеве, состоявшем при штабе Кутузова:
«Кудашев скоком через ров
И лётом на равнину…».
Военная биография молодого князя началась еще задолго до событий 1812 года. В 1807 году М.И. Кутузов из Киева писал своей жене Екатерине Ильиничне о сражении под Пултуском: «Стало Николай в деле не был». Ко времени Бородинского сражения Н.Д. Кудашев, служивший в армии 12 лет, имел три ордена и золотую шпагу «За храбрость».
Один из современных отечественных историков, характеризуя участие российского генералитета в войне 1812 года считает, что большинство из них не пряталось в тылу. Об этом красноречиво свидетельствует факт гибели в 1812 – 1813 годах семи генералов: в 1812 году – П.И. Багратион, А.И. Кутайсов, В. Вяземский, Б.В. Голицын, в 1813 – Н.Д. Кудашев, И.В. Мантейфель. Академик Е.В. Тарле, с мнением которого считался И.В. Сталин, высоко оценивал Н.Д. Кудашева. Сохранился рапорт генерала М.И. Платова М.Б. Барклаю де Толли о боевых действиях корпуса донских казаков с участием князя против французов: «Я долгом поставляю по всей истине отдать полную справедливость мою виновнику сей одержанной победы г-ну генерал-майору князю Кудашеву». Без всякой лести герой войны генерал А.П. Ермолов в своих мемуарах пишет, что «князь Кутузов был весьма доволен первыми успехами его партизанских действий, нашел полезным умножить партизан, и вторым после Фигнера назначен гвардейской конной артиллерии капитан Сеславин и после него вскоре гвардии полковник князь Кудашев. В короткое время ощутительна была принесена ими польза». Кудашев был не только адъютантом М.И. Кутузова, но и бесстрашным и находчивым офицером, принимавшим самое активное участие в боевых операциях против неприятеля. Эти качества были использованы командованием русской армии во время широкомасштабных действий в тылу французских войск и во время заграничного похода нашей армии, завершившийся сокрушительным разгромом врага на территориях Австрии, Пруссии и Франции.
Ермолов, близко знавший Николая Даниловича отмечал, что «князь Кудашев – зять Кутузова, много теряющий тесною этой связью, ибо на счет её относится по большей части то, что, по строгой справедливости, принадлежит его достоинствам». Во время войны 1812 года партизанское движение получило большой размах. С целью усиления этого стихийного в ряде случаев выступлений народных масс было решено поддержать подразделениями регулярной армии и казаками. Н.Д. Кудашеву был подчинен 1-й Башкирский полк, состоящий из бесстрашных воинов, прозванных «северными амурами». Хорошо известно, что в начальный период войны русская армия отступая делала ловкие маневры, нанося ощутимый урон врагу. 1-й Башкирский полк во главе со своим командиром сильно досаждал французам, отступающим из горящей Москвы по Серпуховской дороге. В своем донесении от 1-го октября князь сообщал, что под начальством хорунжего Басова, адъютанта Панкратьева и есаула Пантелеева он отправляет две партии на Калужскую дорогу. И тут же дополняет: «А в подкреплении их майора Лачина со 120 башкирцами в селение Жохово». Днем позже в рапорте Коновницыну он сообщает, что, несмотря на разъезды партизанских конников, французы заняли д. Чегодаево. Характеризуя жестокость врага по отношению к местному населению, князь доносил, что «неприятель делает большие варварства жителям – повесил у господского дома 2 мужиков и бабу». Воссоздать картину боевых действий тех дней помогают донесения, собственноручно написанные рукой князя: «Вчерашнего числа (4 октября) посланная партия от башкирского полка майором Лачиным в окрестностях захватила 22 человеков фуражиров, которые при сем препровождаются». Башкирские полки, громя неприятеля, дошли до Берлина и Парижа. В одном из фундаментальных исследований, посвященных Отечественной войне 1812 года, приводится текст послания Кутузова Московскому губернатору Растопчину: «Помощи, которые требую я, различные, и потому отправляю я полковника Кудашева оные Вашему сиятельству представить лично и просить, все то, что может дать Москва в рассуждении войск». М.И. Кутузов проявлял к Кудашеву не только родственное расположение, но и высоко ценил его воинскую доблесть. На основании его сохранившегося рапорта Александру I с представлением к награждению начальника партизанского отряда полковника Н.Д. Кудашева, последний был удостоен ордена св. Владимира 3-й степени. Отмечая заслуги офицера, М.И. Кутузов тогда написал: «Не желал бы никак представить Вашему Императорскому Величеству полковника князя Кудашева, будучи связан с ним свойством, но получа о нём представления от генералов Бенигсена за Бородинское дело и за дело бывшее 17 октября (при взятии Чириково) нахожусь в необходимости оные Вашему Величеству в оригинале представить; прочая же его служба, яко партизана, видна из журналов, что он с двумя казачьими полками в течение 8-и дней очистил весь Серпуховский уезд от неприятеля и восстановил в оном спокойствие; взял 470 человек в плен; схватил курьеров, штаб- и обер-офицеров с нужнейшими для нашей армии сведениями». О смелости, дерзости, проявленных им у подмосковного села Никольское, можно судить также по тому, что он небольшими силами атаковал отряд численностью в 2500 человек и обратил его в бегство. В этом бою был убит французский генерал Бовье.
Драгоценным источником событий 1813 года и действий Н.Д. Кудашева во время заграничного похода русской армии являются воспоминания Д. Давыдова: «11 числа - август (1813 год, Германия) дождь шел целый день. 11-го числа Кудашев дрался под Дрезденом, атаковал польский уланский полк и наголову разбил его. 10-го (сентября) Кудашев атаковал Фраунштейн и выступил к Зайде, дабы там соединиться с Платовым. В Цвикау мы (Денис Давыдов с отрядом – Р.К.) дневали и получили известие от князя Кудашева, что отряд атамана Платова, в котором Кудашев командовал авангардом, находится на марше от Кемница в Пениг и намеревается атаковать Лефебра (Шарль Лефебр-Денует, граф, французский дивизионный генерал, командир гвардейской кавалерийской дивизии) в Алтенбурге… Лефебр ударил на два орудия Платова и князь Кудашев с последним резервом австрийских легкоконцев пошел в атаку на выгрузку орудий. Взято в сем деле в плен 1200 человек, 3 орудия, батальон пехоты и весь обоз. Потеря наша немаловажна. Платов за сие дело получил Андреевскую ленту и орден Марии-Терезы, Тильман (саксонский генерал-лейтенант, барон – Р.К.) – Владимира 2-го, Кудашев – Анну 1-го класса… Этим орденом, учрежденным в память дочери Петра I Анны Петровны, был в свое время награжден А.В. Суворов». Сохранился рапорт М.Б. Барклая де Толли Александру I о действиях авангарда Главной армии союзников перед г.Лейпцигом: «Кудашев ранен, и надо непременно послать к нему кого из адъютантов Вашего Величества». Однако, рана оказалась смертельной и 6/18 октября 1813 года князя не стало.
Достоверно не подтверждено, выходила ли замуж дочь светлейшего князя фельдмаршала М.И. Кутузова вторично, но из генеалогического древа рода Кутузовых по женской линии, представленного в военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи в Петербурге, следует, что его внучка Екатерина Николаевна Кудашева стала супругой барона Карла Пилар фон Пильхау. От этого брака родилась дочь Мария, ставшая женой Леонида Хорвата, сын которого генерал-лейтенант Дмитрий Хорват (1858-1937) был главноуправляющим Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) и сыграл заметную роль в политике, проводимой правительством адмирала А.В. Колчака в 1918-1919 гг. Его сын – Д.Д. Хорват, 1908 года рождения, был женат на Ольге Олеговне Исаевой (1924 г.р.). От этого брака родились дочери Марина (1946) и Светлана (1948).
Из допроса А.В. Колчака на заседании Чрезвычайной комиссии (28 января 1920 г.) выяснилась, что Д.Л. Хорват и князь Н.А. Кудашев, тогда занимавший пост последнего императорского посланника России в Пекине, «ставили себе целью борьбу с большевизмом». Вместе с тем он отмечал: «Хорват всё время стоял на точке зрения законных норм борьбы. Вообще я не могу говорить об его борьбе с большевиками, так как в то время борьба только подготовлялась. В отношении железнодорожников, которые ему были подчинены непосредственно, он старался держаться политикаи примирения, успокоения и удовлетворения всех требований, которые выставлялись железнодорожниками. Таким образом, меры, которые он принимал, были всегда в высшей степени гуманными».
Интересно, что на вопрос следователя о том, как Хорват относился к репрессиям против большевиков, адмирал сказал дословно: «Хорват глубоко возмущался всем этим и со своей стороны делал всё, поскольку это зависело от него, чтобы прекратить это».
В нашем распоряжении имеется следующий отрывок из книги Лили Ден «The real tsaritsa» (London, 1922):
«Мой отец, Исмаил Селим-бек Смульский, происходил из литовских татар. Дед моей бабушки, урождённой Катерины Хорват, приехал в Россию из Венгрии по приглашению Императрицы Елизаветы Петровны, дабы помочь ей в освоении Южной России. Полковник Хорват – наполовину серб, наполовину венгр – был назначен на должность командующего войсками Юга страны. Согласно семейному преданию, когда он впервые прибыл в Россию, его привели на вершину высокой горы и велели взглянуть на простиравшиеся вокруг поля и леса.
Повинуясь приказу, полковник Хорват стал любоваться открывшейся его взору панорамой. Каково же было его удивление, когда спутник моего прапрадеда сказал: «Глядите во все глаза, господин полковник. Всё, что вы видите, отныне принадлежит вам. Вотчина эта дарована вам Государыней Императрицей!»
Ревовка (правильное название села Херсонской губернии Ревовка), где я родилась, располагалась неподалеку от других поместий, во владение которыми мы вступили благодаря усилиям князя Голенищева-Кутузова, героя войны, спасшего Россию от вторгшихся в её пределы французов.
Бабушка моя обожала вышитые работы. У неё постоянно трудились десять-пятнадцать мастериц. Большое количество таких изделий бабушка преподнесла Великой Княгине Елизавете Фёдоровне, старшей сестре Государыни Императрицы, после того, как та приняла православие.
Двоюродная тётя, баронесса Нина Пилар, в моих детских воспоминаниях предстаёт как романтическая фигура. Впоследствии тётя Нина стала фрейлиной Императрицы Марии Фёдоровны, а затем обер-гофмейстериной двора Великой Княгини Елизаветы Фёдоровны.
Важным событием в жизни обитателей Ревовки был приезд из Сибири дядюшки Хорвата, раз в год навещавшего мою бабушку. Он был начальником Сибирских железных дорог и занимал должность, которая соответствовала должности вице-короля Ирландии. Он был типичным представителем рода Хорватов – высокий, проницательные добрые глаза – и отличался большим умом. Когда он приезжал, я совсем не ложилась спать. Помню, как мы встречали рассвет. До ревовки дядюшка добирался лишь в три часа утра. До чего же трогательно было видеть их встречу с бабушкой. Они были очень привязаны друг к другу, да и я относилась к нему как к самому большому другу и любимому родственнику».
Можно было бы на этом поставить точку, но, однако, род Кудашевых дал России много других известных имён. Имена многих из них стали известными благодаря не только сопричастности к каким-то важным историческим событиям или близкому знакомству с примечательными людьми, но и в связи с их непосредственным участием и оставленным глубоким следом в различных сферах материальной и духовной культуры. Один из них – инженер А.С. Кудашев – впервые в России поднялся в воздух на самолёте собственной конструкции. Примечтельно, что Киевским генерал-губернатором был Сергей Данилович Кудашев (1795–1862), с почестями захороненный в Киево-Печерской лавре и доводящийся родным братом зятю Кутузова. Среди дипломатов русской школы начала ХХ века известностью пользовались братья Иван и Николай Кудашевы. В циркуляре по ведомству МИД России фигурирует один из них – действительный статский советник, шталмейстер, Иван Александрович Кудашев 1-й (1859 года рождения). В 1907 году он – Чрезвычайный посланник и Полномочный министр в Копенгагене (Дания). В следующем 1908 году он был награжден орденом св. Владимира 4-й степени. Спустя 4 года он уже в Брюсселе (Бельгия), где исполняет те же обязанности, что и в Дании. По совместительству представлял интересы России и в Люксембурге. Награждается орденом св. Станислава 1-й степени. К сожалению, дальнейшая судьба дипломата И.А. Кудашева не известна. По его же стопам пошел и родной брат, Кудашев 2-й, Николай Александрович (1866 года рождения). В 1902 – 1905 годах он являлся 1-м секретарём Российского посольства в Японии. В 1908 – 1911 годах он являлся 1-м секретарём Генерального Консульства в США. Свой земной путь Н.А. Кудашев закончил в эмиграции в Париже в 1925 году.
Классовые бури, бушевавшие в России, забросили за рубеж (в США) и другого представителя этого рода – Николая Всеволодовича Кудашева (1903–1978). Перед самой смертью в Сан-Франциско он выпустил сборник стихов «Тени». Он вырос в общении с теми, кто был на крейсере «Варяг» и держал оборону Порт-Артура. До службы в Добровольческой армии у генерала Шкуро окончил кадетский корпус. После поражения в гражданской войне, как и многие другие его сограждане, оказался в Югославии. Там 20 лет прослужил пограничником. После начала второй мировой войны служба в Русском белом корпусе, потом армия генерала Власова, плен и арест в 1947 году за выступление против насильственного возвращения в СССР русских беженцев. В конце 1940-х годов эмигрировал в США. Сюда же из Харбина приехала и родная сестра поэта – Вера. Сын Алексей умер, когда ему исполнилось 58 лет. Его внук, князь Николай, художник-картунист. В настоящее время проживает в штате Флорида. Стихи Николая Всеволодовича Кудашева, написанные им в разные годы, навеяны многими мотивами. Вот один из них – плод гордости за своих предков (Югославия, 1930 год):
Перед Московии царём
Татарин голову склонил,
Присяге, данной дикарём,
В роду никто не изменил.
В ответ на грозный ураган
В святом двенадцатом году
Мой прадед, славный партизан,
Был в стане славных на виду,
И он топтал своим конём
И супостата, и ковыль,
Степняк-татарин ожил в нём…
Могильный сон, архивов пыль.
А за пять лет до этих строк в стихотворении «Внук декабриста», контрастируя свою судьбу с судьбой деда, с горечью написал:
Мой дед декабрист
В офицерском мундире
Был схвачен, но юности пыл
В сырых казематах,
В студеной Сибири,
До старости в нём не остыл!
Я внук его, той же дорогой
Тернистой
Боролся с неправдой земной,
На мне повторилась судьба
Декабриста –
Я к тачке приник головой…
Вероятно, по аналогии с судьбой некоторых декабристов, сосланных в Сибирь, Николай Всеволоводович, считал, что его дед – Михаил Федорович Кудашев разделил их участь. На самом деле подпоручик лейб-гвардии Московского полка М.Ф. Кудашев, бывший участником событий на Сенатской площади в 1825 году, содержался некоторое время под арестом в Семёновском полку. В 1826 году был отправлен в Грузию, воевал на Кавказе, стал генерал-майором и умер в 1847 году в возрасте 42 лет.
Заканчиваю очерк словами замечательного русского писателя-эмигранта Михаила Осоргина, родившегося в семье бедного уфимского помещика и видевшего величественный город на берегах Дёмы и Белой: «Стена против стены стоят две братские армии, и у каждой была своя правда и своя честь… Были герои и там и тут, и чистые сердца тоже, и жертвы, и подвиги, и ожесточение, и высокая внекнижная человечность, и животное зверство и страх, и разочарование… Но были и бились между собой две правды и две части – и поле было усеяно трупами лучших и честнейших».
И это правда.
Литература:
Асфатуллин С.Г. Северные амуры в Отечественной войне 1812 года. Уфа, 2000.
Балязин В. 1812 год в письмах Кутузова родным / Встречи с историей. Вып. 2. М., 1988.
Безотосный В.М. Российский титулованный генералитет в войнах против наполеоновской Франции в 1812 – 1815 годах / Отечественная история. 1998. №2.
Воронина Е.П. Новикова З.М., Соколова К.С. Из боевого прошлого русской армии. Документы о доблести и героизме русских солдат и офицеров. М., 1944.
Денис Давыдов. 1812 – 1813. Неизвестные записки. Публикация Вальковича А.М. / Наше наследие. 1991.
Дуров В.А. Ордена России. М., 1993.
Записки А.Л. Ермолова. 1798 – 1826. М., 1991.
Жилин П.А. Отечественная война 1812 года. М., 1988.
Крейд В. Вернуться в Россию стихами. М., 1995.
Кудашев Р.Х. Православные князья Кудашевы в судьбе России / Уфимские епархиальные ведомости. №2-3. 2001.
Кудашев Р.Х. О роде Кудашевых / Вестник Академии наук РБ. 2001. Т. VI.
Кутузов М.И. Письма. Записки. М,, 1994.
Мироненко С.В. Декабристы. Биографический сборник. М., 1988.
Нечкина М.В. Декабристы. М., 1984.
Поход русской армии против Наполеона в 1813 году и освобождение Германии. Сборник документов. М., 1964.
Рахимкулов М.Г., Скачилов В.А. Живая память. Краеведческий сборник. Уфа, 1997.
Тарле Е.В. 1812 год. М., 1994.
Усманов А.Н. Башкирский народ в Отечественной войне 1812 года. Уфа, 1964.
1812 год. К стопятидесятилетию Отечественной войны. М., 1962.
Для развлечения, для мечты, для сердца…
«…архивы роя,
Я разобрал в досужий час
Всю родословную героя.»
А.С. Пушкин
Пробудившийся бурный интерес в последнее десятилетие к изучению своей родословной вызван многими позитивными переменами в стране, давшими возможность для более глубокого исследования духовных истоков нашего народа. Поиски своих родственных корней всегда считалось престижным занятием и не только в России. К сожалению, многие нити родственных связей, уходящих в седую древность, были оборваны в результате различных классовых бурь и противостояний. Известная корейская пословица гласит, что тот, кто забывает своё прошлое, рискует вновь вернуться к нему. Благодаря изданным монографиям, мне стали известными имена многих представителей моего рода, как по восходящей, так и по нисходящей линиям. Имена предков по восходящей линии выстроились в следующей последовательности: Ильдерхан (дед), Асфандияр, Мухаметша, Усман, Якуп, Илюк, Бекмурза, Сафар, Бекбулат, Булай. И этот ряд замыкает Кудаш, который и дал начало нашей фамилии.
В XVII веке часть представителей рода Кудашевых приняла православие. Исторические судьбы представителей этой фамилии разбросали по различным регионам России. Так они оказались и в Башкортостане. Среди первопоселенцев в Башкирии широко известен Юскей Абдюкович Кудашев. Он перевёл манифест «народного царя» Пугачёва, позднее был пленён правительственными войсками и привезён в Казанскую секретную комиссию, но за недоказанностью его вины указом Екатерины II от 27 марта 1775 года был освобождён. Впоследствии вместе с четыремя сыновьями принял добровольное участие в Отечественной войне 1812 года против французов. Среди его потомков известен Ильясбек Батыргареевич Кудашев является основателем первого татарского театра в России. Саитгарей Кудашев являлся членом партии социалистов-революционеров (эсеров), был членом Белебеевской уездной земской управы. В годы гражданской войны штабс-капитан Саитгарей Кудашев вместе с армией А.В. Колчака прошёл Омск, Иркутск, Читу. Последним местом его пристанища оказался Семипалатинск. Гадельгарей Кудашев был учителем Буздякского мужского училища. В должности присяжного переводчика Уфимского окружного суда состоял Зинатулла Кудашев, губернского секретаря – Мухаметгарей Кудашев.
Из православной ветви рода Кудашевых хорошо известен Николай Данилович Кудашев – герой Отечественной войны 1812 года. Михаил Кудашев, подпоручик лейб-гвардии Московского полка, был декабристом. Известны также дипломаты братья Иван и Николай Кудашевы. Последний был послом России в Китае. В 1995 году в России был издан сборник стихов поэта-эмигранта Н.В. Кудашева (1903-1978). Этот список можно было продолжить. Но речь не только об этом. Известно, что некоторые укоренившиеся штампы оценки личностей и событий в истории России, предание забвению многих имён, принёсших славу стране и, наоборот, воздание не по заслугам некоторым из персон, могут исказить историческую правду. В ряде случаев это происходит по незнанию или сознательно. Например, утвердившаяся в нас мысль, что первым человеком в России, поднявшимся в воздух на самолёте, был морской офицер А.Ф. Можайский, не соответствует действительности. Это подтвердили не только опытные испытания, проведённые в Центральном аэрогидродинамическом институте (ЦАГИ) в конце 70-х годов прошлого века, но и вышедшие две фундаментальные монографии по лётному делу. В одном из томов Украинской энциклопедии указывается фамилия пионера отечественного воздухоплавания на самолёте. В другом томе приводятся некоторые биографические данные первого россиянина, поднявшегося в воздух на самолёте собственной конструкции, профессора кафедры строительного искусства Киевского политехнического института императора Александра II князя Александра Сергеевича Кудашева. Он родился в Санкт-Петербурге 28 января 1872 года, сын статского советника. Кроме него в семье было пять сестёр: Анна, Мария, Еликанида, Софья, Екатерина. Он «окончил курс наук в Институте инженеров п.с. (путей сообщения – Р.К.) императора Александра I, с званием инженера п.с. и с правом на чин коллежского секретаря при вступлении в государственную службу. Являлся к исполнению воинской повинности при призыве 1893 года и зачислен в ратники ополчения 2 разряда». Далее читаем в выданном ему аттестате: «Определён на службу по министерству штатным инженером IX класса и производителем работ 2 разряда по постройке железнодорожной линии от Тифлиса до Карса тысяча восемьсот девяносто шестого года февраля 12 дня». С перерывами дважды в 1899 – 1901 и 1906 – 1911 гг. преподовал в Киевском политехническом институте. До этого был «заведующим землечерпальницею «Днепровская 4» в Киевском округе п.с. с 10 июня 1898 г.». Спустя два года «высочайшим приказом по гражданскому ведомству от 8 августа 1900 г. за №62 произведен за выслугу лет в титулярные советники». К этому времени А.С. Кудашев уже был женат на графине Екатерине Васильевне Толстой, урождённой графине Стенбок-Фермор. Сын Сергей, названный в честь отца, родился в 1896 году, стал офицером и умер в 1918 году во время гражданской войны. Впоследствии внук А.С. Кудашева, также Сергей, был усыновлен французским писателем Роменом Ролланом. Мать Сергея – Мария Павловна Кудашева, известная переводчица. Круг её знакомых: М. Цветаева, Б. Пастернак, М. Волошин, И. Эренбург. Дожившая до середины 80-х годов ХХ века, вместе с тем, она была женщиной с удивительной противоречивой судьбой, связанной с трагическим периодом засилья культа личности в нашей стране. Будучи дочерью полковника русской армии и французской гувернантки, прекрасно владеющая языком Вольтера и вошедшая в безраздельное доверие к классику по просьбе «вождя народов», Мария Павловна в качестве разменной карты использовала благополучие своего сына Сергея. Какая мать не согласится на любые жертвы ради благополучия своих детей! Факт посещения Марией Павловной кремлевского кабинета И.В. Сталина в 1935 году не оставляют сомнений в том, что М.П. Кудашева, несмотря на всю одарённость этой творческой натуры, была использована соответствующими органами для привлечения классика французской литературы для активной пропоганды идей первой страны социализма. Насколько это удалось, можно судить по дальнейшему творчеству Роллана, ставшего бескомпромиссным сталинистом. Взамен этого Сергей Кудашев, по своей природе не лишённый способностей к точным наукам, как и его дед А.С. Кудашев, был принят студентом на механико-математический факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Интересно, что когда началась война, из Везеля под Парижем, где в то время он находился вместе со своей матерью М.П. Кудашевой и отчимом Ролланом, он уезжает в Москву. Спустя некоторое время, окончив артиллерийские курсы, Сергей погибает в 1941 году, защищая столицу от немецко-фашистских захватчиков. Его дед мог бы гордиться своим внуком.
Вместе с тем, судьба этого замечательного учёного, сыгравшего свою заметную роль на заре отечественного самолётостроения и по неизвестным причинам эмигрировавшего в 1914 году во Францию, до сих пор в полной мере остаётся неизвестной. От одного моего хорошего знакомого, который переписывался со соим другом, бывшим летом 1998 года в отпуске у своих родственников в Париже, я узнал, что в списках похороненных в Русском некрополе на кладбище Сент-Женевьев де Буа Кудашев А.С. не значился. Тем не менее, автор письма считает, что список захоронений русских на этом кладбище не полон. Из наших соотечественников на этом кладбище покоится наш земляк, гордость отечественного балета Рудольф Нуриев. С другой стороны, под Парижем могут находиться и другие кладбища, где может «объявиться» этот Кудашев. Некоторым представителям современной русской дворянской эмиграции во Франции это имя по меньшей мере достаточно известно. Один из них пишет: « О А.С. Кудашеве встречал в родословной этого рода – есть только Александр Сергеевич, родившийся в 1872 году, без каких-либо других данных. Есть потомство у его двоюродного брата Сергея Владимировича, проживающий в США. Адреса мне неизвестны… Единственно Кудашев, с которым я имел дело – Александр Владимирович… Ему 47 лет, думаю, что не говорит по-русски». От себя добавлю, что он родился в Аргентине, доктор философии, журналист, живёт в Кёльне, диктор «Немецкой волны». Однако, это уже другая ветка Кудашевых.
Итак, А.С. Кудашев… «Командировать за границу (страна не указана, предположительно Франция – Р.К.) сроком с 10 декабря 1899 г. по 1 сентября 1900 г. для подготовки к званию профессора строительного искусства Киевского политехнического института… с выдачей… по сей командировке 1350 руб.». Далее «назначен штатным преподавателем и исполняющим обязанности экстраординарного профессора». Обращаясь к директору института 17-го мая 1900 года, князь пишет: «Многоуважаемый Виктор Львович! Пробную лекцию… я послал бы прочесть… «Об общих свойствах и главных применениях железо-бетонных сооружений». В случае, если бы Совет института признал бы эту лекцию неподходящей, не откажите мне это дать знать. Примите уверение в совершенном моём уважении, готовый к услугам Вашим. А. Кудашев». Интересно, что результаты чтения пробной лекции при зачислении в штат института были определяющим фактором при приёме на работу, что следует из нижеследующего циркуляра директора: «Его превосходительству г-ну товарищу министра финансов, управляющему делами промышленности и торговли. Совет вверенного мне института назначил князю Кудашеву прочесть пробную лекцию на тему «Железобетонные сооружения» и по выслушании ея постановил ходотайствовать перед высшим начальством об утверждении князя Кудашева с 1 сентября с.г. штатным преподавателем института и исполняющим обязанности экстраординарного профессора строительного института и исполняющим обязанности экстраординарного профессора строительного искусства с вознаграждением из суммы названной кафедры и с обязательством защитить в течение двух лет диссертациею». В итоге, через несколько дней учебный отдел министерства финансов уведомил директора о том, что «инженер путей сообщения князь А.С. Кудашев назначен штатным преподавателем…». Однако судьба не всегда благоволила Александру Сергеевичу, о чём свидетельствует его прошение, датированное 19 июля 1901 года: «Не имея возможности по семейным обстоятельствам, исполнять возложенные на меня занятия при Киевском политехническом институте, имею честь просить Ваше превосходительство ходотайствовать перед господином министром (речь идёт о министре финансов – Р.К.) об увольнении меня от должности с 1-го июня сего года. Кн. А.С. Кудашев». О причинах столь неожиданного решения приходится только гадать. В выданном в это время ему формуляре, в котором приводится его послужной список и даётся краткая характеристика, отмечается, что «… в походах против неприятеля и в самых сражениях, а равно под судом и следствием не был; штрафам не подвергался».
Судьбе было угодно, чтобы через пять лет он снова сюда вернулся. Бесславно закончилась русско-японская война, позади кровавое воскресенье 9-го января 1905 года, убийство великого князя Сергея Александровича. Назревающие политические волнения в стране, расправа с 183 инакомыслящими киевскими студентами, отправленными в солдаты, и многое другое не могло не затрагивать творческий ум 34-летнего инженера. Но идея о полёте, которая не давала ему покоя, всегда была с ним. Руководство Киевского политехнического института, куда он возвратился, всячески помогало ему. В архивах сохранился документ следующего содержания: «Имею честь уведомить Ваше сиятельство, что правление Киевского политехнического института императора Александра II в заседании от 2 марта сего года (1910 – Р.К.) разрешило устроить в усадьбе института около химического корпуса временный дощатый сарай для сборки аэроплана в течение настоящего лета, с обязательством снести его по требованию правления института. Покорнейше прошу принять уверение в моём совершенном уважении к Вам и преданности». Все эти предшествующие годы А.С. Кудашев интересовался научными достижениями в области авиации и самолётостроения. Он принимал участие в работе Киевского общества воздухоплавания. Им в общей сложности было создано 4 мадели самолётов с бензиновым двигателем. Биплан «Кудашев-1» - ферменный биплан с передним рулём высоты и хвостовым оперением-стабилизатором и рулём направления. Интересно, что каркас самолёта был сделан из сосновых брусков и реек и обтянут прорезиненным полотном. А.С. Кудашев на этом самолёте 23 мая 1910 года на Сырецком ипподроме под Киевом совершил полёт на несколько десятков метров в длину – первый в России. Однако этот полёт официально не был зарегистрирован, т.к. выполнялся без предупреждения. Самолёт «Кудашев-2» отличался от своего первого собрата оригинальной формой шасси, которое позднее было заимствовано французами у профессора и использовано на самолётах «Дюпердюссен». Размеры этого «кудашевского» самолёта были больше первой модели. Конструкция третьей построенной Кудашевым модели отличались исключительной лёгкостью и простотой. Этот самолёт, как и вторая модель, был построен в 1910 году. После непродолжительной пробежки самолёт легко отрывался от земли. «Кудашев-4» имел сменные крылья для скоростей 60 и 80 км/час. Он был построен в Риге на Русско-Балтийском вагонном заводе, испытан А.С. Кудашевым 2 апреля 1911 года, экспонировался на выставке в Петербурге. Во всех моделях использовались конструкции двигателей «Анзани» и «Гном», разработанные французскими инженерами.
Имя Кудашева А.С., талантливого учёного, имевшего прямое отношение к началу отечественного авиастроения, стало известным только в последние годы. В большой статье об авиации в одном из томов БСЭ эта фамилия вообще не упоминается. Не счёл нужным написать о нём автор научно-биографического издания, выпущенного в 1999 году в Ростове-на-Дону под броским названием «Знаменитые эмигранты из России». По непонятным причинам приоритет Кудашева в полёте на самолёте собственной конструкции приписан Игорю Сикорскому без малейшего упоминания его фамилии. Хотя хорошо всем известно, что ему по праву принадлежит лишь первенство в вертолётостроении. Как же автор издания не мог знать, что первые опыты И.И. Сикорского с коллегами (в основном студентами) не дали положительных результатов.
Литература и источники
Асфатуллин С.Г. Северные амуры в Отечественной войне 1812 года. Уфа, 2000.
Декабристы. Биографический сборник. Сост. С.В. Мироненко. М., 1988.
Думин С.В. Кудашевы / Дворянские роды Российской империи. 1721-1917. Т.III. Князья. М., 1996.
Ежегодник Министерства Иностранных Дел за 1908 год. С-Пб., 1908.
Ежегодник Министерства Иностранных Дел за 1911 год. С-Пб., 1911.
Еникеев С.Х. Очерк истории татарского дворянства. Уфа, 1999.
Календарь и справочная книжка Уфимской губернии на 1897 год.
Кудашев Р.Х. Князь Кудашев – посол России / История Белой Сибири. Тезисы 4-й научной конференции. 6-7 февраля 2001. Кемерово, 2001.
Матвиевский П.Е. Оренбургский край в Отечественной войне 1812 года / Оренбургский госпединститут им. В.П. Чкалова. Учёные записки. Оренбург, 1962. Вып. 17.
Таймасов С. Пугачёвские военачальники, действовавшие на территории Башкортостана. Юскей Кудашев / Ватандаш. 1998. №11.
Циркуляры по Министерству Иностранных дел России. 1907 г. Оп. 25. Д. 52. №6. С-Пб. 11 апреля 1907 г.
ЦГИА РБ. Ф. И-132. Оп. 3. Д. 1-5.
ЦГИА РБ. Ф. И-135. Оп. 1. Д. 41, 58, 66.
Из воспоминаний Г.Ш. Кудашевой
Я, Кудашева Галия Шагалиевна, родилась в 1922 году в деревне Табанлыкуль Буздякского района Башкирии. Мой дед Саидгарей Абдельсалямович Кудашев носил в деревне прозвище «Саид – солдат». Так назвали его за многолетнюю солдатскую службу в царской армии. Служил он один за себя, потом и за своих братьев (тогда так разрешалось законом). Служил почти двадцать лет, был фельдфебелем. Участвовал во многих военных походах; последний в болгарском городе Варна и на Шипке, когда русские войска участвовали в освобождении Болгарии от турков, награжден Георгиевскими крестами. Вернулся в деревню Шланлыкуль после службы в 1878 году. В Табанлыкуль переехали жить где-то в начале ХХ века, перед тем как через Табанлыкуль начали строить Симбирскую железную дорогу. Если моего деда слушали, то он был готов день и ночь рассказывать о своей солдатской жизни.
В нашем древнем роду Кудашевых, корни которого прослеживаются по архивным материалам еще с ХV века, немало было военных. Например, где-то в 1660 году охраняя южные границы от набегов кочевников, погиб на Дону Сафар мурза Байбулатов сын князь Кудашев. Остались сиротами два его сына Бекмурза и Ханмурза. Из православной лини рода князей Кудашевых в 1813 году в «битве народов» под Лейпцигом погиб генерал-майор князь Николай Данилович Кудашев, зять фельдмаршала Кутузова. Ему было всего 33 года, у него осталась дочь. Похоронен в Лейпциге в русской церкви.
Были Кудашевы и на Украине – генерал-губернатор Киевской губернии. Из этой же ветви рода князей Кудашевых мать знаменитого философа Бердяева княжна Кудашева, похороненная в Пещерской Лавре в Киеве. Среди полковников восставших крестьян во время крестьянской войны 1773 – 1775 годов числился и Юскей Кудашев. Многие Кудашевы участвовали в Первой мировой войне, гражданской. Как и другие советские граждане Кудашевы с честью участвовали в защите страны от немецо-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов.
Вернувшись с русско-турецкой войны 1777 – 1778 годов мой дед женился. Взял в жены Иртукямал Хабибрахмановну Еникееву из старинного мурзинского рода из деревни Каргалы современного Благоварского района.
Дедушка и бабушка, живя в большой любви, родили трех сыновей и столько же дочерей; были среди односельчан и родственников уважаемыми людьми. Сколько раз дед заступался за односельчан, чтобы не брали у них лошадей с подводами сопровождать войска проходившие через Буздяк (белочехи, колчаковцы, каппелевцы). Старому солдату не могли отказать в его просьбе. Генерал Каппель дал даже под его командование роту на полчаса или час. Дед построил роту, прошагал с ними от нашего дома до железнодорожной станции и обратно, получив удовольствие.
Дед и нас детей муштровал: «ать-два, ать-два»; все соседские дети собирались у нас, дед учил нас воинской дисциплине. Мы его слушались, военщина была у него уже в крови, любил во всем порядок. Дедушка лечил даже ячмень на глазах и вылечивал по известным только ему солдатским премудростям. Бабушка читала по-арабски и понимала язык.
Земли было достаточно, да еще бабушке приданое дали. Были свои сельскохозяйственные машины, в разгар уборочной страды нанимали рабочую силу.
Средний сын Миннибай Кудашев имел в городе Белебее свою школу – семилетку, где преподавали он сам и его жена Клавдия Ивановна Аксенова, принявшая мусульманскую веру и звавшаяся Каримой Искандеровной Кудашевой. Она прекрасно владела татарским языком. Бэлэкэй эткэй – Миннибай закончил в Казани пединститут, был в Белебее членом городской Думы. Последовал с войсками Колчака при отступлении до Семипалатинска. Там и остался, дальше преподавал. В 1921 году в возрасте 33 лет умер от тифа. Похоронен на берегу Иртыша. Его внук Тамерлан Айзатуллин ученый в Москве, внучка Елена Айзатуллина профессор Будапештского университета, преподавала в Америке, была переводчицей у римского папы Иоанна II. Сейчас она живет в Италии.
Младший сын деда Шагали (мой папа) учился в гимназии, но не закончил – призвали на первую мировую войну. Был ранен разрывной пулей в руку. Вернулся домой из-под Воронежа в 1916 году. Папа, как младший сын в семье, по нашим татарским традициям должен был жить при родителях и досмотреть их до старости. В свои 26 лет папа женился в январе 1917 года. Жену, Газизу Нургалеевну Кутушеву, взял из соседней деревни Ташлыкуль из очень хорошей семьи. Раньше большое значение придавали тому, какая семья у невестки или же зятя, да и сейчас это сохранилось.
Дедушка по маме Нургали Кутушев был очень порядочным, духовно богатым набожным человеком. Читал Коран и очень любил музыку, по целому месяцу содержал у себя бродячих музыкантов, первым в деревне купил граммофон. Своих двух сыновей обучал грамоте, а дочерей ткацкому делу, вязанию, шитью. Семья была очень трудолюбивая – держали до сотни ульев. Дед очень любил голубей, они у него залетали даже в дом, не боялись. В семье была своя маслобойка, всегда пахло ароматным подсолнечным маслом, жареными семечками. Они еще кашу кушали из одной большой деревянной миски деревянными ложками, макая ложки в масло, запивая айраном. Дедушка сам возил в Белебей на продажу мед, зерно, чтобы привезти дочерям на рукоделие разных ниток, гаруса.
Конечно, в папиной семье такой невестке были очень рады. Старый Саид – солдат говорил потом, что он свою невестку Газизу на десять мужчин не променяет и мама наша очень уважала мужа родню, свекра и свекровь. Они в свою очередь души не чаяли во внуках.
Думали так доживать до глубокой старости и не могли ни предвидеть, ни предположить того, что ожидает их в будущем, в годы коллективизации, репрессий, когда они духовно будут сломлены, потеряют все, останутся без сыновей.
Приближались 30-е годы. К этому времени у отца с матерью нас детей было четверо: старше меня двое мальчиков умерли маленькими, я третья 1922 года рождения, потом брат 1924 года, сестра 1926 и брат 1928 года (Рифкат, Гульшат и Адый). В 1929 году я уже пошла в первый класс. Татарские и русские дети учились вместе в здании мечети. Моя первая учительница Зоя тутакай объясняла уроки и на татарском и на русском языках. При мечети был большой участок земли, где мы вместе с учителями выращивали овощи, сажали деревья. Собранные с огорода овощи складывали на зиму в подпол, в яму прямо под классом. На уроках ИЗО (рисование) нам раздавали по четвертинке капусты и по большой сладкой моркови. Мы как послушные кролики сидели и хрумкали, сочетали полезное с приятным – таким образом рисовали и набирали витаминов. В школе нам, учащимся, после второго урока давали горячий завтрак – тарелку супа с хлебом и стакан киселя. Но это длилось недолго. Бедным детям помогали одеждой и обувью. В школе работали кружки: математический, литературный и художественный. Старшие классы ходили вне уроков – ставили опыты по физике и химии. Работали с микроскопом, анатомировали лягушек, собирали скелет голубя, все было ново и интересно.
Я уже не помню точно, в каком году построили новую татарскую школу, русская школа тоже вскоре отделилась. В первые годы колхозной стройки участники драм кружка ходили в соседние села показывать спектакли. Ставили пьесу «Павлик Морозов». Сейчас Павлика Морозова критикуют. Действительно звучит противоестественно, чтобы сын предавал отца и за это свои же его убили. Тогда в целях патриотизма, честности, преданности делу коммунизма, такие действия детей оправдывались, была и агитация.
Ходили ставить спектакли в Старый Буздяк, Шланлыкуль, Ташлы-Куль, Кыска-Елга, Чулпан. Иногда дополнительно давали концерты из татарских песен и плясок под гармошку. Люди не жалели времени, ходили нас смотреть и как горячо нас принимали, могут позавидовать теперешние артисты. Билеты на наши спектакли стоили 20 копеек, это была мизерная сумма по тем временам. На вырученные деньги покупали всякую бумагу для выпуска стенгазеты, для оформления Красных и Ленинских уголков, а из цветной бумаги для украшения сами делали цветы. Мы всю душу отдавали школе, стремились к знаниям. Дисциплина в школе была отменная, дети очень дружили между собой, а об уважении к учителям и говорить не приходится.
Если в старших классах даже кто-то из мальчиков был замечен в курении, ему на уроке физкультуры перед всем строем выворачивал карманы наш директор Исаев абый (он вел историю и физкультуру). Заодно попутно читал короткую лекцию о вреде табака. Его жена Тухтарова апа (если не ошибаюсь) тоже была учительницей.
Потом говорили: Исаев абый погиб на фронте в Великую Отечественную. Был прекрасный педагог, строгий, справедливый директор и очень симпатичный худощавый стройный мужчина.
На октябрьские и первомайские праздники всей школой выходили на демонстрации. Несли флаги, пели песни. Вот слова одной песни, запомнившейся мне с детства:
Январь, февраль, март, апрель –
Безнен хэзерлек айлар.
Менэ житэр безнен майлар
Куркып качырлар байлар.
Яшэсен, яшэсен,
Коммунизм яшэсен!
Даже мотив помню до сих пор.
Сначала демонстрация детей шла на кладбище (между Табанлыкулем и Верхним Буздяком), где у могилы Бахтизина (у нас и колхоз был имени Бахтизина) делали доклад, что он был коммунист и пал жертвой за власть Советов и т.д., потом колонна демонстрантов направлялась с флагами и песнями по Центральной улице (она и сейчас называется Центральной) к вокзалу на площадь возле райисполкома и райкома партии. Там произносились праздничные доклады руководителей.
Все по возможности одеты празднично; когда по улице маршировали мимо своих ворот родные наши все стояли у ворот и восторженно нам махали, сколько потом приятных разговоров.
В нашу школу ходили учиться и из соседних деревень. Ходили в школу и обратно пешком по несколько километров день. В ненастную погоду, в зимние бураны привозили их на колхозных лошадях. Из Старого Буздяка в наш класс ходили Муратов Гали, Мамлеева Карима, Яфаева Захира (моя троюродная сестра, Гарифы апы дочь), Кальметьева Заузян, Маматов, Мамлеев, Акчурин и др. Из Ташлыкуля – Кутушевы, Сакаевы, из Кыска-Елга – Дистановы и др. Часто встречающиеся в нашей школе фамилии таковы: Кудаяровы, Сакаевы, Мамлеевы, Муратовы, Дашкины, Кутуевы, Байковы, Чембарисовы, Дулатовы, Яхины, Музафаровы, Кинзекеевы, Байтеряковы, Утяшевы, Еникеевы, Терегуловы, Янгуразовы, Акчурины, Булгаковы, Маматовы и др.
Была у меня близкая подруга с 6-го класса Хангильдина Фатима Хайдаровна, с которой мы соревновались по учебе, всю жизнь поддерживали связь, переписывались. Последняя наша встреча была у нее в Уфе, собрались мы, оставшиеся в живых однокашники, так хорошо посидели. Было это осенью 1996 года. Ее родной брат Хангильдин Адый абый работал главным технологом маслозавода в Буздяке, его очень хвалили. Погиб в Отечественную войну под Ленинградом, осталась семья. Другой ее брат Васик абый профессор, ректор сельхозинститута в Уфе, глубокий уже старик.
Почему я пишу об этих людях – потому что такие не всегда встречаются в жизни. Они когда-то жили в Буздяке, были люди сверх порядочные, умные, жили как родные среди буздяковцев, оставили о себе лучшую память. А это немало.
Вернемся снова к 30-м годам, неимоверно тяжелым, печальным. В 1930 году, несмотря на то, что мой отец Шагали в числе первых вошел в колхоз, сдал колхозу корову, лошадей и весь свой сельскохозяйственный инвентарь и избран бригадиром, все равно был раскулачен и осужден на 5 лет. Сразу был сослан на строительство Беломоро-Балтийского канала. Были сосланы также старший брат отца Сайфулмулюк, двоюродные братья Якуп и Сулейман Кудашевы. Все наше домашнее имущество (одежда, постель, посуда) конфисковали, на торгах распродали. Жалко из маминого приданного, ее рукой сделанных скатертей, полотенец, вышитых наволочек, постельного белья и т.д. Сколько бабушка не просила – мол малые дети, маленькой лампочки даже не оставили. Дедушку, бабушку, полубольную маму с четырьмя малыми детьми выселили в нашу баню. Дедушка наш Саид – солдат (ему было уже 90 лет) своим умом уже не мог понять, что это за беспредел творится! На милицию, которая нас выселяла, кричал: «Вон, из моего дома!» Его насильно выволокли из дома, он кричал по какому праву его выгоняют из собственного дома, он не грабил никого, не воровал, построил дом за свои кровные солдатские деньги, которые честно заслужил, за что арестовали двух его сыновей, честных тружеников, отцов семейств. Когда поезд увозил двух его сыновей, он в одних носках бежал за поездом, он уже не сознавал, не понимал, что происходит. На эту трагедию, наверное, нельзя было равнодушно смотреть даже чужим людям.
Как начинают топить баню, вся семья выходит на улицу, чтобы не задохнуться от дыма. Мы каждый день ремонтировали эту печь, мама глиной мазала. Постепенно переложили печь, сняли перегородку между баней и предбанником, угорали без конца. Не знаю как мы выжили тогда, не погибли, до сих пор трудно понять. Наверное, благодаря нашей маме. Она спасала семью. Днем в трескучие морозы ходила на бойню мыть кишки, ее ноги в валенках примерзали ко льду возле колодца, за то в конце дня приносила домой для супа что-то из жирных внутренностей. Ночью при свете крохотной лампы сидела и шила на продукты.
Дедушка в 1933 году умер в бане, куда он так не хотел выселяться. Меня в 5-й класс не допустили учиться как дочь врага народа. Пришлось год пропустить. На следующий год меня увезла учиться моя двоюродная сестра Сания апа Дашкина. Она учительствовала под Уфой на ЦЭСе (центральная электростанция) в большом поселке. Жили там ссыльные семьи из Прибалтики (латыши, эстонцы, литовцы) и ссыльные семьи из Башкирии. Все они работали на ЦЭСе, на моторном заводе в 3 км от поселка и на спичечной фабрике им.1 мая на реке Уфимка. С детьми этих рабочих, которые жили без паспортов, без права выезжать куда-либо я и училась. Сестра была завучем школы. Здесь я научилась русскому языку, ведь школа была русская. Я Санию апу очень любила, слушалась и осталась благодарной на всю жизнь.
1-го апреля 1935 года вернулся папа с Беломорканала, награжденный за усердный труд памятным журналом, подписанным самим Ягодой. Жаль этот журнал не сохранился. Там очень много было документальных фотографий. После расстрела Ягоды, потом и Ежова, мама видно уничтожила журнал. Радости возвращению отца не было конца. В нашей жизни 1-е апреля один из самых радостных дней. Папа работал, нам стало легче жить. Я вернулась в свою родную школу, мы уже все четверо детей были учащимися. Вторым таким радостным днем стало 21 марта 1936 года – у нас родился братик, родился богатырь, «да еще в рубашке» как говорила мама. Мы были уже все старшие, после младшенького Адыя Ринат родился через 8 лет, поэтому для нас появление маленького братика было особо желанной радостью. Мы его очень любили, нянчили. Маме уже было 39 лет, папе 46. Инициатива иметь еще одного ребенка была папина. Маме он сказал: «Он еще будет опорой тебе в жизни!» Папа как предвидел, его слова оказались вещими. Ринат стал опорой не только маме, но и для всей нашей семьи, для всего рода Саида – солдата и его родных.
Шел 1937 год. Опять стали арестовывать ни в чем не повинных людей. Осенью 37 года снова забирают нашего отца и на 10 лет отправляют на сей раз уже в Амурские лагеря. Его путь пролегал через города Читу, Тайшет, Свободный и др. Последнее письмо от него пришло из поселка Кульдур и датируется 20 декабря 1941 года. Теперь это город Кульдур чуть северо-западнее города Кульдур. Просил хоть деньгами, хоть посылкой поддержать его, что больной лежит в больнице. Больше писем не было, умер он в 50 лет от голода и холода и непосильного тяжелого труда.
Они были заброшены, стране, руководству не до заключенных было, враг стоял у стен Москвы. Миллионной армии под Москвой, да всем фронтам, воюющим с немецкими фашистами нужны были питание, одежда, вооружение. Солдатам не хватало винтовок. Парадоксальная ситуация, кому какая судьба. Один Кудашев, московский ополченец, молодой ученый погибает под гусеницами танка под Вязьмой, защищая родную столицу, а другой Кудашев в это время, никого в своей жизни не обидевший, с такой же силой любящий Родину, умирал в тюремной больнице. За что ему такая судьба была уготована, лучше уже под гусеницами танка погибать!
В 1937 году мне было 15 лет. Когда отца забрали, я написала просьбу нашему депутату Кренкелю помочь нашей семье, разобраться в невиновности моего отца и освободить его. Пришел ответ, что мое ходатайство об отце отправлено по месту жительства на пересмотр дела. На таком ответе все и закончилось.
В 1940-м году я закончила годичные курсы (при институте иностранных языков в Уфе) учителей иностранных языков. Направление получила в Альшеевскую башкирскую среднюю школу преподавателем немецкого языка. Я там дополнительно взяла часы в русской средней школе в младших классах. Обе эти школы находились на территории железнодорожной станции Раевка по Куйбышевской железной дороге, недалеко от станции Давлеканово. Трудно приходилось. До обеда в одной школе, после обеда в другой. Много тетрадей проверять, но молодость все побеждала. Я успела отправить папе посылку, но она его не спасла. Надо было маме с детьми помочь, что-то из одежды покупать. Приехала к маме на летние каникулы, в семье среди родных не успела побыть, по радио слышим, началась война. Меня сразу отозвали в школу. Всеобщая мобилизация на войну, с классом своим в поле на прополку. Потом уборка хлебов, колхозу надо помогать. И в школе уроки шли, без отрыва начали посещать курсы медицинские, курсы ПВХО (противо-воздушная и химическая оборона – Р.К., И.Г.)…
Весной 42-го был призван в армию мой младший брат Рифат. Направили его на подготовку в Алкинские лагеря, где он военную учёбу проходил в противотанковой роте, трижды подавал рапорт с просьбой отправить его на фронт. Учился на «отлично». Наконец удовлетворили его просьбу. Был отправлен на Ленинградский фронт.
В конце 42-го года меня вызвали в райком комсомола и предложили с 1 января 1943 года начать военную службу – учёбу на военных курсах при Южно-Уральском военном округе. Курсы выпускали специалистов административной службы, также военных поваров-инструкторов. Шестимесячные курсы закончили за четыре месяца. Мне как отличнице учёбы присвоили звание старшего сержанта административной службы и направили в формирующийся батальон химзащиты в военные Тоцкие лагеря в Оренбургской области. Отттуда нас перевели в Гороховецкие лагеря военной подготовки во Владимирскую область, откуда выехали на фронт в начале 1944 года.
Освобождая Украину всё двигались на запад. Батальоны химзащиты готовились на случай химической войны. Немец мог начать химвойну в любой момент, ведь утопающий хватается за соломинку. У него уже на полную мощность работали подземные химические заводы и наготове были химические снаряды.
Нашим батальонам хватало работать на фронте. Ставили дымовые завесы на мостах, переправах, дымовое задымление на переднем крае.
После освобождения Львова в августе 1944 года, двинулись на Жешув, Перемышль и дальше на Вислу. Отличился наш батальон на Висло-Одерском плацдарме, после чего наш батальон стал называться Одерским. Служила в политотделе 18-й отдельной бригады химзащиты при 1-м Украинском фронте, куда входил и мой 32-й Одерский отдельный батальон химзащиты. 12 января 1945 года от Вислы после ураганной артиллерийской подготовки все части пошли в решительное наступление. Часть войск нашего 1-го Украинского фронта, которым командовал маршал И.С. Конев, пошла на Берлин, а другая часть южнее на Дрезден. Остановились на Эльбе близ города Торгау, где наши войска встретились с американскими. Были в разрушенном до основания Дрездене.
После войны наши батальоны участвовали в демонтировании немецких химических заводов под Дрезденом и обезвреживали немецкие химснаряды и бомбы. Демобилизовалась в августе 1945 года.
Начала учёбу в институте иностранных языков в Уфе, но вскоре вышла замуж и уехала во Львов, где живу с января 1946 года. Муж мой Валентин Семенович родом из Днепропетровска, по профессии режиссёр. Он еще до войны закончил Харьковский театральный институт. В конце 1946 года у нас родилась дочь Людмила. Она закончила Львовский университет. Инженер-геолог. Судьба Валентина трагична. Он очень долго и тяжело болел. Последние шесть с лишним лет лежал парализованный. Был умный, прекрасный человек…
Сейчас мы вместе с Людмилой, ей тоже скоро тоже на пенсию. Мне уже 78 лет, не хочется поддаваться старости, всегда себе нахожу дело. Очень бы хотелось быть ближе к своим родным, к своему брату, но пока не удается. Очень не хотелось бы, чтобы Людочка осталась на Западе вдалеке от родни. Ведь мы с братом Ринатом остались вдвоем: я самая старшая, а он младшенький. Между нами троих уже нет.
Брат Рифат на Ленинградском фронте участвовал в прорыве Ленинградской блокады. После прорыва в составе 67-й армии наступал на Псков. Был бронебойщиком. Таскал на себе тяжелое противотанковое ружье (ПТР), даже ноги отморозил. Он в армии вырос, возмужал. Бесконечные бои. Доходило и до рукопашных. Как писал нашей маме его друг, они с товарищем подали заявления о принятии их в коммунистическую партию, а если погибнут считать их коммунистами. Был представлен он и к боевой награде. 10 марта 1944 года он погиб под Псковом, в районе Заболотье. Ему не было и 19 лет. Прямое попадание снаряда, нечего было и хоронить. Это случилось в 6-8 километрах от железнодорожной станции Карамышево по железнодорожной линии Ленинград – Псков, возле леса на западной стороне от железной дороги. Его товарища Шмакова тяжело ранило через четыре дня, находясь в госпитале он и написал подробности гибели нашего брата Рифата. Маме сон приснился о его гибели. Вспоминала: «бурлит – течёт широкая река; мама на одном берегу, а Рифат на другом, хотел вплавь переплыть к маме, но не смог, унесло его течение реки».
После Рифата была у нас сестра Гульшат: нежная, мягкосердечная, но настойчивая, работящая. Когда мы старшие были на фронте, она семью содержала. Ей было 16-17 лет, работала в Буздякском лесничестве, сажала молодой лес, ездила по лесам верхом на лошади. Бывало, встречалась и с волками. Или же пешком по холодному, талому снегу в резиновых сапогах, так что ноги промерзали. Младшие Адый и Ринат учились, приходилось очень тяжело. В это время нашей семье, как семье фронтовиков уступили один угол из нашего бывшего дома, так как наша «легендарная баня» рассыпалась. Правда, даже после гибели сына, нашу маму засталяли платить за комнату своего же бывшего дома. Мама сама инвалид, да еще два малолетних сына учатся в школе. Заставили её платить через суд, а так как денег не было отобрали единственный улей. Вместо того, чтобы оказать помощь больной женщине, у которой двое детей на фронте, сын погиб, трое дома, а муж-кормилец в лагерях (о смерта отца матери сообщили лишь в 1947 году), наоборот отбирали последнее. Тому, кто всё это затеял нужно было работать не в советских органах, а в «концентрационных лагерях надзирательницей».
Чтобы быстрее освободить это жилье, Гульшат и Адый решили построить свой домик. Гульшат выписала сруб, сама же перевозила по одному бревну. И они постепенно достроили одну половину и перешли жить в свой дом. Вскоре Гульшат вышла замуж, уехала в Азербайджан. Много лет работала в госсортоучастке. Получала медали за урожаи и новые сорта. Участвовала в ВДНХ в Москве. С Кавказа вернулась с дочерью на родину. Поселились они как и брат в Октябрьском.
Гульшат работала в техникуме. Работавшие вместе с ней любили её за душевное отношение, всяческую заботу и помощь, вспоминают её только добрым словом. Хотя она была младше, после смерти мамы она заменяла мне её, настолько была душевная и добрая, настолько родная. Я была счастлива с ней. Её дочь Зайтуна живет в Октябрьском. Хороший муж, два сына. Старший Никита спортсмен, занимается плаванием. Неоднократно получал различные призы за успешные старты. Гульшат очень тяжело болела после перегрузок военных лет. Артрит – коварная болезнь. Гульшат любила жизнь, была лирической натурой с чувством юмора. Как и мама очень красиво пела. Ушла она из жизни в 63 года в 1990 году.
После Гульшат следующий Адый. Среди нас детей самый красивый, самый серьезный, смышленый. Он скрупулёзно сам до всего доходил. Не любил делать как попало. Если уж изучал что-то, то основательно и глубоко. Моя дочь вспоминает, как дядя Адый поведал ей многое из геологии. Не любил подсказок, шпаргалок, боже упаси что-то списывать. Такому педантизму и детей своих учил. Дети прямые, серьзные. У Адыя был строжайший распорядок дня для детей, попробуй после десяти часов задержаться вечером, вовремя домой не возвращаться.
Адый жил с одной почкой, перенёс тяжёлые операции. Ему уже оставалось мало до выхода на пенсию, говорил: «куплю в деревне дом с садиком, баней, колодцем, чтобы рядом был пруд или речка, где можно рыбу половить, чтобы рядом был лес, машина у меня есть, куплю пчёл, а ты моя сестра со мной будешь жить рядом».
Адый закончил геологический институт имени Губкина в Москве. Оба моих брата заядлые охотники, шахматисты, любители музыки. Последнее место работы Адыя – Уфимский нефтяной институт, где он руководил научной лабораторией. У него и РИната прекрасные мужские голоса. Он прекрасно пел.
Наш самый младший – Ринат. Он родился в 1936 году после странствий отца по Беломорканалу. Отец после его рождения сказал маме: «Газиза, он будет тебе опорой». Отец всё предвидел.
Ринат Шагалиевич Кудашев живёт в Москве. Полон сил и энергии. Работает и пока не собирается на пенсию. Руководит научно-исследовательским институтом по нефтегазовому строительству. Ему было полтора годика, когда в 1937 году отца вторично арестовали. Мы, старшие, лицо отца запомнили, а он, конечно, этого не мог сделать. Рос Ринат смышлёным, веселым, общительным мальчиком. Всем живо интересовался. Закончил в Уфе строительный техникум, потом, будучи семейным, и строительный институт в Москве. По работе быстро продвигался. Работал уже в Октябрьском управляющим большого строительного треста. Женился на очень красивой девушке Райсе Харисовне Давлетшиной, работавшей фармацефтом в одной из аптек Октябрьского. После женитьбы еще бегали на танцы. Очень красиво танцуют и сейчас. Мама наша, как сама хотела жила в семье Рината. При маме родились все трое внуков в семье Рината. Она в них души не чаяла. Старшая дочь Рината Диночка родилась очень похожей на бабушку, мы её родные дочери не так похожи на маму. Я смотрю сейчас на Диночку и вспоминаю еще молодую маму. Все трое детей Рината инженеры, такие же воспитанные, внимательные и с добрым сердцем, как и родители. Каждое лето я приезжаю в Москву к брату с невесткой (она мне как родная сестра), к детям. У меня самой внуков нет, а я тоже как мама моя очень люблю детей. Я скучаю очень по ним и они все тоже любят меня.
Ринат был опорой не только для мамы, но он опора, надежда и гордость для всего нашего рода, он стержень, который всех поддерживает, всем помогает, обогревает сердцем, заботится о близких. Ведь он сам, без чьей-либо помощи, пробил себе дорогу в жизнь, получил всестороннее образование, дошёл до высоких вершин в своей профессии. Был начальником главка.
Вот так мы продолжатели рода Кудашевых живём в большой любви, уважении друг к другу и перед памятью предков преклоняем головы. Наша история, история предыдущих поколений нашего рода нам очень дорога.
Воспоминания о моей бабушке (энкай).
Моя бабушка (и дети и внуки звали её «энкай»), Газиза Нургалеевна Кудашева (урождённая княжна Кутушева), вошла в семью Кудашевых третьей младшей невесткой. По «праву» возраста и положения самая тяжёлая, «черная» работа легла на нее. Всё она успевала: растить детей, присматривать за многочисленной скотиной, варить еду на огромную семью, кормить работников, стирать, мыть, мести. Энкай рассказывала, когда она пришла, свекор сказал ей, что 2-3 раза в неделю в избе должно пахнуть сковородой («таба исе чыксын»), т.е. выпечкой. Она брила всех мужчин и детей семьи, своим трудолюбием заслужила доверие всекра Саитгарея: бритье своей головы он доверял только ей. Видимо, за внешнюю красоту и стать, свекорь и золовка между собой звали ее королевой. Энкай рассказывала: зашла однажды в избу, слышу: они обо мне говорят, где, мол, королева-то наша. Ая, говорит, прошла на середину комнаты, ножкой топнула, головку гордо вздёрнула: вот она, королева, я здесь. Уж пошутить и посмеяться она умела и любила. Ну а свекровь Иртукжамал (урождённая Еникеева) тоже не растерялась: ладно-ладно, кызым, а то мы тебя потеряли.
С золовкой Салихой, которую мы звали муллакай, энкай всю жизнь поддерживала очень теплые родственные отношения. Помню, приезжает муллакай из Буздяка в Октябрьский с гостинцами: пышным, пахнущим хмелем, огромным караваем, банкой деревенской сметаны, энкай испечет оладьи, пироги, заварит душистый чай. Садятся чаевничать, а мы, внуки, рядышком. Вспоминают-вспоминают, и поплачут, и посмеются. Эх, записывать бы тогда за ними, цены бы не было этим воспоминаниям.
Я спрашивала у энкай: любила ли она деда, и как они познакомились? Рассказывала: раньше девушки на выданье собирались вместе и рукодельничали в доме, из которого уезжали старшие родственники (аулак ой): вышивали, пряли, шили, вязали. Ведь каждая девушка должна была подготовить себе приданое; у меня хранятся полотенце и половик, которые соткала энкай. На эти посиделки приходили и парни, наверное с целью присмотреть себе невест, пили вместе чай под присмотром какой-нибудь строгой бабушки или тётушки. Всё было чинно и благообразно. На одну из таких посиделок пришел мой дед Шагали, невестой которого считалась одна из девушек. Дед был рыжеволосый (кличка семьи была «поляки»), и моя юная энкай потихоньку подсмеивалась над той девушкой, показывая пальцем на самовар, мол, жених твой рыжий как самовар. А деду понравилась красивая хохотушка, и он заявил родителям, что женится только на ней и просит засылать сватов. И Кудашевы, и Кутушевы – из уважаемых среди односельчан мурзинских родов, трудолюбивые зажиточные хозяева. Кудашевы заслали сватов, Кутушевы-родители дали согласие выдать дочь Газизу за Шагали, а невесту поставили перед фактом. Энкай говорит: я сказала родителям, что брошусь в колодец, так за ней присматривать до свадьбы приставили двух её родных братьев богатырей Шагали и Шавали Кутушевых, которые на всех сабантуях только между собой боролись за баранов и коров, других претендентов не было. Я спрашивала: энкай, неужели действительно бросилась бы в колодец? Смеялась, что я, дурочка, что ли, он мне уже давно нравился, это я в шутку родителей пугала. Вот такая озорница! А деда любила до самой смерти и в разговорах со мной вспоминала его только добрым словом.
Своих детей энкай любила самозабвенно, в обиду их никому не давала, попробовал бы кто-нибудь сказать хоть полслова худого про них, интересно было бы посмотреть, что от них останется. Но ради справедливости нужно сказать, что детей энкай воспитала достойных (если она кого-то хотела похвалить, говорила «достуйный человек»), сама была к ним очень требовательна, если кто сильно провинится, то рука у нее была горячая. И тетушки Галия и Гульшат, и папа вспоминали, что и скалкой по голове зарабатывали за дело, и науку впредь помнили.
Энкай сумела воспитать в своих детях огромное чувство родства, все всегда помогали и поддерживали друг друга сначала под ее руководством, а потом уже и без нее. Мои тетушки жили вдали от Башкирии: Галия апа во Львове, Гульшат апа на Кавказе, под Баку. Энкай все время говорила сыновьям, что нужно поддерживать сестер на чужбине теплыми письмами, когда необходимо, поддерживать материально, что они и делали. Дочерям, наверняка, писала то же самое. Помню, как мы получали периодически посылки от тетушек. О! Какой это был процесс! После получения извещения о посылке бежишь рядом с родителями на почту, где выдают большой ящик с отверствиями, из котогых загадочно и вкусно пахнет, с нетерпением гадаешь, что же там? Дома папа вскрывает ящик, нетерпение достигает предела. А там…! Чего только нет! Если от Гульшат апы, то грецкие орехи, варенье из алычи и айвы, гранаты, яблоки, изюм, виноград. Если от Галия апы, то каштаны, ярко иллюстрированные сказки на украинском языке для детей, какие-то необычные еловые гофрированные игрушки, много вкуснейших конфет знаменитой Львовской фабрики, в том числе «Коровка» со сгущёнкой внутри, лучше которых я больше не пробовала.
Мой дядя Ринат в 1966 году во время морского круиза приобрёл за границей кассетный магнитофон, у нас в стране тогда еще таких не видывали. Благодаря мудрости еще совсем молодого тридцатилетнего дядюшки, мы имеем сейчас возможность слышать и слушать голоса и наставления энкай, ее братьев Кутушевых (Буздякского дадая Шагали с Карима енгачай, Октябрьского дадая Шавали с Файруза енгачай), ее сестер (Маймуны апы Еникеевой из Каргалов, Сании апы Кильдибековой из Туймазов). Записаны голоса моих родителей (Адыя с Марьям), юного дяди Рината с женой (тетей Раей), тетушек (Галии и Гульшат), песенки и стихи в исполнении детей: меня (Флюры), брата моего Рифата и двоюродных сестер и брата (Людочки, Дины, Шамиля, Зайтуны, Гузельки).
Летом тетушки приежали в гости в г. Октябрьский. Подготовка начиналась задолго. Энкай готовила конфеты, чай, все это складывалось в сундук. Вообще ее сундук всегда казался нам, детям, загадочным и манящим. Когда энкай его открывала, мы, дети, всегда стояли рядом: там давно забытые вещи, фотографии, сладости и еще много-много чего-то непонятного. Если кто-то болел или же просто так, экай присылала гостинцы, то по запаху нафталина сразу было понятно от кого они. Несмотря на то, что жила энкай с младшим сыном Ринатом, который полностью и в достатке обеспечивал семью, и могла свободно распоряжаться и пользоваться всеми продуктами, ей нравилось иметь что-то свое собственное.
Но вернемся к приезду тетушек. Вот уже известна дата, когда они приедут, все разговоры о предстоящем приезде, дети в нетерпении ждут. Вот уже дядя Ринат привез все продукты, вот уже энкай печет чак-чак. Уже ставится тесто на пироги, снохи (моя мама Марьям и тетя Рая) на подхвате. Когда же приедут, уже когда, дождемся ли? Нетерпение достигает апогея! Наконец, папа и дядя Ринат, каждый на своей машине, вместе выезжают в Туймазы к поезду встречать долгожданных гостей. В доме уже собрались все родственники, вкусно пахнет супом-тукмач, большим беляшем, пирогами, всякими закусками. Ура – подъехали! Вносятся чемоданы, баулы, корзины. Тетушки красивые, высокие и статные, нарядные, с серебряными браслетами на руках, красивые серьги в ушах, обязательно бусы. У Галии апы в корзине несколько пар туфель к каждому из платьев. Шум, гвалт, поцелуи, объятия, слезы, смех, радостные возгласы! Теперь, самое интересное и желанное для детей – подарки! Получаем игрушки, книжки, сколько радости!
Все взрослые рассаживаются в зале за стол; нас детей кормят на кухне, но нам же не еда интересна. Мы (я, Рифат, Дина, Шамиль) толпимся в коридоре, у двери в зал, куда входить при гостях нам запрещается, этот урок освоен нами уже давно. Лишь маленький Шамилька, которому подобное еще прощается, иногда подбежит к энкай, обнимет за шею, протянет «энкае-е-е-м» и зашепчет жарко в ухо, получит желаемое и присоединяется снова к нам. А мы жадно вглядываемся, как же все интересно! Звучат воспоминания, тосты, после каждого тоста с песней передаются рюмки тостуемому, поют все вместе. У всех Кутушевых отличный слух в отличие от Кудашевых, и энкай, и ее братья с енгачаями и сестры поют слаженно и красиво. Дядя Ринат все записывает на магнитофон. Уже в 2000-е годы он собрал все старые записи на один диск и роздал родственникам. Ставлю диск и переношусь во вторую половину 60-х годов: слышу родные голоса, берущие за душу татарские песни, шутки, смех розыгрыши. Эх! Невозможно сдержать слезы! Ведь это же часть нашей жизни и души!
Потом родственники начинали приглашать наших гостей с энкай, папой и дядей Ринатом с семьями к себе, иногда и кого-то из детей брали. Октябрьский Шавали дадай с Файруза енгачай жили в своем доме за парком, что за Домом Техники. Топилась баня, готовилось угощение, собирались и дети дадая: Фания апа, Фариза апа, Камиль абый, Фаиль абый, Динар абый. По очереди ходили в баню, наши все обожают париться. Возвращались распаренные, довольные, с полотенцами на шее, присоединялись к сидящим в доме за столом. Опять песни и разговоры, шутки и смех. Динар абый, молодой парень, как младший в семье, носил чай из кухни, а после бани чай особенно в цене. Так его загоняли, что с отчаяния запричитал «вы бы закусывали хоть немного, а то все чай, да чай». Сейчас из их семьи в живых только он, отметивший в 2011 году 70-летие, да больная Фариза апа.
Шагали дадай с Карима енгачай жили в Буздяке, туда ездили на нескольких машинах, тоже свой дом, сад, баня. Их дети – Физа апа, Анвария апа, Флюра апа, Марс абый. Живы Анвария апа и Флюра апа.
Маймуна апа Еникеева жила в Каргалах Благоварского района, ее мужа Камиля жизней Еникеева, погибшего на фронте, вспоминали как очень хорошего человека. Их дети – Анвар абый, Наиль абый, Наиля апа, среднего уже нет. Маймуна апа была, наверное, самой острой на язык («уткер») среди всех сестер и братьев. Наиля апа пошла в нее. Внешне моя энкай и Маймуна апа были очень похожи, обе заразительно смеялись. Внучка Маймуны апы Лия живет в Языково, у нее тоже хороший слух, так душевно поет татарские песни. Сания апа Кильдебекова жила в Туймазах, в своем доме, ее дети Лена апа и Альберт абый.
Вот по всем этим адресам и ездили по госям. Везде песни, пляски, розыгрыши, баня, баян, шутки, смех. Перед отъездом опять все собирались в доме у энкай, приносили подарки, гостинцы уезжавшим. За большим накрытым столом родственники, главное слово, конечно, энкай. Она всегда давала наставления дочерям, советы. Помню, Галие апе всегда говорила, чтобы хорошо смотрела за мужем (ветеран войны Валентин Семенович, муж Галии апы, долгие годы был прикован к постели), дочку Людочку правильно бы воспитывала; обеим дочерям наказывала всех приезжающих родных встречать гостеприимно. Сыновьям в очередной раз напоминала, что их сестры, как птицы, далеко от родины, им трудно вдали от родственников, чтобы и когда ее не будет на этом свете, они сестер не оставляли бы своей заботой и вниманием, приглашали в гости и принимали также радушно, как и сейчас. Просила детей своих помогать друг другу и советом и делом.
Нужно отметить, что дети энкай все её наставления претворили в жизнь, всегла поддерживали и оберегали друг друга, да просто любили друг друга. Когда мы с родителями по пути в Трускавец остановились у Галия апы во Львове, она не знала чем угостить, куда посадить, «поднимала» нас до небес. Гульшат апа, принимая братьев с женами на Кавказе, пылинки с них сдувала. А братья, Адый и Ринат, никогда не оставляли сестер без внимания и заботы. Когда дядя Ринат переехал в Москву, возникла традиция собираться всем сестрам и брату с семьями на его день рождения. Они до утра сидели, разговаривали. Галия апа, уже потеряв мужа и дочь, последние годы доживала в любви и ласке в семье своего брата Рината. Это всё воспитание энкай!
Энкай была умной, находчивой, веселой. Я помню несколько эпизодов, характеризующих её. Мы жили с 1955 по 1958 годы в деревне Кандры-Куль, где находилась папина геологоразведочная контора, буквально в 100-150 метрах от озера стояли два домика. В одном из них жили мы, а в другом пожилой начальник конторы с женой Дарьей Васильевной. Дарья Васильевна держала кур, которые залезали в наш огород и клевали огурцы, моя тридцатилетняя мама считала неудобным говорить об этом соседке и молчала. Как-то приехала энкай: «Марьям, почему огурцы поклёванные?». Вот так и так, энкай, а я стесняюсь сказать. Энкай велела мне четырехлетней держать подол платья, положила туда несколько поклёванных огурцов и отправила к соседке: «иди, балам, отнеси Дарье Васильевне, скажи энкай гостинец послала». Я отнесла, сказала. Дарья Васильевна всё поняла: «спасибо, скажи бабушке за гостинцы, доченька». Всё больше куры в наш огород не лазили! Ведь ни одного бранного слова не сказала энкай, ни с кем не испортила отношений, а цели своей добилась.
В деревне общительная энкай сразу завела приятельниц, которые её приглашали на чай, им хотелось посидеть, поговорить, но разве с нами, маленькими спокойно посидишь? Энкай собиралась уходить, мы за ней увязывались, по-хорошему уговорить нас остаться дома не получалось. Она быстро нашла выход: подходила к столбу с проводами, стучала по нему: «Слышите, загудело? Это я послала сигнал в милицию, сейчас они сначала своих разведчиков пришлют посмотреть, а потом и самолёты за вами». Точно, провода гудят, тут какая-нибудь бабочка обязательно пролетит, которая, оказывается вовсе не бабочка, а разведчик. Пока не прилетели за нами большие самолёты, мы с братом Рифатом пулей несемся домой.
В Кандры-Куле энкай нравилось кушать на свежем воздухе, во дворе возле дома был стол со скамейками. Помню, она любила огурцы с мёдом, я почему-то этому удивлялась. А в бане энкай, помню, частенько втирала мёд в голову, говорила, что это помогает при головных болях. Парила нас с братом энкай своеобразно: зажимала между ног и, несмотря на наши вопли, хлестала веником, пока мы не превращались в бордовые свеколки.
В 1958 году папу перевели работать в трест «Башзападнефтеразведка», вскоре дали квартиру на улице Горького, дом №40. Дом длинный пятиэтажный, детей много, одна беда – мы еще не говрим по-русски. Мама нас отправляет на улицу, через какое-то время стучимся, «там дети нам что-то говорят, наверное, нас побить хотят». «они хотят с вами познакомиться, не бегайте, не стучитесь то и дело». Скоро все повторяется. Пришла энкай, мама ей жалуется на нас – не дают ничего делать, бегают взад-вперед. При очередном нашем приходе с жалобой энкай завела нас домой, закрыла дверь и сказала: «раз вас побить хотят, сидите дома, никто вас обижать не будет». Дома-то сидетьскучно, просимся на улицу, обещаем больше не бегать с жалобами. Всё цель достигнута.
Как-то ненастная погода, пришла энкай, сидят с мамой пьют чай, мы крутимся рядом, мешаем разговору. Энкай говорит: «Вы знаете, что я начальник города? Сегодня дала задание послать на стройку (перед нашим домом строилось здание горсовета) машины со стройматериалами, надо бы проверить, сколько машин пришлют, берите листочки, карандаши и как приедет машина, ставьте палочку». До ночи сидели на подоконниках, выполняя важное задание, наблюдали, ставили палочки, на следующий день отчитывались.
Иногда энкай забирала нас с собой к себе на Островского №15, по пути есть несколько магазинов, в которые энкай заходила, нам это неинтересно, видимо, канючили. Энкай нам напоминает, что она начальник города и что ей нужно проверить все ли продукты есть в продаже, просит нас помочь. Теперь уже заинтересованно мы начинаем спрашивать, есть ли сахарный песок, манка и т.д. Чего-то оказывается нет; энкай говорит, что сегодня же распорядится завезти. На следующий день уже сами тянем энкай в этот магазин, и, о чудо, завезли то, чего не было. Авторитет энкай взлетает до небес. Когда я как-то нечаянно разбила стекло на подъездной двери, и дворовые дети стали пугать меня домоуправом, я ничуть не испугалась. А чего мне бояться, когда у меня энкай – начальник города? О чём я тут же сообщила всем детям.
Энкай могла и шутливо подколоть родственников. Однажды летом вместе со мной пошла навестить брата Шавали, дома оказалась только его внучка Рамиля (дочь Фариза апы). Ну, нет, так нет, перед уходом попросила Рамилю набрать немного опавших яблок для пирога, их было полно на земле, та отговорилась, что самим нужны, не дала. По пути домой энкай в киоске Союзпечати купила открытку с изображением собаки, дома мне продиктовала текст: «Дорогой брат, тебе и собаку во двор не нужно, у тебя внучка добро охраняет лучше собаки», тут же велела мне сбегать, опустить открытку в почтовый ящик.
Читать по-русски энкай научилась сама в зрелые годы, а вот писать не умела. По-арабски братьям писала быстро, только конверты на русском просила подписать. Все приходящие днём газеты первой просматривала в зале энкай, выборочно заинтересовшее читала. В это же время у нее был громео включен телевизор и играл радиоприёмник. В коридоре, а дверь в квартиру была в основном открыта, можно было делать всё, что угодно. Однажды пришли мы с родителями, энкай нас не видит и не слышит, самозабвенно читает. Папа решил подшутить, переставил вещи в коридоре, вышли в подъезд, подождали нет реакции. Снова зашли в коридор, пошумели, то же самое. Прошли на кухню, поставили чайник, сидим там. Только дочитав, энкай нас обнаружила, смеялись потом. Когда у энкай заболели глаза, и читать она уже не могла, да ителевизор смотреть было нельзя, она всё-таки смотрела его между пальцами рук, украдкой, вроде так безопаснее, она считала.
Письма под диктовку энкай писала Галие апе и Гульшат апе я, возможно и еще кому-то она диктовала. Тётушки просили писать так, как энкай говорит, не редактируя, перечитывая их потом неоднократно. Получалось так: «Дощенька, береги нога, от нога вся болезня», или «живём хорошо, Ринат всё дома тащит», значит, Ринат все продукты в дом привозит.
Я всегда чувствовала особое к себе отношение со стороны энкай, как мне казалось. Несколько лет назад я, Рифат и Диночка сидели, вспоминали энкай. Вдруг Рифат говорит, что энкай его больше всех любила, а Диночка: что ты, это меня она выделяла среди всех, я уже даже и не стала им открывать правду (шутка). Вот так энкай умела любить внуков, что каждый из них чувствовал себя самым любимым. Старшую внучку Людочку (дочь Галии апы) она звала «хохлушкой», та, приезжая из Львова в гости, пела украинские песни (была дочерью украинца). Энкай научила её читать «дога» из Корана, забавно было это слушать с украинским акцентом. Младших внуков, Диночку и Шамильку, энкай, живя с семьей дяди Рината, сама вынянчивала, повсюду возила их с собой (в Буздяк, Каргалы, Туймазы). Поскольку дядя Ринат с тётей Раей уезжали в отпуск, как-то получалось, что и Диночку, и Шамиля энкай сама повела в первый класс. Не только отгладила заранее приобретенные родителями формы, но и цветы купила, и сфотографировала на память.
Меня всегда поражало, как свободно чувствовала себя энкай в гостях. Как-то дядя Ринат отвёз её погостить к матери своего друга под Буздяк, а забирать её поехали мы с папой. Там накрыли стол, сидим, кушаем, энкай что-то пододвигает к нам; если чего-то на её взгляд недостаточно, выходит на кухню и приносит, чувствует себя как дома. Когда мы всей семьей приходили в гости к энкай и дяде Ринату, то всё, что повкуснее, энкай старалась поставить поближе к папе, считала, что дядя Ринат побойчее и сам возьмёт, а вот папу как бы не обидели. Дядя Ринат подсмеивался: «а вот, энкай, вот это еще Адый абзыкай не пробовал, поставь к нему поближе».
Свойство чувствовать себя свободно и «в своей тарелке» в любой обстановке и в любом месте, мне кажется, передалось от энкай дяде Ринату и Галие апе. Тётушка моя, приезжая к кому-то в гости, свободно жила по своему режиму: читала до утра, делая выписки заинтересовавшие её, потом спала до 12 часов. Вставая, быстро, но без суеты готовила что-нибудь вкусненькое для всех: свой знаменитый яблочный пирог, суп-капустнячок, как она вкусно говрила, обалденный в жаркую погоду холодный свекольник, вареники с толчёной картошкой. Их смак был в том, что она поджаривала очень-очень много лука, в посуду с ним складывала вареники, и, закрыв крышкой, встряхивала, о-о-о, пальчики оближешь. Все блюда ей удавались, готовить она умела и очень любила угощать, была великолепной собеседницей, находила общий язык и с детьми, и с серьёзными солидными людьми.
Дядя Ринат тоже, не перестаю этому удивляться, со всеми тут же находит общий язык. Как-то навещали их с тётей Раей в санатории «Красноусольский», он выполнял все желания моей внучки Адель: покатал на катамране по озеру; сидя на причале на своих ногах бултыхал её в воде, чем-то вкусным угощал; она от него не отходила. На Дворянских собраниях, других серьёзных мероприятиях вижу, что «генералитет» «кучкуется» вокруг него, он лидер. Среди всей родни больше не вижу других таких раскованных и умеющих заинтересовать окружающих своим обаянием, знаниями, интеллектом, харизмой, как теперь модно говорить.
В выходной день, иногда и в будни по вечерам мы всей семьей ходили в гости в энкай, дяде Ринату, тёте Рае. Энкай с невестками пили чай и разговаривали. Папа с дядей Ринатом играли в шахматы, по общему счету за вечер определялся победитель, ему в качестве приза доставался переходящий черно-белый в клеточку значок, который он и носил гордо до следующей встречи. Сейчас этот значок у меня, держу его на ладони, свидетеля бурных баталий, как частичку прошлой жизни. Шамиль еще маленький, играет пока один, закдычные друзья Рифат с Диночкой облазят все углы, побывают под всеми кроватями, за всеми шкафами; пыльные, потные, раскрасневшиеся, но довольные заразительно хохочут. Я приткнулась где-нибудь с книгой. А перед уходом домой начинаем с Рифатом умоляюще смотреть на родителей, может, разрешат остаться ночевать кому-то из нас? Если разрешат иногда, наблюдаешь , как энкай совершает вечерний намаз на коврике, потом разговариваешь с ней, ложишься спать вместе с ней. Если остался Рифат, то по пути домой можно, идя в середине и держась за папину и мамину руки, запрокинуть голову к небу и прищурить глаза, тогда звёзды расплываются, объединяются и получается красивая картинка.
Интересно изменение отношений энкай к невесткам, она вначале была сними очень строга. Моя мама (Марьям) рассказывала, что когда энкай приехала к нам жить (середина пятидесятых годов) в деревню, где стояла папина нефтеразведка, то утром разрешала ставить самовар только с свежей водой, а не с вечера принесённой. А вода зимой только из проруби, которую утром еще нужно разбить топром (его несли с собой). Белье энкай после стирки даже зимой она разрешала полоскать только в проточной воде, а у нее тяжелые фланелевые халаты с длинными рукавами, и мама своими тоненькими закоченевшими руками полоскала их в проруби. Если энкай в бане, то несколько раз маме нужно сходить спросить самочувствие, потереть спинку, встретить после бани, привести домой, свежезаваренный чай само собой. Было и еще кое-что.
Через десяток лет, мама рассказывала, энкай просила её не обижаться за старое; сказала, что времена-то изменились, а она думала, как сама в невестках бегала, всех обслуживала и всем угождала, так и дальше будет. Моя мама очень уважала энкай, мне часто приводила в пример, что только энкай со своим сильным характером могла сохранить своих детей после раскулачивания, дать им образование, в то время как у многих дети пошли по миру. А энкай, проживая с дядей Ринатом, только он с тётей Раей куда уедет, тут же звонит нам с мамой: «Те уехали! Пирог испекла, приходите быстренько на чай». Уж дядя Ринат ведь ни в чём энкай не отказывал, и при них мы часто приходили, но видимо, без них энкай чувствовала себя абсолютной хозяйкой, и ей хотелось угостить нас еще вкуснее, а самое главное посидеть, поговорить. Когда мама научила меня резать домашнюю лапшу, первой кому я понесла суп-тукмач в бидончике (по маминому совету, конечно, сама бы еще догадалась или нет), была энкай; она меня очень хвалила за тонко нарезанную лапшу, предполагаю, что авансом.
Тётя Рая вошла в нашу семью молоденькой, двадцатилетней девушкой. Мы с братом Рифатом теперь уже одни из немногочисленных свидетелей их свадьбы на Новый 1958 год. Мне тогда не было еще пяти лет, а Рифату четырёх. Было много гостей, невеста и жених молодые и красивые, шумно и весело, мы с братом где-то в уголке играли. Потом вся свадьба ушла гулять к сестре невесты, к тёте Соне, а нас оставили под присмотром соседки. Ей, наверное, было не до нас, а мы захотели пить. На столе в рюмках плескалось что-то сладкое, которое мы с удовольствием и вдоволь напились, оказалось, это была медовуха. Опьянев, прилегли на полу, я-то была покрупнее, обошлось, а вот у Рифата обильно пошла кровь носом, к счастью мама, словно почувствовав, прибежала домой и спасла брата.
Мы в 1958 году, переехав с Кандры-Куля в Октябрьский, до получения папой новой квартиры несколько месяцев жили с энкай и семьей дяди Рината. Это как раз период, когда энкай взялась за «воспитание» свежей невестки. Если энкай что-то задумала сделать, то рано или поздно она это всё равно осуществляла. Когда я родилась, энкай предложила назвать меня Диной. Но мама от кого-то услышала, что энкай когда-то предлагала папе жениться на односельчанке по имени Дина, и вопротивилась. Дождавшись следующую внучку (дочь дяди Рината) энкай всё равно её назвала Диной.
Среди своих родных братьев и сестёр энкай тоже пользовалась большим уважением, они звали её зуртутакай. По различным торжественным поводам они частенько собирались в Октябрьском, Туймазах, Благоваре, Буздяке. Всегда любили подшутить друг над дружкой, посмеяться, разыграть. Помню рассказ энкай, как в Буздяке после какого-то торжества вечером собираются укладываться спать. Флюра, дочь Буздякского Шагали дадая, с Динаром, сыном Шавали дадая из Октябрьского, втихаря на матрасе многослойно разматывают нитки, прикрывают их простынёй, катушку выводят за окно. На этой кровати должны спать энкай с сестрой Маймуной, чуткая энкай как-то уже успела всё заметить. Улеглись, за окном шутники начинают тихонько наматывать нитки на катушку, энкай помалкивает, Маймуна апа с криком подскакивает: «Что это у тебя, Шагали, насекомые что ли завелись?». Включили свет, проверили простыню, всё чисто, ничего нет. Легли, процедура с нитками продолжается, Маймуна апа опять вскакивает, говорит, что как змейки ползают по телу, ругается на «нечувствительную» энкай. После третьего раза опять бурно повозмущавшись, Маймуна апа сгоняет брата Шагали с постели и укладывается там. Инициаторы и притаившиеся зрители хохочут.
Моющихся в бане «навещают» с рюмками на подносе и песнями под баян, тут нет равных Наиле, дочери Маймуны апы с мужем Римом Утяшевым. Прорвав все препоны (а зная своих, все стараются закрыться понадежнее), заходят прямо в парную; моющиеся же, чтобы выкурить пришельцев, поддают пар посильнее. Куда там! Как-то в клубах пара под баян Рима Утяшева, прикпывшись тазиками, пришлось танцевать и выпивать рюмочку и энкай с его тещёй Маймуной. Если не удается открыть замок, то иногда и доску от предбанника могут отодрать. Ночью не спящая молодежь (второе поколение после энкай) сшивает штанины у всех, особенно у старшего поколения, связывает шнурки ботинок, туфель. Утром сыр-бор, крики, шум, смех. Потом при встречах всё это многократно и «вкусно» вспоминается, смакуется.
Как-то туймазинская Сания апа смеясь рассказывала. Приехала к ней энкай с Диночкой, протопили баню, пошли энкай с внучкой Диночкой, Сания апа с внучкой Эльвирой. В бане три тазика: в один энкай посадила Диночку, другой взяла себе, в третий поставила ноги отмокать. Сания апа говорит, нам с Эльвирой достался ковшик, но мыть Эльвиру не успеваю, так как нужно тятя то попарить, то айран ей из предбанника принести попить, то спинку потереть, то её внучку помыть. Энкай напарилась вдоволь, намылась: «Все, Сания, айда, выходим. Хэлем бете». Она ей в ответ: « Сейчас, зуртутакай, Эльвиру только быстренько помою». Энкай: «Что она у тебя, дочь тракториста что ли? Сколько времени в бане, а всё грязная, айда выходим, выходим». Здесь не было никакой обиды или недовольства; это старшая уважаемая и любимая сестра, которая приехала в гости, принять её нужно на самом высоком уровне, предупреждать её желания, вкусно угощать.
Сама энкай хлебосольно принимала у себя сестер и братьев, их детей, золовку Салиху (муллакая), двоюродную сестру Хадичу Кудоярову (мы её звали тутай) и её детей, приёмную дочь Сару и её детей, буздякских односельчан, многочисленных дальних родственников и знакомых. Никто не ушёл от неё необласканным, ненакормленным, без ценных и жизненных советов. Пока чайник кипит, уже и пышные вкусные оладьи готовы. Некоторые из племянников жили у энкай с дядей Ринатом во время учебы.
Энкай любили красиво одеваться, умываться хорошим душистым мылом. Дядя Ринат её баловал, привозил из Москвы туфли, кофты, немецкое мыло. В конце лета энкай уезжала на Кавказ к дочери Гульшат на виноград, жила там пару-тройку месяцев. Гульшат апа говорила, что водила её в магазин и предлагала выбрать на платья шелковые ткани, какие ей только понравиться. В семидесятые годы переехавшая с Кавказа в город Октябрьский Гульшат апа покупала и приносила энкай первые появившиеся ягоды, другую вкуснятину. Я тогда про себя думала: и я также буду баловать маму, что потом и старалась делать.
Энкай была умной и властной, решительной и проницательной, красивой и обаятельной. Благообразное удлинённое лицо, благородная серебристая седина, чуть-чуть подсинённые белоснежные платки, красивые шёлковые и ситцевые платки с длинными рукавами, которые она чуть не до последнего времени шила себе сама, туфли обязательно с маленьким широким каблучком, широкий серебряный браслет на руке, серги с камушками, бусы. Вообще, в нашей большой семье, если хотят кого-то похвалить, говорят, что он сделал или поступил, как энкай. Вот такая она была необыкновенная женщина!
Флюра Адыевна Зайнуллина (урожденная Кудашева).
Воспоминания об отце.
18 апреля 1953 года папе исполнилось 25 лет, а 20 апреля родилась я. Это произошло в маленькой деревушке Идяш-Костеево Шаранского района Башкирии, где стояла папина геологоразведочная экспедиция. За папой сходили в контору, и он прибежал на меня посмотреть, рассказывал потом: «лежишь ты и смотришь на меня огромными голубыми серьёзными глазищами». Так мы и познакомились с любимым моим дорогим папой.
Так хочется найти самые верные и правильные слова, чтобы полно, правдиво, доходчиво и интересно рассказать о том, каким ярким, самобытным, многогранным, необыкновенным, душевным, одарённым человеком был мой отец.
Родился мой папа, Кудашев Адый Шагалиевич, 18 апреля 1928 года в деревне Табанлыкуль Буздякского района Башкирии в семье. Его родители: отец Кудашев Шагали Саитгареевич и мать Газиза Нургалеевна (урождённая Кутушева) были из «лапотных дворян». Когда я разыскала в исторических архивах родословую «природных (считавшихся князьями до появления Бархатной книги в 1650 году) князей Кудашевых и построила генеалогическое древо, стало известно, что род наш ведёт начало от князя Саид-Ахмета, который в 1298 году пришёл с ярлыком хана Тохты и поставил свой юрт в среднем течении р. Мокша современной Мордовии. Внук Саид-Ахмета князь Бихан основал крепость Сарыклыч (сейчас на этом месте г. Саров). В 1368 году рязанский князь разрушил крепость, и князь Бихан присягнул на службу российскому князю. С этих пор князья Кудашевы служат России.
А пока подрастал потомок своих славных предков Кудашевых. Жизнь маленького Адыя была не безоблачной: в 1931 году, его отца, 40-летнего крепкого работящего и хозяйственного Кудашева Ш.С. раскулачили и отправили строить Беломорканал. Дом, имущество и домашнюю живность отобрали. 34-летнюю Газизу Нургалеевну с четыремя детьми от 3 до 9 лет, престарелыми свёкром Кудашевым Саитгареем Габдулсалямовичем и свекровью Иртукжамал (урождённой Еникеевой) выселили в баню. Даже представить невозможно, что пришлось пережить молодой женщине, оставшейся без средств существования вне колхоза с целой оравой малых и старых. Она мне рассказывала, что нанималась на самую тяжёлую работу, например: часами мыла кишки зимой на морозе ледяной водой, а на ногах калоши. Мои тётушки вспоминали: всю ночь напролёт сквозь сон слышали они стрекотание чудом сохранённой во время раскулачивания швейной машины «Зингер». Бабушка великолепно шила, обшивала односельчан, а расплачивались с ней продуктами (этот «Зингер» и сейчас служит моей двоюродной сестрёнке Дине).
Только личным героизмом и работой на грани возможного, неистощимым чувством юмора и природным оптимизмом, железной силой воли, можно объяснить то, что моя бабушка (все дети и внуки звали её энкай) всех уберегла. Она не позволила старшим детям бросить учёбу и сохранила у детей при всех выпавших невзгодах светлое оптимистичное отношение к жизни. Газиза Нургалеевна из мурзинского рода Кутушевых. Конечно, ей в меру своих возможностей помогали родственники, Кудашевы и Кутушевы; если не могли помочь материально, помогали добрым словом, сочуствием, советом. Вообще нужно отметить высокий дух сопереживания, сопричастности, доброты и коллективизма у потомков татарских мурз. У моих, особенно у старших родственников, принято доброе и ласковое обращение друг к другу: тутай, муллакай, зур тутакай, тятай, абзыкай, апаем. Эти ласковые слова так греют душу.
В 1935 года моего деда освободили, он вернулся домой, в родной Табанлыкуль. Папа всегда вспоминал об этом как об одном из самых счастливых моментов жизни. Дед отвёл папу в 1-й класс, и, если старшие его дети учились в татарской школе, то младшего дед, понимая важность хорошего знания русского языка в будущем, отдал в русскую школу. В 1-м классе с отцом произошёл интересный инцидент: у него спросили, какой он национальности. Он как самоидентифицировалось в семье и вообще в роду Кудашевых, ответил: «томэн». А записали его татарином. Папа горько плакал, потому что в семь лет чётко знал, что уж «томэн»-то гораздо лучше и выше татарина. Удивительно! Ведь не велась же в записи родословная вте времена, почти всё было утеряно, но тянулась тонюсенькая ниточка знаний из глубины веков от дедов к внукам-правнукам, что предки стояли во главе тысяч (туменов) и жили в каком-то «томэнском» краю.
В марте 1936 года в семье случилась еще одна радость: родился мальчик, будущая опора и надежда семьи, а для папы не только любимый брат, но и ближайший друг и советчик, Кудашев Ринат Шагалиевич.
За светлой полосой опять чёрная. Деда 23 ноября 1937 года повторно арестовали. Осудили 6 декабря 1937 года (приказ №47) Тройкой НКВД БАССР по статье 58-10-11 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы. Я проследила скорбный путь деда, увы, последний. 19 января 1938 года он прибыл в БАМлаг (Байкало-Амурская магистраль). 1 марта 1941 года этапирован в Бурлаг, «умер 21 декабря 1941 года в г. Комсомолске-на-Амуре от двусторонней крупозной пневмонии, при наличии язвы желудка и резкого ослабления сердечной деятельности». Было ему 50 лет.
Его старших детей: Галию (1922 г.р.), Рифката (1924 г.р.), как детей врага народа исключили из школы; пощадили лишь учеников младших классов Гульшат (1926 г.р.) и Адыя (1928 г.р.). И опять моя 40-летняя бабушка осталась во главе семьи. Её интуиция подсказывала, что детей необходимо учить, и если это не удается в родном селе, то нужно искать другие методы. Газиза Нургалеевна отправила старшую дочь Галию на учёбу в г. Черниковск (сейчас часть Уфы) к родственнице. Моя тётушка Галия с огромной теплотой вспоминала, как Сания апа Дашкина покупала ей, пятнадцатилетней, детские книжки – сказки на русском языке, напечатанные крупными буквами, чтобы научить её читать по-русски; обучала культуре поведения, пользования столовыми приборами, салфетками, водила в музеи и театр. Возможно, и эти уроки способствовали тому, что до 85 лет Галия Шагалеевна была интереснейшим собеседником, очень красивой обаятельной интеллигентной начитанной эрудированной женщиной; книги читали ночи напролёт не иначе, как с карандашом в руке, выписывая ключевые моменты.
Тринадцатилетний Рифкат подставил свои еще неокрепшие, но мужские плечи, пошёл работать учётчиком, помогая матери поднимать младших детей. А те старательно учились, помогали в меру сил по дому. Бабушка, бесконечно любя своих детей, была строгой с ними, боялась, чтобы не сбились без отца с истинного пути, загружала работой. Гульшат апа вспоминала, что, только наносив определенное количество вёдер воды для полива огорода, прополов грядки, убравшись в домике-бане, можно было с маленьким братцем на руках сбегать на короткое время к подружкам. Иногда, устав носить крепыша-бутузика, от отчаяния, смеялась потом тётушка, ущипнёшь слегка братика, чтобы заплакал, и его на какое-то время забирала мама.
Бабушка, несмотря на тяжёлые годы, старалась чем-то побаловать детей, накормить их повкуснее. Гульшат апа вспоминала, что они придя из школы, тут же проверяли, какие пироги сегодня под подушкой (чтобы не остыли): с рублёной морковкой, с капустой или с картошкой? Уже будучи взрослыми, и тётушки, и папа, и дядя Ринат, испробовав блюда различных кухонь мира, с ностальгией вспоминали бабушкины толкан-кисель с молоком, как об одном из самых вкусных блюд в своей жизни, пышные оладьи, пироги, пшённую кашу с ароматным подсолнечным маслом.
Но вот и настали сороковые-роковые. В 1942 году 18-летний сын «врага народа» Рифкат уходит добровольцем на фронт, а в 20 погибает, защищая город Ленинград. Тётушка Гульшат плакала, вспоминая, что сказал ей, шестнадцатилетней, старший брат перед уходом на фронт: «Гульшат, помогай маме растить младших, не бросай их, а я вернусь, и будешь учиться, сколько захочешь». Гульшат апа и помогала, работала в лесничестве, на кордоне, в 30 км от Буздяка, сколько раз она прошла это расстояние пешком и зимой, и летом. Был случай, когда зимой она везла стволы (брёвна) на санях, порвалась упряжь у лошади, сани набок, брёвна рассыпались. Одна в лесу, мороз, темно, страшно, у кого просить помощи?
Галия, студентка факультета иностранных языков университета, добровольцем ушла на фронт и завершила её в городе Дрездене в победном 1945 году. Когда воевали двое детей энкай, ей выделили для жилья маленький домик, куда они перебрались из бани.
Мой папа после семилетки лето 1944 года проработал учётчиком МТС, а в сентябре был зачислен студентом Уфимского геологоразведочного техникума. Учился с большим желанием и старанием, в выходные дни на товарном поезде (иногда и на крыше вагона «зайцем») ездил домой в Буздяк за картошкой, занимался спортом: лыжами, стрельбой. Летом на каникулах работал в колхозе, косил сено, заготавливал дрова, полол и окучивал картошку. Папа с 1944 по 1949 годы вёл дневик, вот он у меня на руках. Записаны события, которые он считал важными для себя:
«24.11.44 – получил письмо от сестры с передовой, скоро будет буря;
16.02.45 – был кросс по лыжам на 10 км, занял 1-е место;
09.05.45 – день Победы!!!
24.06.45 – майдан (сабантуй), очень хорошо провели день, дядя Шагали, родной брат мамы, поборол всех и ему подарили корову;
19.07.45 – вернулась сестра с фронта, какая радость;
22.07.45 – вечером к нам зашли председатель сельсовета и председатель колхоза с предложением выкупить дом, в котром мы живём, за 30000 рублей. Как у них совести хватило, никогда не забуду их зверского отношения;
17.08.45 – Галия апа приехала в Уфу, купила мне часы;
05.09.45 – я нахожу себя каким-то недостаточным, в чем недостаток, сам не знаю. Меня беспокоит, терзает: брат погиб, дома мать одна с 9-летним братишкой, что они могут, в лес не пойдут, сена не накосят, вот о них и беспокоюсь. Может мой недостаток в том, что я им не могу помочь. Я хочу брать пример с хороших людей, например, с сестры;
23.01.46 – проводили Галия апу с мужем Валентином во Львов;
31.01.45 – мама нуждается в дровах, и нет корма для скота, но 13-го должны подвезти 6 возов;
07.04.46 – приехали мама с сестрой Гульшат, купили мне телогрейку за 500 рублей;
31.05.46 – поехали в лес от техникума, несколько дней пилили дрова;
03.06.46 – вечером долго сидели, разговаривали с матерью, как всё удается с трудом, вспахали огород, посеяли, да мало ли чего еще, хозяйство нуждается в рабочих руках;
05.06.46 – началась геодезическая практика, меня назначили бригадиром;
01.07.46 – поехали в лагеря и были до 15-го. Познакомились с армейской жизнью, можно сказать, она трудная. Каждому лейтенанту нужно подчиняться и исполнять его приказы. Наш лагерь расположен в 1,5 км южнее города Благовещенска, у реки Белой. Питание: 600 грамм хлеба и три раза капуста с водой;
09.08.46 – поехал к сестре в лесничестве, косил сено, заготовил достаточно для коровы и мелкого скота, сделал лапас;
02.09.46 – начал учёбу на 3 курсе;
03.10.46 – передали мне о брате Рифкате, что он жив. О, если бы это было верно! Через день захожу к тем людям, которые это передали, но безрезультатно. Сначала они уехали в Ленинград, а потом приехали, да никак их не встретишь, так и тянется время;
06.01.47 – начались экзамены, сдаем 7 предметов, столько мы еще не сдавали;
09.02.47 – день выборов, проголосовал в Буздяке за Кувыкина и Хакимова. Маму всё время тревожат по поводу квартиры, которую дали, когда брат с сестрой воевали. Как уехала сестра, начали трепать языками о выселении;
26.02.47 – на день съездил домой по поводу всё той же квартиры. В наш район приехал представитель Президиума Верховного Совета БАССР. Обратились к нему, пока успокоил;
08.03.47 – жить стало хуже как насчёт питания, так и одежды. Картошки дома осталось мало, я съездил в Буздяк купил по 140 рублей, а в Уфе продал по 220, выходит, что занялся спекулянством немного, но ведь делать это заставляют условия этого года (неурожай);
22.03.47 – ездил покупать картошку уже для себя, туда и обратно ехали на товарном поезде, опаздал на занятия. Настала такая пора, что нужно остерегаться на каждом шагу людей, занимающихся нахальным трудом, они очень развелись за этот год. Слышатся крики страдающих, и никто не идёт на помощь, опасаясь за свою шкуру. Думаю, что всё это закончится после урожая 1947 года. Часто вспоминаю погибшего брата, и не верится, что его больше нет в живых, такого близкого для меня, любимого брата. Ох, эта война! Ведь с ним я провёл все мои школьные годы, он был моим защитником. А как только он стал справляться с лошадью, так мы с ним наслаждались работой, которая мне казалась очень лёгкой. Только после я узнал, почему лёгкой; потому что во всём и всегда делал он, а я был только зрителем. Я учился у него работе, всем законам и правилам, встречающимся в жизни везде. После его ухода в армию я остался как бы сиротой. Свой характер я всё еще не понимаю как следует, но думаю, он подходящий и походящий на характер человека с сильной волей;
30.03.47 – записался в школу танцев, научился танцевать вальс, быстрый и медленный фокстрот, хожу с девушками танцевать в театр Оперы;
05.04.47 – прошёл комиссию для поступления в школу пилотов, сдал все документы. Годен, приняли. В аэроклуб хожу аккуратно, авиация меня интересует, можно быть геологом и лётчиком.
Съездил домой сажать картошку с 22 по 25 мая;
05.07.47 – сдал экзамены по английскому языку, бурению, нефтепромысловой геологии, геологии нефтяных и газовых месторождений; от сдачи экзамена по военному делу освобождён как участник спортивных соревнований. Закончил 3 курс. Было распределение на практику, меня назначили в Башнефтеразведку, которая находится в городе Стерлитамаке;
09.07.47 – видел Стерлитамакские шиханы. Начальник отдела кадров Нигматуллин, начальник отдела труда и главный геолог встретили нас хорошо, охотно с нами говорили;
12.07.47 – поехал в Михайловскую разведку, она в 18 км от ст. Кандры, старший геолог Хачатуров как будто ничего человек, как будет дальше, посмотрим. Из Михайловки направили на буровую №8, в 8 км северо-западнее, в 1,5 км от д. Старый Тамьян, в которой я устроился, квартплата 40 рублей в месяц;
16.07.47 – ознакомился с устройством буровой, с рабочими. Наша работа состоит в следующем: утром на буровой осматриваем шлам, засыпаем в бумажные мешочки, на которых записываем название разведки, номер буровой, глубину скважины; следим за циркуляцией и состоянием глинистого раствора;
19.07.47 – Хачатуров командировал меня в Октябрьский, в деревню Нарышево с анализами глинистого раствора с пяти буровых. По пути заехал к Сание апе в Туймазы и в Октябрьский к дяде Шавали;
26.07.47 – два дня косил сено у сестры в лесничестве, это от нашей буровой примерно 18 км пешком. В июле я получил 500 гр. карточку, конечно, маловато, еще и деньги кончились к концу месяца, решил поступить рабочим на буровую;
01.08.47 – начал работать рабочим в буровой бригаде по 4 разряду, работали в три смены. Хорошо ознакомился с видами работ на буровой, свободное время проводил там же, изучал шлам, керн, геолого-технические наряды. Рабочие меня уважали, относились как к близкому другу. Часто ходил в лес за орехами и, забравшись в какую-нибудь глушь, слушал звуки леса, песниптичек, голоса и песни людей, собирающих орехи. В это время я много думал о прошедшем и будущем. Окончу техникум, направят куда-нибудь в глушь, где постепенно превратишься в ничего не знающего, ничего не видящего, кроме своей работы, человека. Нет, этого со мной не случится. Я должен учиться дальше, окончить горный институт. Это моя мечта быть в горах, лезть на скалы высоко, куда не забирался человек, осуществить свои мечты, свою работу, найти новые богатства, открывать что-то новое. Найти настоящего друга жизни, которая бы всегда была верна и ждала меня, где бы я нибыл, как бы далеко ни был, хоть в каких условия; умеющую переносить все трудности. Это всё мечты, но правдоподобные.
На буровой работал до 10 сентября, начался сильный уход циркуляции, не могли ликвидировать, с 11 по 30 сентября работал на скважине №1 около Михайловки, куда переехал. Здесь стало веселее, всё же контора. С 1 октября по 1 ноября и работал, и собирал материал для отчёта. Начальник разведки Исмагилов, который вначале встретил прохладно, просил приехать на работу после окончания техникума;
01.11.47 – поехал домой через лесничество, был у сестры. Там для нас строят дом в дервне Елметево, в 30 км от Буздяка. Каникулы. Смастерил для коровы коровник, начертил все чертежи к отчёту, несколько раз сходил в кино с девушками;
12.12.47 – хожу в автошколу, учусь на шофёра-любителя;
14.12.47 – отмена карточной системы и денежная реформа;
20.12.47 – 1947 год был для меня годом перелома из мальчишеского возраста во взрослое. Уже вёл самостоятельную жизнь во время практики, онакомился с производством. Год был урожайным, зима тёплая, в декабре шли дожди;
12.01.48 – сдал отчёт о производственной практике, занимаюсь в аэроклубе, хожу в автошколу, времени совсем мало. Аэроклуб оборудован всем необходимым материалом и учебниками, много наглядных пособий. Каждое воскресенье в техникуме бывают вечера, хожу, но не танцевать (почти уже подзабыл), а играть в бильярд и шахматы. Утром иду в аэроклуб до часа, до шести готовлю уроки, с 6 до 11 занятия в техникуме;
28.02.48 – лыжные соревнования, прошёл 10 км за 45 минут 50 секунд;
29.02.48 – ездил домой, оттуда приехали с Ринатом, его направили в больницу, в Уфе он был до 5 марта. С ним ходили к дяде Шагали, который лежит в больнице, открылась рана, я часто у него бываю;
27.03.48 – мама лежала в больнице до 31 марта;
02.04.48 – к нам в Буздяк перевезли сруб;
08.04.48 – дали курсовой проект по эксплуатации нефтегазовых месторождений. В аэроклубе проходил наземную подготовку непосредственно у самолёта;
24.04.48 – последний день занятий в техникуме. Так прошли мои 4 года жизни в Уфе, золотые, но в то же время трудные студенческие годы. Ведь я приехал из деревни 16-летним мальчиком, а сейчас мне 20 лет, за эти 4 года кое-что видел, научился, каких только приключений не было по разным вопросам жизни. Осталось сдать экзамены и, самое главное, написать и защитить диплом;
12.05.48 – получил тему проекта «Разведка нефтеносности угленосной свиты Нуреевского участка Михайловской площади». Собирал материал в ЦНИЛе из отчётов, писал диплом и чертил карты с 13 мая по 13 июня;
Стояла хорошая тёплая погода, приходилось иногда не спать по ночам, я выходил во двор, подтягивался на турнике и принимал большую дозу ночного свежего воздуха. Некоторое время сидел, смотря на небо, наблюдал мерцание звездного неба или занимающуюся зарю. На северо-востоке в эти дни полоса белого света не исчезала целые сутки, а часам к трём ночи тёмно-синее небо отодвигалось к юго-востоку под напором солнечного света. Пологой дугой этот свет увеличивался, и появлялась заря, неописуемо красиво окрашивающая перистые облака, и, наконец, одна за другой потухали звёзды. В это время бывает так тихо, что слышны шаги человека, идущего за два квартала, постепенно к ним прибавляется еще шум шагов, начинают гудеть моторы, из парка гремя по рельсам, выходят трамваи и всё это сливается в один общий дневной рабочий гул. В это время за хлебом стояли очереди, мы с вечера занимали, а утром выходили и получали;
17.06.48 – защитил диплом бойко, не тушевался, спокойно и по порядку. Председатель комиссии Ишерский В.В. задавал много вопросов, после защиты, подозвав к себе, с теплотой пожал мне руку. Пошли поздравления и вся та церемония, которая сопровождает человека, счастливо завершившего свое задуманное дело;
26.06.48 – был на аэродроме, с инструктором Ахмадеевым Хамитом, очень хорошим требовательным человеком, я в первый раз поднялся в небо на самолёте ПО-2 №11. Моя детская мечта быть в воздухе и зависть к летающим, тысячи других мыслей проносились в моей голове, в то время как я сам нёсся в воздухе.
С этого дня я начал летать, конечно, не сам, а с инструктором. Ознакомительные полёты «по кругу», «в зону», «низкая полётная полоса», посадка. Чувствовал себя в полёте очень хорошо. Жили в палатках, аэродром находился в 4 км от Уфы на север, около деревни Суровка (сейчас на этом месте находится универмаг «Уфа» - Ф. З.-К.). Рядом с ангаром и палатками лес в болоте, а в середине большое озеро, где мы ловили карасей. Распорядок дня был таков: подъём в 4 утра, до 5 – завтрак, до 6 – подготовка самолётов к полётам (вывод из ангаров), с 6 до 10 полёты, до 12 матчасть и осмотр самолётов после полётов, в 1 час дня обед и до 4 отдых, с 5 до 9 часов вечера полёты, в 11 отбой. В начале тысячи комаров не давали спать, потом к ним привыкли и 5 часов ночи мы отдыхали под открытым небом. В Уфу ездил раз в три дня, сходить в кино или в парк. В это время работали парки Луначарского, Матросова, Якутова;
12.07.48 – уже летаю самостоятельно по кругу без инструктора;
18.07.48 – поехал домой на два дня, не известив об этом. А меня встречают и кто… Приехали из Львова сестра Галия с зятем Валентином и племянницей Люсенькой. Я в лётном комбинезоне и шапке, пахну бензином, взял Люсеньку на руки. Они приехали в гости, Валентин на 15 дней, а сестра на 4 месяца. 2 дня мы с ними ходили в парк, играли в волейбол;
21.07.48 – летал в зону (виражи, штопор, переворот, боевой разворот, парашютирование, скольжение) на высоте 1200 м;
02.08.48 – сдал зачёты командованию аэроклуба, групповые и маршрутные полёты и уехал в Уфу. Направление из Министерства на работу было на руках, из Башнефти направили в Башнефтеразведку в Стерлитамак;
10.08.48 – с 4 по 10 августа был в Буздяке и в лесничестве, заготавливал сено, проводил время с Люсенькой. Ей 1 год 8 месяцев, а по поведению можно дать больше. Очень умная красивая девочка. Знает героев войны: Матросова, Зою Космодемьянскую, Олега Кошевого, узнает их по картинкам, танцует, ходит на пальчиках, настоящая балерина;
11.08.48 – поехал оформляться на работу, направили в геолого-поисковую контору, в крелиусную партию №3 старшим коллектором. На машине с начальником партии Ивановым поехали в Балканы, где находится контора партии. Сходил на буровую, первый раз вижу крелиусную буровую, мне она совсем даже не понравилась со своим двуногим копром и маленьким сарайчиком. Как я был доволен, когда на другой день меня отправили на Сарсазскую площадь в Шаранский район, в 150 км от Балкан. Поселился в деревне Челмалы (60 км от Буздяка), в первую очередь ознакомился с рабочими и с буровыми, их две. Геология этого района мне знакома. Итак, я приступил к работе геологом участка Сарсаз. Работа лёгкая, особенно летом, хожу на буровые за 10 км, описываю керн, веду журналы бурения;
01.09.48 – приехал главный инженер ГПК Калюжный И.П., с ним вместе выдавали новые точки под бурение скважин №№3, 4, акты на заложение, объяснительные записки составил сам;
07.09.48 – с 3 по 7 сентября был в Уфе, сдавал зачёты в аэроклубе приехавшей из Москвы госкомиссии. Снова был в воздухе и крутился на все 100 (папа рассказывал, что ему, как одному из лучших курсантов аэроклуба, предлагали направление в лётное училище; он мог стать лётчиком-профессионалом, но в итоге размышлений выбрал геологию – Ф. З. – К.);
18.09.48 – из Челмалов переехал в Дмитриеву Поляну, в 5 км от Шарана, где должна быть контора и база крелиусной партии №5. К этому времени бурились 3 скважины, и мне нужно было обходить их раз в 2-3 дня;
20.10.48 – меня назначили и.о. старшего геолога крелиусной партии №5;
23.10.48 – задержался на буровых и пошёл ночью через реку Сюнь, горы и лес в Дмитриеву Поляну. Осень, грязь, незнакомая местность, тёмная-тёмная ночь. Перешёл Сюнь и по большому оврагу, заросшему сосновым лесом, начал подниматься в гору. Что я в это время чувствовал, не опишешь. Страх чередовался с воспоминаниями и мечтами, но когда опять чувствовал себя одиноким, приходили страшные мысли. По этой дороге я шёл первый раз, приблизительно ориентируясь только по направлению. Конечно, дошёл, не заблудился, а потом такие ночные прогулки стали частым явлением, но уже без страха;
12.11.48 – чтобы сократить путь на буровые пошёл через Сюнь. Лёд не выдержал, и я оказался в воде. Как выскочил, не помню, новыбравшись на берег, сразу побежал в деревню 2 км. Последствий не было;
27.11.48 – поехал в Буздяк провожать Галия апу с Люсенькой во Львов;
07.12.48 – в эти дни были сильные бураны, а на буровых аварии, обошёл буровые и подготовил сведения для ГПК. В эти бураны из нашей партии пропал один рабочий, его не нашли, видимо утонул в Сюне или застыл в лесу;
18.12.48 – на вечера здесь не хожу, читаю книги. Прочёл «Овод», «Два капитана», «Поднятая целина», «Избраные сочинения Л.Н. Толстого», 1 и 2 тома, другие. Немного стал заниматься английским языком, пригодится при поступлении в институт. Эту мысль я всегда держу в уме;
02.01.49 – выехал в Стерлитамак с месячным и годовым отчётами;
05.01.49 – день провёл в Уфе, получил диплом и удостоверение пилота;
07.01.49 – ко мне коллектором приехал Саитов Гелий, товарищ по техникуму. Живём вместе, иногда ходим на охоту с ружьями, ибо скважины на демонтаже и свободного времени много;
19.02.49 – ездил в Стерлитамак, по пути заехал домой, оставил маме денег;
10 – 12.06.49 – у меня была мама. Ездил в Стерлитамак составлять проекты Чеканских и Черкасских скважин, вернулся в Дмитриеву Поляну через Буздяк, привёз Рината в гости;
06.07.49 – вечером перед закатом был на прогулке в лесу, цвела черёмуха. Тихая-тихая погода, запад горит красно-багровым цветом, шли по заросшей дорожке, выбежал заяц и потрусил в гущу леса, черёмуха со снежно-белыми цветами окормляла края поляны. Мы невольно остановились, когда недалеко отнас запел соловей, а потом и другие залились очаровательной трелью. Долго не могли уйти и еще бы стояли, если бы не вечерняя свежесть. У большого пня я разжёг костёр, дым от которого полосой поплыл по поляне. Мы сидели возле костра и молчали, ибо этот вечер и соловьи сами говорили обо всём;
15.07.49 – контора переехала в Черкассы, это в 12 км от города Черниковска».
Папу я помню сознательно начиная с д. Кандры-Куль, где стояла с 1957 года папина нефтеразведка; жили мы в одном из двух домиков, стоящих метрах в 100-150 от озера Кандры-Куль. Папа заядлый рыбак, в свободную минуту прыгал в лодку и выплывал на середину озера, а по ночам иногда выходил с острогой и фонарём на щук (тогда это не запрещалось). Когда ходили купаться, сажал меня на плечи и плавал со мной, я нисколько не боялась. В выходные дни или в отпуск приезжали родственники и папины коллеги по работе из г. Октябрьский: энкай, дядя Ринат, Галия апа с Людочкой, Анвария апа, Волковы и другие. На лодке поочередно переправлялись на остров, варили уху, рыбы было вдоволь, жарили её, ставили самовар, загорали, купались. У папиной коллеги Волковой Ларисы Макаровны с мужем дядей Сашей была дочь. Надя моя ровесница, я не знала ни слова по-русски, она, естественно, по-татарски; но каким-то образом мы с ней отлично понимали друг друга.
На лето 1957 года родители купили корову, с раннего утра мама отправляла её в стадо. Вечером мы с братом Рифатом и наша старшая двоюродная сестра из Львова Людочка рвали траву и поджидали корову из стада. Кто больше соберет травы, тому первая кружка процеженного парного молока, остальным потом, побеждала всегда Людочка.
У папы был служебный мотоцикл с коляской, на котором мы иногда ездили по ягоды, но он много работал, от зари до темна ездил от скважины к скважине, днём мы его почти не видели. В то время папа заочно учился в Московском нефтяном институте на геологоразведочном факультете. В связи с большой загруженностью на работе папа не успевал выполнять курсовые работы, и встала угроза отчисления из института. Чтобы этого не допустить, в 1958 году папа перевелся на работу в геологический отдел треста «Башзападнефтеразведка» в Октябрьский.
В Октябрьском папе сразу выделили двухкомнатную квартиру в новом доме по улице Горького, №40; рядом были только что построенный Дом Техники и большая еще незаасфальтированная площадь. После дождя вся площадь была в огромных лужах с красивыми (на детский взгляд) бензиновыми разводами. Пока дом отделывался, несколько месяцев мы жили с энкай и семьей дяди Рината. Они на тот момент были молодожёнами и ожидали своего первенца Диночку, жили в одной комнате трёхкомнатной коммунальной квартиры по улице Островского, №15, а мы в другой комнате с энкай. На кухне под столом, завесив его покрывалами и скатертью, мы с братишкой устраивали себе домик, было темно, загадочно и интересно.
Институт папа закончил в 1964 году, а в предыдущие годы у нас был семейный ритуал: в зале на стене висел график сдачи курсовых работ и экзаменов на весь курс обучения до диплома; после каждого возвращения с сессии из Москвы папа при всех торжественно вычёркивал сданные курсовые и экзамены.
С 1964 по 1967 годы папа работал в Исянгуловской конторе бурения треста «Башюгразведка» главным геологом. В годы работы папы главным геологом в 1964 – 1967 годах были открыты Саратовское, Беркутовское, Исимовское месторождения свободного газа. Он обосновывал заложение первых скважин, открывших эти месторождения газа в Башкирии. Помню, как папа вылетал на несколько дней на буровые на вертолёте, который взлетал, поднимая облака пыли недалеко от нашего дома. Он много работал, приходил домой всегда очень поздно, часто бывал в командировках.
В Исянгулово для нефтяников вновь образованной в 1964 году конторы бурения построили посёлок, несколько отстоящий от села. Мы жили в трёхкомнатном доме на улице главных специалистов, потом её назвали именем Шашина. Газ был привозной баллонный, вода холодная в доме, отапливался дом централизованно паром. Посреди кухни стояла печь, мне очень нравилось подолгу смотреть на завораживающий огонь в нём. На участке возле дома родители посадили фруктовые деревья и кустарники, привезённые из Стерлитамакского плодопитомника, было много овощей, мама развела большой цветник. У каждого дома стоял сарай, осенью папа привозил барана или тёлку, их некоторое время откармливали и резали. Обязательно покупалась фляга липового или цветочного мёда на зиму.
Вместе с семьями папиных коллег летом в выходные мы иногда на грузовых машинах выезжали на природу. Мужчины рыбачили, в маленьких горных речушках водилась форель и хариусы, на перекатах они чуть ли не из воды выпригивали, но было важно, чтобы они не увидели рыбака. Папа был одним из наиболее удачливых рыбаков. Женщины и дети собирали ягоды, матрёшку (душицу), зверобой, дикий лук, чистили рыбу. В больших вёдрах варили уху, да не простую, а тройную, в конце варки в уху обязательно вливали рюмочку водки. В ведре с водой для чая заваривали большие пучки душистых трав. Расстилали на траве клеенки, расставляли всю привезённую с собою снедь. Вокруг на покрывалась садилась и ложилась вся честная компания, и начиналось пиршество.
Три года пролетели очень быстро, в 1967 году ушёл на пенсию главный геолог треста «БЗНР» Николай Иванович Мешалкин. На его место назначили начальника геологического отдела треста Николая Николаевича Лисовского, должность же последнего предложили папе. Мы возвращались в родной город Октябрьский, но жаль было покидать Исянгулово, к которому тоже за три года прикипели душой. На посту начальника геологического отдела, заместителя главного геолога треста «БЗНР» папа проработал до 1974 года, когда трест ликвидировали. Работал всегда допоздна, кропотливо изучал геологические материалы, обосновывал заложение поисково-разведочных скважин, многие из которых стали первооткрывательницами месторождений, писал очень качественные геологические отчёты.
Папа принимал непосредственное участие в подготовке структур и обосновании заложения скважин, приведших к открытию Манчаровской группы месторождений I категории, что отмечено в решении постоянно-действующей комиссии по делам первооткрывателей. Принимал участие в обосновании ввода в разведку площадей и открытия Дёмского, Сатаевского, Раевского, Кандринского и других месторождений, является первооткрывателем промышленной нефтеносности карбонатов верхнего фамена в Башкирии.
Долгие годы работы в нефтеразведках, пешие походы от скважины к скважине в дождь, слякоть, морозы, метели, поездки на мотоцикле в любую погоду, провалы в студёную пору под лёд не прошли даром для здоровья. Папа страдал заболеванием почек, поэтому они с мамой периодически ездили сначала в санаторий Янгантау, а затем в Трускавец.
В 1974 году папа перевёлся на работу в столицу Башкирии Уфу в научно-исследовательский институт «БашНИПИнефть», его назначили заведующим лабораторией проектирования геологоразведочных работ, на этой должности папа проработал до своей кончины в 1985 году. В фондах «БашНИПИнефти» хранятся его отчёты; поскольку я сама работаю в этом институте, вижу по карточкам, как много специалистов ими пользуются. Неоднократно слышала от лучших геологов Башкирии о том, что папины отчёты выполнены добротно, на высочайшем профессиональном уровне, скрупулёзно собраны, обобщены и проанализированы все исходные геологические данные, сделаны обоснованные научные выводы, намечено местоположения для бурения поисково-разведочных скважин, даны рекомендации по дальнейшему изучению пород-коллекторов. Приятно слыцшать от геологов и сознавать, что мой отец является одним из лучших геологов Башкирии. За свой добросовестный труд папа многократно награждался Почётными Грамотами, медалями. Ему присвоено звание «Заслуженный нефтяник БАССР».
Ф.А. Кудашева-Зайнуллина
Мухамадиев Р.С.
Будем знакомы – Ринат Кудашев
Еще в самом начале 80-х годов прошлого века выпало мне счастье встретиться с этим неординарным, можно сказать, легендарным человеком. Мы – группа тогда еще молодых писателей Татарстана в качестве гостей были приглашены на Сабантуй Илишевского района Башкортостана. Этим районом руководил известный на всю страну своими успехами по производству сельскохозяйственных продукций Герой социалистического труда Талгат Лотфуллович Курбанов. Гостей было много, приехали со всех уголков великой нашей страны. Естественно, гостей в первую очередь знакомили с достопримечательностями района. Среди прочих посетили и Школу искусств. Огромной толпе приезжих гостей местный экскурсовод взахлёб рассказывала о молодых дарованиях района, подолгу останавливалась напротив каждой картины, нарисованной детьми. Не люблю толпу, поэтому художественные произведения и разного рода выставки я предпочитаю смотреть в одиночку. Отойдя чуть в сторону, я уставился на копию известной картины Виктора Васнецова «Три богатыря», которая висела над входной дверью на второй этаж.
И вдруг слышу чей-то ранее незнакомый мне бас: - Я Вас приветствую.
Вздрогнул, повернулся… и чуть не упал. За моей спиной стоял, как будто сошедший с картины великого художника, Илья Муромец.
– И я Вас приветствую, - вырвалось у меня. Что мог я еще сказать человеку, которог впервые в жизни вижу. А он и в самом деле напомнил мне тогда богатыря из легенд – Илью Муромца или нашего Алып батыра. Высокий, статный, богатырского сложения и краснощёкий… А еще с необыкновенно добрым взглядом и неотразимо щедрой улыбкой… Протянул мне руку.
– Будем знакомы – Ринат Кудашев, строитель.
– Я тоже Ринат, но Мухамадиев, - сказал я в ответ. И, добавить-то больше нечего было.
– Я слышал, что Вы писатель из Казани, так ведь? – спросил он, как бы прибегая на помощь растерявшемуся молодому человеку.
Я утвердительно кивнул, то есть согласился. Хотя какой еще писатель. Если даже и была у меня одна единственная книга, и то не толще, чем ученическая тетрадка… Тем не менее мы не только познакомились, но и подружиться успели, как мне показалось, за те мгновения нашего общения в Сабантуе. Быть рядом с таким весёлым, жизнерадостным и обаятельным человеком и не подружиться было бы просто невозможно, наверное.
То тогда мне еще и в голову не могло придти, что этот человек, показавшийся при первой встрече богатырём из легенд, был руководителем, то есть управляющим крупнейшего треста «Туймазанефтестрой» и успел к этому времени построить не только нефтегазовые объекты европейского значания, но и целые города. Буквально через считанные месяцы с того дня он уже будет назначен начальником Главнетегазстроя СССР. А спустя еще три года Ринат Шагалиевич Кудашев возглавит крупнейшую строительную организацию страны – Главнетегазпромстрой Минефтегазстроя СССР.
Сабантуй прошёл с широким размахом, с таким же размахом гостеприимства нас и угощали. Но как у любой сказки и у народного праздника Сабантуй бывает конец, мы разъехались в разные стороны.
С того дня много воды утекло. Годы неумолимо шли. Однажды, уже в начале 90-х годов, меня, депутата Верховного Совета России, московские приятели пригласили в Сандуновские бани. Баня, это, кончно, только повод; на застолье собралось немалое количество известных представителей московских татар. Ав центре компании как яркое солнышко сиял, исполняя роль тамады, и всех веселил никто иной, как мой давний знакомый Ринат Шагалиевич Кудашев. Он то и дело увлечённо и со смаком рассказывал о своих охотничьих приключениях, один за другим выдумывал различные байки. Словом сам не скучал и другим повода на это не давал. Трудно найти другого такого жизнерадостного весельчака и компанейского человека, как говорится в народе, рубаху-парня.
Шутка шутками, конечно, а в те годы работал он на весьма серьёзной и ответственной должности – генерального директора Всесоюзного научно-исследовательского и проектно-конструкторского института специальных строительных конструкций наземных объектов добычи и транспорта нефти и газа. Если внимательно прислушаться к мнению людей, понимающих толк в этой области, и как специалист, и как руководитель пользовался непререкаемым авторитетом не только в масштабе страны. Именно про таких людей говорили и говорят: «Бог создал небо и землю, а всё, что между ними, создали строители».
По роду деятельности я очень далёк от специальности Р.Ш. Кудашева, поэтому и не пытаюсь обстоятельно детализировать его профессиональную карьеру и ступени роста. Но тот факт, как высоко оценили его вклад в развитие отрасли государство и коллеги, говорит о многом. Ринат Кудашев – кавалер двух орденов Трудового Красного знамени, орденов Дружбы и Знак Почёта, награждён золотой медалью им.А.К. Кортунова, лауреат премий им. Б.Е. Щербины и Н.К. Байбакова, Почётный работник Миннефтегазстроя, Минтопэнерго РФ и т.д. И он имеет право гордиться пройденным путём: «Мне удалось стать активным участником создания и становления топливно-энергетического комплекса СССР и России – выходит, не зря прожил свою жизнь… Еще очень благодарен землякам за то, что в 1997-м году объявили меня почётным гражданином г.Октябрьский, который занимает особое место в моем сердце, ведь я прожил там 30 лет. А буквально в последние дни получил еще одно радостное известие из своей малой родины – стал почётным гражданином Буздякского района».
Буздяк – особое, самое родное место – колыбель для Рината Шагалиевича. Ведь именно здесь в деревне Табанлы-Куль родился он в 1936 году. В свое время его предки отказавшиеся принять православие по известному Указу Петра I в 1713 году были вынуждены покинуть родовые земли в Пензенской губернии и поселиться в Башкирии. Ринат – младший сын из пятерых детей Шагали абзыя, вернувшегося раненым с Первой мировой войны. К сожалению, отца он почти не помнит: в 1931-м его раскулачили и сослали на строительство Беломорканала. В 1935 году он ненадолго вернулся, но очень скоро снова забрали, на этот раз уже навсегда… А многодетную семью, лишив всего имущества, загнали в крохотную баню. Вот в таких условиях, да еще с ярлыком «сын врага народа» вырос и возмужал Ринат Кудашев. «Как человек, кое-чего добившийся в жизни, знаю точно, – утверждает он, – какими бы ни были времена и обстоятельства, человек, который владеет знанием и мастерством, никогда не пропадёт. Жизнь любит трудолюбивых».
«Врагом народа» или еще кем бы не называли отца и предков, Ринат Шагалиевич всегда гордился и гордится пройденным путём своего рода. Он делал всё, чтобы восстановить справедливость. Еще три десятка лет тому назад всерьёз взялся изучать генеалогию своего княжеского рода, собирал воспоминания представителей старшего поколения, поднял архивные материалы, и результатом кропотливого труда стало создание шежере. Любому, кто проявляет интерес к сложной и многовековой истории рода Кудашевых, он готов подробно рассказать о целых пятнадцати поколениях своих предков. Свое генеалогическое древо Ринат Кудашев ведёт с 1234 года от Саид-Ахмеда и Бехана. Его пращуру Булаю Кудашеву в 1608 году царь Василий за 36-летнюю службу по охране восточных границ пожаловал вотчину. На основании документов Российского архива, губернских архивов и боярских книг в 1994 году комиссия Герольдии подтвердила право Рината Кудашева и членов его семьи наследовать дворянское и княжеское звание. А в 2007 году неутомимый Ринат Кудашев основал и возглавил Меджлис татарских мурз в Москве и одновременно является представителем татарских мурз и князей в Российском дворянском собрании.
Исследованием древних корней в семье Кудашевых занимаются отнюдь не из любопытства и простой забавы, знание родовых традиций, обычаев и нравов являются надёжным фундаментом и неисчерпаемым культурным наследием прежде всего в воспитании молодых поколений. «Всё начинается с семьи и семейных традиций. Мне повезло с женой, ведь это очень важно, когда семья крепкая и основанная на драдициях и взаимопонимании», – утверждает Ринат Кудашев. Они с женой Райсой Харисовной живут в мире и согласии уже более пятидесяти лет. У них две дочери – Дина и Гузель, сын Шамиль и семеро внуков. В роду Кудашевых самое пристальное внимание уделяют воспитанию подрастающего поколения. Райса ханым учит своих внуков уважать национальные и родовые традиции, готовить национальные блюда, рассказывает им древние легенды и баиты татарского народа.
У нас в последние годы любят много рассуждать о проблемах преподавания и изучения родного языка. Рассуждать-то рассуждают, а воз и ныне там. А вот в семье Кудашева не любят много рассуждать, а делом занимаются. Есть у него внук Кубрат. Разве может внук с таким именем (историки считают Кубрат хана одним из основателей Великой Волжской Булгарии) в совершенстве не знать язык своих предков? Кубрат должен вырасти гармонично развитым сыном татарского народа, кроме русского и английского он должен владеть еще и родным, рассудили в семейном совете. И решили его на несколько лет отправить учиться из Москвы в Казань. Прошу обратить внимание: не в Лондон или в Швейцарию, а в Казань!.. И он в одной из лучших гимназий столицы Татарстана наверстал упущенное. Теперь Кубрат сам кому угодно может дать уроки по истории и языку родного народа. Разве не пример для подражания!
У дружной семьи Кудашевых есть одна добрая традиция, каждый год в разгар лета они в полном сборе выезжают в большое путешествие по России: оно начинается с обязательного посещения родового села Булаево, что в Темниковском районе Мордовии. Затем семейный караван направляется в Татарстан – в древние заповедные города Булгары и Биляры. А оттуда недалеко и до родного для Райсы ханым Чистопольского района. После Чистополя в родную колыбель Рината Кудашева – в Башкортостан, в г.Октябрьский и Буздякский район. Кстати в музеях Темникова и Буздяка есть специальные стенды, посвященные истории рода Кудашевых. Представляете, какой заряд бодрости и какие впечатления и воспитание получают от таких поездок представители подрастающих поколений рода. Думаю, пример достойный подражания и для других.
Ринату Кудашеву исполняется 75 лет. Но он по-прежнему в расцвете сил, жизнерадостен и энергичен. В настоящее время является Председателем совета директоров ОАО «ВНИИПК спецстройконструкция», большую общественную работу ведёт как Почётный предводитель Меджлиса татарских мурз г.Москвы, со дня основания является активным членом нашего некоммерческого партнерства содействия развитию институтов гражданского общества «Ватаным». Он заядлый охотник и путешественник, много у него увлечений и друзей, везде участвует и всюду успевает, одним словом, радуется жизнью и радует других своим присутствием. Регулярно посещает он и нашу редакцию. Мурашки по коже пробегают, когда он внезапно, словно богатырь из легенд, открывает дверь просторного кабинета…
(«Татарский мир». №3. 2011).
Р.Х. Кудашев
Мой отец – Хусаин Кудашев
Если бы меня не попросили написать эту статью, то я, наверное, никогда бы этого не сделал. Дело не в том, что я этого не хотел, а в том, что к такому человеку-актёру, как мой отец Хусаин Кудашев, подойти с приземлёнными мерками трудно. Так близко я не знал ещё ни одного человека, похожего на него. Пожалуй, легче согласиться с есенинским изречением: «Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстоянии». Прошло уже немало времени, и каждый раз ловлю себя на мысли о том, как его не хватает. Одна известная журналистка после его внезапной кончины в Дамаске в 1986 году заметила: «А как же теперь Уфа без Хусаина Ильдархановича?». Это сожаление, высказанное тогда, находит отклик и сейчас у многих, с кем мне доводилось встречаться. Динамика отдаления от событий той сирийской ночи, когда в столичном отеле перестало биться его сердце, прямо пропорционально ясности видения его образа и сценической жизни. О моём отце – Кудашеве Хусаине Ильдархановиче, о его реализованных сценических возможностях, таланте оперного певца и артиста башкирской драмы, которой он был верен на протяжении 38 лет своей жизни, написано достаточно много. Моё вмешательство в епархию театральных критиков, взвешивающих на своих весах степень профессионального таланта и признания его зрителем, было бы с моей стороны кощунством. Поэтому я хочу пуститься по безбрежью своих сыновних воспоминаний.
Никогда, а теперь особенно остро, меня не покидает щемящее чувство, что я не смог вернуть свой сыновний долг моему отцу за всё то, что он для меня сделал. Часто бывает мучительно стыдно за те мои поступки непослушания, которыми я доставлял душевную боль и муки такому человеку.
В начале войны наша семья из пяти человек (я, отец, мать и две сестрёнки), две тёти и двое дядей, бабушка и дедушка жили в доме по улице Гоголя вблизи от далеко неромантичного места, именуемого городской тюрьмой. Мама мне рассказывала, что в самые первые дни войны (мне было два года, а сестрёнке – год) мой отец сразу же оказался на уфимском вокзале в числе тех, кто хотел ехать на фронт. Лишь только решительное вмешательство тогдашней администрации и партийной организации театра смогли убедить его в том, что бронь не каждому дается – искусство театра тоже было передовой. По малолетству я не помню отца той поры, мы – малыши были полностью в распоряжении бабушки и тётушек. Хорошо помню 1944 – 1946 годы, когда отец брал меня с собой на гастрольные поездки по районам и городам Башкортостана. В составе труппы артистов были Габдрахман Хабибуллин, Александр Сутягин, Бану Валеева, Магафура Салигаскарова и многие другие. А с переходом отца в драму меняется и состав его коллег – Гималетдин Мингажев, Галимъян Карамышев, Бадэр Юсупова. О каждом из них можно говорить отдельно. Хочу лишь напомнить об одном из талантливейших актёров – об Александре Васильевиче Сутягине. О дяде Саше – так я его называл. Он блестяще исполнял на бис песню «Улица» в сольном номере. Будучи на спектакле «Алтын сэс», я слышал, как дядя Саша пел на башкирском языке. Вспоминается, как Магафура-апа (Салигаскарова) вместе сос своим супругом – художником театра, поила меня в купе поезда чаем, пока отец бегал по станции, чтобы наш вагон своевременно был отправлен. Навыки паровозного машиниста, полученные в школе ФЗО в Уфе, помогли моему отцу войти в контакт с вокзальным начальством и успешно решить проблему отправки состава. Как только наш поезд тронулся, женщины из труппы в знак признательности наперебой бросились его целовать.
С его способностями решать такие железнодорожные проблемы мне пришлось столкнуться через несколько лет при совершенно непредвиденных обстоятельствах. Шел август 1952 года. Днём ещё стояла жара, а вечерами по-осеннему было прохладно. Поздно ночью, когда мы собирались ко сну, за окном затарахтел мотоцикл и шум внезапно стих прямо у нашего дома. Потом раздался стук в дверь. Полусонная мать, открыв дверь, впустила отца. Всё остальное произошло молниеносно – отец едет по делам в Ташкент и забирает меня с собой. Как оказалось, к нам в Уфу на гастроли приехал Татарский академический театр им.Г.Камала. После Уфы театр намеревался поехать в Ташкент. В связи стем, что мой отец был в очередном отпуске, то выбор пал на него – он будет сопровождать театральный груз (декорации и реквизит) и одновременно выполнять административные функции. Было подписано трудовое соглашение, получены командировочные. И вот мы (втроем с водителем) мчимся на двухколесном мотоцикле без прицепа по притихшим улицам города к уфимскому вокзалу. Я с радостью смотрю на разрезающий мглу конус света от фары. На станции нас поджидал один из артистов казанского театра, хороший друг отца, впоследствии Народный артист СССР Фуат Халитов. Другой, ожидавший нас на вокзале, оказался русским пареньком, на вид не более 23-24-х лет и небольшого роста. Федя, так звали этого паренька, был рабочим сцены. Стало уже светать. Каково же было мое удивление, когда я увидел наш вагон: это было полностью металлическое сооружение, доверху загруженное декорациями. А сверху же вагона на метра полтора в высоту громоздилось строение с входом, представляющим собой нору в импровизированную избушку. В ней нам и предстояло прожить 8 дней и ночей.
Наш состав неуклонно следовал к югу вслед за уходящим летним теплом. Мы подъехали к станции Туркестан. Федя остался в «избушке». Мы с отцом по стремянке спустились на платформу и вышли на привокзальную площадь. Два бронзовых вождя с застывшими улыбками на лицах возвышались перед цветочными клумбами. Через некоторое время мы окунулись в мягкую ласкающую ноги пыль шумного базара.
После базара отец зашел в привокзальную парикмахерскую, а я, ожидая, когда он выйдет оттуда, сидел на скамейке. Ничто не предвещало тревоги. Окна парикмахерской выходили на платформу, откуда хорошо просматривались железнодорожные пути и проходящие поезда. Вдруг через некотрое время на платформу выскочил с намыленной щекой и белоснежной салфеткой на шее и с арбузом в руке мой отец и прокричал: «Наш поезд ушел!». Только сейчас, подняв голову на резкий крик отца, я увидел, как уползал со станции последний вагон нашего состава. После некоторого замешательства отец подошел к одному машинсту тепловоза – они только появились на железнодорожных магистралях страны – и стал с ним о чём-то оживлённо разговаривать. Через час мы с отцом уже сидели в кабине тепловоза, тянущего за собой три десятка «пульманов». Ехали целый день. Мимо нас мелькали казахстанские степи и раскалённые азиатские пески. Когда наш состав проносился мимо станций и полустанков, то по просьбе машиниста нам приходилось нагибаться, для того чтобы быть незамечанными. И лишь поздним вечером, когда состав остановился на станции Арысь, мы легко нашли в тупике наш вагон и обрадованного полусонного Федю.
За эти дни отец ознакомил меня со многими железнодорожными и техническими терминами и марками паровозов. По их виду, еще не видя маркировки, я угадывал их названия. Громадный силуэт паровоза ФД («Фелик Дзержинский») затмевал паровозы серии ИС и Л. Я так на всю жизнь и остался неравнодушным к этим техническим монстрам двадцатого века – модель паровоза до сих пор стоит на моем письменном столе, напоминая о юношеских пристрастиях моего отца.
И часто во время «тупиковых» ситуаций отец исчезал на 1-2 часа в станционных зданиях. По возвращении его к нашему вагону после успешных переговоров состав, нехотя набирая скорость, начинал катиться к горизонту – туда, где скрещивались пути.
После долгих мытарств пути мы ранним августовским утром приехали в просыпающийся Ташкент. Устроившись в небольшой гостинице, мы начали знакомство с городом. Отцовская внешность была очень привлекательной и располагающей. Ну а находчивость всегда была при нём. У входа в зоопарк перед нами выросла статная билетёрша: «Предъявите ваши билеты!». Отец вытаскивает из кармана какой-то пропуск, командировочное удостоверение и показывает ей. При этом он одновременно заявляет, что находится тут со служебной инспекцией по проверке состояния животных в зоопарках страны. «А это мой помощник», - кивнул он в мою сторону. После этого «инспектор» был незамедлительно пропущен. Самое, пожалуй, интересное состояло в том, что эта женщина даже мельком не взглянула на документы. Что это? Умение хорошо говорить или влияние обаяния личности? Наверное, это его тайна. Так же легко он мог заходить к любому чиновнику, высокопоставленной особе, и своим умением располагать к себе людей решал дела, которые были не всегда по зубам даже самым ретивым администраторам, обласканным титулами. Старшее поколение артистов, а может быть, и среднее, помнит как Кудашев Х.И. во время гастрольных поездок театра с блеском выполнял администраторские обязанности, связанные как с распространением афиш, так и билетов не только в нашей республике, но и в Казани, Челябинске, Магнитогорске, Куйбышеве.
К нему часто обрашщались за помощью многие, и даже люди в силу каких-то причин не всегда дружившие с законом. В любом случае, он был готов выслушать. Если не мог помочь, то, по крайней мере, мог посочувствовать, если это того стоило. Запомнил его золотую заповедь, которой, не скрою, не очень следую: «Сначала внимательно выслушай говорящего, сделай паузу и подумай, только потом отвечай, а не сразу».
Наша семья и все мои родственники потеряли не только близкого, но и мудрого человека. Несмотря на то, что среди родственного окружения были люди и старше его по годам, тем не менее, со своими печалями они шли к нему, в надежде, что он поможет советом или делом. Удивительно, но он видел в человеке его возможности и перспективу. Часто бывало, что пренебрежение к его советам (а как показала жизнь, они на удивление окружающих были прозорливыми) заканчивалось всегда печально. Не были исключением и родственники, которые хотели идти по его стопам. Здесь он был абсолютно убежден в том, что артистом, т.е. с талантом, надо родиться, а не становиться. Это созвучно с бердяевским высказываением, что «аристократизм определяется по происхождению, а не по достижению». Говоря о призвании артиста, отец считал, что им может стать только человек, имеющий голос оперного певца, поступь танцора и искусство оратора. Сам он умел практически всё. Полагал, что из трёх ипостасей одна должна быть наиболее яркой. Переубедить его в обратном было невозможно. По его мнению, настоящий актёр должен быть звездой. Во мне он всегда хотел видеть журналиста, хотя во время отцовских гастролей к моменту окончания школы на театральных подмостках мне довелось сыграть в шести спектаклях (3 из них в ролях).
Театр для него был святым местом. Не зря на языке его матери он назывался дворцом. Моя бабаушка называла своего сына королём, так она его любила.
Сам он почитал своих коллег-актёров, особенно старшего поколения – Зубаирова, Саттарова, Мингажева. Был дружен с Арсланом Мубаряковым. Помню, по возвращении из поездки в Ташкент, первым кого он привёл к нам в гости домой отведать южных гостинцев, был Арслан-агай.
Мой отец был страстным рыболовом. Вспоминается, как во время гастролей в Стерлитамаке он поднимал меня ранним утром на рыбалку и до утренней репитиции успевал нажарить ведро рыбы, выловленной в Ашкадаре. А сколько счастливых часов он провел в рыбной ловле на берегах Ая, Юрюзани и Белой.
Ранние утренние часы для отца были временем домашней репетиции его многих ролей. Он расхаживал по всей квартире, еще не совсем одетый и вызубривал роли. По несколько раз и с различными оттенками громко и внятно чеканил целые фразы. Мы все к этому привыкли, и никого из домашних это не раздражало. Сигналом хорошей утренней репетиции в этих условиях был напев им куплета из классической серенады:
Гаснут дальней Альпухары
Золотистые края.
На призывный звон гитары
Выйди, милая моя.
От Севильи до Гренады
В тихом сумраке ночей…
Раздаются серенады,
Раздается звон мечей…
Мелодия этих строк, как застывшее эхо тех лет, и отцовский мягкий баритональный тембр голоса часто чудятся мне. Может, она некогда оглашала и своды Московской консерватории им.П.И. Чайковского в годы его учебы там? Не знаю.
Обычно за кухонным столом в кругу семьи мы обсуждали премьеры с его участием, актёров и актрис. Мы с сестрёнкой были членами этого импровизированного «худсовета», где также имели право голоса. От роли к роли мы, сидящие рядом с отцом и матерью дети, видели динамику развития его образов. Прямо в лицо говорили ему про его упущения, хотя это и было наивным. Иногда нам казалось, что он переигрывал, долго застывая на сцене в той или иной подчёркнуто театральной позе. Он не обижался, а слушал и думал о чем-то своем. Несмотря на выездные спектакли и концерты, бесконечные репетиции, ежегодные гастроли и выступления по радио, отец находил время, чтобы приобщить меня к искусству. От него я узнал названия всех музыкальных инструментов, научился распознавать их звучание и распевать ноты. «Хорошо быть дирижером», - как-то заметил он. Слова пюпитр, саксофон, либретто стали привычными для моего слуха. Любил вспоминать про свои годы учёбы в Москве. Ему пришлось видеть на сцене Орлову, Ильинского, Царева, Пирогова и многих других мастеров сцены.
А с некоторыми из них снимался в кино. Ему посчастливолось видеть Мейерхольда. А уже в наше время встречался с Иннокентием Смоктуновским, Петром Глебовым и другими. Однажды во время казанских гастролей на пароходе при встрече с Петром Олейниковым, почуяв в нем родственную актёрскую душу, обменялся головным убором. Самой любимой своей ролью считал образ Тригорина из «Чайки» А.П. Чехова.
Он был остёр на язык. Сахарным и приторным не был никогда. Запомнилось выступление известного артиста и художественного руководителя Татарского академического театра драмы им.Г.Камала Марселя Салимжанова, сказавшего после смерти отца, что «с его именем театр закрыл последнюю яркую страницу плеяды башкирских актеров сцены этого поколения».

Они не вернулись из боя.
Списки погибших в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов.
1.Кудашев Ахнаф Мухтарович, 1915 года рождения. Уроженец д. Уйбулатово Чекмагушевского района БАССР. Красноармеец. Пропал без вести в ноябре 1941 года.
2.Кудашев Гали Сафиуллович, 1897 года рождения. Уроженец д. Табанлыкуль Буздякского района БАССР. Пропал без вести в июне 1943 года.
3.Кудашев Галимьян Ибатуллович, 1921 года рождения. Уроженец д. Старый Буздяк Буздякского района БАССР. Пропал без вести в 1941 году.
4.Кудашев Губайдулла Хабибуллович, 1901 года рождения. Уроженец д. Новобалтачево Чекмагушевского района БАССР. Красноармеец 285 стрелкового полка 93 стрелковой дивизии. Пропал без вести 14 июля 1943 года у хутора Петровский Курской области.
5.Кудашев Ильяс Губайдуллович, 1904 года рождения. Уроженец с. Старо-Ахуново Буздякского района БАССР. Пропал без вести в сентябре 1944 года.
6.Кудашев Мухамет Курбангалеевич, 1908 года рождения. Уроженец д. Шланлыкулево Буздякского района БАССР. Пропал без вести в марте 1943 года.
7.Кудашев Рифкат Шагалеевич, 1924 года рождения. Уроженец д. Табанлыкуль Буздякского района БАССР. Красноармеец. Погиб в 1943 году на Ленинградском фронте.
8.Кудашев Рустамбек Рустамханович, 1923 года рождения. Уроженец д. Уйбулатово Чекмагушевского района БАССР. Красноармеец. Пропал без вести в январе 1943 года.
9.Кудашев Султан Бикмухаметович. Уроженец д. Уйбулатово Чекмагушевского района БАССР. Гвардии сержант. 182 стрелковый полк 62 стрелковой дивизии. Погиб 15 декабря 1943 года. Похоронен в с. Русская Поляна Черкасского района Киевской области.
10.Кудашев Хасан Хабибуллович, 1910 года рождения. Уроженец д. Усмановский Буздякского района БАССР. Пропал без вести в январе 1942 года.
11.Кудашев Хусаин Мухтарович, 1920 года рождения. Уроженец д. Уйбулатово Чекмагушевского района БАССР. Красноармеец 250 стрелковой бригады. Умер от ран 23 марта 1943 года. Похоронен в г. Колпино Ленинградской области.
Они вернулись с победой
1.Кудашев Арслан Батыргареевич, 1927 года рождения. Уроженец д. Ташлыкуль Буздякского района БАССР. Рядовой. Демобилизован в 1951 году.
2.Кудашев Бари Батыргареевич, 1917 года рождения. Уроженец д. Ташлыкуль Буздякского района БАССР. Лейтенант. Уволен в запас в 1946 году.
3.Кудашев Биктимер Таухетдинович, 1900 года рождения. Уроженец п. Чулпан Буздякского района БАССР. Рядовой. Демобилизован в 1945 году.
4.Кудашев Габдулла Набиуллович, 1897 года рождения. Уроженец д. Усмановский Буздякского района БАССР. Рядовой. Демобилизован в 1945 году.
5.Кудашев Гали Абубакирович, 1907 года рождения. Уроженец п. Буздяк Буздякского района БАССР. Рядовой. Демобилизован в 1945 году.
6.Кудашев Галиулла Хабибуллович, 1925 года рождения. Уроженец д. Новобалтачево Чекмагушевского района БАССР. Рядовой. Демобилизован в 1945 году.
7.Кудашев Идият Набиуллович, 1904 года рождения. Уроженец д. Усмановский Буздякского района РБ. Рядовой. Демобилизован в 1945 году.
8.Кудашев Исламгарей Батыргареевич, 1906 года рождения. Уроженец д. Ташлыкуль Буздякского района БАССР. Рядовой. Уволен в запас в 1942 году.
9.Кудашев Исмагил Сафиевич, 1905 года рождения. Уроженец д. Новобалтачево Чекмагушевского района РБ. Рядовой. Уволен в запас в 1944 году.
10.Кудашев Исхак Якупович, 1905 года рождения. Уроженец с. Старый Буздяк Буздякского района БАССР. Рядовой. Уволен в запас в 1944 году.
11.Кудашев Миннибай Батыргареевич, 1924 года рождения. Уроженец д. Ташлыкуль Буздякского района БАССР. Рядовой. Уволен в запас в 1943 году.
12.Кудашев Назиб Исхакович, 1922 года рождения. Уроженец д. Ташлыкуль Буздякского района БАССР. Сержант. Демобилизован в 1947 году.
13.Кудашев Нигматулла Сафиевич, 1911 года рождения. Уроженец д. Новобалтачево Чекмагушевского района БАССР. По гражданской специальности – бухгалтер. Беспартийный. Окончил 7 классов Новобалтачевской сельской школы в 1928 году. С октября 1933 по ноябрь 1935 года служил кавалеристом в 74 кавалерийском полку. 15 июля 1941 года призван по мобилизации Чекмагушевским РВК. С 15 августа 1941 года до 15 января 1942 года командир отделения 167 кавалерийского полка. С 15 января 1942 года до октября 1943 года командир отделения 15 кавалерийского полка. С октября 1943 до октября 1945 года старшина армейского госпиталя №708. Старшина, командир отделения. В боевых действиях участвовал с 1 октября 1941 до октября 1943 года. Легко ранен в левую руку 15 октября 1941 года, легко ранен в икру левой ноги в октябре 1943 года. Награждён орденом Красной Звезды (№492472) 5 мая 1943 года. Демобилизован в ноябре 1945 года.
14.Кудашев Сулейман Бикмухаметович, 1915 года рождения. Уроженец д. Ташлыкуль Буздякского района БАССР. Младший сержант. Уволен в запас в 1943 году.
15.Кудашев Хасаньян Нуриахметович, 1917 года рождения. Уроженец д. Ташлыкуль Буздякского района БАССР. Рядовой. Уволен в запас в 1943 году.
16.Кудашев Шайбак Бикмухаметович, 1913 года рождения. Уроженец д. Ташлыкуль Буздякского района БАССР. Рядовой. Демобилизован в 1947 году.
17.Кудашев Шамиль Рустамханович, 1919 года рождения. Уроженец с. Старый Буздяк Буздякского района БАССР. Майор. Уволен в запас в 1941 году.
18.Кудашева Галия Шагалеевна, 1922 года рождения. Уроженка д. Табанлыкуль Буздякского района БАССР. Сержант. Демобилизована в 1945 году.
Герои тыла.
Списки тружеников, награждённых медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.».
1. Кудашев Айрат Исмагилович, 1931 года рождения. С. Старый Буздяк, колхоз «Кучь», конюх.
2. Кудашев Ахтямьян Ибатуллович, 1928 года рождения. Старый Буздяк, колхоз «Кучь», колхозник.
3. Кудашев Батыргарей Саитгареевич, 1880 года рождения. Д. Ташлыкуль, колхоз «Октябрь», колхозник.
4. Кудашев Бикмухамет Исмагилович, 1872 года рождения. Ташлыкуль, колхоз «Октябрь», колхозник.
5. Кудашев Бикмухамет Нурмухаметович, 1897 года рождения. Посёлок Октябрёвка, колхоз им.Будённого, колхозник.
6. Кудашев Габдулла Набиевич, 1898 года рождения. Д. Новоахуново, колхоз «Рев», колхозник.
7. Кудашев Габдулхак Саитгареевич, 1903 года рождения. Ташлыкуль, колхоз «Октябрь», председатель колхоза.
8. Кудашев Гали Нуриахметович, 1899 года рождения. Посёлок Восточного отделения Буздякского совхоза, Буздякский совхоз, комбайнёр.
9. Кудашев Идият Набиуллович, 1904 года рождения. Новоахуново, колхоз «Рев», колхозник.
10. Кудашев Исламгарей Батыргареевич, 1906 года рождения. Ташлыкуль, колхоз «Октябрь», колхозник.
11. Кудашев Исмагил Калимуллович, 1928 года рождения. Д. Табанлыкуль, Буздякский мотороремонтный завод, рабочий.
12. Кудашев Исхак Якупович, 1905 года рождения. Старый Буздяк, колхоз «Кучь», колхозник.
13. Кудашев Марат Исхакович, 1929 года рождения. Ташлыкуль, колхоз «Октябрь», колхозник.
14. Кудашев Назип Идиятуллович, 1930 года рождения. Новоахуново, колхоз «Рев», колхозник.
15. Кудашев Нуриахмет Мухаметьянович, 1892 года рождения. Старый Буздяк, Буздякский сельсовет, секретарь.
16. Кудашев Рахматулла Идрисович, 1872 года рождения. Старый Буздяк, колхоз «Кучь», сторож.
17. Кудашев Рашит Батыргареевич, 1932 года рождения. Ташлыкуль, колхоз «Октябрь», колхозник.
18. Кудашев Султангарей Батыргареевич, 1913 года рождения. Табанлыкуль, Буздякская МТС, бригадир.
19.Кудашев Султан Сахибгареевич, 1876 года рождения, Уйбулатово, колхоз «Коммуна», ветсанитар.
20.Кудашев Усман Шагиасгареевич, 1888 года рождения, Уйбулатово, колхоз «Коммуна», колхозник.
21. Кудашев Хасаньян Нуриахметович, 1913 года рождения. Ташлыкуль, колхоз «Октябрь», счетовод.
22. Кудашев Шарифьян Гайсинович, 1929 года рождения. Ташлыкуль, колхоз «Октябрь», колхозник.
23.Кудашев Ягуда Фаттахович, Чекмагуш, птицепром, управляющий.
24. Кудашева Амина Ибрагимовна, 1927 года рождения. Старый Буздяк, колхоз «Кучь», колхозница.
25. Кудашева Асма Ямалетдиновна, 1909 года рождения. Ташлыкуль, колхоз «Октябрь», доярка.
26. Кудашева Ауфа Ильясовна, 1928 года рождения. Новоахуново, колхоз «Рев», колхозница.
27. Кудашева Гадиля Игдисламовна, 1912 года рождения. Новоахуново, колхоз «Рев», колхозница.
28. Кудашева Гульнафис Нигматьяновна, 1908 года рождения. Табанлыкуль, колхоз им.Будённого, колхозница.
29. Кудашева Гульшат Шагалиевна, 1926 года рождения. Табанлыкуль, Буздякское лесничество, помощник лесничего.
30. Кудашева Зайнап Нуриахметовна, 1929 года рождения. Старый Буздяк, колхоз «Кучь», колхозница.
31. Кудашева Зайтуна Исмагиловна, 1929 года рождения. Старый Буздяк, колхозница.
32. Кудашева Камиля Арсланбековна, 1908 года рождения. Новоахуново, колхоз «Рев», колхозница.
33. Кудашева Карима Гадельгареевна. Старый Буздяк, неполная средняя школа, учительница.
34. Кудашева Магинур Султангареевна, 1882 года рождения. Новоахуново, колхоз «Рев», колхозница.
35. Кудашева Магира Шарифулловна, 1915 года рождения. Ташлыкуль, колхоз «Октябрь», бригадир.
36. Кудашева Магрифа Набиулловна, 1905 года рождения. Посёлок Октябрёвка, колхоз им.Будённого, колхозница.
37.Кудашева Магрифа Рустумхановна, 1911 года рождения, Уйбулатово, колхоз «Коммуна», колхозница.
38. Кудашева Марзия Гаязовна, 1908 года рождения. Новоахуново, колхоз «Рев», колхозница.
39. Кудашева Марьям Хусаиновна 1894 года рождения. Старый Буздяк, колхоз «Кучь», колхозница.
40. Кудашева Минзада Ахметовна, 1899 года рождения. Октябрёвка, колхоз им.Будённого, колхозница.
41. Кудашева Муслима Шайгардановна, 1903 года рождения. Старый Буздяк, колхоз «Кучь», колхозница.
42. Кудашева Нагима Ибатулловна, 1912 года рождения. Посёлок Центрального отделения Буздякского совхоза, Буздякский совхоз, трактористка.
43. Кудашева Нагима Рахматулловна, 1931 года рождения. Табанлыкуль, Буздякская контора связи, телеграфистка.
44. Кудашева Райса Абдулловна, 1930 года рождения. Новоахуново, колхоз «Рев», колхозница.
45. Кудашева Рахима Шагизигановна, 1887 года рождения, Уйбулатово, колхоз «Коммуна», колхозница.
46. Кудашева Сайда Рахматулловна, 1896 года рождения, Старый Буздяк, колхоз «Кучь», колхозница.
47. Кудашева Сайма Рустемхановна, 1910 года рождения. Село Кузеево, колхоз им.Сталина, колхозница.
48. Кудашева Салиха Саитгареевна, 1894 года рождения. Табанлыкуль, колхоз им.Будённого, колхозница.
49. Кудашева Тайфа Рахматулловна, 1889 года рождения. Октябрёвка, колхоз им.Будённого, колхозница.
50. Кудашева Фагима Рахматулловна, 1926 года рождения. Старый Буздяк, колхозница.
51. Кудашева Факия Рахимгареевна, 1899 года рождения. Старый Буздяк, колхоз «Кучь», курьер.
52. Кудашева Фариза Ибрагимовна, 1929 года рождения, Старый Буздяк, колхоз «Кучь», колхозница.
53. Кудашева Флюра Ильясовна, 1931 года рождения, Новоахуново, колхоз «Рев», колхозница.
54. Кудашева Хаерлибанат Абдулловна, 1902 года рождения. Старый Буздяк, колхоз «Кучь», колхозница.
55. Кудашева Хазяр Хасановна, 1907 года рождения. Ташлыкуль, колхоз «Октябрь», колхозница.
56. Кудашева Хафиза Салиховна, 1896 года рождения. Табанлыкуль, колхоз им.Будённого, колхозница.
57. Кудашева Хуршида Ямалетдиновна, 1901 года рождения. Ташлыкуль, колхоз «Октябрь», колхозница.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА
ИСТОЧНИКИ
НЕОПУБЛИКОВАННЫЕ
Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ). Москва.
Ф. 108. Оп. 1. Д. 3 (1736 г.).
Государственный архив Оренбургской области (ГАОО). Оренбург.
Ф. 6. Оп. 2. Д. 228, 2110а.
Ф. 38. Оп. 1. Д. 3.
Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Москва.
Ф. 16. Оп. 1. Д. 815.
Ф. 248. Правительствующий Сенат и сенатские учреждения. Оп. 3. Кн. 100, 115, 135.
Ф. 286. Герольдмейстерская контора. Оп. 2. Д. 56, 57, 78, 79.
Ф. 350. Ревизские сказки и ландратские книги. Оп. 1. Д. 131, 357, 414, 564, 1072; Оп. 2. Д. 1073, 3564; Оп. 3. Д.1а.
Ф.615. Крепостные книги местных учреждений. Оп.1. Д.12318.
Ф. 1173. Уфимская приказная изба. Оп. 1. Д. 488; 861; 1119; 1192.
Ф. 1209. Поместный приказ. Оп. 1. Д. 157, 471, 1143, 6457.
Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Москва.
Ф. 17. Оп. 11. Д. 19.
Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Москва.
Ф. 414. Статистические, экономические, этнографические и военно-топографические сведения о Российской империи. Оп. 1. Д. 328, 367, 372.
Российский государственный исторический архив (РГИА). Санкт-Петербург.
Ф. 1343. Департамент герольдии Правительствующего Сената. Оп. 16. Д. 813; Оп. 17. Д. 1576; Оп. 23. Д. 2431; Оп. 34. Д. 1419.
Центральный государственный архив общественных объединений Республики Башкортостан (ЦГАОО РБ). Уфа.
Ф. 1832. Оп. 4. Д. 219.
Центральный государственный исторический архив Республики Башкортостан (ЦГИА РБ). Уфа.
Ф. И-1. Оренбургское губернское правление. Оп. 1. Д. 1343, 1832.
Ф. И-2. Канцелярия Оренбургского генерал-губернатора. Оп. 1. Д. 9, 234, 294, 1470, 3719, 3738, 4045.
Ф. И-9. Уфимское губернское правление. Оп. 1. Д. 681.
Ф. И-10. Уфимское губернское по крестьянским делам присутствие. Оп. 1. Д. 900, 2472.
Ф. И-132. Уфимская губернская земская управа. Оп.1. Д. 1085.
Ф. И-135. Белебеевская уездная земская управа. Оп. 1. Д. 10.
Ф. И-138. Оренбургская казенная палата. Оп. 2. Д. 35, 45, 353, 507, 511, 733.
Ф. И-172. Комиссия «высочайше» учреждённая для наделения землёй башкирских припущенников. Оп. 1. Д. 37, 83.
Ф. И-295. Оренбургское духовное магометанское собрание. Оп. 3. Д. 7168; Оп. 8. Д. 203.
Ф. Р-1. Уфимский губернский революционный комитет. Оп. 3. Д. 83.
Ф. Р-107. Исполнительный комитет Уфимского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Оп. 3. Д. 45.
Ф. Р-161. Земельный отдел Уфимского губисполкома. Оп. 1. Д. 719.
Ф. Р-473. Уфимское губернское статистическое бюро. Оп. 1. Д. 686.
Центр хранения документов новейшей истории Самарской области (ЦХДНИ СО). Самара.
Ф. 651. Оп. 5. Д. 185.
ОПУБЛИКОВАННЫЕ
V ревизия 1795 г. по «Экономическим примечаниям» к Генеральному межеванию земель по 12 уездам Оренбургской губернии / Западные башкиры. Уфа, 2001.
Документы и материалы по истории Мордовской АССР. Т. I, ч. 2. Саранск, 1951.
Документы по истории Казанского края. Казань, 1990.
«Записана эта запись в 1756 году…». Публ. Р.Марданова (на татарском языке) // Эхо веков. №1-2. 2002.
История Татарии в документах и материалах. М., 1937.
Из глубины столетий. Сост.Б.Л.Хамидуллин. Казань, 2000.
Крестьянское движение в Поволжье. 1919 – 1922 гг. Документы и материалы. М., 2002.
Материалы по истории Башкирской АССР. Т. III. М.; Л., 1949.
Материалы по истории Башкирской АССР. Т. V. М., 1960.
Писцовая книга Казанского уезда 1602−1603 годов. Публикация текста Р.Н. Степанова. Казань, 1978.
ПСЗ Российской империи. Т.ХХII. №16936.
ПСЗ Российской империи. Т.ХХ. №16187.
Рашид-Ад-Дин. Сборник летописей. Т. I, кн.1–2. М., Л. 1952.
Сборник РИО. Т. 115. Ч. 10. Материалы Екатерининской законодательной комиссии. С-Пб., 1900–1903.
Сенатский архив. Т. III. СПб., 1890.
ЛИТЕРАТУРА
Адрес-календарь Уфимской губернии на 1912 г. Уфа, 1912.
Адрес-календарь Уфимской губернии на 1913 год. Уфа, 1912.
Азаматова Г.Б. Интеграфия национального дворянства в Российское общество: на примере рода Тевкелевых. Уфа, 2008.
Азаматова Г.Б. Уфимское земство (1874-1917 гг.): социальный состав, бюджет, деятельность в области народного просвещения. Уфа, 2005.
Акчурин М., Ишеев М., Абдиев А. География княжеств Мещерского Юрта в XV–XVI вв. / Татарские князья и их княжества: сборник статей и материалов. Н. Новгород, 2008.
Акчурин М., Ишеев М. Татары Верхнего и Среднего Поволжья – участники Смуты начала XVII века / Этнологические исследования в Татарстане. Вып. IV. Казань, 2010.
Акчурин М.М. Родословные татарских князей из фонда Саровского монастыря / Этнологические исследования в Татарстане. Выпуск V. Казань, 2011.
Татарские князья и их княжества. Сборник статей и материалов /под ред. М. Ишеева. 2009.
Акчурин, М. Челобитная вдовы мурзы Тляша Кутыева / М. Акчурин, Т. Абдурахманов / Национальная история татар: теоретико-методологические проблемы. Вып. II. Казань, 2011.
Арапов Д.И. Мусульманское дворянство в Российской империи / Международный исторический журнал. №5. Август. 1999.
Ахметзянов М.И. Ногайская Орда: историческое наследие татарского народа (на татарском языке). Казань, 2002.
Башкирские шежере. Сост. Р.Г.Кузеев. Уфа, 1960.
Бикбулатов М.М. Родословная Бикбулатовых и Асадуллиных. Уфа, 2006.
Василевский Л.М. Жуткая летопись голода (самоубийства и антропофагия). Уфа, 1922.
Военно–статистическое обозрение Российской империи. Т. ХIV, ч. 2. СПб., 1848.
Габдуллин И.Р. Из истории Чекмагушевского района Республики Башкортостан. Ч. 1. Уфа, 2012.
Габдуллин И.Р. Кудашевы / Татарская энциклопедия. Т.III. Казань, 2006.
Габдуллин И.Р. От служилых татар к татарскому дворянству. М., 2006.
Габдуллин И.Р. Формирование мещерякского населения в Уфимском уезде в XVI – начале XVIII веков / Археография Южного Урала: исторический и современный опыт народов Волго-Уральского региона в развитии и укреплении архивного дела. Материалы VIII Межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 90-летию Государственной архивной службы России. Уфа, 28 октября 2008 г. Уфа, 2008.
Горский А.А. Русь: от славянского расселения до Московского царства. М., 2004.
Гурвич Н.А. Ярмарки. Уфа, 1884.
Давлетшин Р. А. «Великий перелом» и трагедия крестьянства Башкортостана. Уфа, 1993.
Давлетбаев Б.С. Большая Ока. История села. Уфа, 1992.
Демидова Н.Ф. Башкирское восстание 1735–1736 годов. Дис. … канд. ист. наук. М., 1955.
Думин С.В., Первушкин В.В., Шишлов С.Л. Князья Кудашевы / Дворянские роды Российской империи. Т. 3. Князья. М., 1996.
Еникеев Саид мурза, князь. Очерк истории татарского дворянства, 1999.
Известия ТУАК. Вып. 23. Тамбов, 1889.
Известия ТУАК. Вып. 39. Тамбов, 1895.
Измайлов И.Л. Некоторые аспекты становления и развития этнополитического самосознания населения Золотой Орды в XIII–XV вв. / Из истории Золотой Орды. Казань, 1993.
Ислаев Ф., Галлямов Р. Татарские мечети Казанского уезда середины XVIII в. / Гасырлар авазы / Эхо веков. №2. 2004.
История Башкортостана во второй половине XIX – начале XX века. Т. I. Уфа, 2006.
История Башкортостана с древнейших времен до 60-х годов ХIХ в. Уфа, 1996.
Исхаков Д.М. Булгарский вилаят накануне образования Казанского ханства: новый взгляд на известные проблемы / Эхо веков / Гасырлар авазы. 2009. №2.
Исхаков Д.М. Введение в историческую демографию волго-уральских татар. Казань, 1993.
Исхаков Д.М. От средневековых татар к татарам нового времени (Этнологический взгляд на историю волго-уральских татар XV–XVII вв.). Казань, 1998.
Исхаков Д.М. Проблема этнического единства татар / Единство татарской нации. Материалы научной конференции АН РТ «Цивилизационные, этнокультурные и политические аспекты единства татарской нации» (Казань, 7-8 июня 2002 г.). Казань, 2002.
Исхаков Д.М. Этнографические группы татар Волго-Уральского региона. Казань, 1993.
Исхаков Д.М., Уразманова Р.К., Мухаметшин Ю.Г., Суслова С.В., Халиков Н.А. Татары / Народы России. Энциклопедия. М., 1994.
Залесский В. Казанские лашманы// Русская старина. Т. 167. 1916. Август.
Калачев Н. В. Десятни. Спб., 1875.
Календарь-справочник на 1917 год, с приложением табель-календаря / Издание Шадринского земства. Пермь, 1916.
Клеянкин А.В. Ясашные крестьяне и старослужилые люди Среднего Поволжья на адмиралтейских работах в XVIII — первой половине XIX в. / Вопросы аграрной истории Среднего Поволжья. Дооктябрьский период. Йошкар-Ола, 1978.
Книга памяти жертв политических репрессий Республики Башкортостан. Т. 3. Уфа, 2001.
Кооперация в Уфимской губернии. В. 2. Уфа, 1914. Таблицы.
Кудояров Г.Х. Моя жизнь – офтальмология. Уфа, 2010.
Куприн А.И. Собрание сочинений в 6 томах. М., 1958.
Кучкин В.А. Формирование государственной территории северо-восточной Руси в X–XIV вв. М., 1984.
Лобанов-Ростовский А.Б. Русская родословная книга. Т. I. С-Пб., 1895.
Макарихин В.П., Тарасов А.И. Мещерский юрт в XIV–XV веках: система управления / Мусульманская цивилизация Волго-Сурского региона в эпоху феодализма.
Малов Е. А. Сведения о мишарях. Этнографический очерк. Казань, 1885.
Мамлеев М.Ш., Мамлеев Р.Ф. Каргалинские корни. Уфа, 2003.
Населенные места Российской империи в 500 и более жителей с указанием всего наличного в них населения и числа жителей преобладающих вероисповеданий по данным первой всеобщей переписи населения 1897 г. СПб, 1905. Т.ХLV. Уфимская губерния.
Новиков В.А. Сборник материалов для истории уфимского дворянства. Уфа, 1870.
Ногманов А.И. Самодержавие и татары. Очерки истории законодательной политики второй половины XVI–XVIII веков. Казань, 2005.
Обзор Уфимской губернии в сельскохозяйственном отношении. Материалы по текущей статистике за 1895-6 и 1896-7-ой хозяйственные годы. Год 1. Самара, 1898.
Очерки истории Башкирской организации КПСС. Уфа, 1973.
Павлюченков С. С чего начинался нэп? / Трудные вопросы истории. М.,1991.
Пайпс Р. Россия при старом режиме. М.: Захаров. 2004.
Первушкин В.В. Князья Дашкины / Дворянские роды Российской империи. Т. III. Князья. М., 1993.
Первушкин В. Пензенский край как часть Темниковской Мещеры в ХIV – начале ХVII века / Газета «Дворянский вестник» 1997. Октябрь. №30.
Первушкин В.В., Шишлов С.Л. Эволюция представлений о средневековой политической истории Окско-Ценско-Сурского междуречья (Темниковской Мещеры) в XIX – XX вв. // Отечественная культура и развитие краеведения. Материалы IV Всероссийской конференции. Пенза. 2001.
Правда. 1930. 2 февраля.
Прибавление к Оренбургским губернским ведомостям. №19. 15.5.1843.
Продовольственно-семенной и фуражный бюджет Уфимской губернии на 1921-22 год (по предварительным данным об урожае хлебов и трав). Уфа, 1921.
Рахимов Р.Н. Тептярские полки в Отечественной войне 1812 года / Любезные вы мои ... Уфа, 1992.
Ремезов Н.В. Очерки из жизни дикой Башкирии. Переселенческая эпопея. М., 1889.
Сабитов Ж.М. Генеалогия Торе. Астана, 2008.
Сабитов Ж.М. Таварих-и гузида-йи нусрат-нама как источник по генеалогии джучидов / Золотоордынская цивилизация. Вып.2. Казань, 2009.
Савелов Л.М. Родословные записи. Вып. 3. М., 1909.
Салават Усманов, Ринат Мустафин. Родословная Усмановых, Мустафиных, Шайхайдаровых. Бирск, 2012.
Сафаргалиев М. Г. К истории татарского населения Мордовской АССР (о мишарях) / Труды Мордовского НИИЯЛИ. Вып. 24. Серия историческая. – Саранск, 1963.
Сборник статистических сведений по Уфимской губернии. Т.4. Белебеевский уезд. Уфа, 1898.
Сборник постановлений Белебеевского уездного земского собрания с приложениями. ХVIII очередное собрание 1892 года. Уфа, 1893.
Сборник постановлений Белебеевского уездного земского собрания с приложениями. XXV очередное собрание 1899 года. Белебей, 1900.
Семёнов-Тян-Шанский В.П., Штрупп Н.М. Торговля и промышленность Европейской России по районам. Выпуск IV. Центральная хлеботорговая полоса. СПб, б. г.
Сенюткина О.Н. Из истории нижегородских татарских мурз (семья Кашаевых) / Татарские мурзы и дворяне: история и современность. Сборник статей. Вып. 1. Казань, 2010.
Сироткин В.Г. Отечественная война 1812 года. М., 1988.
Система народного и в частности инородческого образования в Казанском крае и колонизация закамских земель в это время. С-Пб., 1869.
Списки дворянских родов, внесенных в родословную книгу Пензенской губернии к 1 января 1908 года, Губернских Предводителей Дворянства, Почетных Попечителей бывшего Дворянского Института и 1-й мужской Гимназии, Уездных Предводителей, Секретарей Дворянства и членов Губернского Комитета для составления проекта положения по освобождению крестьян от крестьянской зависимости. Пенза, 1908.
Списки населенных мест Российской империи. Т.ХLV. С-Пб, 1877. Типография МВД.
Списки титулованным родам и лицам Российской империи. С-Пб, 1892.
Степашкин В.А. Летопись Саровской пустыни.
Татарский энциклопедический словарь. Казань, 1999.
Усманов А.Н. Башкирский народ в Отечественной войне 1812 года. Уфа, 1964.
Уфимский земский календарь на 1913 год. Уфа, 1912.
Фирсов Н.А. Инородческое население прежнего Казанского царства в новой России до 1762 года.
Фукс Карл. Краткая история города Казани. Казань, 1991.
Хайрутдинов Р. Татарская феодальная знать и российское дворянство: проблемы интеграции на рубеже XVIII–XIX вв. / Ислам в татарском мире: история и современность (материалы международного симпозиума, Казань 29 апреля – 1 мая 1996 г.). Казань, 1997.
Юдин В.П. Орды: Белая, Синяя, Серая и Золотая (Утямыш-хаджи, Чингиз-наме). Алма-Ата, 1983.
Ямаева Л.А. Мусульманский либерализм начала ХХ века как общественно-политическое движение (по материалам Уфимской и Оренбургской губерний. – Уфа, 2002.
Личный архив Габдуллина И.Р.
Личный архив Кашаева Ш.Ш.
Личный архив Кудашева Р.Ш.

Ринат Шагалиевич Кудашев, Илдус Рашитович Габдуллин
История рода князей Кудашевых
научное издание

Приложенные файлы

  • docx 7392696
    Размер файла: 453 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий